Александр Кравчук: «Экс-„регионалы“ рассчитывают на реванш, как в 2010 году»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Если Порошенко и Яценюк будут делать, как Янукович, то реакция будет уже не такой, как в 2014-м ... Самое страшное — самосуды. Уже и так много крови пролито. Но люди до такой степени доведены, что может быть и социальный взрыв.»

Активист Майдана, юрист Александр Кравчук, ударивший нардепа Михаила Добкина, рассказал «Цензор.НЕТ» подробности их столкновения в суде, о реакции на это людей и родных, вспомнил свое участие в акции «Украина без Кучмы» и поделился своими мыслями о будущем страны.

Александр Кравчук стал известным общественности 18 ноября этого года. Тогда по завершении заседания Апелляционного суда по делу экс-министра юстиции Елены Лукаш после словесной перепалки он трижды ударил в лицо бывшего «регионала» Михаила Добкина. Последнему повезло, что вмешались правоохранители. Потому что Александр — спортсмен. Занимается борьбой. Поэтому последствия для Михаила Марковича могли быть более ощутимыми и наглядными. Вероятно, понимая это, во время разбирательств уже на улице Добкин прятался за спинами своих охранников.

Поступок Кравчука взорвал Интернет. «Если бы не набитая морда Добкина, ко второй годовщинеу Майдана пришли бы без наказанных», «Это тревожные звоночки, которые надо услышать бывшим активным членам ПР», — писали в соцсетях. За пару дней количество его друзей в Фейсбуке выросло до разрешенных пяти тысяч, еще почти столько же появилось подписчиков.

В жизни Александр — скромный, спокойный и рассудительный человек. Заметно, что он не жалеет о своем поступке, но и не кичится этим. Кажется, ему не очень по душе ярлык народного мстителя, который на него повесили. С этого мы и начали наш разговор.

«Добкин показал себя не мужчиной. Так ведут себя трусы»

— После того, как вы ударили Михаила Добкина, стали мегапопулярными. Как из-за этого изменилась ваша жизнь?

— Разве в том, что очень много людей пишут в Фейсбуке. Просят: «Сделайте что-то, чтобы нам было лучше жить». В другом плане все, как было раньше.

— Видела, вам также подходят на улице, благодарят. А были те, кто осуждал?

— Еще ни одного человека такого не встретил. Благодарят, обнимают. Негатива нет. Разве что недавно Роман Скрыпин брал интервью, пытался пожурить, мол, так нельзя делать. Но я понимаю, что это журналистская работа.

Люди довольны, потому что устали от того, что наделала Партия регионов и такие, как Добкин. Потому что то, что происходит в стране — прямой результат. Власть, которая пришла благодаря Майдану, не делает выводы, не привлекает к ответственности за то, что у нас развалена экономика, армия, социальные проблемы, большое количество погибших на Донбассе. Она не абстрактная. Есть конкретные люди и политические силы. Народу надоело ждать, когда они будут отвечать. Конечно, можно идти вперед на базе примирения. Но с кем?! На примере общения с Добкиным мы увидели, что об этом речь не идет. Потому что сначала человек должен признать свои ошибки.

В тему: Добкин намерен вывезти семью за границу и агитировать не вкладывать денег в Украину

— Добкин себя виновным не считает.

— Это так. Они уверены, что все делали правильно и продолжают в том же духе. Полагают, что у них есть возможность сейчас пересидеть тяжелые времена, а потом они смогут снова прийти к власти, как это было в 2010 году. Надеются на реванш. У них есть средства, которые они украли. Еще есть вливания от восточного соседа — России.

— Вы в суде предлагали Добкину выйти на улицу на мужской разговор. Что вы хотели ему тогда сказать?

— То, что они были куклами у кукловода, который сидит в Кремле. Именно они приложили все усилия, чтобы загнать в нынешнее несчастье одурманенных и обворованных ими людей на Донбассе. Те повелись на ложь и манипуляцию. «Регионалы» готовили Украину к сдаче — разваливали армию, СБУ, завели российскую резидентуру. Их можно привлекать к ответственности по большому перечню уголовных статей. Я не понимаю, почему этим никто не занимается.

— Мы этот вопрос еще обсудим. Давайте завершим с Добкиным. Когда вы вышли на улицу, вас разнимать пытался еще и Нестор Шуфрич...

— Он был еще в зале заседания, подходил ко мне, пытался успокоить. Когда мы вышли в коридор, начал рассказывать: «Когда начались убийства на Майдане, я просил, чтобы не стреляли». Так оправдывался. Я не скажу, что он вел себя агрессивно. Шуфрич или задумывался над тем, что происходит, или играл. А вот Добкин ни о чем не думал, потому что не понимает ни причин, ни следствий.

— Как разошлись после перепалки?

— Добкин спрятался за толпой своей охраны. Затем скрылся. Он показал себя не как мужчина. Так ведут себя трусы.

В тему: Добкин просто сбежал за спиной охраны, и очень быстро бежал, — активист Кравчук

— После этого он написал у себя на Фейсбуке: „«Добкина „избили“, „разбили нос“, „побили“ — заголовки укрСМИ. Огорчу укрсмишных писак — мужик не попал. Бухой был». Как вам такая реакция?

— Попал ли я — он прекрасно знает. Эти все его слова являются ложью. Я вообще не пью, потому что постоянно занимаюсь спортом. Не приемлю алкоголь. Просто у него в охране работают бывшие милиционеры. Они и посоветовали такое написать. Потому что это у них любимая отмазка.

— А родные и близкие, друзья как отреагировали на всю эту ситуацию?

— Они знают мой характер, что я могу сорваться, когда вижу таких негодяев, как Добкин. Уже с этим смирились. Я же в 2001 году штурмовал Администрацию Президента Кучмы.

— Расскажите об этом подробнее.

— У меня тогда была своя юридическая практика. Я сталкивался с правоохранительными органами, государственными структурами. Видел, что страна развивается по наихудшему сценарию, который можно было представить. Строилась латиноамериканская «демократия». В сентябре 2000 года убили Георгия Гонгадзе. Я с ним был знаком, хотя почти не общался. У меня в милиции работали друзья, с которыми я вместе тренировался.

Они рассказали, что убийство — дело рук милицейской группировки. Когда в декабре стало понятно, что никто не будет заниматься «пленками Мельниченко», начался протест. Установили палатки. Стояли до первого февраля, пока их не снесли. Девятого марта мы поняли, что надо попробовать поднять народ, пошли на штурм Администрации. Это был один из этапов развития Украины. Для меня он был романтическим. Мы были наивны, не понимали психологии политиков. Тогда рядом с нами были Володя Чемерис, Юрий Луценко. Многие после того ушли из политики. «Украина без Кучмы» прорвала информационную блокаду. Если бы не эта акция, возможно, сегодня мы были чем-то вроде Казахстана.

«Я не хочу быть никаким руководителем. Меня устраивает моя жизнь»

— Есть ли производство по Добкину?

— Меня никуда не вызывали. Я не слышал, чтобы он подавал заявление. Если хочет, пусть. Но это будет очередная театрализованное представление.

— На следующий день после этого инцидента Владимир Парасюк на заседании комитета ударил эсбеушника Писного. Как вы отнеслись к такому поступку?

— Можно, я не буду давать свою оценку?

— Хотелось бы услышать Ваше мнение.

— Я хорошо помню 21 февраля 2014 года, когда на Майдане выступали все наши руководители-оппозиционеры. Сказали, что обо всем договорились. Было понятно: будет то же, что и раньше. Видели уже до этого их «планирования». Я подумал, что все же пойдем на штурм. Но тогда выступил Парасюк. Затем мои знакомые, которые работали у близкого окружения Януковича, рассказали, что выступление Володи произвело на него впечатление. Потому что перед тем он уже расслабился, потому что есть договоренности. Но после этого сбежал. Потому что слова Володи были точечным олицетворением того, что думали люди.

А теперь здесь Писный рассказывает о том, что был на Майдане. Я его там не видел. Чтобы оценить этого человека, мне достаточно было взглянуть на его имение. Он оправдывается, что у него родственники живут в Америке. У меня тоже. Работают в университетах и получают высокую зарплату. Но у них нет таких хором. Поэтому когда встает вопрос, кого поддержать — побратима по Майдану Парасюка или коррумпированного милиционера Писного, выбор очевиден.

— На прошлой неделе Парасюк изложил в Фейсбуке ваше совместное фото и написал: «С будущим Генеральным Прокурором Украины». Вы ответили: «Володя, что за бред, какой „прокурор“? Сними это название смешное». Это вы стесняетесь или не видите себя во власти?

— Я объективно смотрю на ситуацию. У меня нет опыта следственной работы, чтобы возглавлять такую ​​огромную структуру. Мои друзья решили пошутить и забросили эту идею (смеется — О.М.). Я не хочу быть никаким руководителем. Меня полностью устраивает моя жизнь. Но мне не нравится, что происходит. Вот по тому же Писному. Я читал биографию этого человека. Он работал в правоохранительных органах с 1990-х годов. Был при Кучме, Ющенко — когда министром внутренних дел был Юрий Луценко. А никто им не интересовался. Хотя к тому же Луценко вопросы не только по этому поводу. Мы стояли рядом на акции «Украина без Кучмы». Тогда «Беркут» зверски избил ребят из УНА-УНСО. Их упаковали, потом жестко пытали. Например, Николаю Ляховичу поломали ребра, которые пробили внутренние органы. Он истекал кровью, а его подвешивали за наручники.

— Какое-то средневековье ...

— Именно так. Такие ужасы были. От Ляховича требовали, чтобы он признался, что получил непосредственный приказ от Мороза и Тимошенко на штурм Администрации. Врачи еле вырвали его из лап милиции, отвезли в больницу, сделали операцию. Все задержанные ребята получили срок за участие в массовых беспорядках. Их специально посадили к больным, в результате чего они получили туберкулез. Пятеро из них умерли. Мне Ляхович рассказывал, как после победы Оранжевой революции пришел к министру Луценко. Сказал ему: «Юр, нас пытали. Нужно, чтобы была справедливость. Те люди, которые осуществляли уголовные преступления, должны понести ответственность». На что тот ответил: «Это уже мои люди. Я не буду этим заниматься». Никто из «беркутовцев» даже не понес наказания, что было большой ошибкой, которая имела последствия все последующие годы ...

В тему: В тему: Гастроли Юрия Луценко

— Кстати,о «беркутовцах». Год назад под Апелляционным судом они вас избили. Почему вы тогда не написали заявление?

— Я вам расскажу, как все было. Перед теми событиями я прочитал, что «Беркут» приходит на суды по Дмитрию Садовнику (экс-командир «Беркута», которого подозревают в расстреле людей на Майдане. — О.М.) и угрожает потерпевшим, свидетелям, адвокатам и оказывает давление на судей. Я пошел на заседание и увидел, что именно так и происходит. Я подошел к майору — руководителю «Грифона». Сказал: «Задержите эту человека за угрозы потерпевшим», указывая на одного из «беркутовцев». Они все, кстати, были в бронежилетах и с рациями, хоть и в гражданской одежде. У нас возник конфликт. Я прихватил заместителя командира, подбежали милиционеры схватили меня за руки. Я их опустил — конфликт исчерпан. Но тут меня начали бить со всех сторон те, что в гражданском. При этом милиционеры в форме так и держали меня за руки. Там же стояли их руководители. Так куда на них подавать заявление? В милицию? (улыбается. — О.М.).

В тему: Ударивший Добкина Крачук был избит год назад под зданием суда «беркутовцами». Видео

— Как думаете, почему тогда дали убежать Садовнику?

— Во-первых,он много знал. Во-вторых, прошла информация, что он возглавлял частную охрану Виталия Яремы, когда тот был руководителем киевской милиции. Надо ее проверить и спросить Ярему.

«У «майдановцев» есть задача — чтобы не было «Колиивщины»

— Вы вообще верите в то, что когда-нибудь виновные в убийствах на Майдане будут наказаны?

— Если не этим судом, то Высшим. Те пытки и убийства, которые они творили — это огромный грех. От него никуда не денутся.

Относительно наказания ... (Кравчук делает паузу. — О.М.). Я все же верю, что когда-то эти «авгиевы конюшни» будут расчищены — будут подняты все уголовные дела. Начиная с тех, которые касаются бизнесменов, которых «закатали в асфальт» донецкие группировки, журналистов, которых вывозили и мучили, незаконных приватизаций стратегических объектов по заниженным ценам. Это «когда-то» зависит от людей. Они должны организоваться и сформировать гражданское общество, которое будет услышано и выдаст настоящую демократическую политическую структуру.

— Ясно, что люди устали от бездействия и «договорняков» между старой властью и новой. Но не получится ли так, что это недовольство снова «взорвется»?

— Если не делать того, в чем они клялись людям — построения демократического государства, привлечения к ответственности преступников, ситуация не будет в подвешенном состоянии. За 15 лет от «Украина без Кучмы» народ очень вырос. Он способен самоорганизовываться даже несмотря на противодействие класса, захватившего власть. От чего «договорняки»? Потому что это один олигархический клан. Они могут сменять друг друга, но люди уже все понимают.

— Но почему после Революции достоинства мы изменили только лицо во власти, а не ее сущность? Не было нужных лидеров?

— Проблема в том, что подавляющее большинство партий — это проекты олигархов. Они воспринимают Украину как возможность заработать и вывезти отсюда капиталы. Украинцы имеют самый низкий социальный уровень жизни в Европе. Медицина и образование рухнули. Во власти идет накопление денег, которые в нее же и вливаются. Разорвать этот круг смертями мы не смогли. У нас очень много умных людей, моральные авторитеты, к мнению которых стоит прислушаться. Мы должны создать мощное движение, как «Солидарность» в Польше — подготовить своих лидеров, которые не предадут.

— Как создать такую ​​"Солидарность«?

— У нас был Майдан — есть актив. Есть много признанных людей, таких как Любомир Гузар, Слава Вакарчук, Дмитрий Ярош, Владимир Чемерис. Они проверены годами борьбы.

— Как их объединить?

— Надо достучаться, говорить им об этом. Нам же не надо выдумывать велосипед — есть опыт центрально-восточных стран. Они подготовили национальную элиту, которая начала строить общество. Хотя сейчас некоторые говорят о революции ...

— А выдержит ли Украина еще одну революцию?

— Смотря какую. Если вроде Бархатной революции — это одно. Не надо захватывать здания. Люди выходят, говорят, что именно власть должна сделать, и все. Другой вопрос, как поведут себя чиновники. Если Порошенко и Яценюк будут делать, как Янукович, то реакция будет уже не такой, как в 2014-м.

В тему: Яценюк и Порошенко точь в точь повторяют путь Януковича

— Возможна ли «Колиивщина», о которой сегодня уже много вспоминают.

— Это самое страшное — самосуды. Уже и так много крови пролито. Но люди до такой степени доведены, что может быть и социальный взрыв. Я выступаю за право права — мирный путь урегулирования ситуации. У людей — «майдановцев» в таком случае есть задача — чтобы не было «Колиивщины».

Ольга Москалюк, опубликовано на сайте «Цензор.НЕТ»

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com