Монополия на историю и прочие ограничения: зачем Минюст Украины копирует Россию?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Украина ограничила права пользователей архивов на копирование дел. Решение, касающееся тысяч украинских и иностранных исследователей, приняли без широких общественных обсуждений и проигнорировав мнение специалистов. Эксперты говорят о его абсурдности и незаконности, а также о российском следе.

И требуют немедленно отменить приказ Минюста, который ограничивает права пользователей архивов.

Правило А4 и правильных чернил

27 июля вступил в силу приказ Министерства юстиции Украины 2059/5 по использованию документов Национального архивного фонда Украины, которые принадлежат государству и территориальным общинам. Одно из основных нововведений - существенное ограничение на копирование документов. Новый приказ касается всех без исключения архивов, кроме архивов репрессивных органов - в частности, к примеру, архивов СБУ, доступ к которым урегулирован отдельным законом. Копии большинства документов теперь можно будет получить, только заплатив архиву за копирование.

 

В тему: Террористы вывозят архивы спецслужб из оккупированных территорий, - Вятрович

Для многих исследователей, даже тех, которые постоянно работают в архивах и следят за всеми новостями, документ стал неожиданностью.

«Этот приказ грамотно протащили. Его обнародовали для общественных обсуждений не на сайте Государственного архивного фонда Украины, за которым следят, а на сайте Минюста. Это сделали во время рождественских праздников. Из 15 календарных дней, которые отводят для обсуждения, восемь были выходными. Вступал в силу, когда все были в отпусках», - объясняет генеолог, семейный историк Сергей Фазульянов.

По словам бывшего директора Отраслевого государственного архива СБУ, а ныне работника Украинского института национальной памяти Игоря Кулика, эксперты, которые знали о проекте нового приказа, несколько раз озвучивали свои замечания, однако учтены они в окончательном документе не были.

Если прочесть лишь часть приказа, вроде бы все в порядке - в нем есть п. 6, в котором говорится:

"Самостоятельное изготовление пользователем копий документов НАФ является бесплатным. Копирование техническими средствами пользователей осуществляется бесконтактными мобильными копировальными техническими средствами (телефоны, фотоаппараты, планшетные компьютеры) без штативов, съемных объективов, осветительного оборудования, вспышки, звуковых сигналов".

Однако, несмотря на декларативное право пользователей НАФ копировать информацию из архивных документов собственными техническими средствами, приказ установил ряд ограничений, которые фактически делают невозможным такое копирование.

"Запрещается копировать собственными техническими средствами документы больших форматов (более А4) и дела с толщиной корешка более 4 см (кроме дел, содержащих архивную информацию репрессивных органов), а также берестяные грамоты, документы на пергаменте, рукописи, старопечатные книги, документы с исчезающим или слабоконтрастным текстом, документы, выполненные акварелью, гуашью, карандашом, углем, железогаловыми чернилами, а также архивные фонды (внефондовые комплексы), коллекции в полном объеме".

Собственно, из-за таких ограничений эксперты и пользователи архивов заговорили о препятствовании свободному копированию документов. На практике, говорит Сергей Фазульянов, под эти ограничения подпадают почти все архивные документы. Примерно 80-90% дел, по словам исследователя, больше, чем формат А4. Это практически вся документация досоветского периода и часть поздних документов. Сам формат как некий стандарт ввели в Германии только в 1922 году. То есть большинство документов к тому времени могут быть немного шире или длиннее этого стандарта. В Украине такие документы появляются в разное время. Например, книги регистрации актов гражданского состояния, которыми в архивах постоянно пользуются генеологи, в Центральной Украине переходят на формат А4 только в середине 1920-х. На территории Галичины или Волыни - в 1940-х, а в Закарпатье формат таких документов до 1945 года имел размер А3 +.

«А если речь идет о документах, выполненные акварелью, гуашью, карандашом, то можем говорить о полном запрете копирования. Карандаш используют архивисты для нумерации страниц в делах. Это делают независимо от года документа или источника его происхождения», - пояснил Сергей Фазульянов.

Бесплатно нельзя скопировать даже описания фондов и другие современные данные архива, которые дают ученым понимание, что же есть в архивах.

«Теперь исследователи вынуждены все переписывать от руки. Копируя, за меньший период времени можно обработать больше документов. И важно, что к документу всегда можно вернуться. Также в документах бывает почерк, который не всегда можно отчитать. В нашем архиве мы, наоборот, заинтересованы в том, чтобы человек пришел к нам, сделал копии и ушел, впотому что в читальном зале очень мало мест», - объясняет директор отраслевого архива СБУ историк Андрей Когут.

Благо для кого?

Нормы нового приказа вызвали немалый резонанс. За отмену приказа высказались несколько сотен исследователей, историков и журналистов, а также несколько десятков организаций. Сбор подписей под Заявлением о незаконном ограничении доступа к архивам от общественности продолжается и ныне.

«Ограничения в копировании лишают граждан возможности детально исследовать историю собственной семьи или населенного пункта, мешают познанию украинцами своего прошлого. А именно отсутствие знаний о прошлом использует сейчас российская пропаганда», - заявил председатель Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович.

В тему: ИНП просит отменить запрет на копирование архивных документов

После широкой публичной огласки в Минюсте и ГАФУ попытались объяснить причину такого шага на пресс-конференции. Правда, получилось не очень. Две основные причины, которые якобы побудили издать приказ, - забота о сохранности документов и возможность архивов зарабатывать деньги в условиях нехватки государственного финансирования. Однако обе слабо выдерживают критику.

«Самой большой проблемой самостоятельного и бесконтрольного копирования материалов архивного фонда является ускорение процесса его разрушения. Мы разрушим свое наследие, свою аутентичность», - убеждал заместитель министра юстиции Денис Чернышов.

Однако, по словам исследователей, все как раз наоборот: при копировании материалы меньше повреждаются, чем при работе с ними. Потому что пользователь открыл документ, сделал фото и закрыл. Зато новая норма заставит больше пользоваться документами.

«Например, в архиве Днепропетровской области один старенький контактный сканер формата А4. И больше никакой техники. То есть они не могут изготовить копии документов другого формата. Многие архивы не имеют достаточной технической базы для изготовления качественных копий. Это приведет к тому, что они не смогут изготавливать копии, а исследователям это запретили - и мы будем вынуждены постоянно извлекать документы из хранилищ; а главное, что вредит документам, - ультрафиолет, то есть обычный свет. То есть логичнее архивам было бы искать пути сотрудничества с исследователями и максимально оцифровать фонды. Делая копию, исследователь может оставлять ее для архива. Тогда и дела будут храниться лучше», - объясняет Сергей Фазульянов.

Другая причина, которую озвучивают в Минюсте, - архивы должны зарабатывать. При этом Денис Чернышев в качестве примеров почему-то приводил плату за вход в Лувр и присутствие контролеров в музейных комнатах.

«Если нужна копия, можно обратиться к архивным работникам. И поэтому никакие права пользователей не нарушены», - убеждала председатель Государственной архивной службы Украины Татьяна Баранова.

Исследователи же настаивают, что в условиях нехватки работников архива копирования может затянуться на недели, а исследовательские работы станут просто не по карману. Более того - в нынешней законодательной ситуации это может быть отличным источником манипуляций и коррупции в самых архивах.

«Не существует единых тарифов на копирование. Один архив это считает по 41 грн и 43 коп. за документ, другой - по три гривны за страницу. При этом нет однозначной трактовки документа. Для кого-то это одна метрическая запись, для других - дело. И здесь очень большой простор для спекуляций и коррупционных действий. И вообще это называется принуждением к заказу услуг, которые исследователям не нужны. Потому что исследователи имеют возможность сделать копию», - объясняет Сергей Фазульянов.

Интересно и то, что во время пресс-конференции заместитель министра искренне признался в своей некомпетентности в вопросе доступа к архивам - но заявил, что считает это даже хорошим.

«Когда пошла дискуссия, я начал это смотреть и изучать. Мне архивное дело несколько ново; но это неплохо, ведь я с чистого листа пишу историю понимания этого», - заверил Денис Чернышев ...

При чем тут Россия?

«Архивное дело универсально для любой страны», - заявляет заместитель министра. Этим утверждением в Минюсте оправдывают еще один неприятный сюрприз: некоторые нормы приказа фактически скопированы с прошлогоднего российского «Порядка использования архивными документами в государственных и муниципальных архивах Российской Федерации». В частности, речь идет о перечне разрешенных устройств для копирования.

«Самое неприятное, что наш документ по духу напоминает российский, - говорит Игорь Кулик. - Их порядок навредил активистам и ввел платное копирование. В принципе, наш говорит то же, ведь через сито запретов пройти почти невозможно. Мне жаль, что мы не берем пример с европейских государств».

На самом деле, говорит Андрей Когут, нет такого понятия, как единые унифицированные правила пользования архивами. Они есть на уровне совсем базовых норм: например, нельзя есть в архиве, запрет писать на бумаге, положенной поверх архивных документов, запрет громко говорить или пользоваться фотоаппаратом со вспышкой. Но они не касаются тех ограничений, которые были заложены в этом порядке.

В тему: Эксперты: История и архивы — это вопрос национальной безопасности

«У меня возникает вопрос, почему мы не имплантируем правила пользования архивными документами, которые есть в Великобритании или США. Например, в США есть отдельные места для копирования - и это можно делать без проблем, если касается твоих научных интересов.

В последние годы историческая наука в Украине активно развивается. И, в частности, благодаря открытым архивам. Изменения в правилах пользования архивами - подножка украинской исторической науке. И это в ситуации, когда Россия использует в гибридной войне не только военные, но и гуманитарные методы», - комментирует Андрей Когут.

«Нам надо отменить этот приказ, а вторым этапом должна быть разработка концепции новой архивной системы в Украине», - убежден Игорь Кулик.

Мирослава Иваник, опубликовано в издании  Збруч

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com