Несмотря на страх и ненависть: как украинцы живут в оккупации и почему не выехали из Крыма

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Жить в Крыму страшно. Людмила обеспокоена: «Здесь же просто сделали военную базу. Здесь на квадратный километр оружия больше, чем в любом регионе той же России» ...Жить в оппозиции к «власти» и смотреть на то, как твоя маленькая родина превращается в «совдепию». Такая ситуация знакома не только крымским татарам.

Ведь здесь, на полуострове, живут и украинцы, которые резко не приняли оккупацию. Они не бежали на референдум и не радовались России. Почти никто из них не верил в то, что оккупация может затянуться на годы.

Эти крымчане ждут увольнения, со страхом наблюдая за российским правлением на полуострове. Ведь довольно часто здесь проводятся обыски, аресты и задержания за любое выявление проукраинского настроения.

В тему: Чийгоз и Умеров в Европарламенте рассказали о жутчайших нарушениях прав человека в Крыму

К тому же Крым превращают в военную базу с кучей техники и оборудования. Поэтому кроме родственников и некоторых знакомых никто даже и не догадывается об их взглядах.

У многих «крымских украинцев» есть близкие на материке. Но не все имеют возможность или хотят уехать из Крыма.

Несмотря на страх, нам удалось найти и поговорить с украинками из Симферополя, Ялты и Феодосии. Они рассказали о своей жизни в оккупации и объяснили, почему до сих пор не уехали с полуострова.

Года в ненависти

Алена работала ландшафтным дизайнером — обустраивала территории освещением, водой и растениями. В начале 2014 года крымчанка и не представляла, что Симферополь перестанет быть ей родным городом, каким она его знала всю жизнь.

Сезон у ландшафтников, как правило, начинается где-то в марте. Новыми клиентами теперь были российские заказчики, которые начали заезжать на полуостров. Дизайнер сходила на пару встреч и поняла, что не хочет переступать через себя.

Помехой работе на россиян стала не только проукраинская позиция — двоюродного брата Алены, служивший в Кропивницком, одним из первых отправляют на Донбасс. Тогда в Крыму еще работали украинские операторы, поэтому Алена была с ним на связи все время.

«Сидеть у телефона и слушать, как россияне убивают твоего брата, и потом с ними по работе общаться, для меня это неприемлемо. Я поняла, что я не хочу с ними работать», — говорит крымчанка.

Первый год оккупации прошел для девушки в непрерывной тревоге за своего брата. К счастью, с войны он вернулся живым и здоровым.

Многие друзья Алены из Крыма перебрались на материк — в Киев, Одессу, Николаев и другие города. Они переселились сразу после оккупации и говорили девушке, что больше никогда не вернутся. А она постоянно спрашивала «почему?». Не верила, что оккупация продлится так долго.

Девушка находит поддержку и среди новых знакомых здесь, в Симферополе. Периодически гостит в Украине у друзей или родственников. Она открыла собственную лавку с ассортиментом для шитья и вязания, где порой встречает «своих» среди клиенток.

С некоторыми из друзей, сторонниками самопровозглашенной власти, Алена теперь только здоровается. Испортились и отношения в семье — из-за различных политических взглядов они с отцом не разговаривали около года.

Девушка рассказывает, что ее родители начали отождествлять Россию с тем «хорошим Советским союзом», который они помнят смолоду. В Крыму они поселились после окончания института, где-то 42 года назад. Папа родом из Одессы, а мать — харьковчанка. Кроме родителей у нее здесь больше нет родственников, все в Украине или России. Сейчас Алена возобновила общение с отцом, но говорит, что это больше формальность.

В следующем году, когда полуостров начали наводнять россияне, Алена не собиралась покидать дом. Коренная крымчанка не хотела, чтобы ее место здесь занимало это «пришлое ватное нечто». К тому же, она была уверена, что новоприбывшие должны от кого-то слышать, что здесь не рады ни им, ни России, ни всем этим «Путиным».

Зато российские родственники начали попрекать Алену, мол, если ей здесь не нравится, пусть едет в свою Украину. «То есть мне, человеку, который здесь родился, который здесь прожил всю жизнь, который ... Ну я как бы больше прав имею, чем все эти русские. А эти русские приезжают сюда и говорят «убирайся отсюда, раз тебе не нравится», — возмущается девушка.

Но постепенно пришло ощущение, что здесь ей действительно не место. Жить в ненависти и ждать возвращения Крыма Алена больше не может, поэтому недавно она решила перебираться в Киев.

Решение стало сомнительным, когда ее отца отправили на обследование по состоянию здоровья. Бросить родителей самих в такой ситуации она, как единственный ребенок в семье, не имеет морального права. Но пока неизвестно, насколько ситуация серьезная, чтобы понять, откладывать ли намеченный план.

Знакомые и родственники теперь связывают желание переезда Алены с тем, что жить стало хуже. Однако она считает, что здешним невдомек, как можно уехать по каким-то другим причинам, нежели деньги и бизнес.

В тему: Про повелителя мух и Крым как проклятие

Во всяком случае, Алена говорит, что этот переезд будет окончательным и жить сюда она больше не вернется.

Уезжать отсюда — нет

Крымчанка Ольга, наоборот, считает выезд проукраинского населения с полуострова ошибкой.

Раньше она тоже думала оставить свой дом в Ялте, который построили ее родители. Родительский дом она не собиралась продавать. Поэтому пришлось бы снимать квартиру на первое время или искать прибежище у друзей.

Однако проблема была не чисто в жилье — основной преградой стала работа. Ольга бы просто не нашла ее вне Крыма, так как работает в сфере туризма и знает все о полуострове.

Поэтому женщина не смогла бы самостоятельно себя обеспечивать. А получать пособие по безработице она считает несправедливым по отношению к Украине. Тщательно взвесив все варианты, она решила остаться.

Затем она осознала, что ошибалась относительно переезда. Ведь постепенное уменьшение проукраинских крымчан пойдет на пользу только России. «Здесь можно жить и можно поддерживать свою позции. Да, тяжело. Да, можно сесть за свою позицию, я все понимаю. Но уезжать — нет», — говорит крымчанка.

Дедушка и бабушка Ольги переехали в Крым еще в шестидесятых. Другая часть семьи остались в Донецкой области, городе Енакиево. Каждое лето родственники гостили в Ялте, однако теперь они не приезжают уже который сезон.

Сейчас женщина живет с матерью, которая до последнего не могла поверить, что в наше время одно государство может оккупировать часть другого. Ольга одна воспитала сына, который закончил институт и уехал работать в Украине. Близкие поддерживали ее проукраинские настроения, а вот с любимым ей пришлось из-за этого расстаться.

Трудно стало и в материальном плане: средств хватает только на еду. Теперь Ольге приходится отказываться от необходимого: «Думаешь: стоит ли покупать сапоги или еще год относить ... Уже лет 10 у меня так вопрос не стоял».

Кроме того, за сезон женщина имела подработку: можно было сдать квартиру или подвезти туристов. Теперь большинство гостей Ялты — россияне без особых состояний, которые не путешествуют и не посещают экскурсий.

Те родственники, что остались в Донецкой области, разделились по политическим мотивам. Некоторым удалось уехать из области, остальные не имеют возможности это сделать из-за квартир или стареньких бабушек и дедушек. Какая-то часть семьи, с которой Ольга уже не общается, обрадовалась «Донецкой республике».

В Ялте Ольга нашла единомышленников и среди коллег по работе, и среди подруг. Она делится, что приятно иногда узнавать поддержку среди незнакомцев по маленьким деталям: маркерам, магнитикам, каким-то значкам с сине-желтыми цветами.

Женщина говорит, что всегда позиционировала себя украинкой. Правда, до оккупации еще верила в «братские народы» с Россией.

Ольга считает, что проукраински настроенных на полуострове много. Однако украинцы в Крыму до сих пор разобщены, изолированы друг от друга. Они не такие сплочены, как крымские татары, поэтому для «власти» пока составляют меньшую «угрозу».

Покинуть семью или остаться в оккупации

События 2014 года едва не стали для Людмилы поводом для развода. Ей пришлось выбирать: сохранить семью и жить в Крыму или же переехать в Украину.

Людмила была бы рада уехать из Феодосии, но ее муж был категорически против. Первые два года она постоянно ссорилась с ним. Женщина пыталась доказать мужу, что их запугивают путинской пропагандой, однако он ей не верил.

Муж Людмилы присягнул на военную службу еще во времена Советского Союза. В годы независимости, когда делили Черноморский флот, судно крымчанина перешло под контроль России.

С началом оккупации моряк уже вышел пенсию, но отказался ехать, потому что в таком возрасте им обоим будет трудно снова становиться на ноги. А таких родственников в Украине, которые бы приютили на первое время, у них нет.

В тему: Аннексированный Крым: пять проблем для оккупанта

Бросать семью и ехать сама Людмила тоже не хочет. «Муж все-таки отец моих детей. Какой бы он ни был, он меня любит и ... ну семья есть семья. А туда я приеду, значит, я должна буду покинуть мужа», — говорит крымчанка.

Женщина переживает, что дети также будут расстроены из-за развода родителей. Супруги имеют двух сыновей: один сейчас в Киеве, другой с женой в Запорожье. Раз в три-четыре месяца Людмила ездит проведать своих хлопцев. Она увлеченно рассказывает, что это также дает ей сил жить дальше под российскими флагами.

В Крыму у Людмилы много близких. Вместе с семьей она еще в детстве переехала сюда из Донбасса.

За последние годы ее муж пришел к более умеренным взглядам. В семье теперь не говорят о политике, потому что все поняли, что позиция Людмилы непреклонна. Другие же родственники женщины, которые были в «эйфории» после референдума, разочаровались и теперь больше ее понимают.

Крымчанку до сих пор удивляет, как людей «по телевизору завели на референдум». Сама она уже лет 8 не смотрит телевидение, только некоторые иностранные и украинские источники.

Из-за низких зарплаты и пенсии Людмиле приходится работать бухгалтером сразу на несколько фирм. По ее словам, крымское население вытесняется из всех сфер, а на тепленькие рабочие места приезжают россияне.

Женщине теперь не раз приходилось сталкиваться с пренебрежением и попреканием вроде «это вам не Украина» .Поэтому скрывать свою позицию приходится и в рабочие часы.

А пока жить в Крыму страшно. Людмила обеспокоена: «Здесь же просто сделали военную базу. Здесь на квадратный километр оружия больше, чем в любом регионе той же России».

Крымчанка мечтает о возвращении полуострова Украине и надеется, что это произойдет благодаря международному праву, а не войне.

Эльвира Насибуллина, опубликовано в издании INSIDER

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Последние новости

20:01
В субботу в Украине облачно, минимум осадков, днем -1 - -4, на юге около 0 градусов (КАРТА)
19:39
В'єтнамець з Одеси по імені Х@й судиться за своє добре ім’я через український диплом (ДОКУМЕНТ)
19:18
Печерський суд у «розморозці» рахунків фірм Януковичів винить слідчих ГПУ
19:15
Суд Дніпра підтвердив законність перейменування вулиці Героїв Сталінграду
18:58
В УПЦ МП погрожують репресіями щодо єпископів, які візьмуть участь у Соборі
18:38
86 тис. доларів на людину - сума боргів перед МВФ сягнула рекордного рівня
18:22
В Україні на десятьох працівників припадає 11 пенсіонерів, – голова ПФУ
17:58
«Викрадений» СБУ митрополит МП знайшовся і заявив, що силовиків навіть не бачив
17:40
Негативне сальдо зовнішньої торгівлі за 10 місяців збільшилася до 7,9 млрд дол
17:20
Спецслужби РФ намагаються втручатися в українські вибори через соцмережі, — СБУ

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com