У «Газпрома» достаточно имущества, которое можно конфисковать в счет долга, считает министр юстиции Украины