Бекир Мамутов: «К плохому человек тоже привыкает»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Бекир МАМУТОВ

“… Российская империя переселяла крымцев, устраивала голодоморы, проводила репрессии. В советское время сотни наших соотечественников прошли лагеря, десятки тысяч подверглись преследованиям. История должна научить, что от России нельзя ждать понимания. Сотрудничать с ней - это предательство самих себя и памяти предков”.

- В начале февраля у меня диагностировали пневмонию. 10 дней принимал лекарства. Чувствую себя хорошо, - говорит Бекир Мамутов по видеосвязи. Разговаривает из своего дома в Симферополе.

- Российские оккупанты 17 февраля в очередной раз провели обыски у крымских татар. Задержали пять человек. Что они пытаются этим показать?

- К плохому человек тоже привыкает. Эти задержания нас уже не удивляют. Власть демонстрирует, что за всем следит, контролирует. Но заходит слишком далеко, действует вразрез даже со своими законами. Задержанным парням дают по 18-20 лет, как будто их с центнером тротила поймали под Кремлевской стеной.

Все эти дела наша газета освещает. Более ни одно печатное СМИ в Крыму о них не пишет. Почти сотня крымских татар сидит за решеткой. 200 детей остались полусиротами.

Перед этой угрозой наш народ интуитивно ушел в себя, чтобы самосохраниться. Но имеет чувство достоинства, проявляет сопротивление, неприятие происходящего.

На эту тему: «Нечеловеческие сроки». Рассказы жен крымскотатарских политзаключенных

- Есть ли среди крымских татар те, кто симпатизируют оккупантам?

- Два десятка человек получили медали "За возвращение Крыма". Это стыд. Затем кое-кто отрекся или спрятал их. Кто-то ушел в чиновники. О таких у нас есть поговорка: положи в мешок - и об стенку. Ничего не поделаешь.

Российская империя переселяла крымцев, устраивала голодоморы, проводила репрессии. В советское время сотни наших соотечественников прошли лагеря, десятки тысяч подверглись преследованиям. История должна научить, что от России нельзя ждать понимания. Сотрудничать с ней - это предательство самих себя и памяти предков.

Бекір МАМУТОВ, 64 роки, журналіст, редактор. Народився 21 квітня 1956-го в узбецькому місті Самарканд, куди з Криму депортували сім’ю. Батько був головним лікарем водолікарні, мати – фельдшером-акушером. Закінчив факультет журналістики Ташкентського університету. З 1979-го по 1992 рік працював у цьому закладі. Викладав на кафедрі періодичного друку. Був доцентом і деканом. З початку 1980-х бере участь у націо­нальному русі кримського народу. Один з авторів самвидавної поетичної збірки ”Гондже”, активний учасник випусків нелегального історико-етнографічного журналу Qasevet. Кандидат філологічних наук. З 1992-го живе в Криму. 1996 року обраний у Меджліс кримськотатарського народу. Працював журналістом, викладав в університетах Сімферополя. 2017-го за пропозицією ректорату звільнився з посади завідувача кафедри кримськотатарської літератури і журналістики Кримського інженерно-­педагогічного університету. Наприкінці 1999 року обраний головним редактором газети ”Кирим”. Редактор і автор передмов до майже 20 книжок. Любить класичну музику, гурти Pink Floyd, Led Zeppelin і Scorpions. Улюблена мелодія – ”Бахчисарайська Хайтарма”. Улюблений фільм – ”Втеча із Шоушенка” американського режисера Френка Дарабонда. Любить чебуреки, долму, сарму, узбецький плов та українські галушки. Дружина Хатідже – юристка. У шлюбі 36 років. Мають двох синів. 35-річний Джеміль – політолог, Сулейман, 31 рік, працює у сфері міжнародного права. Обидва грають у музичному гурті Shatur-Gudur – єдиному етнічному панк-рок колективі, що використовує кримськотатарську мову

Бекир МАМУТОВ, 64 года, журналист, редактор. Родился 21 апреля 1956 года в узбекском городе Самарканд, куда из Крыма депортировали семью. Отец был главным врачом водолечебницы, мать - фельдшером-акушером. Окончил факультет журналистики Ташкентского университета. С 1979-го по 1992 год работал в этом заведении. Преподавал на кафедре периодической печати. Был доцентом и деканом. С начала 1980-х участвует в национальном движении крымско-татарского народа. Один из авторов самиздатовского поэтического сборника "Гонджа", активный участник выпусков нелегального историко-этнографического журнала Qasevet. Кандидат филологических наук. С 1992 живет в Крыму. В 1996 году избран в Меджлис крымскотатарского народа. Работал журналистом, преподавал в университетах Симферополя. В 2017 году по предложению ректората уволился с должности заведующего кафедрой крымскотатарской литературы и журналистики Крымского инженерно-педагогического университета. В конце 1999 года избран главным редактором газеты "Кирим". Редактор и автор предисловий к почти 20 книгам. Любит классическую музыку, группы Pink Floyd, Led Zeppelin и Scorpions. Любимая мелодия - "Бахчисарайская Хайтарма". Любимый фильм - "Побег из Шоушенка" американского режиссера Фрэнка Дарабонда. Любит чебуреки, долму, сарму, узбекский плов и украинские галушки. Жена Хатидже - юрист. В браке 36 лет. Имеют двух сыновей. 35-летний Джемиль - политолог; Сулейман, 31 год, работает в сфере международного права. Оба играют в музыкальной группе Shatur-Gudur - единственном этническом панк-рок коллективе, использующем крымскотатарский язык

- Президент Турции обещает в Геническе построить для крымских татар 500 домов. А как помогает украинская власть?

- Крымские татары всегда ждали прежде всего политической поддержки, понимания нашего давнего стремления к национальной автономии в составе Украины. Хотели помощи в противодействии сепаратизму. Материальное было на втором плане. Но Киев сместил акценты. Что вам надо? Театры и ансамбли? Пожалуста. Прессе помочь? И это можно. Велось какое-то жилищное строительство. Однако у крымских татар было ощущение, что это делается вместо решения политических проблем. Они должны были быть урегулированы в порядке доброй воли, ответственности перед миром, которую украинский народ взял на себя за судьбу своего исторического соседа.

В первой половине 1990 года Крым надо было объявить национально-территориальной автономией нашего народа. Если бы это сделали, события 2014 года не состоялись бы. И в вопросе крымских татар Украина всегда проявляла осторожность, оглядывалась на Россию. Не было политической воли. И сейчас государство наступает на те же грабли. Последний пример - ситуация с ATR (крымскотатарский телеканал с 2015 года действует из Киева, поскольку оккупанты заблокировали его работу на полуострове. С тех пор финансируется из госбюджета. В этом году в нем не прописали расходов на это. 50 млн грн выделили на все СМИ, вещающие за границу и на оккупированных территориях. В предыдущие годы такую сумму выделяли только на ATR - ред.).

- Аннексия Крыма готовилась много лет. Вы чувствовали, что РФ пойдет на такой шаг?

- Россия - непредсказуемая. Идея аннексии жила всегда, время от времени активизировалась. В 2014-м международная конъюнктура сыграла в пользу РФ.

- Верите, что Украина вернет Крым?

- Для нашего народа понятие справедливости, чести, порядочности, цивилизации, нормальных межгосударственных отношений - не пустой звук. Если этот мир хоть немного морален, то Крым должен быть в составе того государства, у которого его отобрали.

Украина должна действовать через наш национальный фактор. Говорить: эти люди нам больше доверяют, они хотят быть с нами. Это ключевой аргумент.

- Как оцениваете два года президентства Владимира Зеленского?

- Я был поклонником "95 квартала". С большим пиететом относился к сатирическому творчеству. Во время правления Януковича они выступали блестяще. Думаю, Зеленского убедили идти в президенты. Он подумал: а кто, кроме меня? Но такая логика не дает права неподготовленному к государственной работе человеку карабкаться на вершину. Некомпетентность власти, кадровые пертурбации, ошибки в серьезных сферах меня разочаровали.

Зелинского на выборах поддержало огромное количество людей. Он обязан был отбросить свое субъективное отношение и собрать мощную команду - в Украине достаточно суперменеджеров государственного управления. Даже его оппоненты это оценили. Президент кажется мне глубоким человеком. Но в результате получили чехарду во власти.

- Министр по реинтеграции временно оккупированных территорий Алексей Резников анонсировал концепцию развития крымскотатарского языка. В каком состоянии он сейчас?

- На грани исчезновения. Концепция мне понравилась. Если реализовать хотя бы часть, это станет хорошей основой для развития крымскотатарского языка.

В нашей семье русским практически не пользуемся, разговариваем на крымскотатарском. Дети свободно им владеют. Сыновья учились в русскоязычной школе, но позже сами выучили украинский.

- Вы родились в Узбекистане, куда вашу семью выселили. Что родные рассказывали вам о Крыме?

- Родители настраивали, что Узбекистан - это прекрасная земля, но мы должны жить на своей исторической родине. Даже несли ею была Сахара, все равно рвался бы туда.

Я вырос в степи, небольшом кишлаке. Теперь там живут 20 000 человек, а тогда была глухая зона. Люди жили в глинобитных домиках без пола. Отец был главным врачом. Ему дали половину коттеджа. Школа маленькая. В первом классе учился вместе с третьим, в третьем - с первым. Грех было не закончить учебу с медалью.

Родители работали, я готовился быть Робинзоном. Охотился на птиц, собирал грибы. Думал: всякое в жизни может произойти, надо уметь прокормить себя. Дома выращивал кур, держал кроликов, пас гусей и баранов.

- Вы были одним из авторов самиздатовского поэтического сборника "Гонджа", готовили выпуски нелегального историко-этнографического журнала Qasevet. Испытывали ли давление?

- Обыск не проводили. Но мы все находились под колпаком. Двое моих друзей отсидели в советских лагерях. Они поддерживали меня, конспирировали.

Сборник "Гонджа" выпустили в 1983-м. Для него перевел на крымскотатарский стихи Владимира Высоцкого, которые считал протестными. В следующем году друг рассказал об идее издавать историко-этнографический журнал. Взялся помогать. Печатали на папиросной бумаге - на машинке, под копирку. Распространяли материалы, которые скрывали от нашего народа. Информацию, которая была запрещена, не публиковалась или искажалась. Печатали по 50-60 экземпляров. Просили прочитать и передать дальше.

- Более 20 лет вы возглавляете газету "Кирим". Как сейчас она выходит?

- Только раз прекратили выход - в 2011 году на две недели, потому что в типографии сказали, что не могут печатать в кредит. Дотации из государственного бюджета составили 50-60 процентов нашего финансирования. Но иногда деньги приходили к концу года, когда обрастали страшными долгами. Чтобы восстановить выпуск, у наших предпринимателей просил займы.

В 2014 году вместо двух газет стала выходить раз в неделю. Урезали зарплаты. Вынуждены были поднять цену. Так можем самофинансироваться. Распространяем только по подписке. Из почти 20 000 крымскотатарских семей, где есть понимание литературно-информационного языка, четверть ее выписывают.

У нас работают восемь человек. Все - крымские татары. Двое сотрудников недавно вышли на пенсию. Но помогают.

Газета основана 7 июля 1989 года. Стала первой на крымскотатарском пост-депортацийнной. Сохранила независимость, поскольку ее основателем был коллектив редакции. Мы всегда были в оппозиции к власти. Критиковала и Меджлис, и Киев. Никогда никто не позвонил и не сказал: "Что вы там пишете?" До сих пор сохраняем независимость. В рамках инстинкта самосохранения позволяем себе многое.

- В детстве ваши сыновья одно время работали в редакции. Вы просили их об этом или они сами согласились?

- Хотел приучить к труду. Они были курьерами. Получали символическую зарплату - на карманные расходы. Иногда просил убрать в редакции. Без лишних слов все выполняли.

- Что считаете главным в воспитании детей?

- Есть четыре черты, из которых надо выходить самому и прививать их детям: порядочность, самостоятельность, ответственность и чувство справедливости.

- После аннексии Крыма на материковую Украину выехали более 50 000 человек. Почему вы этого не сделали?

- После возвращения на полуостров мы семь раз меняли место жительства. В 1996 году оказались в Симферополе. Имели участок, построили дом. Небольшой, но свой. Почему я должен все бросать? Мы так долго стремились попасть на родину, а теперь снова уезжать? Для молодежи все ясно. Но я своим парням сказал: "На следующий день после всем известных событий, когда мы будем отмечать торжество права, все должны вернуться в Крым".

- Чувствуете давление оккупационных властей?

- У жены постоянно тревога. И у меня тоже. Я принимал участие во всех акциях 2014 года. Побывал на допросах во всех правоохранительных органах. Домой к нам приезжали для выяснения обстоятельств. Теперь обвиняют в злоупотреблении свободой слова. Потому что в конце октября в газете напечатали доклад генерального секретаря ООН и дали название "Положение в области прав человека в Автономной Республике Крым и городе Севастополе, Украина". Также упрекают, что на страницах издания вспоминаю Меджлис, а эта организация сейчас запрещена. 16 февраля должен был быть очередной суд. Я заболел, поэтому перенесли.

- Свободно можете оставить Крым?

- На границе каждый раз задержания, наезды, предупреждение. Как-то несколько часов держали. Вышел в два ночи. Мой транспорт уже уехал. Хорошо, что ребята на украинской границе мне: "Поможем, батя!" и подвезли в Умань.

- Вы в 2017 году уволились с должности заведующего кафедрой крымскотатарской литературы и журналистики Крымского инженерно-педагогического университета. Сделали это по принуждению?

- 29 декабря 2017-го меня пригласили ректор и президент КИПУ - отец и сын. Сказали, что им срочно надо отвезти в министерство высшего образования и науки Крыма мое заявление на увольнение по собственному желанию и соответствующий приказ. Это не стало неожиданностью. В качестве причины назвали мою редакторскую работу и членство в Меджлисе. Мне показалось, оба искренне сожалели. Но от кого получили указание, не сообщили. Мой стаж вузовской работы насчитывал 35 лет, а общий - 44. Но "договор" был легко разорван. Я не хотел создавать университету проблемы. Пошел на хваленую российскую научно-педагогическую пенсию лишь в 200 долларов.

На эту тему: Иса Акаев: «Чтобы россияне слышали дипломатов, им сначала надо разбить лицо в кровь»

- С 2014 года на полуостров переехало не менее 140 000 россиян. РФ замещает население?

- Сейчас происходит то же, что и в 1944-м. Делают все, чтобы крымский национальный фактор здесь не звучал и не проявлялся. Только тихо сопел где-то на задворках.

Эти цифры занижены. Можно говорить о миллионе приезжих. Только в Севастополе население удвоилось. Преимущественно это работники спецслужб и административных органов. Однако приезжают и люди из северных и центральных районов России, которым надоели морозы. Крым рекламируют как райский уголок. Идет массовое жилищное строительство, цены на недвижимое имущество выросли.

Светлана Корженко, фото: Зинур Умеров;  опубликовано в издании КРАЇНА


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]