Майдан-2011: арена утерянных надежд и проплаченных акций

Версия для печатиВерсия для печати

Главная площадь страны стала «концертной площадкой» для маргиналов и провокаторов. Майдан 22 ноября 2011 года и 7-летней давности: совсем другая атмосфера — никакого всеобщего ликования и подъема, все буднично и серо.

Ни толп на выходах из метро, ни гула тысяч голосов. Лишь неразборчивые песни в динамике. И толпы — да, толпы — милиции.

Первая толпа беркута в шлемах на самом майдане, возле «главной» елки страны. Работают кран и несколько рабочих, стоит прицеп от фуры с елочным инвентарем. Весь Майдан обнесен металлическими щитами: митингующих здесь явно не ждут.

В 16.00 возле проезжей части Крещатика группа людей, дружно машущих флагами двух видов. На белом полотнище — «Досить», на синем — не разобрать, полотнище схлестнулось ветром. Плотненько окружены милицией, их явно охраняют. От дороги единообразные плакаты с «разоблачительными» лозунгами в адрес помаранчевой власти в целом и персонально — Юлии Тимошенко.

Дикторский голос из громкоговорителей, которые расположены у крыши глав почтамта, вещает, что никакой сегодня не праздник. Все действие происходит под задорные песни Павла Зиброва: очень громко и организованно.

Иду на крики "Стадо!","Быдло!«, «Рабы!». Несколько человек, взобравшись на гранитный парапет выхода из метро, подняли видеокамеры и записывают приход на «работу» «калашниковцев». Так назывемый «Общевойсковой союз» экс-депутата Олега Калашникова — непременный участник всех митингов с участием «оранжевых», только со стороны Партии Регионов. «Союз» Калашникова — штатный провокатор нынешней власти, и потому всегда заботливо прикрыт милицией.

И сегодня милиция послушно пропускает на Майдан «калашниковцев» по одному; кто-то старший в штатском сортирует: «наши...», «не наши...». Для всех остальных Майдан закрыт. Можно только провокаторам и милиции. Люди провожают «калашниковцев» злыми криками. Женщина в возрасте торопливо вынимает с сумочки скомканное белое полотнище, в ее другой руке — удочка-«флагшток».

Я спрашиваю: «Кто вы, от кого?» Подскакивает парень с синяком под глазом недельной давности: «Проходи, проходи!» — кричит он на женщину, — там развернешь..." Женщина послушно протискивается между двумя милиционерами, мне так и не ответив. «Кто вы?», — спрашиваю у парня. «Общевойсковой союз» — коротко чеканит он мне и моментально уходит «подбивать» в «стадо» вновь прибывшего.

Общевойсковой союз

Пытаюсь разговорить милиционеров. Первый отвечает, что ничего не знает. Капитан постарше отвечает, что стоят с 15.00.

Ближе к 17.00 «калашниковцы», надежно охраняемые, «митингуют» сами для себя, зрителей нет. Люди подтягиваются к импровизированной сцене, размещенной «лицом» к главному входу в Главпочтамт. Борис Новожилов, бывший директор «Артека», а сегодня — сверхдеятельный активист-общественник, примелькавшийся в последнее время в разного рода акциях, зачем-то бросает в толпу апельсины.

Один падает на милиционера, составляющего протокол об админнарушении (какие-либо собрания граждан на площади накануне запрещены судом по представлению городской администрации Киева). Мужчина, в отношении которого протокол составляется, рассказывает журналистам, что он — Сергей Мельниченко, глава Коалиции участников помаранчевой революции.

Что его обвиняют в организации сегодняшней акции, и ему грозит до 15 суток лишения свободы. Милиционер ничего не комментирует. Журналист с телеканала «1+1» Олена Мацюцька не получает ответа на вопрос о том, составлялся ли такой протокол на организатора калашниковской акции. Наконец протокол составлен; Сергей остается, журналист с камерой следует за милиционером. В ответ на повторяемый ею вопрос о калашниковцах слышу от милиционера: «Да пошла ты!..» — правда тихо, но внятно.

...На гранитном парапете мужчина невысокого роста, юркий, быстрый; явно привыкший к подобного рода акциям. «Мы стояли на этом майдане 7 лет назад, мы ожидаем прибытия колонны из-под Лукьяновского СИЗО». Если кто-то хочет выступить и у вас есть продуманная речь, подходите...

Женщина с украинским флагом на плече и двумя оранжевыми розами читает свои стихотворения, не поднимаясь на сцену. Ее очень плохо слышно, калашниковский «концерт» забивает. Юркого «диджея» сменяет высокий мужчина; он снимает свою оранжевую шапочку, показывает, что одел ее наизнанку, потому что тот, чье имя на ней написано, предал революцию. Говорит какие-то дежурные слова.

Микрофон оказывается сначала в руках дядечки в полу-козацкой, полу-милицейской форме в смушковой шапке с кокардой в руках, затем у юноши, явно студента. Он тоже не поднимается на сцену: читает свои стихи — искренне, от души. Со сцены объявляют, что сейчас брат «самой» Анастасии Приходько исполнит гимн Украины, звучит призыв спеть всем вместе.

Мужчина в шапочке наизнанку оказывается рядом со мной. Он подошел к Б.Новожилову, который тоже рядом, они обменялись телефонами. «Вы этого знаете?»,- спрашивает он у Новожилова, показывая на парня, присевшего на корточках на сцене, обернутого во флаг времен помаранчевой революции. Называет имя и фамилию, добавляет: «...он у нас в фэйсбуке сидит». «А это уже самодеятельность», — говорит высокий, видимо, имея в виду предыдущих чтецов. «Пока народные депутаты подтянутся. Мы так и задумывали...» — комментирует он, не обращая на рядом стоящих никакого внимания.

Приходько-брат поет кое-как. Парень явно не в себе: в конце песни он распаляется, жестикулирует чрезмерно, а когда спускается со сцены в толпу, очевидно, что у него координация движений нарушена: он пьян или в наркотическом «кумаре».

Рядом две киевлянки, интеллигентные женщины лет под 50, обмениваются своими мыслями насчет «лидеров» и будущего. Этим явно никто денег не платил. И таких, небезразличных, подтягивается все больше. Очень многим за 50. Людей младше 30-ти — мало. Один мужчина привел сына лет 9-ти. Семь лет назад гораздо больше родителей пытались показать своим детям, в какой свободной стране им предстоит жить...

Люди не столько слушают выступающих, столько разговаривают между собой. «Мы не за Ющенко тогда выходили,- говорит статный мужчина, — если бы Ющенко распорядился тем, чем мы ему тогда доверили, не было бы этого зэка и близко».

Подземный торговый центр «Глобус», видимо, «по просьбе сверху» включает мощную вентиляцию. Выступающие стоят прямо над вентиляционными люками, и потому весь мусор, поднимаемый мощными потоками воздуха, летит на них. «Если не прекратите это безобразие, мы пойдем на Майдан,»- звучит со сцены. Люди возмущены и этой выходкой и громогласными динамиками, подтянутыми «калашниковцами», и массовым скоплением экипированных «до зубов» «беркутовцев».

Люди возмущены и этой выходкой и громогласными динамиками, подтянутыми «калашниковцами», и массовым скоплением экипированных «до зубов» «беркутовцев»

Все громче звучат призывы со сцены: «Слава Украине!». «Героям слава!» — звучит в ответ. Люди скандируют: «Зэка на нары!», «Свободу політв’язням!», «Ре-во-лю-ци-я!». Но для революции людей явно мало.

На сцене выступают малоизвестные (пока?) лидеры каких-то общественных организаций, призывают «объединяться». Народные депутаты — Яворивский, Павловский, Королевская — одни и те же лица, одни и те же заезженные, «дежурные» фразы. Не похоже, чтоб этим сытым, холеным, вальяжным людям нужна была революция.

Людей все больше, атмосфера накаляется, звучат призывы к «активным действиям». А дальше — традиционная толкотня заангажированных «трибунов» Майдана с проплаченными штатными провокаторами все того же Майдана...

А что дальше?..

Ответ пока каждый ищет сам для себя.

Фото автора

Дарина Остапенко, «Аргумент»


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть