Павел Жебривский: «Кнут и пряник — после Макиавелли никто ничего лучше не придумал»