Конец советской империи. 1991-й в Украине в документах КГБ

|
Версия для печатиВерсия для печати

1990-й стал периодом нарастающего триумфа украинского национально-демократического движения. В западных областях власть почти полностью взяла оппозиция, из небытия вернулась украинская символика (гимн, флаг, герб), в конце 16 июля Верховная Рада УССР объявила Декларацию о государственном суверенитете...

Ветер перемен, который уверенно силился с конца 1980-х, быстро изменил лицо Центральной и Восточной Европы. Процессы демократизации, бархатные революции, объединение Германии постепенно избавляли страны этого региона от влияния Москвы. В 1990 году этот ветер достиг самого сердца коммунистической империи — СССР, вызвав тут резкие и для многих неожиданные изменения.

В Украине на выборах в Верховную Раду значительную поддержку населения получила демократическая оппозиция, которая впервые получила возможность высказывать собственные мнения не только на митингах, но и в сессионном зале парламента. Среди тех, кто стал депутатом, оказалось большое количество бывших диссидентов, решительно настроенных против коммунистической власти. Они ставили перед собой цель добиться реализации давней мечты — независимой Украины.

1990-й стал периодом нарастающего триумфа украинского национально-демократического движения. В западных областях власть почти полностью взяла оппозиция, из небытия вернулась украинская символика (гимн, флаг, герб), в конце 16 июля Верховный Совет УССР объявила Декларацию о государственном суверенитете. Осенью этого года Революцией на граните о себе уверенно заявили украинские студенты.

 

В тему: Война КГБ против диссидентов. Погрому «шестидесятников» — 40 лет

 

Коммунисты долго выглядели очень неуверенно, были неспособны адекватно реагировать на растущий темп изменений. А успехи национально-демократических революций в соседних странах добавляли уверенности, что победа украинской оппозиции очень близка.

Но к концу года ситуация начала меняться. После Революции на граните оппозиция утратила темп наступления, коммунисты, пользуясь контролем над большинством страны и ключевыми органами власти, развернули реакцию. 12 декабря 1990-го руководитель КГБ Украины Николай Галушко сообщал об «определенной растерянности деструктивных сил, вызванной активным противодействием экстремистским проявлениям здоровых сил в восточных, центральных и южных областях, а также решительными действиями правоохранительных органов в отношении антиобщественных элементов». Но в этом же сообщении говорится и о подготовке оппозицией новых массовых протестов и всеукраинской забастовки. Обе стороны понимали, что решающим в противостоянии станет следующий, 1991-й. И он действительно стал таким для Украины.

 

События этого решающего года поданы сквозь призму документов КГБ, то есть прежде всего так, как видели их чекисты. К сожалению, документов, которые могли бы осветить роль советских органов безопасности в этих событиях в Украине, осталось чрезвычайно мало, поэтому тем более ценным является каждое из документальных свидетельств.

На сегодня в архиве СБУ найдены около 250 документов КГБ о событиях в Украине конца 1980-х — начала 1990-х годов. (Операцию по вывозу архивов КГБ УССР, в первую очередь — агентурного — возглавил и осуществил осенью 1991 года тогдашний первый заместитель председателя КГБ республики Евгений Марчук.) Их впервые обнародовали на общественных слушаниях, посвященных двадцатилетию создания Народного руха Украины, впоследствии часть из них была опубликована в журнале «Из архивов ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ».

Речь идет об информационных сообщениях и докладных записках руководству КГБ, сосредоточенные в фонде № 16. Досадно, но полностью отсутствуют распорядительные документы, приказы, инструкции, подробные отчеты о конкретных действиях спецслужбы, которые могли бы пролить свет на описываемые события. Однако даже из документов, которые остались, можно воссоздать ситуацию тех дней и роль органов безопасности.

Революционные события того времени отразились не только в содержании документов, а также в их форме — с конца 1990 года информирование осуществлялось уже не руководителя украинских коммунистов, а председателя Верховного Совета УССР, среди документов встречаются тексты, написанные на украинском языке.

Коммунистическое контрнаступление в начале 1991-го имело масштабный характер и разворачивалось на всей территории СССР. 16 января Верховный Совет Союза объявил о назначенном на март референдума по сохранению СССР как государства. Вопросы, вынесенный на всенародный опрос, были сформулированы в лучших традициях последователей Игнация Лойолы: «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных республик, в которой будут в полной мере гарантированы права и свободы человека и любой национальности?»

Обтекаемая формулировка означала попытку реанимации умирающего государственного образования. Это прекрасно понимали как его противники, так и защитники. Поэтому одной из главных тем для оппозиций национальных республик стали протесты против нового союзного договора.

Самой опасной для коммунистов была ситуация в Литве, где парламент уже контролировался оппозицией, и где в предыдущем году дошло даже до провозглашения Акта о восстановлении Литовского государства. 8 января, неизвестно / хорошо известно кем направляемые участники просоветской коммунистической организации «Единство» попытались захватить парламент. Чуть позже сюда перебросили советские спецподразделения, которые стали занимать важные объекты инфраструктуры города. На улицы вышли демонстранты, чтобы защитить демократическую власть. 13 января произошли столкновения между ними и присланными войсками, в которых погибли 15 и были травмированы 600 человек. Попытка силового захвата власти провалилась, но коммунисты показали готовность к применению силы.

Через две недели после событий в Вильнюсе руководство КГБ Украины докладывало об определенной стабилизации ситуации в республике. При этом Галушко подчеркивал, что «сдерживающее влияние на политическую активность экстремистских элементов проявили январские события в Прибалтийских республиках. Многие высказывают опасения относительно возможного применения силы в западном регионе и считают необходимым избегать насильственных методов борьбы с Советской властью, избегать каких провокационных действий в отношении сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих».

В документе констатировано уменьшение количества протестных акций и численности их участников. Вместе с тем здесь отмечаются новые тенденции в украинском протестном движении, в частности усиление информационно-пропагандистской работы по распространению собственных изданий и отправки агитационных групп из Западной Украины.

По информации КГБ, 17-18 января во Львове состоялось совещание представителей студенческого движения (Украинского студенческого союза и Студенческого братства), на котором, между прочим, выдвигалось предложение о необходимости создания подпольных структур, готовых в случае необходимости захватить важные объекты. Поэтому, хотя масштабы публичных акций уменьшались, само протестное движение постепенно радикализировалось.

В следующих сообщениях зафиксирована опасная для коммунистов тенденция — усиление позиций местных советов. Очевидно, наибольшую угрозу представляла Западная Украина, где большинство в советах составляла антикоммунистическая оппозиция. Ситуация двоевластия, когда областью руководили и областной совет, и обком коммунистической партии, в первые месяцы 1991 года начала меняться из-за смещения реального веса в сторону советов.

Этому способствовала как активность вновь избранных депутатов, так и дезориентация старых партийных кадров, их дискредитация в глазах местного населения. При этом гебисты отмечали: Львовский областной совет в своей деятельности выходит далеко за компетенцию, очерченную советским законодательством. В частности, его депутаты проводят активную информационную работу на всеукраинском уровне, за каждым районом области закреплены те или иные регионы Украины. Это дало основания КГБ утверждать, что «галицкий регион используется для националистической экспансии на восток Украины».

Ввиду такой ситуации, коммунистической партии рекомендуется активнее проводить информационную работу для развенчания образа коммунистов как врагов. «Необходимо постоянно показывать, — читаем в рекомендациях, — что компартия могла бы оказывать реальное влияние на улучшение жизни людей, если бы имела возможность деятельности в рамках советов. При разработке проектов решений советами, депутаты-коммунисты должны выдвигать альтернативные проекты, выступать с инициативой по наиболее актуальным вопросам жизни населения.

То есть КГБ, понимая, что усиление роли советов остановить невозможно, предлагал «возглавить процесс», перехватить инициативу. При этом чекисты четко понимали: на Западной Украине у коммунистов практически нет шансов быть избранными, а потому советовали действовать через другие организации и партии. В частности, создавать новые общественные и политические организации, «причем необязательно, чтобы они опирались на платформу КПСС.

Эти организации могут быть социал-демократического, левоцентристского и даже центристского направления. Важны несколько условий — в программных документах не должно быть антикоммунистических, антисоциалистических тезисов. Лидеры организаций не должны предвзято относиться к коммунистам и их лидерам». Как видим, некоторые источники общественной активности, которая вылилась, среди прочего, в многочисленные политические партии, были очень интересными.

Между тем 17 марта 1991 года состоялся референдум, который был должен определить будущее Советского Союза. Результаты как в Союзе в целом (за исключением шести республик, которые саботировали референдум), так и в Украине, в частности, показали: власть коммунистов еще достаточно сильна — по официальным подсчетам, более 80% граждан УССР приняло участие в референдуме, и более 70% из них ответили «да» на поставленный вопрос.

То, что в Украине не удалось заблокировать проведение референдума, и его результат стали весомым ударом по оппозиции. Поэтому Президент СССР Михаил Горбачев решил развить свою победу и объявил, что подписание нового союзного договора состоится 20 августа 1991 года...

Владимир Вьятрович, опубликовано на потрале  ТСН.ua  в рамках цикла  «Історія з грифом «Секретно» 

Перевод«Аргумент»


Еще о нашей истории:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com