Почему Польше удалось? Люстрация и общая декоммунизация как экономические факторы. Часть 2

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  chelm.naszemiasto.pl

 Польский экономический успех имел очень важную составляющую - преодоление тяжести коммунистического прошлого. Кое-где это напоминало «шоковую терапию» экономических реформ Бальцеровича. Он базируется на "трех китах": люстрации, создании Института национальной памяти (ИНП) и «музейной революции». 

ИНН имеет следственные функции и возможность уголовного производства в отношении преступлений, которые были совершены против польского народа как нацистами, так и коммунистами.

(Первую часть цикла «Почему Польше удалось?» читайте здесь).

Когда-то на одном блоге мне попались три карты современной Польши, само соседство которых вызвало какие-то очень странные чувства. На одной карте была визуализирована популяция диких оленей, на второй - таких же диких кабанов, а на третьей - результаты президентских выборов в Польше в 2010 году.

Все три карты удивляли своим сходством. Польша была разделена определенным рубежом, по одну сторону которого было много диких зверей, а по другую - значительно меньше. Там, где было много диких оленей и кабанов - голосовали за победителя этих выборов Бронислава Коморовского. Там, где мало зверей - за его оппонента Ярослава Качиньского.

Проект одного из залов музея польской истории. Строительство музеев финансируется из фондов ЕС

Проект одного из залов музея польской истории. Строительство музеев финансируется из фондов ЕС

Сопоставление карт между собой казалось абсолютным абсурдом: какая может быть корреляция между популяцией кабанов и поведением избирателей? Но оказывается, что граница, делящая как политические реалии, так и реалии мира животных, к тому же очертила контуры призраков прошлого. Это была граница, образовавшаяся в результате разделов Польши в конце XVIII века.

На бывших немецких землях было много диких животных, а избиратели голосовали за либеральные ценности. На бывших российских и австрийских - животных было значительно меньше, а большинство избирателей голосовало за представителя более правого, традиционного мировоззрения. Это выглядело совершенно фантастически: старые империи распались 100 лет назад, а их призраки еще продолжали существовать в таких далеких друг от друга сферах, разделяющий своими границами людей с различным общественным опытом, мировоззрением и ценностями!

Численность популяции диких кабанов и электоральные предпочтения поляков

Численность популяции диких кабанов и электоральные предпочтения поляков

Причем здесь кабаны и олени? Можно попробовать предположить, что ценности и мировоззрение поляков как-то влияют на способ природопользования, и - соответственно - на популяцию диких зверей. Дальнейшие рассуждения по этому вопросу были бы отступлением от основной темы.

Собственно, вся эта история о трех картах - является лишь иллюстрацией к тезису: история имеет невидимую силу тяжести, а прошлое формирует наше мировоззрение и ценности - является фактором гуманитарного, а значит и экономического развития. Ибо (две цитаты): «культура имеет значение» и «ценности мажутся на хлеб». Но об этом подробнее - в конце этого текста.

Призраки прошлого всплывают в общественном сознании в самых неожиданных местах и ​​самым невероятным образом. В США, например, на прошлых президентских выборах за Обаму проголосовали те штаты, где не было рабства в XIX веке и сегрегации в ХХ-м. А там, где рабство и сегрегация цветного населения имели место в прошлом - большинство голосовало за Ромни и республиканцев.

В Украине есть тоже много неожиданного для сравнения. Некоторое время назад TEXTY разработали интересную визуализацию. На ней была представлена ​​информация, где в нашей стране правительственные учреждения и органы самоуправления расположены на улице Ленина. Красными точками изобилует вся территория Украины на восток ... от польско-советской границы, которая существовала до сентября 1939 года. И практически чистой от красного цвета остается остальная территория на Западе.

Мы живем на улице Ленина. Населенные пункты, в которых центральная улица им. Ленина

Мы живем на улице Ленина. Населенные пункты, в которых центральная улица им. Ленина

В тему: Улица Ленина для Украины: красная сыпь на теле страны

Другая карта - это печальная украинских демография. Имею плохую новость для всех тех, кто живет восточнее старой польско-советской границы: там, где есть улицы Ленина - там Украина вымирает, там, где нет улиц Ленина - демография отмечает прирост населения. И так получается, что имя вождя мирового пролетариата опасно для здоровья того самого пролетариата!

Показатели ожидаемой продолжительности жизни. Данные Национального института стратегических исследований

Показатели ожидаемой продолжительности жизни. Данные Национального института стратегических исследований

Прямая корреляция между рождаемостью, смертностью и советской топонимикой возможна только в системе координат черного юмора. Причинно-следственные связи здесь значительно сложнее - через ценности, мировоззрение, поведенческие стереотипы и образ жизни, который они формируют.

Там, где в повседневных ценностях укоренился постсоветский патернализм - там происходит депопуляция. Там, где советское мировоззрение не успело так глубоко пустить свои метастазы в мозг людей - там рождаемость превысила смертность.

Имя Ленина в топонимике является лишь маркером советскости. Его наличие на карте лишь отражает определенное состояние общественного сознания в том или ином регионе. Отражает определенные ценности. А уже ценности заставляют нас действовать тем или иным способом. Или не действовать. И уже эти действия или бездействие влияют на уровень благосостояния, продолжительность жизни и рождаемость.

Так действует груз прошлого. Груз прошлого действует как гравитация: ее будто не видно, а она есть! Но прошлое - текуче. Гравитацию прошлого можно преодолеть без ракетной тяги - только силой разума.

***

Польский опыт модернизации имел очень важную составляющую - преодоление тяжести коммунистического прошлого. Кое-где это напоминало «шоковую терапию» экономических реформ Бальцеровича. Для многих таким шоком стала люстрация. Еще для кого-то - разоблачение Института национальной памяти.

Так или иначе, коренные изменения невозможны без институализации политики памяти.

В 1989 году состоялся Круглый стол, который открыл дорогу изменениям. Но тогда кое-кто считал его результаты неудачным компромиссом между коммунистами и оппозицией: президент - ваш, правительство - наше. Однако это был лишь первый шаг. Вскоре состоялись президентские выборы, на которых победил лидер «Солидарности» Лех Валенса.

В 1989 году в Польше сложилась ситуация, когда сформировался мощный запрос на декоммунизацию. Однако это не Валенса или кто-то из лидеров антикоммунистической оппозиции распорядился - провести кампанию по декоммунизации гуманитарного пространства. Это был запрос общества на изменения в этом направлении.

Сначала «антисоветские» структуры формировались нелегально - еще до 1989 года. Общества ветеранов Армии Крайовой, «Катынские семьи», общества пострадавших от советских депортаций в Сибирь, различные оппозиционные ячейки, которые имели целью распространение правды о прошлом - все эти организации появились еще до падения коммунистического режима в Польше. В конце 1980-х они только вышли из подполья. А потом - начали формировать повестку дня для новой некоммунистической власти.

Впоследствии стремление декоммунизации институционализувалось в люстрационное законодательство и создание Института национальной памяти. Теперь к этим элементам декоммунизации добавился еще один: в Польше началась музейная революция.

Люстрация

Сама идея люстрации изначально состояла в том, чтобы отстранить от возможности занимать должности в государственном управлении и местном самоуправлении лиц, которые были причастны к притеснениям прав и свобод граждан в коммунистической Польше.

Речь шла о восстановлении справедливости: бывшие представители коммунистической власти должны понести ответственность за совершенные обществу несправедливости.

В тему: Прощание с тоталитаризмом

Другой важный момент - национальная безопасность. Бывшие тайные сотрудники, которые попали на высокие должности в новой власти, могли стать объектом шантажа разведок других стран.

Итак речь шла не только о тех, кто работал на спецслужбы.

Речь шла о том, чтобы в новой Польше произошла смена политических поколений и не состоялось возвращение старых кадров, реакции и свертывания реформ.

В тему: Евгений Сверстюк - об агентуре в политике, фальшивых священниках и люстрации

Идея провести люстрацию материализовалось в первых парламентских законопроектах только в декабре 1991 года. Но тогда до этого дело не дошло. Следующая попытка проголосовать в Сейме этот вопрос была реализована в конце мая 1992 года. Именно тогда случился первый крупный скандал вокруг люстрации.

Что произошло. Небольшая, как пишет «Газета выборча» - диванная - партия «Союз реальной политики», чья фракция состояла лишь из трех депутатов, представляет проект постановления о люстрации лиц, занимающих важное положения в государственном аппарате.

Депутатам парламента было известно, что правительство готовит люстрационные процедуры, а в Министерстве внутренних дел действует отдел, который интенсивно разыскивает в архивах бывших сотрудников коммунистических спецслужб. Однако вместо нормальной процедуры обсуждения проекта в парламентских комиссиях и прохождения очередных чтений в сессионном зале - в Сейме началась настоящая кутерьма.

Причины такой спешки заключались в том, что сама по себе идея люстрация была очень популярной в обществе. Многие считали, что бывшие c сотрудники и агненты спецслужб все интенсивнее расширяют свое влияние в коммерческих структурах, банках и средствах массовой информации. Рост этого влияния беспокоил общество.

Поэтому проект ставят на голосование даже без обсуждения в профильных комиссиях. Некоторые из депутатов пытались спросить у присутствующих коллег, как можно голосовать постановление, которое явно противоречит сразу нескольким действующим законам.

Либеральные круги считали, что большая часть документов СБ была сожжена, еще часть - фальсифицированная агентами хотя бы из соображений получить повышение, а значит - эти документы не могут быть надежным и достоверным основанием для люстрации. Под люстрацию может попасть кто-то невиновный, а некоторые настоящие агенты или их «стукачи» в то же время будут и дальше занимать высокие должности.

Но в ответ на замечания либеральных депутатов остальные взрываются недовольными криками и грохотом. Господствуют революционные настроения. Несколько депутатов воздерживаются. При минимальном кворуме «за» голосует 186 депутатов, «против» - лишь 15. Раздаются аплодисменты.

Это решение польского парламента требовало от министра внутренних дел в недельный срок предоставить полную информацию о сотрудничестве со Службой Безопасности всех, кто занимает высокие государственные должности: депутатов обеих палат парламента и воевод. Два месяца парламент предоставил для подготовки информации об остальных лицах, должностные обязанности которых требовали «общественного доверия». Речь шла о судьях, прокурорах, адвокатах. А через полгода такая информация должна быть предоставлена ​​в отношении лиц, избранными или назначенными в органы местного самоуправления.

В тему: Лучше б их «зачистили». Об утраченном шансе проведения люстрации в Украине

Самое интересное, что посткоммунисты - бывшие члены Польской объединенной рабочей партии - могли не волноваться: формально вербовать членов правящей ПОРП спецслужбы не имели права. Поэтому люстрация в таком виде скорее превращалась в инструмент политической борьбы между представителями бывшей антикоммунистической оппозиции, которая в начале 1990-х естественно разделилась на право- и лево-либеральные политические силы, что после «Круглого стола» начали конкурировать за власть. Так и произошло.

Через неделю, утром 4 июня 1992 года министр внутренних дел Антоний Мацеревич передает председателям парламентских фракций конверты, содержащие список 64 человек: трое министров, восемь заместителей министров, трое высокопоставленных чиновников из Канцелярии президента, 39 депутатов Сейма и 11 сенаторов. Другой конверт был направлен президенту Валенсе, председателям обеих палат парламента, а также председателям Высшего и Конституционного судов. Этот второй конверт содержал также имена ... председателя Сейма Хжановского и президента Валенсы.

Министерство внутренних дел делает заявление, что не может сделать выводы о причастности или непричастности определенных должностных к сотрудничеству со спецслужбами, а потому только сообщает имена, которые были найдены в имеющихся материалах спецслужб.

Президент Валенса делает ряд заявлений, в которых сообщает, что никогда не сотрудничал с СБ, хотя и был арестован несколько раз. Позже он обвиняет Министерство внутренних дел в избирательном подборе материалов и фальсификациях, а также в том, что для этого были использованы процедуры, которые не имеют правового характера, однако делают возможным политический шантаж и дестабилизируют государственные структуры.

Поскольку постановление противоречило нескольким законам, парламентская оппозиция составила представление о вотуме недоверия правительству Яна Ольшевского.

Вечером 4 июня президент Валенса начинает процедуру отставки правительства Ольшевского и отправляется в Сейм, чтобы присутствовать во время парламентских дебатов.

Премьер Ольшевский выступает на телевидении с речью. Он делает громкое заявление. По его мнению, неслучайно то, что вотум недоверия правительству выражен именно в тот момент, когда возникает возможность порвать путы, которые связывают страну с коммунистическим прошлым.

После полуночи дело доходит до голосования в парламенте. За отставку правительства проголосовали 273 депутата, против - 199, 33 - воздержались. Эта ночь вошла в польскую историю как «Ночь папок».

За пару недель Конституционный трибунал объявляет вывод о том, что люстрационное постановление противоречит Конституции. Так из-за спешки и амбиции политических конкурентов закончилась первая попытка люстрации в посткоммунистической Польше.

Первый закон, который обеспечил люстрацию, был принят через 5 лет после «Ночи папок». Окончательно польское люстрационные законодательство сформировалось только в 2006-2007 годах.

Теперь закон обязывает всех, кто выполняет публичные функции, пройти через люстрационные процедуру: от президента страны, правительства, парламентариев, депутатов местного самоуправления, судей, прокуроров и адвокатов до ректоров и проректоров высших учебных заведений.

Была также попытка включить в этот список журналистов, банкиров, биржевых работников, директоров частных школ и даже руководителей спортивных ассоциаций. Но Конституционный суд признал эти положения последней редакции закона неконституционными и изъял их оттуда.

Процедура люстрации является достаточно сложной. Человек, стремящийся занять должность в органах государственной власти или быть избранным, должен составить признание о своем сотрудничестве с органами безопасности коммунистической Польши.

Функция проверки признаний фактами возложена на работников Люстрационного бюро Института национальной памяти, который хранит архивы спецслужб коммунистической Польши. Отказаться - нельзя. Врать - нельзя. И первое, и второе, в конце концов, закончится увольнением или отставкой.

Нарушением считается не столько факт самого сотрудничества со спецслужбами, как факт лжи обществу.

В случае, если суд устанавливает факт люстрационной лжи, виновник может быть лишен права избираться в парламент или в местное самоуправление на срок от 3 до 10 лет. Такие случаи в новейшей истории Польши были. В частности, депутат Сейма Рышард Смолярек потерял мандат в июле 2001 года после того, как суд признал его виновным в люстрационной лжи.

Польский опыт люстрации - очень странная штука.

С одной стороны, она является определенным проявлением нетерпимости общества ко лжи и попыткой отстранить от власти тех, кто был причастен к политическим репрессиям и ограничению гражданских свобод в коммунистической Польше. В конце концов, это была попытка отстранить от власти бывших «стукачей».

В тему: Вятрович: сотрудники КГБ массово уничтожали информацию о себе и своих агентах

С другой стороны, многие считают, что польская версия люстрации неэффективна по сравнению с немецкой и чешской, в частности потому, что с ее введением новая польская власть опоздала на несколько лет и утратила подходящий момент.

Стала ли люстрация эффективным средством для декоммунизации - об этом польское общество дискутирует сих пор.

Для Украины, где порой можно услышать мнение, что люстрация смогла бы способствовать ротации элит и отстранению от власти бывших коммунистов, важно понять: люстрация в Польше не была инструментом ротации элит во власти. Она была следствием этих изменений.

Демократическая оппозиция заменила коммунистов значительно раньше, чем смогла провести люстрацию. Сама же люстрация порой превращалась в инструмент выяснения отношений между бывшими соратниками.

С другой стороны, наличие в украинской власти бывших работников советских спецслужб есть еще большей угрозой национальной безопасности, учитывая возможность манипулирования ими, скажем так, со стороны других государств. И это - актуальный для Украины аргумент «за» люстрацию.

В тему: Киллер Дикаев работал на высшее руководство милиции Украины. «Оборотни» в МВД – разведка России?

Так же остается актуальным вопрос возвращения справедливости: очень странно, когда в независимой Украине в ее властные структуры могут попасть те, кто приобщился к репрессиям против борцов за украинскую независимость.

Однако украинские архивы спецслужб еще больше, чем польские, пострадали от «зачисток». И поэтому люстрация на их основании будет еще более выборочной, чем в Польше, и охватит далеко не всех, кого должна была бы охватить.

Конечно, обнародование списков агентов и «стукачей» в долгосрочной перспективе помогло бы украинскому обществу рассчитаться с прошлым: зло и козни должны быть осуждены.

Способствовала ли польская люстрация осуждению коммунистического прошлого? Скорее, да. Однако ответа на вопрос «что такое хорошо, а что такое - плохо?" польское общество нашло значительно раньше, чем начало люстрации.

Может ли Украина воспользоваться этим опытом? «Польша замедлила с люстрацией, а Украина - опоздала» - говорит руководитель варшавского отделения Института национальной памяти профессор Ежи Айслер. Поэтому в актуальных политических условиях Украине, скорее всего, придется подождать, когда для люстрации придет время.

Институт национальной памяти

Значительно более эффективно процесс декоммунизации происходил в направлении создания государственного учреждения, которое бы занималось огромным архивным собранием бывших спецслужб и государственного аппарата коммунистической Польши. Полное название учреждения, уже несколько раз была упомянутого здесь - «Институт национальной памяти - Комиссия по преследованию преступлений против польской нации».

Польский ИНП начал работать летом 2000 года. Учреждение не только получило полный контроль над архивами спецслужб. Институт национальной памяти выполняет четыре функции. Конечно, прежде всего - хранит эти архивы. Конечно, изучает документы и пытается максимально распространять правду о прошлом. Также в состав ИНП входит Люстрационное бюро. Но кроме этого, ИНП обладает следственными функциями и возможностью уголовного производства в отношении преступлений, которые были совершены против польского народа как нацистами, так и коммунистами.

Сегодня польский Институт национальной памяти - это более 87 километров архивных полок! Это - 18 отделений и представительств Института в разных городах Польши. Это - более 2000 сотрудников. Ежегодно ИНН публикует несколько монографий, сборников документов, организует передвижные выставки, проводит научные конференции, тренинги для школьных учителей, публичные дискуссии и лекции, встречи молодежи со свидетелями истории.

Организует книжные конкурсы «Историческая книга года» и «Лучший исторический дебют года», выпускает журналы, альманахи, дидактические материалы для школ и даже ... познавательные компьютерные игры, рассказывающие о сложных страницах польского прошлого. Польский Институт национальной памяти - это фабрика деконструкции исторических мифов, появившихся в коммунистические времена.

Исторические исследования ИНП направлены, в первую очередь, на тематику Второй мировой войны и существование репрессивного аппарата в коммунистической Польше до 1989 года.

Например, Институт реализовал два проекта, которые являются как бы отражением друг друга. С одной стороны, был опубликован список всех жертв коммунистического режима - всех, кто был казнен по политическим причинам в 1944-1956 годах. С другой - было создано многотомное издание «Аппарат служб безопасности в Польше». Первый том содержит информацию о кадрах ВБ в 1944-1956 годах. И так каждый поляк может достаточно легко узнать, кто кого и когда.

Интересно, но никаких конфликтов вроде «Монтекки и Капулетти» на этой почве не возникло. То есть в Польше не побоялись сделать то, чего до сих пор боится коммунистическое руководство украинских архивов: мол, родственники жертв начнут мстить потомкам палачей. Польский опыт доказывает - не станут.

Институт национальной памяти работает над многими проектами совместно с общественными организациями, другими государственными и иностранными учреждениями. «Указатель поляков, казненных и репрессированных гитлеровцами за помощь евреям» сделали совместно с Главной дирекцией государственных архивов Польши, Музеем Аушвиц-Биркенау и Институтом Яд-Вашем.

Проект «Человеческие потери и жертвы репрессий под немецкой оккупацией» реализуется совместно с фондом «Польско-немецкое примирение» и Центром «Карта» - общественной организацией, которая занимается сбором устной истории ХХ века. А проект «Указатель репрессированных на Востоке» - это совместный проект ИНП и «Карты», который направлен на сбор информации о поляках, ставших жертвами советских репрессий в 1939-1959 годах.

В начале деятельности ИНП все направления работы были равно важными. Люстрация и уголовное преследование преступлений против польского народа были так же актуальны, как и архивное, издательское и просветительское направления. Впрочем, в последние годы ощущаются определенные изменения.

Еще во времена председательства Януша Куртыки, погибшего в Смоленске в катастрофе президентского самолета 10 апреля 2010 года, объемы научной, издательской и просветительской продукции ежегодно заметно увеличивались.

Теперь новый глава ИНП Лукаш Каминский четко артикулирует приоритеты работы института: просто из-за демографических факторов люстрационное направление с каждым годом будет значить все меньше, а потому главным приоритетом становится просветительская миссия Института.

Однако было бы большой ошибкой идеализировать работу польского ИНП. Иногда бывают и скандалы.

Так же либеральная пресса критиковала ИНП за книгу о деле «агента Болека», в которой авторы обвинили Леха Валенсу в сотрудничестве с коммунистической Службой безопасности.

Время от времени звучали обвинения, что Институт идет на поводу у правых партий и организаций. И во время выборов нового председателя в 2011 году некоторые из членов новоизбранного совета ИНП остро критиковали его предыдущую деятельность, утверждая, что «после Куртицы нужно немного поприбраться».

В этой последней истории обострилась проблема политической заангажированности Института национальной памяти.

По сути, ИНП сидит на «ящике Пандоры» - а как еще назвать архивы спецслужб? Однако обязанность ИНП - не прятать содержимое этого ящика, а открывать его. Конечно, как и в случае люстрации, так и в вопросе конфликтов вокруг различных версий прошлого у разных политических сил возникает соблазн использовать ИНП в политической борьбе.

Именно поэтому законодательно была обеспечена целая система предохранителей политической ангажированности ИНП.

Институтом руководит Председатель, кандидатуру которого избирает Совет ИНП и назначает Сейм, а утверждает Сенат.

Процедура выборов в Совет ИНП является достаточно сложной.

Часть Совета ИНП назначает Президент, часть - парламент. Этот подход критикуют именно за то, что ИНП должен руководствоваться публичным интересом, то есть работать в интересах всего общества, а участие госучреждений в назначении руководителей ИНН приведет к определенной их зависимости от политических раскладов.

На самом деле эти опасения оказались несколько преувеличенными: в нынешний совет ИНП вошли авторитетные историки и юристы, которые вполне осознают приоритет публичного интереса и здравого смысла.

Сравнивать польский Институт национальной памяти с украинским аналогом пока нет возможности. Украинский ИНП - это коллектив из 80 человек, включая уборщиц, что подчиняется правительству и не располагает разветвленной инфраструктурой. А самое главное - украинскому ИНП не были переданы архивы коммунистических спецслужб, государственного аппарата и партийных органов. По своим возможностям и эффективности деятельности это - два несравнимых явления, которые имеют только подобные названия.

В тему: Варшавское Восстание 
в нынешней коллективной памяти поляков

Музейная революция

Последние несколько лет Польша пожинает плоды вступления в ЕС: она является лидером Новой Европы по объему финансирования инфраструктурных проектов со стороны европейских институтов. И это - не только новые дороги, но и новые музеи.

Конечно, финансирование этих проектов является общим: государственный и муниципальный бюджеты выступают основным источником, но без средств Фонда регионального развития ЕС эти проекты вряд ли могли бы быть реализованы на таком высоком уровне.

Современный Музей Варшавского восстания поднял планку настолько высоко, что все музейные проекты, которые в Польше реализуются после, просто не имели права быть хуже.

В тему: Украинцы и Варшавское восстание 1944 года. Российские СС на стороне фашистов

Даже небольшой Музей Познанского восстания 1956 года является воплощением новейших музейных и экспозиционных технологий, которые воздействуют не только на рациональном, но и на эмоциональном уровне.

Конечно, Польша озабочена не только историческими музеями. В последние годы в Варшаве появились Музей Шопена, который, правда, внутри больше напоминает космический корабль, чем старосветский салон, а также новый научный музей-аттракцион «Центр «Коперник».

Но несколько грандиозных проектов посвящены именно истории. В Кракове появился Музей фабрики Шиндлера. В Варшаве продолжается строительство Музея польских евреев и разрабатывают архитектурную и экспозиционную концепции грандиозного Музея Истории Польши. В Гданьске идет работа над созданием Музея Второй мировой войны.

В тему: 29,7 миллионов погибших и пропавших без вести на фронте — цена Победы подсчитана учеными

Польша вкладывает огромные средства в музеи не только потому, что они привлекают туристов. Это - инвестиции в развитие человеческого капитала. А кроме того, создание новых исторических музеев - это очень эффективный способ декоммунизации, преодоления бремени прошлого и формирования общих для всего общества ценностей, целей и приоритетов развития.

***

Итак, выводы.

По люстрации. В нынешних политических условиях - забыть. И даже не потому, что украинское общество пропустило момент. Украина не могла пропустить благоприятный момент для люстрации. Поскольку в нашей истории такого момента просто не было, и не могло быть.

В 1989 году польское общество перевернулось и встало с головы на ноги. Оппозиционная контрэлита заменила коммунистическую элиту. В Украине - этого в 1991 году не произошло. Состоялось конъюктурное перерождение коммунистов. Контрэлита не пришла, потому что ее не было в обществе, и не из чего было появиться. Поэтому некому было люстрировать. А пока такие люди появятся - уже будет некого люстрировать: все сделает время и демография.

Относительно Института национальной памяти и музеев как инструментов декоммунизации. Диалог должен быть направлен на тех, кто способен к диалогу - на молодежь. Именно она сейчас формирует контрэлиту к «совкам». Проблема заключается в том, какой сценарий развития новых поколений победит в Украине.

Победит сценарий клонирования мировоззренческих стереотипов и советских исторических мифов, а значит - и стереотипов общественного поведения? (Помните о демографии и Ленине.) Или общество вернется к европейским ценностям, преодолеет мифы правдой о прошлом и - в конце концов - преодолеет груз прошлого? Польский опыт создания ИНП и музейная революция должны стать для Украины примером для подражания.

В отличие от гравитации, груз прошлого можно преодолеть без ракетной тяги - только силой разума. Нужно переосмысление прошлого и общественный диалог. В нашем случае - декоммунизация сознания. Ведь если просто директивно переименовать улицы и снести памятники - без диалога и переосмысления прошлого вряд ли возникнет что-то кроме еще одного конфликта памяти.

Польша, как и Украина, разделена мировоззрением и ценностями на восток и запад. Но в отличие от Украины этот раздел не пролегает между противоположными векторами движения. Оба главных польских вектора направлены на запад. Только один - чуть правее в ценностном измерении, а другой - чуть левее. Украинские векторы направлены в противоположные стороны и поэтому взаимоуничтожаются.

Это хорошо показывают графики, доступные на ресурсе GAPMINDER. Здесь по одной оси отложен средний возраст популяции, а другой - судьба ВВП в расчете на душу населения. Оба эти показателя образуют интегральный показатель качества жизни: чем больше и продолжительность жизни, и доход каждого - тем лучше качество жизни.

Польша стабильно развивается, несмотря на войны и оккупации

Польша стабильно развивается, несмотря на войны и оккупации

Консенсус вокруг базовых ценностей и направления движения позволяет Польше двигаться вперед и вверх на этом графике. Качество жизни выше в том обществе, которое выработало общие и правильные ценности: они на самом деле «мажутся на хлеб».

Развитие Украины замедлено постоянными колебаниями

Развитие Украины замедлено постоянными колебаниями

Траектория Украины на таком графике напоминает движение качели: туда - сюда. Что означает только одно: общество не движется ни туда, ни сюда. Чтобы это изменить, оно должно найти возможности преодолеть притяжение прошлого, договориться об общих ценностях и сблизить направления векторов движения.

Александр Зинченко, опубликовано на сайте  ТЕКСТИ.org.ua

Перевод: “Аргумент”


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Последние новости

20:01
Погода в Україні найближчими днями: сильний вітер, мокрий сніг та дощ (МАПА)
19:38
Скрепы: в России правительство запретило продавать «Боярышник» дешевле водки
19:29
Шпионка Бутина, арестованная в США, готова признать вину и сотрудничать с обвинением
19:01
Підрив автомобіля на Херсонщині: терорист отримав 15 років в'язниці
18:39
Российские космонавты горят на работе из-за безденежья Роскосмоса
18:23
Інтерпол за запитом РФ оголосив у розшук 20-річного українця - товариша «терориста» Гриба
18:06
МОЗ: Одеський медуніверситет захопили рейдери, в поліції заперечують
17:58
Гриценко закликав Садового і Вакарчука об'єднатися для спільної участі у виборах
17:39
«Схеми» знайшли у родини скандального Татькова 62 га землі і купу апартаментів в Іспанії
17:20
Львів вперше серед українських міст увійшов до рейтингу ТОП-100 туристичних міст світу

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com