Четвертая диверсия, или Почему мы можем так и не узнать, что произошло в Балаклее?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Имея уже четвертый подобный случай на арсеналах РАВ, мы не получили от правоохранительных органов никакого вразумительного ответа о том, что же это было на самом деле. Если диверсии или теракты, то чем занимается СБУ в прифронтовых зонах и почему допускает один за другим такие случаи? Почему они не расследуются должным образом? Почему производства по статьям, которые подпадают под подследственность СБУ, расследует военная прокуратура?

Это уже не первая попытка поджога артиллерийских складов в Балаклее Харьковской области. 26 декабря 2015 года около 3:00 на объединенные склады ракетно-артиллерийского вооружения (РАВ) с нескольких беспилотников была сброшена зажигательная смесь. Тогда пожар удалось быстро ликвидировать и избежать трагедии. Военная прокуратура Харьковского гарнизона до сих пор осуществляет досудебное следствие по признакам уголовных преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 15 ("покушение на преступление") и ч. 1 ст. 258 ("террористический акт"). Безрезультатно.

Интересно, что событие полуторагодовалой давности в Балаклее было одним из серии подобных диверсий (если верить заявлениям правоохранителей) на складах боеприпасов в прифронтовых регионах. Уже после Балаклейского пожара, 17 февраля 2016 года в результате диверсии произошли взрывы и возгорания на артскладах 72-й ОМБр в с. Вершина Запорожской области. Аналогично предыдущему делу, никаких подвижек в уголовном производстве по ст. 113 ("диверсия") военная прокуратура Запорожского гарнизона не добилась.

Еще один теракт - наиболее резонансный - перед тем, 29 октября 2015 года произошел в г. Сватово Луганской области, когда взорвались склады РАВ сектора "А" штаба АТО. Пожар привел к взрывам, в результате чего погибли четверо военнослужащих и одна гражданская женщина, произошли непоправимые разрушения в Сватово и окрестностях. Страшные последствия, к которым тогда привело событие, заставляли правоохранителей и чиновников делать громкие заявления и создавать видимость бурного расследования. Собственно, на расследовании событий в Сватово мы остановимся несколько подробнее. Поскольку, по нашему мнению, именно объективное и беспристрастное следствие по взрывах в Сватово, а не очковтирательство, могло предупредить следующие подобные случаи.

Сразу после начала взрывов на сватовских артскладах, Служба безопасности Украины открыла уголовное производство с предварительной квалификацией по ч. 3 ст. 258 УК («террористический акт»). Для этого были основания. В оперативных справках рабочей группы с места событий есть свидетельства караула, который дежурил на складе, гражданских лиц и сотрудников МВД. Все они видели пуски, как минимум, 2-х сигнальных ракет или других подобных средств в сторону складов, после чего произошло возгорание.

В тему: Тука: Пожар на арсенале в Сватово начался из-за обстрела ракетами

Фото предоставлено автором

Однако у прокуратуры вдруг появляется другая версия, и уже 8 ноября 2015 года Генеральная прокуратура Украины открывает другое уголовное производство по ч. 3 ст. 425 («небрежное отношение к военной службе»). Главный военный прокурор Анатолий Матиос делает громкое заявление о том, что пожар произошел из-за халатности и. о. начальника объединенных складов РАВ сектора «А» майора Литвиненко А. М. Ему объявляют подозрение и даже берут под стражу на четыре месяца.

В тему: От взрывов на арсенале в Сватово пострадали 54 человека

Версия теракта отходит на второй план. Военная прокуратура умудряется объединить и небрежность, и теракт в одно производство. Среди местного населения Сватово начинают распространяться различные недоброжелательные к украинским военным слухи от того, что администрация складов беспробудно пьянствовала - до того, что состав подожгли специально, чтобы скрыть торговлю оружием. Подтверждений ни одному из этих слухов нам найти не удалось.

В тему: Причиной пожара в Сватово названа халатность

После того, как резонанс о сватовских событиях стихает, расследование начинает буксовать. До сегодняшнего дня нет результатов взрыво-технической и других экспертиз по делу, из-за чего жители полностью разрушенных домов до сих пор не получили компенсацию от государства, а их адвокат не может обратиться в Европейский суд по правам человека.

Тем не менее, 7 октября 2016 года Сватовский районный суд в абсолютной тишине, без прессы и общественности, утвердил так называемое мировое соглашение (соглашение о признании виновности) между военной прокуратурой и обвиняемым Литвиненко. В одном из самых резонансных дел последнего времени не осталось подозреваемых; статья по небрежности, на которой так настаивал Матиос, закрыта. А за громкими заявлениями и очередным пиаром военной прокуратуры остался так и не расследованный террористический акт.

В тему: Минобороны сообщает о предотвращении диверсии на арсенале в Балаклее

На мои многочисленные запросы в прокуратуру и СБУ о том, не видят они связи между диверсиями в Запорожской, Харьковской и Луганской областях в 2015-2016 годах, мне приходили отписки о возбужденных уголовных производства и тайне досудебного следствия. Вместе с тем, по тому, что следствие ведется по разным статьям, несмотря на внешнее сходство обстоятельств (в Запорожской области - диверсия, а в Харьковской и Луганской - теракт) и прокуратуры различных гарнизонов, можем сделать вывод, что все эти случаи, как и вообще все события, связанные с российской агрессией в Украине, расследуются отдельно друг от друга.

Кстати, Анатолий Матиос уже заявил, что нынешние события в Балаклее будут расследоваться по ст. 113, тогда как производство 2015 года возбуждено по ст. 258. Поэтому из-за несистемность расследований и постоянные необоснованные громкие заявления правоохранителей трудно понять, есть ли связь между названными событиями. Боюсь, этого не понимают и сами правоохранительные ведомства.

Еще одно очень интересное совпадение.

Странные инциденты с оружием за последнее время произошли как раз вблизи тех мест, где 2015-2016 годах состоялось диверсии.

23 февраля СБУ сообщила о найденном хранилище с неуправляемыми ракетами в одном из гаражей Сватово.

Никаких данных о происхождении этого оружия ни мне, ни моим источникам в самой СБУ узнать не удалось. Тайна за семью замками.

18 марта СБУ "находит" якобы склад непонятного оружия, который, как оказалось в конце концов, принадлежит ВСУ.

Некоторые мои знакомые из СБУ после этого скандала мне говорили, что "не все так просто" и что я не поняла глубину глубин в работе конторы. И действительно, до сих пор не ясно.

После находок в Сватово и Запорожье, в переписке с некоторыми своими друзьями, я предположила, что по такой логике следующий инцидент должен произойти в Балаклее. Что, в принципе, и произошло.

Это, конечно, может быть только по странному стечению в реалиях войны. А может и не быть.

Имея уже четвертый подобный случай на складах РАВ, мы не получили от правоохранительных органов никакого вразумительного ответа о том, что же это было на самом деле. Если диверсии или теракты, то чем занимается СБУ в прифронтовых зонах и почему допускает один за одним такие случаи? Почему они не расследуются должным образом? Почему производства по статьям, которые подпадают под подследственность СБУ, расследует военная прокуратура?

Если же имеют место злоупотребления и, не дай Бог, попытки скрыть таким образом торговлю оружием (в чем я лично очень сомневаюсь), то почему эти факты за полтора года не расследованы до сих пор и не обнародованы?

Ольга Решетилова, координатор медийной инициативы за права человека; jge,kbrjdfyj d bplfybb lb.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и н