«Могильное дело» в Крыму: «потрошителей» захоронения осудили. Но что-то тут не так...

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  «Могильное дело»

...Экспертиза изъятых у подсудимых ценностей не проводилась, подтверждения того, что какие-то из них извлечены из братской могилы, нет. Скупщиков следствие не установило. Действительно ли на скамье подсудимых оказались все, кто участвовал в мародерстве? И те ли? Это — следствие?!

Хорошую краску делали до войны. Обернувшие венчиком изображение чайника зеленые буквы — штамп посудной артели или завода — даже сейчас можно прочитать. Ржавчина съела часть металлической кружки, а донышко с ручкой уцелели. Эту кружку, незаменимую в дороге вещь, захватил с собой какой-то симферополец. Пить из нее потом ему вряд ли довелось: в местах сбора, где провели ночь с 11 на 12 декабря 1941 года евреи и крымчаки, воды не давали...

В тему: Холокост. Львовский погром 1941 года: Немцы, украинские националисты и карнавальная толпа

Глинистая земля будто спаяла воедино и ту кружку, и скрюченную, отвердевшую от долгого пребывания в земле подметку, человеческий череп, обломки костей.

Вряд ли мы когда-нибудь узнаем, сколько времени противотанковый ров на 10-м километре шоссе Симферополь — Феодосия, ставший братской могилой тысяч евреев и крымчаков, был для кого-то «месторождением», золотой жилой. Сколько лет или месяцев здесь пробивали слой бетона, уложенный после «копательских» процессов 1985 — 1987 годов, рыли шахты со штреками, спускались вниз, в костяную жуть.

А в наше время страшная история повторилась: следы мародерских работ — несколько десятков шурфов и лазов — были обнаружены в апреле 2012 года. А уже в мае крымчанам сообщили: подозреваемые задержаны, идет следствие. Осенью дело ушло в суд, сам процесс длился около трех месяцев.

Некто Жора

Пенсионера Георгия П. (имена подсудимых и свидетелей не оглашаются в связи с тем, что не истек срок подачи апелляции на приговор суда Симферопольского района) на первые заседания вводили в зал суда два конвоира: тот едва шел, подволакивая ногу, — в СИЗО у него случился инсульт. Говорил еще с трудом, запинаясь через слово, мучительно растягивая слоги. «Н-н-е копал, н-н-не копал!» — выкрикнул в ответ на вопрос, признает ли он себя виновным, трясущимися руками снял очки, чтобы вытереть глаза.

В нескольких пухлых томах уголовного дела вмещается все, что добыло следствие, чтобы доказать вину Георгия П., его сына Руслана, бывшего офицера, и их знакомого Эльмара У. Вкратце обвинение можно изложить так: Георгий П., интересовавшийся историей Крыма, нашел своим краеведческим знаниям практическое применение — раскапывал древние могильники, искал захоронки времен войны.

О братской могиле на 10-м километре феодосийского шоссе узнал много лет назад, когда отбывал наказание в колонии, — один из заключенных как раз был осужден за прогремевшее на всю страну симферопольское мародерство, за «могильное золото». «Месторождение» он взял на заметку и однажды решил: пора. В качестве постоянного помощника привлек сына, искал других желающих заработать на костях...

Из материалов уголовного дела, показания свидетеля Игоря Сенкова:

«В начале 2011 года познакомился с мужчиной, называвшим себя Жорой... Примерно в конце ноября 2011 года Жора позвонил мне, предложил приехать в Симферополь... Мы проехали большой памятник жертвам фашистских казней 1941 — 1941 гг. на 10 км феодосийского шоссе, потом Жора съехал с трассы на грунтовую дорогу, и какими-то окольными путями мы приехали на поле сзади указанного памятника. Причем уже темнело, и Жора без света фар, без какого-либо освещения уверенно подъехал, как я понял, к нужному ему месту».

Свидетель описывает, как Георгий П. и его сын бурили небольшие скважины, что-то на тросе спускали вниз, в общем, проводили то, что можно было бы назвать разведочными работами. От Георгия свидетель узнал, что это за место и что трудится здесь «копатель» около полугода, нашел много ценностей.

Через полторы-две недели, показал Сенков, его снова позвали в поездку. «Жора с одного из участков рва... снял несколько пластов грунта с растительностью, под ними оказался лаз в глубь захоронения. Лаз был вырублен в 40-сантиметровой толще бетона, был ровным, прямоугольным... сверху накрыт досками. Жора и Руслан свободно в него спустились. Находились они там довольно долго, Жора около полутора-двух часов, а Руслан вылез оттуда раньше, в руках у него были старые серьги, несколько золотых червонцев, зубные золотые коронки...

На дне колодца я увидел кости, детский череп (маленький по размеру), остатки обуви, в том числе детской». Сенков показал, что у копателей были на вооружении не только кирки и лопаты, но еще и металлоискатель, буровая установка, георадар. Правда, как он выглядел, свидетель объяснить затруднился, да и был ли он вообще, так и осталось тайной. Дома у П.-старшего этот прибор для глубокого подземного поиска при обыске не нашли, отыскали лишь рекламный проспект, который в описи фигурировал как «инструкция по эксплуатации оборудования георадара».

Секретный свидетель

Сенков — фамилия ненастоящая, этот человек — «секретный свидетель», в материалах дела фигурируют вымышленные личные данные, показания в суде он давал по аудиосвязи. Как он сам пояснил, опасается расправы со стороны Руслана: тот ему уже угрожал, а однажды вечером на него напал незнакомец, ранив «розочкой» из разбитой бутылки. В больницу, правда, тогда Сенков обращаться не стал, как и в милицию.

Еще один свидетель, бывший работник милиции Дмитрий К., поведал, что ездил вместе с Георгием ко рву на 10-м километре и П. ему рассказывал, сколько людей здесь расстреляно, что можно отыскать. «Мы пошли вдоль рва... я увидел странное проседание грунта, будто он осыпался в какую-то трещину, стал рассматривать его. П. сказал, что в этом месте со своим сыном он уже проводил раскопки захоронения, нашли там кое-какие ценные предметы, но не знают, стоит ли дальше копать, где границы рва», — из показаний Дмитрия К.

Выходит, один свидетель дважды выезжал ко рву, знал, что здесь делают отец и сын, сам, как утверждает, только наблюдал, преисполнился отвращением к мародерству — и... не отважился даже на анонимный звонок в милицию, Трудовской сельсовет, на балансе которого находится памятник, в любую общественную организацию, которая могла бы поднять шум и инициировать проверку.

Второй свидетель не наблюдал, как отец и сын П. трудились в прокопанных среди костей шахтах, но с ним П.-старший почему-то откровенничает, делится подробностями о раскопках, зачем-то спрашивает о границах рва (хотя они отмечены бетонными столбиками, а под землей полосой бетонного саркофага). И К. даже берет у знакомого, признавшегося в мародерстве, на сохранение металлоискатель.

В суде оба свидетеля чувствовали себя не очень уверенно. Сенков на вопросы подсудимых, которые могли бы прояснить детали его поездок ко рву, отвечать отказывался, говорил, что это может раскрыть его инкогнито. К., как выяснилось, многое «подзабыл»...

Что ж, бывает. В свидетелях оказался скупщик золота и серебра, который приобрел у П. две золотые монеты: десятирублевку 1899 года и пятирублевую 1900 года. Еще П. предлагал ему купить старинные часы с заржавевшим механизмом, но от них скупщик отказался. Этого свидетеля почему-то в суд так и не доставили: «не смогли найти», хотя его адрес был известен да и на своем «рабочем месте», у ворот Центрального рынка, тот появлялся регулярно.

Во время обыска дома у Георгия П. среди других вещей были изъяты электронные весы, электрический фонарик «с креплением для ношения на голове», три пары серег и одна непарная, православный крест, перстень-печатка, старинный жетон, несколько монет, включая довоенные советские, иконы, топонимическая карта Крыма, книги о монетах и наградах.

Ничего удивительного для человека, который называет себя посредником при купле-продаже старинных вещей и сам, как заявил, увлекается поиском монет в лесах и на месте несуществующих уже селений. К слову, у скупщика, который попал в свидетели, набор антиквариата был много богаче, причем обнаружились и монеты со следами известковых наслоений, то есть они долго пролежали под землей.

Записи, сделанные рукой П., вызывают куда больше интереса: «Братская могила жертв фаш.тер. декабрь 1941 — 4 февраля 1942. Село Шелковичное Верхореченского с/с, охранная зона 10×10 м, в пределах ограды», «Джанкой... территория АТП», «Раздольненский р-н, с. Березовка, в 2 км к югу от села». Для чего делал эти записи П., что они означают, есть ли сведения о том, что кто-то пытался проводить в этих местах нелегальные раскопки, так и неизвестно.

Сухой остаток

Делать записи никому не запрещено, как и иметь топонимические карты, антиквариат. А также металлоискатель, саперные лопатки, одежду и обувь, подходящие для земляных работ, бензогенератор и перфоратор — это добро было обнаружено в машине Георгия П., которую тот оставил на территории домовладения своего знакомого Эльмара У. Гипотез о том, куда с такой экипировкой выезжал хозяин машины, придумать можно множество: рыл колодцы, добывал стройматериалы, делал ремонт, «исследовал» памятники археологии или братские могилы...

На обуви оказалась земля, и почвоведческая экспертиза установила, что следы на ботинках не имеют ничего общего с образцами, взятыми из братской могилы. А вот на матерчатых тапочках, принадлежащих Руслану П., грунт, как выяснилось, имеет общую групповую принадлежность с почвой из рва.

Общая групповая принадлежность означает, что почва с таким же составом имеется на территории от нескольких десятков до нескольких сотен квадратных метров. То есть можно предположить как то, что Руслан в этих самых матерчатых тапочках в декабре «трудился» в шахте, пробитой в братской могиле, так и то, что он ходил в них в сотнях метрах от рва. Точнее почву идентифицировать не удалось.

Георгий П. уверял суд: его «подставили», сделали крайним в резонансном деле, когда срочно потребовалось найти виновных. А поводом для этого послужила одна из изъятых у него золотых монет, редчайший «златник Владимира Великого», музейная страховочная стоимость которого достигает $300 тыс. Сам П., по его словам, купил эту монету за сумму, в десять раз меньшую, рассматривал сделку как вложение денег. Ему не раз предлагали продать монету, а когда он отказался, превратился в обвиняемого по уголовному делу.

Монета, которую описывает П., была у него изъята, но установить, действительно ли это оригинал, являющийся национальным достоянием, или подделка (а их в разное время ходило немало), способна только комплексная экспертиза, провести которую может лишь Институт археологии АН Украины. Но ее так и не назначили.

Кстати, экспертиза изъятых у подсудимых ценностей не проводилась, подтверждения того, что какие-то из них извлечены из братской могилы, нет. Людей, задействованных в сбыте, — а если копали долго, то, помимо свидетеля, купившего 2 монеты, должны были быть еще скупщики, — следствие не установило. Действительно ли на скамье подсудимых оказались все, кто участвовал в мародерстве?

Ведь в конце минувшего года ров снова пытались копать. Кто? Ненайденные грабители могил, новички, прослышавшие о том, что здесь можно что-то найти, сообщники подсудимых, пытающиеся создать видимость их невиновности? Интересно, что из материалов дела исчезла видеозапись, сделанная оператором ГТРК «Крым» и позже изъятая сотрудниками милиции. А оператор снимал не только края рва, разбросанные вдоль него кости, пряжки, подметки, но и спускался вниз, в выкопанную грабителями шахту.

Собранных доказательств и показаний свидетелей, признанных судом достоверными, оказалось достаточно, чтобы вынести обвинительные приговоры Георгию П. (4 года лишения свободы) и его сыну Руслану (3 года лишения свободы) за надругательство над местом захоронения, повреждение или уничтожение объекта культурного наследия, совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Эльмара У. суд признал непричастным к разграблению братской могилы. Однако во время обыска на его приусадебном участке обнаружилась маленькая плантация конопли, а в доме — высушенная и даже расфасованная по спичечным коробкам марихуана. Так что он был признан виновным в незаконном производстве, изготовлении и хранении наркотических веществ с целью сбыта и незаконном посеве или выращивании конопли в крупных размерах и был приговорен к 6 годам лишения свободы.

Георгию и Руслану П. предстоит еще возместить ущерб по гражданским искам — Трудовскому сельсовету и 11 симферопольцам, чьи родные были расстреляны на 10-м километре феодосийского шоссе, — всего чуть меньше 120 тыс. грн.

...После процесса 1985 года газетные статьи пестрели громкими словами о том, что отмеренное мародерам наказание заставит задуматься тех, кто готов последовать их примеру. Но последователи нашлись — пока не был сооружен бетонный саркофаг, появлялись лазы и копанки. Остановятся ли мародеры нашего времени?

Фото (предоставлено Рескомитетом АРК по охране культурного наследия): Шахта с отходящими от нее боковыми ходами была замаскирована

Все фото с сайта «Новоросс.инфо»

Наталья Якимова, опубликовано в издании «Первая Крымская»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com