Как НКВД хотел завербовать начальника разведки УНР в изгнании

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Рассекреченные документы архива разведки иногда неожиданным образом проливают свет на доселе необъяснимые страницы в биографии выдающихся деятелей украинской эмиграции - жизненные проблемы, лишения за рубежом, заботы о родных и близких.

На родственных чувствах часто пытались сыграть представители ГПУ-НКВД, чтобы заставить определенное лицо отказаться от активной деятельности, изменить свою позицию или согласиться на сотрудничество.

Такие меры разрабатывали, в частности, в отношении руководителя разведки УНР в изгнании генерал-хорунжего Всеволода Змиенко.

Как для военного, карьера Всеволода Ефимовича Змиенко состоялась довольно успешно. Он родился в Одессе 16 октября 1886 года. В 1907 году окончил юнкерское училище. Сначала служил в Очакове, затем - в 11-м пехотном полку в Житомире. В 1913 году окончил Николаевскую академию Генерального штаба в Петербурге. После этого служил в 59-м пехотном Люблинском полку в Одессе для получения ротного командного ценза. В составе этого же полка отправился на фронт. Воевал храбро, имел боевые награды и стремительное продвижение по службе.

Летом 1917 года занимал должность начальника штаба 83-й пехотной дивизии в российской императорской армии. А потом всё изменилось. В Одессе 33-летний офицер ушел в атмосферу украинской революции. В то время, когда в Петрограде штурмовали Зимний дворец, Всеволод вместе с другими украинскими военными формировал Одесскую гайдамацкую дивизию войск Центральной Рады. Вскоре он возглавил штаб этой дивизии. В 1918 году стал военным комиссаром Одессы и округа, затем - председателем военного отдела Главной Комиссии Херсонщины, Таврии и Екатеринославщины.

Во время наступления на Одессу Добровольческой армии Антона Деникина Змиенко лично руководил боевыми действиями гайдамаков на улицах Одессы. В дальнейшем он неизменно занимал ответственные военные должности: был начальником штаба 3-го Херсонского корпуса, исполняющим обязанности командующего Юго-Восточной группы Действующей армии УНР, командующим восточного фронта в составе Юго-Восточной группы Действующей армии УНР, председателем комиссии по ликвидации дел Восточного фронта, начальником штаба 10-й пешей дивизии Сечевых стрельцов Действующей армии УНР.

На эту тему: Покупал ли Пилсудский Петлюру?

В составе этой дивизии он под давлением большевистских войск вскоре отошел к румынской границе, затем - в Румынию, а оттуда через контролируемые польскими войсками земли - до Волыни. Там дивизию переименовали в 1-ю дивизию Корпуса Сечевых стрельцов Евгения Коновальца, а затем на ее основе из интернированных польскими властями воинов Действующей армии УНР Всеволод Змиенко вместе со своим давним другом Марком Безручко сформировали 6-Сечевую стрелковую дивизию.

Вскоре дивизия под Замостьем сыграла решающую роль в сдерживании наступления красной конницы на Варшаву. За успешное проведение этой боевой операции и Безручко, и Змиенко были повышены в звании до генерал-хорунжего Армии УНР.

На эту тему: Битва под Замостьем: как Марко Безручко остановил наступление армии Буденного

Но это лишь ненадолго подсластило общую горечь поражений украинского войска, которое впоследствии под натиском красных вынуждено было перейти Збруч, за которым уже была польская земля. А там все были интернированы.

С декабря 1920 года вместе с другими воинами Армии УНР В. Змиенко находился в лагерях интернированных. Сначала - в Александрове, затем - в Щипйорно. А вся его родня осталась в Одессе. От жены и детей у него не было никаких известий, и они не знали, где его искать.

Вскоре В. Змиенко получил письмо от одного из однополчан из Одессы. Товарищ писал, что от тифа умерли мать В. Змиенко, жена и почти все родственники. Осталось трое детей - дочь Галина и сыновья Олег и Всеволод. Детей взяла к себе на воспитание родная сестра жены - Мария Дмитриевна Рябинина-Скляревская, муж которой Александр Рябинин-Скляревский на протяжении 1918-1920 годов служил на различных должностях в украинской армии в звании генерал-хорунжего. В свое время он и Всеволод Змиенко женились на дочерях генерала Дмитрия Скляревского, командира дислоцированного в Одессе пехотного полка, и таким образом породнились.

В 1921 году родственники и знакомые нашли возможность переправить двух детей - Всеволода и Галину к отцу в Польшу. Сначала, ввиду того, что В. Змиенко все время занимался военно-организационной и общественной работой, за детьми присматривала Клавдия Алексеевна Безручко - жена близкого друга отца и командира, генерала Марка Безручко.

Дочь Галина вскоре получила образование в учебных заведениях Перемышля, Варшавы, Берлина и Вены. В 1948 году она переехала в Канаду, где приобрела авторитет как общественный деятель, возглавляла Союз украинок Канады и сторонников Государственного центра УНР. В 1992 году Галина Всеволодовна Змиенко-Сенишин как секретарь Президиума Украинской Национальной Рады участвовала в передаче полномочий и клейнодов Государственного центра УНР в изгнании Президенту Украины Леониду Кравчуку. В украиноязычных и англоязычных изданиях она опубликовала большое количество публицистических и исторических трудов. Часть из них издана и в Украине отдельной книгой, содержащей также личные воспоминания о жизни самой Галины и ее близких.

О сыне Всеволоде в открытых источниках упоминается, что он учился в Варшаве. В годы Второй мировой проживал в разных странах Европы. В конце концов, в 1945 году якобы погиб. А судьба другого сына, Олега, была неизвестна. По этому поводу исследователи писали следующее: «Что случилось с Олегом, который остался в Украине, установить не удалось даже СБУ, поскольку никаких подробностей от спецслужбы Галина так и не получила».

Ответ на этот вопрос в настоящее время дают рассекреченные документы из Отраслевого государственного архива Службы внешней разведки Украины. В то же время они проливают свет не только на судьбу сына Змиенко, но и свидетельствуют о том, как органы НКВД СССР цинично и безжалостно пытались использовать близкие родственные отношения в деле противодействия своим идеологическим противникам, при этом разрушая чужие судьбы.

В эмиграции генерал-хорунжий Всеволод Змиенко на протяжении 1928-1936 годов в Военном министерстве правительства УНР возглавлял секцию разведки и контрразведки. Особенно важное значение придавалось работе разведки. Перед ней стояла задача собирать информацию о положении в Украине с целью подготовки условий для свержения советской власти и восстановления независимости и государственного суверенитета республики путем активизации партизанско-повстанческого движения на территории УССР и других мероприятий.

Когда УНРовскую разведку возглавил В. Змиенко, эта работа существенно активизировалась, что изрядно беспокоило советские спецслужбы. О нем начали собирать информацию и думать, как можно ему противодействовать. Соответственно, завели оперативное дело, к которому приобщали все полученные от агентуры и других источников сведения.

В одном из документов говорится: «Со Змиенко, по многим сведениям, можно было бы и пообщаться. Он довольно уравновешенный и не относится к крайнему петлюровскому крылу. Змиенко не ослеплен зоологическим шовинизмом и способен подходить к оценке петлюровской деятельности объективно, даже критично. Поляков он не любит. Свидание с ним мог бы провести человек, который знает его по прошлой службе ... Если бы была для этого какая-то причина, например, если бы нашелся его сын или что-то подобное, что могло бы его заставить выехать на свидание ...» (ОГАСВР Украины. - Ф. 1. - Д. № 6945. - Т. 1. - л.1).

За идею использовать в своих целях второго сына В. Змиенко, Олега, который остался на советской территории, органы НКВД ухватились сразу. Это был проверенный способ воздействия, который почти всегда приводил к нужному результату. Ради того, чтобы близких людей оставили в покое, особенно в живых, объектов оперативной заинтересованности заставляли идти на что угодно.

Поиски Олега в Одессе, как свидетельствуют архивные документы, несколько прояснили ситуацию. Выяснилось, что в 1921 году его не смогли вывезти в Польшу вместе с братом и сестрой, так как не нашли метрическое свидетельство. А без документов перевезти ребенка через границу было невозможно. Поэтому он оказался в семье родной тети Марии Дмитриевны Рябининой-Скляревской.

Когда чекисты об этом узнали в 1931 году, они сразу решили арестовать ее мужа - Александра Рябинина-Скляревского и в процессе допросов получить от него всю необходимую информацию о парне. Повод долго не искали, ведь он был бывшим царским офицером, а следовательно неблагонадежным и таким, что может враждебно относиться к советской власти. Подробное изучение биографии А. Рябинина-Скляревского показало, что он был полковником Генерального штаба российской императорской армии, а после 1917 года - генерал-хорунжим Армии УНР. Этого было достаточно для осуществления любых процессуальных действий в отношении него. Кроме того, выяснилось, что в 1930 году он уже был арестован по делу «Весна» в отношении членов якобы военной контрреволюционной организации. Но тогда улик против него не нашли и освободили из-под стражи.

Во время вызова в Одесский окружной отдел ГПУ УССР А. Рябинин-Скляревский рассказал, что еще в 1924 году к ним из Москвы приезжала сестра его жены - Валентина Скляревская-Вальчукевич, которая унесла Олега с собой. Тот якобы учился в Институте трудового воспитания, имел фамилию Скляревский - по девичьей фамилией родной матери. О своем родном отце, Всеволоде Змиенко, ничего не знал. Ему намеренно ничего не рассказывали о нем, чтобы избавить от лишних проблем. Ведь деятельность В. Змиенко в период национально-освободительной борьбы, как активного участника противодействия советской власти, стала поводом для внесения его в перечень политических преступников, которые разыскивались органами ГПУ. А это грозило серьезными неприятностями всем родственникам.

К Олегу чекисты близко подступились только в 1934 году. К тому времени уже узнали, что из-за развода тети и других проблем в семье он в течение определенного времени вел в Москве образ жизни бездомного. Затем был задержан милицией за мелкую кражу, направлен в учреждение для бездомных несовершеннолетних детей, а оттуда - в Институт трудового воспитания. По ходатайству из детдома получил место в общежитии. В письмах в Одессу Марии Дмитриевны Рябининой-Скляревской, которую называл мамой, писал, что работал чертежником на автозаводе имени Сталина, затем по сокращению штата был уволен. Вскоре устроился чертежником на завод «Калибр».

Проанализировав собранные сведения, в мае 1935 года начальник Иностранного отдела УГБ НКВД УССР Абрам Сапир пришел к такому выводу: «Считаю целесообразным всесторонне изучить Олега Змиенко и при наличии у него положительных черт обсудить вопрос о его переселении в Украину, ориентировочно в Одессу, где он сможет жить у Рябинина. Пребывание сына Змиенко в Украине позволит нам при благоприятной ситуации осуществить некоторые мероприятия и против самого Змиенко» (ОГАСВР Украины. - Ф. 1. - Д. № 6945.- Т. 1. - Стр. 43).

В другом документе, адресованном руководству Иностранного отдела ГУГБ НКВД СССР, Абрам Сапир отмечал: «Нами намечены мероприятия по вербовке Змиенко Всеволода или засылке нашего агента для установления связи с ним и внедрения в разведку УНР. Как в первом, так и во втором случае комбинация рассчитана на использование Скляревского Олега ...» (ОГАСВР Украины. - Ф. 1. - Д. № 6945.- Т. 1. - Стр. 44).

Между тем события стремительно развивались и набирали обороты. В 1936 году из-за границы поступило сообщение, что якобы между начальником разведки УНР генералом Всеволодом Змиенко и начальником разведки ОУН полковником Романом Сушко достигнута договоренность об объединении деятельности обоих разведок, что на самом деле не соответствовало действительности. Но руководство НКВД СССР это сильно обеспокоило, и оно дало указание ускорить разработку мер по нейтрализации активности В. Змиенко.

В этой ситуации чекисты решили не тратить больше времени на дополнительное изучение Олега, подготовку, воспитание в нужном русле, доведение до него информации, что его отец является врагом советской власти, разработку легенды по внедрению в поле зрения поляков на территории СССР, а затем выводу на территорию Польши. Таким был первоначальный замысел. Пошли другим путем. Его арестовали за распространение на заводе якобы антисоветской литературы (на самом деле это были старые газеты «Русское слово», которые его сосед хранил в сарае во дворе дома и использовал для разжигания плиты).

Для дальнейшего расследования дела Олега Скляревского направили в Одессу. Следствие длилось почти два года. Одновременно арестовали и Александра Рябинина, которого пытались использовать в сборе сведений о генерале Змиенко и его сыне. Но никакой ценной информации от него не смогли получить. Зато, как свидетельствуют архивные документы, в 1938 году его как немецкого шпиона приговорили к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Конечно же, по надуманным обвинениям.

В том же году Олега Скляревского освободили из-под стражи «при отсутствии доказательств контрреволюционной и террористической деятельности». Одновременно с ним начали целенаправленно работать для возможного вывода за границу. При этом рассказали, кем является его отец. Побудили через близких родственников получить адрес родного брата Всеволода, который в то время жил и учился в Праге. Как один из вариантов, рассматривали якобы его побег в Польшу к родным сестры и брата с целью дальнейшего внедрения в круг знакомых и коллег отца с разведывательной работы.

На эту тему: Україні потрібен Національний пантеон

Между тем генерал Всеволод Змиенко 30 октября 1938 года умер. Сведений о месте нахождения его дочери и сына зарубежная агентура НКВД получить не смогла. Поэтому отказались и от замысла по выводу Олега за границу. Более того, боялись, что он останется в Польше и расскажет обо всем, к чему его пытались подготовить.

В конце концов, в мае 1940 года дальнейшее ведение дела прекратили и оставили Олега Скляревского в покое «как непригодного к зарубежной работе». Он уволился с работы и уехал в Москву. Информации о его дальнейшей судьбе в материалах архивного дела нет.

В этой драматической истории замысел чекистов по использованию сына для проникновения в окружение отца за рубежом и созданию условий для его привлечения органами НКВД не сработал. Но какой ценой все осуществлялось? Ценой арестов, допросов, многолетнего заключения близких и родных людей, ломки человеческих судеб …

Источник: Служба зовнішньої розвідки України


На эту тему:

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]