Львовский погром 1941 года: Немцы, украинские националисты и карнавальная толпа. Часть 2

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Львовский погром

Подразделением ОУН-Б, ответственным за организацию погрома, когда-то считали украинский националистический легион на службе у немцев, батальон "Нахтигаль". Однако эта версия событий была советской фальсификацией.

Фальсификацией, призванной ослабить правительство Конрада Аденауэра в Федеральной республике Германии.

(Окончание. Начало читайте в статье «Холокост. Львовский погром 1941 года: Немцы, украинские националисты и карнавальная толпа»).

В 1959-1960 гг одного из министров Аденауэра, Теодора Оберлендера, заочно судили в суде Восточной Германии за то, что он был посредником Германии в связях с "Нахтигаль", его признали виновным за соучастие в погроме.

Суд Западной Германии, исследовав доказательства, оправдал Оберлендера и "Нахтигаль" (по крайней мере, как военное подразделение), он указал на то, что доказательства Восточной Германии содержали советские подделки. Иван Патриляк, специалист по истории ОУН и человек, благосклонно относящийся к организации, предоставил хороший обзор базовых вопросов. [82]

Важным аргументом в пользу того, что "Нахтигаль" не играл значительной роли во Львовском погроме, является “аргумент умолчания”. Если бы это было правдой, то этот факт был бы упомянут в сообщениях о преследовании и истреблении еврейского населения во Львове, изданных до 1959 г. - в частности в работах Филиппа Фридмена [83], Елаяху Йонеса [84] и Тадеуша Задерецкого.

В начале 2008 г. Служба безопасности Украины открыла доступ к документам КГБ, содержащим детали фабрикации этого дела. [85] Это правда, что "Нахтигаль" казнил евреев во время своего следующего похода на Винницу [86], но кажется, что он как подразделение не участвовал во львовских погромах или казнях.

Существуют, однако, несколько свидетельств, взятых до 1959 года, когда начались систематические фальсификации, в которых утверждается, что члены «Нахтигаля» принимали участие в погроме [87]. Возможно, что в этих редких случаях солдаты действительно были из «Нахтигаля», однако так же возможно, что они были неправильно идентифицированы.

"Нахтигаль" не имел знаков различия, которые отличали бы его от других немецких подразделений, поэтому идентификация могла происходить только на основании языка, на котором говорили солдаты в немецких мундирах.

Немцы докладывали, что их украинские переводчики были большими антисемитами и верили, что всех евреев следует убить [88], поэтому возможно, что эти солдаты были переводчиками, которые получали «вознаграждение» за свои услуги, а не членами "Нахтигаля".

Сегодня исследователи склоняются к мысли, что милиция, созданная правительством ОУН 30 июня 1941 года, была передовым отрядом погрома, который произошел на следующий день [89]. И действительно, ветеран "Нахтигаля" Мирослав Кальба, отстаивая непричастность своего батальона к погрому, цитировал приказ, приписываемый командиру батальона Роману Шухевичу: "Не допускайте никаких преступлений или мести нашим врагам полякам или жидам, потому что это не наше дело заниматься этим".

По мнению Патриляка, если такой приказ действительно существовал, тогда слова Шухевича заключались в том, что "Нахтигаль" должен стать одним из ядер украинской армии, главной задачей которой была бы борьба на фронте, в то время как уничтожение врагов из числа гражданского населения было ответственностью других, а именно "немецких спецгрупп, бандеровской Службы безопасности, милиции и т.д.". [90]

Украинская Народная Милиция была частью долгосрочного плана ОУН по милитаризации националистического движения и подготовке к национальному восстанию под предводительством своих собственных вышколенных кадров.

В марте 1940 года ОУН(б) отдал приказ о формировании "военной секции" во всех ячейках ОУН в каждом селе. Отдельные подробные инструкции для подразделений, определенных как "милиция", были разработаны в мае 1941 года как часть подготовки ОУН к войне. Хотя, согласно плану, милиция должна быть централизованной, на практике централизация оказалась невозможной [91].

Первое упоминание о формировании украинской милиции - в селе Млыны (теперь территория Польши) - датирована 25 июня 1941 года.

Экспедиционная группа ОУН из Кракова направлялась за немцами во время их продвижения в Галичину. В окрестностях Млынов, согласно телеграмме, отправленной Стецько Бандере, "жид" застрелил немецкого солдата и его коня, однако немцы убили "двух националистов сознательных" в отместку. В тот же день "жиды" убили еще одного немецкого солдата.

"Жиды нарочно провоцируют", - написал Стецько. - "Говорят, что им нет жизни, поэтому хотят истреблять наших людей и наше население". Он заявил Бандере: "Делаем милицию, которая поможет евреев устранять и охранит население" [92]. Похоже, что это была чисто местная милиция.

Меры по созданию милиции во Львове начались утром 30 июня 1941 года. Стецько в своих воспоминаниях писал, что он доверил формирование милиции Ивану Равлыку, [93] который сопровождал его во Львов в составе экспедиционной группы ОУН из Кракова.

Из другой мемуарной литературы, однако, видно, что Роман Шухевич, командир «Нахтигаля», также сыграл определенную роль в назначении руководства милиции [94]. Милиция проводила набор рекрутов на холме Святого Георгия, там же, где стоял лагерь "Нахтигаля". [95]

В тему: Дивизия «Галичина»: ошибка, оплаченная дважды

Воспоминания украинского активиста Дмитрия Гонты от 1947 года показывают, что милиция во Львове была основана бандеровским движением полуконспиративным образом. Гонта писал, что большинство добровольцев в ней составляли студенты. Им выдавали нарукавную повязку национальных цветов для ношения на левой руке.

Гонта, который примерно двадцать лет назад служил в армии, также пытался вступить в ряды милиции, считая, что его военный опыт мог быть полезным, однако его отговорили от этого.

Сначала молодой человек из села сказал, что "мы здесь хозяйничаем", однако не объяснил, кто такие "мы". Впоследствии мужчины, которые реально возглавляли процесс, посоветовали ему заняться чем-то другим - мол, милиционерами могут стать те, кто моложе. Гонта снял свою повязку и позже в тот же день послужил украинскому движению, печатая националистические открытки [96].

Два человека, которые играли важную роль во львовской милиции, едва пережили массовые убийства в тюрьмах НКВД. Один из них - Богдан Казанивский, которому Шухевич доверил назначение командира милиции во Львове, второй - Емельян Матла, которого и назначил Казанивский. [97]

Мы можем понять их настроение и чувства с помощью показаний, данных ими в начале июля немецкой комиссии по расследованию убийств НКВД во Львове.

Матла был заключен в тюрьме на улице Замарстыновской и в Бригидках. В Бригидках с ним обращались особенно жестоко. Ударом кулаком в лицо ему выбили четыре зуба. Его били по всему телу резиновой дубинкой. Из-за частых избиений в его моче даже после освобождения оставалась кровь.

Обычно во время допросов над ним "работали" два человека. Они выясняли, что было для него особо болезненным, и повторяли это снова и снова. Нередко наносили одновременные удары кулаком в подбородок и ногой в пах. После начала войны между Германией и СССР НКВД особенно свирепствовало. По его словам, большинство палачей были евреями. [98]

В тему: Геноцид в СССР. Как убивали заключенных в тюрьмах в 1941 году

Другой узник, выживший Казанивский, утверждал, что пять энкаведистов одновременно били его до потери сознания тупым концом кавалерийской сабли, затем кулаками и рукоятками пистолетов, оставляли его на несколько дней без еды и воды.

Он рассказал об ужасных санитарных условиях во временном отряде - обычной конюшне, в которой заключенных заставляли опорожняться, не снимая брюк. В тюрьме НКВД в Сокале его забрали в подземелье, положили на стол и подвергли пыткам. Пытки включали симуляцию утопления. Ему удалось бежать из Бригидок до начала убийств. [99]

В тему: Расстрелы заключенных в июне-июле 1941 года. Как это было (ФОТО)

Однако Казанивский ничего не сказал относительно участия евреев в этих надругательствах. Хотя его описание страшных условий в советских тюрьмах и допросов может показаться преувеличенным, они не слишком расходятся с тем, что мы знаем о сталинистской практике допросов. [100] Понятно, что тюремный опыт этих людей стал причиной большого гнева.

В тему: Трагедия Салина. НКВД сделал братской могилой львовскую шахту

Итак, двумя источниками добровольцев для милиции, создано 30 июня 1941 года, были активисты ОУН, пришедшие во Львов из Кракова, и члены ОУН из Львова, расквартированные на холме Святого Георгия. Третьим источником были бывшие советские украинские милиционеры.

Незначительная часть милиционеров украинской Национальной милиции носила темно-синюю униформу - вероятно, полученную во время службы в советской милиции. [101]

Леопольд Иваньер, переживший погром, узнал некоторых милиционеров: "Это были те же украинцы, служившие в советской милиции. Они заменили звезды на своих фуражках трезубцами. Мы их знали, потому что они патрулировали в нашем районе" [102].

Бывшие советские милиционеры могли стать на сторону ОУН, поскольку, как указывает Тимоти Снайдер, "кое-где люди участвовали в немецких антисемитских мероприятиях, чтобы дистанцироваться в глазах новых руководителей от своих предыдущих связей с советской администрацией". [103]

Другим возможным объяснением было то, что некоторые из этих людей уже были членами ОУН и вступили в советскую милицию, чтобы получить опыт полицейской службы [104]. В любом случае, ОУН ценила профессионализм и должна была приветствовать участие вышколенного полицейского персонала.

В воспоминаниях, опубликованных двадцать шесть лет спустя, Стецько категорически отрицал, что милиция, основанная его правительством, участвовала в каких-либо антиеврейских действиях. [105] Однако доказательств противного очень много.

Десятки свидетельств очевидцев признают милиционеров главными участниками погромов. Например, Рышард Ринднер писал, что "украинская милиция хватала евреев на улицах [и] забирала их в различных точках сбора, где их безжалостно били". [106]

Фелиция Геллер вспоминала, что когда пришли немцы, "украинские националисты организовали "украинскую полицию", которая хватала евреев в квартирах и забирала их на уборку улиц и работу в тюрьмах. [107] Лусия Горнштейн утверждает: "Украинцы, полиция или милиция или кем там они были", проводили облаву на евреев и пришли также в квартиру ее семьи. [108]

Матильду Вышинскую, которую забрали на Лонцкого во время "тюремных работ", освободил знакомый украинский милиционер, который был на месте событий. [109]

Иногда очевидцы не говорили о милиции как таковой, однако вспоминали голубовато-желтые нарукавные повязки, которые носились на левой руке и служили признаком милиции (за исключением уже упомянутых милиционеров, которые имели униформу).

Янислав Корчинский, например, видел "группу украинев с желтыми и голубыми повязками", которые забрали около семидесяти евреев в тюрьму на улице Замарстыновской. [110]

Профессор Мавриций Аллерганд записал в своем дневнике в день погрома, что он видел около двадцати украинцев, которые били евреев палками и плетьми: "То, что они были украинцы, видно не только по голубовато-желтым повязок на левых руках, но и по проклятиям евреев на украинском языке". [111]

Тамара Браницкая, тогда девятнадцатилетняя, видела украинских охранников, вооруженных ружьями, с голубовато-желтыми повязками на левом предплечье, они силой врывались в квартиры, среди которых было и ее помещение; украинский охранник дали пощечину ее матери и забрали ее и ее сестер на избиение и унижения в тюрьму на Лонцкого. [112]

Некий Гольд записал, что "человек с лентой украинских цветов" требовал показать ему паспорт, будучи уверенным, что Гольд является евреем, а затем отправил его на эксгумацию тел в Бригидки. [113] Есть также много других подобных свидетельств. [114]

Свидетели по делам о денатурализации против подозреваемых украинских полицейских, иммигрировавших в США, вспоминали об украинских милиционерах, которые активно участвовали в насилии во Львове в 1941 году.

Один из них, Хаим Шломи, вспоминал, как евреев забирали из квартир: "[...] С самого начала уже начала организовывать украинская полиция - это были все еще гражданские без униформы, они имели лишь голубовато-желтые повязки, - они также начали выгонять евреев из домов и ловить их на улицах". [115]

Когда Абрахама Гольдберга спросили, откуда он знал, что его арестовала именно украинская полиция, он ответил: "Они [...] носили сине-желтые повязки, которые были украинскими символами. Они имели ружья и говорили по-украински". [116]

Эти свидетельства трудно опровергнуть не только из-за их большого количества. Эти свидетельства были собраны во многих местах и ​​в разное время на протяжении более шестидесяти лет. Свидетельства очевидцев включают отчеты евреев, переживших погромы, записанные Еврейской исторической комиссией в Польше сразу после войны [117], так же как и видеоинтервью, собранные по всему миру Фондом Шоа в 1990-х и 2000-х годах. [118]

В дополнение к свидетельствам в этих двух больших коллекциях, другие еврейские воспоминания и свидетельства, записанные на бумаге или пленке в разное время, в разных местах и ​​при разных обстоятельствах, подтверждающие, что украинские милиционеры играли ведущую роль во львовском погроме. [119]

Есть также поляки-свидетели роли украинской милиции. [120] Понятно, что мемуары украинцев молчат об участии милиции в погроме во Львове.

То, о чем говорится в показаниях, подтверждается фотодоказательствами. Фильм одной из эксгумаций и тюремных акций показывает милиционера с повязкой, который бьет еврея. [121]

На стоп-кадре из фильма, который теперь значительно поврежден, видно, как милиционер в униформе таскает полураздетую женщину за волосы в тюрьме на улице Замарстыновской:

Другое фото изображает милиционера в униформе с повязкой на левой руке, который участвует в аресте евреев на львовской улице. [

Другое фото изображает милиционера в униформе с повязкой на левой руке, который участвует в аресте евреев на львовской улице. [122]

В дополнение к фотографиям милиционеров в униформе и/или с повязками, милиционеры в штатском были идентифицированы на улице Замарстыновской Джефри Бурдсом. [123]

Одна из фотографий, с которыми работал при идентификации милиционеров Джефри Бурдс. Во время лекции о "фашисте" Бандере Гжегож Россолинский-Либе демонстрировал эти фото, ссравнивая с милицейскими удостоверениями каждого из идентифицированных. Однако сам Бурдс еще не публиковал свои сравнительные снимки

Одна из фотографий, с которыми работал при идентификации милиционеров Джефри Бурдс. Во время лекции о "фашисте" Бандере Гжегож Россолинский-Либе демонстрировал эти фото, ссравнивая с милицейскими удостоверениями каждого из идентифицированных. Однако сам Бурдс еще не публиковал свои сравнительные снимки

При издевательств над женщинами 1 июля воспоминания и фотографии изображают обидчиков как преимущественно зрелых мужчин, но среди них попадаются подростки и даже дети:

Женщина, раздетая до нижнего белья, бежит, преследуемая парнем в форме и с палкой и подростком. Действие происходит возле тюрьмы на Замарстыновской, на улице Помперской. Сейчас эта улица называется Веселая. (фото предоставлено Библиотекой Винера)

Десятилетняя еврейская девочка видела, как шестилетние ребята возле тюрьмы в Бригидках вырывали волосы женщинам и бороды старикам. [124]

Мария Гесиола вспоминает, что во время того, как она и ее тетя пытались договориться с украинцами, пришедшими в их квартиру, чтобы те оставили в покое ее дядю, мальчик девяти лет вышел вперед и решил дело, сказав дяде: "Пойдем, старый жид". [125]

Конечно, некоторые из этих детей присоединились к погрому в поисках приключений, а все остальные были детьми-солдатами национальной революции.

Сравнительный анализ погромов в Европе во время нацистской оккупации, проведенный Шаротой, доказывает, что молодежь и даже дети участвовали в погромах и в других местах, например, в Варшаве и Париже, и обычно их набирали из праворадикальных молодежных групп. [126]

В Западной Украине, скорее всего, детьми и подростками-обидчиками была молодежь, связанная с бандеровским движением.

На Галичине лучше организованной и многочисленной молодежной организацией из тех, что действовали сразу после отступления советских войск, была молодежная группа ОУН(б) (юношество), в которую входили семь тысяч подпольных членов в апреле 1941 года. [127]

Почему ОУН использовала свою милицию для организации погромов и облавы на евреев, которых немцы убивали? Отчасти это проистекало из антисемитизма украинского националистического движения и его лидеров. Однако антисемитизм необязательно прямо переходит в такое насилие.

На самом деле ОУН, кажется, считала поляков гораздо более значимыми врагами, чем евреев. В сентябре 1939 года, когда ОУН выступила открыто и воспользовалась состоянием гражданской войны, созданного советским вторжением в Восточную Польшу / Западную Украину, подразделения ОУН убили тысячи поляков.

Летом 1941 года со вторжением немцев, милиция ОУН и связанные с ней организации принимали участие в убийстве десятков тысяч евреев, но сравнительно немногих поляков. [128] Когда украинская повстанческая армия (УПА) под руководством ОУН решительно разорвала связи с немцами в конце зимы - начале осени 1943 года, она сфокусировала свое внимание на поляках, уничтожая их десятками тысяч.

В своих официальных заявлениях ОУН всегда ставила россиян во главу своего списка врагов. Поэтому сосредоточение внимания на насилии против евреев в первые дни немецкой оккупации кажется несколько аномальным.

Эта аномалия наиболее вероятно объясняется попыткой ОУН продемонстрировать немцам, что она разделяет их антиеврейские настроения и что она была достойна того, чтобы ей доверили формирование украинского государства.

Карнавальный толпа

В дополнение к украинской милиции, которая руководствовалась политическими целями, многие жители Львова также участвовали в насилии.

Некоторые еврейские свидетельства игнорировали или не знали о политическом измерении и просто определяли погромщиков как украинцев-бандитов или толпу украинцев. [129] Конечно, присоединение люмпенизированных элементов к насилию было нормой для погромов в других местах Европы.

Идентификация нарушителей как отбросов общества (термин, который обычно используют в украинской литературе - "пена"), встречается еще чаще в украинской мемуарах и интерпретациях. [130]

То, что украинцы, участвовавшие в погроме, были всего лишь бандитами, маргинальными социальными элементами, - объяснение, к которому привержены те, кто стремится защитить репутацию ОУН: жестокости, совершенные советским НКВД, подстрекательство со стороны немцев и присутствие криминальных элементов вылились во вспышку насилия без участия какой-либо организации. [131]

Однако с теорией спонтанной вспышки есть серьезные проблемы.

Координация действий между тремя тюрьмами и в городе предполагает общее планирование. Пол Р. Брасс, политолог, который изучал мятежи и погромы в широкой сравнительной перспективе, считает, что "типы насилия, совершаемые в этнических, общежития и расовых "мятежах"", являются в большой степени результатом работы "специалистов", включая "местных воинственных вожаков".

Он в большой степени отбрасывает то, что называет "теорией "подонков"", показывая, что эти насильственные действия часто включают гетерогенные общественные элементы.

"На практике, - пишет он, - почти всегда имеются какие-то элементы организации и планирования перед мятежами и погромами. Более того, большая часть организации и планирования, которые получают свое продолжение, рассчитана на то, чтобы как создать видимость спонтанности, так и побудить население к активным действиям". [132]

Сама ОУН была враждебно настроена к действительно спонтанным вспышкам и верила, что ее задачей было "освоить революционную стихию масс". [133]

В тему: «Кто такие бандеровцы и за что они борются»

Два фильма об арестах евреев во Львове 30 июня создают устойчивое представление, что существуют определенные лидеры, которые действуют согласованно и точно знают, что они делают. [134] Трудно представить, что милиция ОУН, которая точно была на месте событий во Львове, допустила бы эти проявления насилия, если бы она, по крайней мере, не одобряла их.

Украинские мемуаристы отмечают, что значительное участие в насилии принимали поляки. По словам Костя Паньковского, поскольку поляки составляли большинство люмпенизированного населения Львова, естественно, что они были теми, кто и бил евреев на улицах. [135]

Паньковский и Евгений Наконечный оба писали, что польские погромщики часто носили желто-голубые повязки, но их можно было отличить по тому, как неуверенно они говорили на украинском. [136] Вполне возможно, что польские преступники использовали погром как возможность для ограбления квартир евреев, [137] однако неслучайно они решили одеться именно как украинские милиционеры.

Наличие польских погромщиков во Львове в 1941 году отражено в других документах. Когда Тамара Браницкая вспоминала толпу, которая издевалась над ней, она сказала, что для нее и ее семьи они выглядели как украинцы, однако возможно, что там были и поляки. [138]

Роза Московиц идентифицировала толпу, которая напала на евреев во Львове, как поляков. После того, как немцы взяли Львов в июле, они, по ее словам, позволили полякам делать, что те пожелают, "и вы можете представить, что они любили делать" - они били евреев на улицах. [139]

Член мельниковского крыла ОУН направил руководству ситуационный отчет, который характеризовал львовский погром как демонстрацию польской силы: "Между уходом большевиков и приходом немцев поляки по своему усмотрению организовали еврейский погром, пожалуй, с целью засвидетельствовать польскость Львова". [140]

Итак, толпа горожан, которая принимала участие в погроме, была национально смешанной.

Толпа издевалась над евреями во время того, как милиционеры вели их по улицам и держали их во внутренних дворах тюрем. По описаниям евреев, которым удалось выжить, людьми из толпы руководили жажда крови и примитивные инстинкты. Погром был похож на оргию. Он также имел важные элементы карнавала.

Многое, что Уильям В. Гаген писал о мотивации и поведение толпы погромщиков во Львове 1918-го года, также касается и 1941-го. Его наблюдения, что погром 1918 года был социальным ритуалом, постановкой "публичных представлений, задуманных для приведения в порядок общества, которое отклонилось от правильного порядка" [141], могут быть точно применены и к 1941 году.

Значение ритуала состояло в идентификации евреев с коммунизмом. Ощущение, что евреи поднялись с едва ли не самой низкой ступени социальной иерархии, на которой они находились до войны, в едва ли не самую высокую под большевиками, это ощущение объясняет такое решительное стремление снова поставить евреев на место [142].

Социальные достижения евреев при советской власти нарушили "глубоко укоренившиеся представления" внутри польской и украинской массовой культуры, что евреи должны оставаться "покорными, бесправными и беззащитными" [143].

Как и в 1918-м, "карнавальные элементы были центральными" для "характера и цели" погрома 1941 года. Это подтверждалось насильственной мобилизацией еврейской интеллигенции на уборку улиц и туалетов во время обеих погромов [145].

Более того, "карнавальная традиция оправдывает сексуальную вседозволенность" - и проявления сексуального насилия были характерны для обеих погромов.

Толпа не была инициатором погрома 1941 года, но она повлияла на ход событий. Во время Холокоста ритуалы сексуального унижения и насилия иногда сопровождали скрытые от людских глаз систематические казни евреев, но за масштабы этих явлений во Львове 1-го июля 1941 года нужно благодарить присутствие толпы.

Организаторы погрома играли с толпой, позволяя ей выполнять свои ритуалы и переживать своего рода мятежный карнавал, в промежутках между более систематическими арестами и казнями евреев.

Толпа взрастила в себе собственную ярость и похоть, расширив территорию и время погрома для удовлетворения своих отдельных интересов. Это ясно из многих свидетельств, которые уже цитировались.

В тему: Один день в Киеве обычной немецкой девушки. 1942 год. Фоторепортаж

Немцы

Маттеус отмечал, что преступления, подобные Львовскому погрому, "не произошли бы, если бы не операция "Барбаросса" - и, соответственно, "немецкая политика является ключом к пониманию того, почему к преступлениям приобщились немцы". [148] В таком общем смысле ответственность немцев является очевидной.

Также очевидно, что немецкие войска контролировали ситуацию во Львове - и если бы они захотели остановить погром, они должны и могли это сделать. Собственно, что они потом и сделали, останавливая насилие, будто воду из крана.

Немецкие солдаты часто присутствовали на месте событий. Вольф Лихтер вспоминал, что евреи, которых мучили украинцы, надеялись, что немцы вмешаются и наведут порядок, но большинство немцев, наоборот, присоединялись к процессу или просто шли дальше по делам. [149]

Когда издевались над женщинами, Роза Вагнер и другие еврейки просили немецких солдат, которые шли мимо двора тюрьмы на Замарстыновской улице, вмешаться. "Это месть украинцев", - ответили те, с очевидным одобрением насилия.

Немецкая операторская команда фотографировала обнаженных женщин - они говорили, что эти снимки должны появиться в журнале "Штюрмер" (но этого так и не произошло). [150]

В тему: Украина под оккупацией, 1942-1943 годы - дневник немецкого архитектора

Фото из коллекции Дэвида Престона показывает избитого еврея, который лежит на улице, в то время как мимо проходит немецкий солдат:

Еврей лежит на улице. На переднем плане мимо идет немецкий солдат. На заднем плане - присутствующие заслоняют носы и рты носовыми платками, чтобы защититься от запаха трупов заключенных, уничтоженных НКВД в тюрьме "Бригидки". Фото предоставлено Дэвидом Ли Престоном

Александер Реднер, которому тогда было 12 лет, вспоминает, что немецкие солдаты подстрекали украинцев принять участие во львовском погроме. [151] Из показаний также следует, что немцы казнили евреев, расстреливая их в день погрома в трех тюрьмах. В последующие дни, после того, как евреев собрали на хоккейном стадионе, расстрелы продолжались.

Расстрелы, которые состоялись 2 июля и позже, явно были осуществлены Айнзацгруппой С. Однако непонятно, кто стрелял в евреев в день публичного погрома - это может быть и первый Альпийский дивизион Вермахта (главная сила оккупационных войск во Львове), или передовое подразделение Айнзацгруппы С - "айнзацкоманде 4b", которое прибыло в город в полдень 30 июня. [152]

Я склонен считать, что в евреев стреляли члены айнзацкоманды. В то время айнзацгруппы не имели четких инструкций и уничтожали евреев по своему усмотрению. Тогда они сосредоточились на убийстве мужчин призывного возраста и интеллигенции [153], и именно таких евреев и расстреливали во львовских тюрьмах.

В тему: Украинская жизнь в условиях немецкой оккупации (1939-1944 гг): запреты, работа, еда, досуг

Также непонятно, действовала ли ОУН, организуя погром во Львове, непосредственно по приказу Ричарда Гайдриха - руководителя Главного управления имперской безопасности.

За несколько месяцев до погрома и за месяц до предоставления инструкций для милиционеров, ОУН(б) заявила о себе как о противнике погромов.

Ниже - текст резолюции, принятой организацией на Большом сборе в Кракове в апреле 1941 года:

"Жиды в СССР являются самой верной опорой господствующего большевистского режима и авангардом московского империализма в Украине. Антижидовские настроения украинских масс использует московско-большевистский правительство, чтобы отвлечь их внимание от действительного виновника бедствия и чтобы во время срыва направить их на погромы евреев.

Организация Украинских Националистов борется против жидов как с опорой московско-большевистского режима, осведомляя в тоже время народные массы, что Москва - это главный враг ". [154]

Эта резолюция, которая отвергает погромы как средство революционной борьбы, хорошо согласуется с оуновским недоверием к спонтанным действиям. Однако, возможно, она была пересмотрена в результате развития событий в канун нападения Германии на СССР.

В тему: Как Украина встречала освободителей в 1939-м и в 1941-м годах. Фото

17 июня 1941 года десятки функционеров полиции и СС собрались по приглашению Гайдриха на специальную встречу в Берлине, где получили распоряжение о поощрении так называемых "самоочищающих" акций. [155]

Выступление Гайдриха позже был суммированы в телеграмме, которую он отправил руководителям этих групп 29 июня:

"В любом случае не нужно препятствовать попыткам самоочищающих беспорядков антикоммунистических и антиеврейских кругов на только что захваченных территориях. Наоборот, надо провоцировать их, не оставляя следов, усиливать их в случае необходимости и направлять в правильное русло, но таким образом, чтобы местные "группы самообороны" не смогли позже предъявить данные им приказы или политические обещания”. [156]

Прямого подтверждения того, что ОУН была проинформирована о намерениях Гайдриха, нет. С другой стороны, не надо отбрасывать и такой возможности.

Исследование Патриляка ясно показало, что во второй половине июня 1941 года ОУН могла координировать с немцами свои военные действия [157], поэтому в принципе она также могла координироваться и в еврейских погромах и казнях.

Проблемой такого сценария, как мне в разговоре отметил Кай Штруве, является то, что ОУН более близко работала с немецкой военной разведкой Абвером, а не с СС.

Однако, возможно, ОУН позаимствовала опыт литовских националистов, которые были в контакте и с ОУН, и с СС, и они сами устроили кровавый погром в Каунасе 25-29 июня 1941 года. Или, возможно, существовал некий немецкий посредник, который действовал между несколькими лагерями, как уже упоминавшийся профессор Байер.

Главная проблема в выяснении, в какой степени СД была причастна к организации погрома во Львове - конкретная ситуация препятствовала документуванню.

Гейдрих отдал специфические приказы о том, что не должно быть следов, которые связывают службу имперской безопасности с местными националистами, которые организуют погромы. ОУН сама по себе была высокозаконспирированной организацией, которая смогла не только осуществить многочисленные политические теракты в довоенной Польше, но и выжить в подполье во время советского правления.

Во время погрома оуновцы даже позаботились о том, как показывают фотографии, чтобы поставить переодетых милиционеров в центре событий.

Хотя этот момент может никогда не получить документального подтверждения, мне кажется, что гипотеза о том, что ОУН отреагировала на высказанные Гайдрихом пожелания, вытекает из логики или психологии ситуации.

Из оуновских внутренних документов - включая резолюции против погромов апреля 1941-го и инструкции для военного времени с мая 1941-го - понятно, что ОУН предпочитала контролируемое организацией систематическое насилие спонтанному насилию широких слоев общественности.

В тему: Николай Арсенич, «432», создатель Службы Безопасности ОУН: живым его взять не смогли

Исследования, которые я проводил по оуновским действиям в маленьких галицких городах, подтверждают эту точку зрения: нормальным способом действий милиции было собрать евреев и вывезти их за город для дальнейшего уничтожения.

Более того, толпа во Львове в значительной степени состояла из поляков, но ОУН(б) не хотела бы допускать участия поляков в каких-либо насильственных мероприятиях.

И действительно, представитель ОУН(м), не будучи посвященным во внутренние расклады ОУН(б), воспринял погром как демонстрацию польского национализма.

Наконец, погром, который Львов пережил 23 года до того, был именно таким.

Поэтому трудно представить, что ОУН решила бы организовать погром исключительно по собственной воле. Мотивировать организацию к действиям должно было бы что-то более влиятельное, и вероятнее всего, это была политика Гайдриха.

Последний вопрос, который требует рассмотрения - почему немцы в целом или Служба безопасности Рейха в частности были заинтересованы в организации погромов. Гильберг, который считал, что немецкая деятельность была ключом ко всем погромам, предполагал следующие причины:

"С административной точки зрения все выглядело просто: каждый убитый в погроме еврей облегчал дальнейшую работу этих групп. [...] Психологический аспект был более интересным. Айнзацгруппы хотели, чтобы население взяло часть - и то значительную часть - ответственности за убийства [... ]. Погромы должны были стать элементом защиты для оправдания [своих антиеврейских поступков] или элементом шантажа местного населения". [158]

Хотя это все логические предположения, для них нет конкретных доказательств. Шарота также предполагает, что немцы были заинтересованы возложить ответственность за антиеврейское насилие на местных погромщиков - и именно поэтому, по его мнению, немцы так стремились запечатлеть эти события на фото-и кинопленку. [159]

ВСТАВИТЬ ВИДЕО: http://www.youtube.com/watch?feature=player_embedded&v=9dDONW2EU3Y

Но если немцы и имели планы переложить вину за уничтожение восточноевропейских евреев на местное население, они никогда не реализовали их.

Шарота еще выдвигал гипотезу, что немцы использовали погромы, чтобы поощрить евреев переселяться в гетто. Они презентовали гетто для лидеров еврейской общины как меры по защите евреев от гнева местного населения. [160]

Действительно, евреи иногда вздыхали с облегчением, когда погромы заканчивались и немцы брали власть.

Роза Московиц вспоминает об относительном спокойствии, установившемся после того, как немцы остановили насилие во Львове. Но, добавляет она, после этого они издали свои запрещающие законы относительно евреев. [161]

В пользу гипотезы Шароты свидетельствует тот факт, что основные директивы по обустройству гетто были выданы нацистами в августе, когда волна погромов спала. Однако эти директивы "вряд ли можно назвать четкими". [162]

Гетто было устроено во Львове уже осенью. Цель устроенных летом 1941 года погромов так и остается неясной. Эта неясность хорошо согласуется с точкой зрения большинства современных историков Холокоста, которые считают, что на первом этапе войны против СССР немцы в своем отношении к евреям еще импровизировали.

Выводы

В этом исследовании мы рассмотрели три действующие лица Львовского погрома 1 июля 1941 года. И хотя сейчас - а, может, и в будущем - невозможно с точностью установить все факты, общие очертания действующих лиц вырисовываются достаточно четко.

Немцы создали условия для вспышки погрома. В любом случае они были благосклонны к погрому, но скорее всего, что они прежде всего поощряли его. Хотя евреев арестовывали другие, хотя другие превращали евреев в объекты жесткого карнавала, именно немцы выстраивали и стреляли евреев - и во время, и после погрома.

Возможно, что наибольшая ответственность за организацию погрома и казни еврейских мужчин лежит не на вермахте, а на СС, включая самого Гайдриха.

Организация Украинских националистов под руководством Степана Бандеры обеспечила механизм погрома. Она установила кратковременное правительство во Львове 30 июня 1941 года, и правительство это возглавлял убежденный антисемит.

Оуновская власть обклеила город листовками, которые поощряли к этническим чисткам. Милиционеры ходили по еврейским кварталам от двери до двери, чтобы арестовывать евреев для дальнейших погромных действий в двух тюрьмах. Они также арестовывали евреев на улицах для погрома в третьей тюрьме, которая была дальше прочих от мест массового проживания львовских евреев.

Милиционеры конвоировали евреев в тюрьмы и там присутствовали при издевательствах и казнях. На следующий после погрома день они начали работать непосредственно в интересах этих групп, вновь арестовывая евреев для последующего их уничтожения немцами.

ОУН сотрудничала с немцами в этих антиеврейских мероприятиях, потому что сначала надеялась, что такая коллаборация облегчит признание немцами провозглашенного 30 июня Украинского государства.

Оуновский антисемитизм сделал такое сотрудничество возможным, но не похоже, что он был независимым фактором в решении устроить погром.

Что касается толпы, которая, собственно, и сделала погром погромом, ее интерес заключался в карнавальных ритуалах.

Толпа переворачивала социальные роли вверх ногами, ставя социальную иерархию с ног на голову - еврейские специалисты ползают на коленях, убирая улицы.

Те, кто был успешным во время советской оккупации, теперь унижался и был вынужден искупить свою вину в ритуальной спектакле. Полуразложившиеся тела замученных НКВД политзаключенных должны были узаконить апокалиптическую месть над теми, кто воспринимался как преступник - то есть над еврейским населением.

Временная конъюнктура высокой политики позволила толпе горожан реализовать неписаный сценарий грабежей, сексуальных атак, избиений и убийств. Они требовали таких действий и наслаждались ими.

Джон Пол Химка, профессор Университета Альберты (Эдмонтон)

Перевели с английского: Ольга Шевченко, Остап Кучма, Максим Курчинский, Павел Солодько, Захар Попович; “Історична правда”

Перевод на русский: “Аргумент”


В тему:


ПРИМЕЧАНИЯ

82) Патриляк 321–368.

83) Filip Friedman, Zagłada Żydów lwowskich w okresie okupacji niemieckiej (Munich, 1947). Philip Friedman, “Ukrainian-Jewish Relations During the Nazi Occupation,” in Roads to Extinction: Essays on the Holocaust, by Philip Friedman, за ред. Ada June Friedman (New York: Conference on Jewish Social Studies, Jewish Publication Society of America, 1980) 176–208.

84) Текст Йонеса был написан в 1950-х.

85) "У Службі безпеки України відбулись Громадські історичні слухання "Звинувачення проти "Нахтігалю" - історична правда чи політичні технології"". Прес-реліз Служби безпеки України, 6 лютого 2008 року. "Як творилася легенда про "Нахтігаль"," Дзеркало тижня 16 лютого 2008, текст доступен на сайте СБУ.

86) Патриляк 362.

87) Зигмунта Тюна забрали в тюрьму на Замарстыновской улице, где его били, в том числе "члены украинского легиона, стоявшие у ворот". AŻIH, 301/2242, Zygmunt Tune, 1. Курт Левин также упоминал членов "Нахтигаля" в Бригидках. См.. выше, с. 218.

88) BA-MA, Anlagen zu der Denkschrift  “Kriegsverbrechen der russischen Wehrmacht 1941,” Teil II (Nr. 91–172), RW 2/148, f. 379.

89) 89) Например: "Однако эмиссары ОУН создали местную милицию, которая обернулась против еврейского населения. Украинские милиционеры и гражданские преследовали евреев, забирали их в тюрьмы, заставляли эксгумировать тела, грубо вели себя и в конце концов убивали их". Mick 348.

90) Патриляк 333–334.

91) Патриляк 104, 108–109, 112–113, 396, 525–563.

92) Дзюбан 76–77.

93) Стецько, 30 червня 1941-го 181–182.

94) Богдан Казанівський, Шляхом легенди. Спомини (Лондон: Українська видавнича спілка, 1975) 212–213.

95) Казанівський 212.  Осередок, "Конкурс на спогади", №40 (спогади Дмитра Гонти), л. 40-13.

96) Осередок, "Конкурс на спогади" №40 (спогади Дмитра Гонти), л. 40-13 – 40-14; ця частина спогадів Гонти була опублікована: Химка, “Достовірність свідчення“,  64 n. 27.

97) Казанівський 212–214.

98) BA-MA, Anlagen zu der Denkschrift  “Kriegsverbrechen der russischen Wehrmacht 1941,” Teil II (Nr. 91–172), RW 2/148, ff.  342–344. Я благодарен Каю Штруве за предоставление копии этого материала.  

99) BA-MA, Anlagen zu der Denkschrift  “Kriegsverbrechen der russischen Wehrmacht 1941,” Teil II (Nr. 91–172), RW 2/148, ff. 355–360.

100) Об этих практиках см. Musial, “Konterrevolutionäre Elemente” 91. Marek Jan Chodakiewicz, “The Dialectics of Pain: The Interrogation Methods of the Communist Secret Police in Poland, 1944–1955,” Glaukopis 2–3 (2004–2005): 1–54.

101) Oberstaatsanwalt Bonn, 8 Js 344/59, Verfahren gegen Oberländer und das Bataillon “Nachtigall,” цитовано в Günter Plum, (Report on OUN involvement in 1941 pogroms) (Munich: Institut für Zeitgeschichte, 1965) 17, машинописный документ в архивах Мыколи (Николая - “А”) Лебедя, Harvard Ukrainian Research Institute, ящик 1, папка 3. Автор воспоминаний видел двух милиционеров в форме с обеих сторон ворот возле тюрьмы на Лонцкого во время львовского погрома. Edmund Kessler,  Przeżyć Holokaust we Lwowie (Warsaw: Żydowski Instytut Historyczny, 2007) 38.

102) Shoah Foundation, 48148, 45–47.

103) Timothy Snyder, “What We Need to Know About the Holocaust,” New York Review of Books 30 September 2010: 81.

104) Во время первого периода советского господства на Буковине (1940-1941) ОУН приказала своим новым рекрутам присоединяться к советской милиции. Іван Фостій, "Діяльність ОУН на Буковині у 1940-1941 рр.", 6: http://www.sbu.gov.ua/sbu/doccatalog%5Cdocument?id=42164 (Доступ 24 мая 2011).

105) Стецько, 30 червня 1941-го 182, 246.

106) Ринднер также утверждал, что ребе Иезекииль Левин обращался к митрополиту Андрею Шептицкому, чтобы тот вмешался в деятельность "украинской власти и милиции" с целью остановить насилие против евреев.  AŻIH, 301/18, 1.

107) AŻIH, 301/3510, Felicja Heller, 1.

108) Shoah Foundation, 14797, 14.

109) Shoah Foundation, 22876, 39.

110) AŻIH, 301/1809, 1.

111) AŻIH, 229 (Teka Lwowska)/22, 1 і 153. Его сын Лешек Аллерганд рассказал Фонду Шоа, что украинцы с желто-голубыми повязками арестовали его родителей и его самого на улице вскоре после прихода немцев, их избили возле римско-католического собора, топтали, плевали на них и пинали ногами. Shoah Foundation,  27779 Leszek Allerhand, 54.

112) Shoah Foundation, 51593 Tamara Branitsky, 49–50.

113) Дневник Гольда 4.

114) Лилит Стерн вспоминала украинскую милицию с желто-голубыми повязками на левых руках среди руководителей львовского погрома. (AŻIH, 301/1181, 2-3.) Саломон Гольдман рассказал, что "в первые дни (оккупации) украинцы с милицейскими нарукавными повязками забирали евреев для уборки тюрем на улицах Лонцкого и Замарстыновской". (AŻIH, 301/1864, 1.) Бронислав Гольцман определил мужчин, которые издевались над его женой, как полицейских с голубо-желтыми повязками. (Дюков, Второстепенньий враг 69.)

115) ММГ США  RG-06.09.01*43, ящик 45,дело Георга Теодоровича, 8 марта 1985, 652; см. также свидетельства Йозефа Романски и Абрахама Гольдберга, 6 марта 1985, 515–517, 597–598.

116) Goldberg 598.

117) В дополнение к только что процитированным, другие свидетельства, собранные Комиссией, связанные с украинской милицией, - AŻIH, 301/4654, Henryk Szyper, 11; 301/1160, Renata Braun, 1; 301/4626, Anna Maria Peiper, 1; и Lewin 59-60 (опубликованные значительно позже, воспоминания Левина Przeżyłem были получены Комиссией в 1946 году).

118) В дополнение к только что процитированнму: Shoah Foundation, 1339 Leon Berk, 42.

119) Дополнительные источники: Leo Heiman, “They Saved Jews: Ukrainian Patriots Defied Nazis,”Ukrainian Quarterly 17.4 (Winter 1961): 326. “Diary” (на самом деле серия скетчей к воспоминаниям) J. Berman у “Teka Lwowska,” скетч 2, Архіви Яд Вашем, T-32/50, 3. Maltiel 53–54, 162. Kessler 34–37.

120) Musial, “Konterrevolutionäre Elemente”  176. Shoah Foundation, 28371 Jerzy Grzybowski, 25. Zaderecki 11. Rogowski, “Lwów pod znakiem Swastyki,” 50.

121) киноархив Мемориального музея Холокоста США, пленка 202B, история RG-60.0328. Временной код начала в этом фильме тюремной акции - 5:07:11; избиение милиционером происходит на 5:08:18-24. Несколько стоп-кадров из этого фильма в фотоархиве Мемориального музея Холокоста, 23044 и 23094, но ни один не изображает избиение милиционером.

Сокращенная версия фильма доступна в фильме на YouTube под названием Lemberg 1941, но она была отредактирована так, что фокусируется почти исключительно на убийствах НКВД и практически не показывает насилия над евреями.

Например, в полном фильме Мемориального музея Холокоста показана молодая женщина, которая жестоко избивает еврея, а потом плачет, в то время как немецкий солдат успокаивает ее. В версии YouTube, однако, и сама женщина плачет, и ее утешает солдат, однако избиение мужчины не показано. На YouTube есть только одна сцена избиения еврея, но не милиционером: http://www.youtube.com/watch?v=9dDONW2EU3Y (доступ 7 мая 2010 г.).

Хотя в этом фильме дальше появляется экстерьер тюрьмы в Бригидках, непонятно, где были сняты кадры тюремной акции и эксгумации. (Я благодарен Каю Штруве за указание на то, что съемки внутри тюрьмы могли быть сделаны в другом месте).

122) Фотоархив Мемориального музея Холокоста США, 21418. Я не уверен насчет конкретного места в городе. В Яд Вашем обозначили, что фото было сделано в течение первых дней немецкой оккупации Львова, но почему-то датировали его августом 1942. Фото бесспорно сделано 30 июня или 1 июля. Его репродукция у Eliyahu Yones, Die Strasse nach Lemberg: Zwangsarbeit und Widerstand in Ostgalizien 1941-1944 (Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1999) 23.

123) Исследование Джефри Бурдса еще не опубликовано. Он идентифицировал погромщиков на фото из коллекции Wiener Library с помощью идентификационных карт украинских полицаев. См. Химка, "Достовірність свідчення", 61, 63–64.

124) Hescheles 19.

125) Shoah Foundation, 29911 Maria Gesiola, 11.

126) Szarota 10, 60.

127) Патриляк 171. На Волыни молодежное крыло ОУН-Б будто бы взяло контроль над средними школами накануне немецкого вторжения. Патриляк 181.

128) Ева Семашко подсчитала, что акты насилия под руководством ОУН унесли жизни не менее 1036 поляков на Волыни и 2242 на Галичине в 1939 году по сравнению с 443 человеком на Волыни и Галичине вместе взятых в 1941 году. Ewa Siemaszko, “Bilans zbrodni,”  Biuletyń Instytut Pamięci Narodowej 7–8.116–117 (July-August 2010): 80–81.

129) Химка, “Достовірність свідчення“ 46, 63.

130) Паньківський, Від держави до комітету 35. Наконечний 112.

131) Andriy J. Semotiuk, “The Stepan Bandera Quandary,”  Kyiv Post 19 April 2010: http://kyivpost.com/news/opinion/op_ed/detail/64386/ (Доступ 28 апреля 2010). Наконечний 100–101.

132) Paul R. Brass, “Introduction: Discourses of Ethnicity, Communalism, and Violence,” inRiots and Pogroms, edited by Paul R. Brass (New York: New York University Press, 1996) 12, 16–21, 33.

133) Инструкции с мая 1941 цит. у Патриляк 113.

134) Один из них – немецкая кинохроника: Deutsche Wochenschau – Nr. 566 / 29 / 10.07.1941.

Информацию об этом фильме см.: http://www.cine-holocaust.de/cgi-bin/gdq?efw00fbw000826.gd (Доступ 19 августа 2008). Немая копия большей части фильма находится в Мемориальном музее Холокоста RG-60.0267, пленка 201.

Внимание ко второму фильму привлекла Ариана Силецкая в 2008 году. Эта немая съемка показывает арест мужчин и нескольких женщин, в основном на улице Коперника. Она была снята оператором из Первой альпийской дивизии (1. Gebirgs-pision).

Фильм был в собственности Украинского канадского центра исследований и документации в Торонто, что не позволяло другим институтам делать копии; сейчас, однако, его оригинал утерян. (Цифровая копия находится у автора).  

135) Паньківський, Від держави до комітету 35.

136) Nakonechnyi 112–113, 115. Паньківський,  Від держави до комітету 35–36.

137) Во время погрома, произошедшего во время аншлюса в Вене в 1938 году, преступники также носили нацистские повязки и забирали из еврейских домов деньги, драгоценности, серебро, мебель и ковры. Leonidas E. Hill, “The Pogrom of November 9–10, 1938 in Germany,” in Brass 97.

138) Shoah Foundation, 51593 Tamara Branitsky, 50.

139) Shoah Foundation, 9851 Rose Moskowitz, 18.

140) "Звіт про положення на Українських Землях, зайнятих нім. армією", 12 липня 1941, Гонтівка, Чернівецький район, Вінницька область, у Library and Archives Canada, колекція Андрія Жука, MG 30 C167, vol. 147, file 33. Я благодарен Маркуі Царыннику за предоставление копии.

141) William W. Hagen, “The Moral Economy of Ethnic Violence: The Pogrom in Lwów, November 1918,” Geschichte und Gesellschaft 31.2 (April-June 2005): 203–226. (p.203)

142) Я позаимствовал эту мысль в Софии Грачевой: "И разве не объясняется распространение мифа о еврее-коммунисте тем фактом, что отмена дискриминационных ограничений при советской власти нееврейское население восприняло как угрозу собственному господствующему положению? Не было ли одной из причин чрезвычайной жестокости погромщиков летом 1941 года желание запугать и унизить евреев, "поставить их на место"? Софія Грачова, "Вони жили серед нас?", Критика 9.4 (2005):26

143) Hagen 219.

144) Hagen 204.

145) О 1918 годе см. Hagen 214–215.

146) Hagen 214.

147) Об этом см. выше, особенно в разделе "Течение погрома".

148) Matthäus 268.

149) Shoah Foundation, 29342 Wolf Lichter, 11.

150) Химка "Достовірність свідчення" 46-47, 60, 62. Несмотря на то, что немцы тщательно фотографировали антиеврейские инциденты, они так и не использовали их в пропагандистских целях. Szarota 66. Хочу поблагодарить Оксану Михед (Oksana Mykhed), которая внимательно просмотрела на этот предмет все номера [нацистского таблоида - ІП] "Der Stürmer".

151) Shoah Foundation, 7394 Alex Redner, 41, 44.

152) Kai Struve, “Tremors in the Shatter zone of Empires: Eastern Galicia in Summer 1941,” уShatterzone of Empires: Identity and Violence in the German, Habsburg, Russian, and Ottoman Borderlands, под редакцией Omer Bartov та Eric D. Weitz (Bloomington: Indiana University Press, скоро выйдет в печати).

Процитированные выше (с.219) свидетельства Тамары Браницкой касаются Гестапо и СС в тюремном дворе и их угрозам перестрелять там всех евреев.

153) Matthäus 254-258.

154) Українська суспільно-політична думка в 20 столітті. Документи і матеріали, за редакцією Тараса Гунчака і Романа Сольчаника, у 3-х томах. (N.p.: Сучасність,1983) 3: 15.

155) Szarota 210-214.

156) Под редакцией Peter Longereich і Dieter Pohl, Die Ermordung der europäischen Juden: Eine umfassende Dokumentation des Holokaust 1941-1945 (Munich and Zürich: Piper,1989) 118-119.

157) Патриляк 166-207, особенно 200-201.

158) Hilberg 203.

159) Szarota 32.

160) Szarota 67, 272.

161) Shoah Foundation, 9851 Rose Moskowitz, 20.

162) Matthäus 260.


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма