Полный ПЕПец. Как у Януковича и Со будут отбирать все нажитое «непосильным трудом»

|
Версия для печатиВерсия для печати
 Фото: dem-alliance.org

Преступные инвестиции и способы их эспроприации. Как ломают карьеру политикам и отбирают деньги у высокопоставленных коррупционеров во всем мире - законодательство и практика. Силу каких законов очень скоро ощутит на себе семья Президента Украины Виктора Януковича и его окружение.

 Фото: dem-alliance.org

Различные страны проходили в той или иной степени этап развития, на котором сегодня пребывает Украина. Все они имели дело с таким явлением, как организованная преступность и ее неотъемлемый атрибут - коррупция, в первую очередь, политическая.

Государства, которые без оговорок можно назвать демократическими, имеют четко очерченные ориентиры в этой сфере. За многие годы ими наработан солидный опыт, который подтверждает, что наибольшего эффекта достигают такие действия, опирающиеся на международное сотрудничество и кооперацию и преодолевают межгосударственные законодательные коллизии.

Важнейшими элементами стратегии противодействия этим позорным явлениям, считают блокирование возможностей отмывания доходов, полученных преступным путем, а также их конфискацию. Увеличить риски для организаторов и участников преступных группировок быть пойманными и наказанными, а также лишить их возможности использовать преступные доходы - вот стержни многочисленных международно-правовых документов, а также практических действий органов уголовной юстиции, финансовых институтов и, безусловно, гражданского общества многих стран мира .

Криминологические исследования, проведенные в разных странах мира, подтверждают тот факт, что в поле зрения органов уголовной юстиции попадают и преимущественно осуждаются "рядовые" преступники. Организаторы, руководители устойчивых преступных объединений, как правило, дистанцируются от действий своих "подчиненных", а коррумпированные чиновники, плотно сцементированные коррупционными сетями во всех ветвях власти и в правоохранительных органах, вообще считают себя "неприкасаемыми". Однако и в этой схеме есть слабое звено. Ее название - преступные доходы.

Сделать уязвимой "ахиллесову пяту" криминальных дельцов призвана межправительственная организация по разработке финансовых мер борьбы с отмыванием доходов и финансированием терроризма (FATF). Ключевой инструментарий ФАТФ изложен в Cорока Рекомендациях этого института. В авангарде глобальной системы противодействия отмыванию грязных денег ФАТФ выставила финансовые учреждения, через услуги которых недобропорядочные клиенты имеют возможность маскировать преступный доход, придавая ему законный вид.

"Финансовые учреждения должны относиться к клиентам с осмотрительностью, включающую необходимость идентифицировать и проверять личность своих клиентов" - говорится в пятой Рекомендации ФАТФ.

Относительно клиентов и операций с повышенным риском, ФАТФ отдельно требует от финансовых учреждений жестких правил предосторожности. К такому типу рисковых клиентов ФАТФ относит политических деятелей (далее ПЭП - с англ.politically exposed persons) - лиц, которые выполняли или выполняют важные государственные функции в другой стране.

Финансовые учреждения обязаны создать такую ​​систему управления рисками, которая бы позволяла определять, каких лиц среди клиентов банка относить к ПЕПам. Финансовые учреждения обязаны принимать меры для определения источников обогащения клиентов - ПЕПов и источников их финансирования; получить одобрение высшего руководства на установление деловых отношений с такими клиентами и проводить постоянный мониторинг деловых отношений с ними.

Стандарты ФАТФ юридически закреплены в законодательстве Европейского Союза, а именно в Директивах по противодействию отмыванию денег. Которые создают единое правовое поле для реализации рекомендаций ФАТФ странами сообщества.

Третья Директива 2005/60/EC по предупреждению использования финансовой системы ЕС в целях отмывания денег и финансирования терроризма, принятая Европейской Комиссией в 2005 году, обобщает положения Первой и Второй Директив ЕС и имплементирует обновленные в 2003 году стандарты ФАТФ.

Третья директива ЕС существенно ужесточает требования к финансовым учреждениям относительно идентификации клиента: закон обязывает определять выгодоприобретателей и детально проверять их личность (по аналогии к пятой рекомендации ФАТФ). Лица, занимающие или занимавшие важные публичные должности в странах с высоким уровнем распространения коррупции,

Директива относит к категории клиентов, которые несут повышенный риск отмывания денег. Бизнес-отношения с такими лицами создают серьезные репутационные и правовые риски для финансовых учреждений ЕС. Именно поэтому Директива обязывает страны члены ЕС "относительно операций и деловых отношений с политическими деятелями, проживающих в другом государстве-члене или третьей стране", требовать от финансовых учреждений осуществлять усиленные меры контроля над клиентами, в частности:

  • (А) обеспечить наличие соответствующих процедур управления рисками для определения, является ли клиент политическим деятелем (ПЕПом)
  • (Б) получать одобрение высшего руководства учреждения для установления деловых отношений с такими клиентами;
  • (В) принимать соответствующие меры для установления источника благосостояния и источников средств, которые привлечены к деловым отношениям или сделкам;
  • (Г) проводить постоянный усиленный мониторинг деловых отношений.

К ПЕПам Директива относит «физических лиц, которым предоставлены или предоставляются значительные государственные функции, и близких членов семьи или близких сотрудников таких лиц".

В 2006 году Европейская Комиссия детализировала понятие ПЕПов, приняв Директиву 2006/70/EC. В ней к категории "физических лиц, которые наделены или были наделены значительными государственными функциями" обязательно включаются:

- Муж / жена;

- Любое лицо (сожитель), которое согласно национальному законодательству приравнивается к супругу / супруге;

- Дети и их мужья / жены или сожители;

- Родители.

Та же Директива содержит перечень категорий лиц, имеющих статус ПЕПов, поскольку они являются «близкими сотрудниками» политических деятелей:

- Любое физическое лицо, о котором известно, что оно имеет общую бенефициарную собственность в юридических лицах или юридических образованиях, или другие близкие деловые отношения с политическими деятелями;

- Любое физическое лицо, имеющее исключительную бенефициарную собственность в юридическом лице или юридическом образовании, о которых известно, что они были созданы для реальной выгоды политических деятелей.

В тему: Обыкновенная коррупция: регионал Мельник арендует помещения для налогового вуза у фирмы сына

В директиве указывается, что ПЕПами не считаются лица, которые прекратили выполнять важные публичные функции в течение одного года.

Отметим, что 16 февраля 2012 года Пленарное заседание FATF утвердило новые стандарты FATF, которые по сравнению с предыдущими рекомендациями (2004 г.) претерпели ряд существенных изменений. Согласно им, значительно ужесточаются требования к применению в финансовой системе подхода, основанного на оценке рисков отмывания доходов и финансирования терроризма; введены требования по координации противодействия отмыванию доходов и финансированию терроризма на национальном уровне; ужесточены требования к международному сотрудничеству; повышена роль подразделений финансовой разведки.

В правовой системе США аналог понятия ПЕПов содержится в статьях Акта патриота, обязывающих вводить мониторинг относительно частного банковского счета, который «создан или содержится от имени или самостоятельно высшей иностранной политической фигурой или ее близкими родственниками или близкими сотрудниками».

Относительно частных счетов, открытых для иностранцев, банки США должны выполнить как минимум два шага:

- Проверить, является ли владелец счета высшим иностранным политическим деятелем;

- Убедиться, что средства на счета не поступают от иностранной коррупционной деятельности.

Согласно Акта о банковской тайне, который действует в США еще с 1970 года, финансовые учреждения должны направлять в Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями (FINCEN) Министерства финансов США отчеты о подозрительной деятельности своих клиентов.

Отдельно Акт Патриота США создал систему мониторинга корреспондентских счетов иностранных банков. И под этот мониторинг могут попасть практически все трансакции, где используется американский доллар.

В рамках операции международного перевода долларовой выручки даже между банками третьих стран обычно происходит контакт с финансовой системой США. Ведь каждый уважающий себя крупный банк, желающий осуществлять международные валютные операции, имеет свой корреспондентский счет в американском банке-партнере.

И если правоохранительные органы США, исходя из публичной информации других стран, решат трактовать перевод денег как завершение коррупционной сделки, они могут воспользоваться требованиями Акта патриота. А этот законодательный акт уполномочил правительство США требовать информацию от иностранных финансовых учреждений и конфисковывать доходы на счетах в иностранных банках неамериканских граждан.

"Министр финансов или Генеральный прокурор могут выдать вызов в суд или запрос и информацию в любом иностранном банке, который удерживает корреспондентский счет в США, включая и запрос на информацию, которая находится за пределами Америки и касается фондов на счета в иностранном банке", - регламентирует статья 319 Закона.

Технически это делается так: правительство США направляет требование американскому банку, который в течение семи дней обязан истребовать запрашиваемую информацию у своего клиента - иностранного банка. Если иностранный банк не предоставит запрашиваемой информации, правительство США требует от американского банка расторгнуть корреспондентские отношения с клиентом. В случае невыполнения этого требования на американский банк ожидает штраф в размере 10 тыс. дол. в день.

Что такое публичная информация? Материалов качественного журналистского расследования, как правило, более чем достаточно, чтобы квалифицировать сделку как результат иностранной политической коррупции.

К сожалению, сегодня отсутствует какая-либо стандартизированная и содержащаяся правительствами стран ЕС или США база данных иностранных ПЕПов вроде базы данных террористов. В США финансовым учреждениям рекомендуется спрашивать прямо у своего клиента и бенефициаров, являются ли они политическими деятелями.

Также банки должны пользоваться публично доступными источниками, которые содержат информацию о ПЕПах, а именно - публикациями в известных СМИ и коммерческими базами данных. Именно поэтому многие финансовые учреждения обращаются к услугам коммерческих баз данных ПЕПов, созданных на основе мониторинга публично доступной информации.

Что касается Украины, то после 2001 г., когда ФАТФ включила нашу страну в черный список стран, которые "хотят сотрудничать", был разработан и принят ряд законодательных актов. Они и помогли нашей стране уже в следующем году выйти из этого списка. Однако это не означает, что наше государство имеет хоть какие-то успехи в этой области. Пожалуй, наоборот. Например, в 2011 г. больше всего инвестиций из Украины было направлено в офшорный Кипр - $ 6 353 000 000 (6 млрд 353 млн.) долларов или 92,6% от общего объема. Случайность?

В тему: Коррупция: банк сына Президента Украины обслужит ГНАУ, руководимую другом сына Президента

Заметим, что в украинском законодательстве до 2010 г. вообще не было определено понятие «политический деятель». Только 18 мая 2010 г., когда были внесены изменения в Закон Украины "О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем", в п. 29 ст.1 появился термин "публичные деятели" и перечень таких лиц. Обратим внимание, что в официальном переводе Рекомендаций ФАТФ на украинский язык употребляется иной, чем в вышеупомянутом Законе, термин, а именно - "политические деятели".

Как было отмечено ранее, ФАТФ, а также нормативные акты ЕС и США относят к ПЕПам также их близких родственников и сотрудников. Закон Украины существенно сужает этот перечень, к тому же эта норма применяется в отношении представителей только иностранных государств.

Относительно последнего положения, то долгое время ведущие эксперты мира критиковали ФАТФ за то, что эта организация в своих Рекомендациях регламентировала именно отношения между банками и иностранными ПЕПами.Поэтому недавно, 12 февраля 2012 года ФАТФ изменила эту норму, отнеся к ПЕПам также национальных политических деятелей.

Европейская Комиссия пообещала до конца 2012 года адаптировать свое законодательство в соответствии с этими изменениями. Итак, теперь очередь за Украиной принять соответствующую норму, которая зачислит в "публичные деятели" также и внутренних ПЕПов.

В тему: Регионалы цинично просят у КС разрешения быть и чиновниками, и бизнсменами одновременно

К сожалению, тот факт, что в Украине большинство сделок происходит в наличной форме, уменьшает эффективность вышеописанной системы даже в случае ее реального осуществления. Поэтому обратим внимание на следующее. Одним из наиболее действенных мер лишения преступников возможности использования и распоряжения полученными в результате преступлений доходами или реинвестирования их обратно в свою криминальную деятельность, является конфискация.

В Украине сейчас существуют серьезные проблемы как в законодательном урегулировании, так и в применении конфискации как дополнительной меры наказания. С каждым годом уменьшается ее доля среди всех назначенных видов наказаний.

Отметим, что одной из рекомендаций оценочного отчета ГРЕКО по Украине (2009 г.), было принятие новых правил конфискации и ареста доходов, полученных преступным путем. Которые создавали возможность применять эти меры не только к прямым, но и к косвенным (конвертируемым) доходам, осуществлять эквивалентную конфискации и конфискации доходов третьего лица согласно Криминальной конвенции о борьбе с коррупцией. Однако до сих пор не внесены изменения в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины относительно совершенствования процедуры осуществления конфискации в соответствии с этими рекомендациями.

В тему: Тотальная коррупция в прокуратуре: милиция платит за возбуждение уголовных дел

А в это время в ряде ведущих стран мира наблюдается тенденция к расширению применения института конфискации преступных доходов. Во многом это связано с принципиальной позицией в сфере противодействия организованной преступности и коррупции. Согласно которой первоочередное внимание направляется на разрушение экономической базы преступников.

Конфискация детально регулируется рядом международных конвенций, которые подписала и ратифицировала Украина. В частности, это Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 5), Конвенция об отмывании, поиске, аресте и конфискации доходов, полученных преступным путем, 1990 г. (статьи 2, 7, 13 - 17), Криминальная конвенция о борьбе с коррупцией 1999 г. (статьи 19, 23), Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 г. (ст. 8), Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. (статьи 12-14), Конвенция ООН против коррупции 2003 г. (ст. 31).

В Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности термин «конфискация» раскрывается следующим образом: это окончательное лишение имущества по постановлению суда или другого компетентного органа. А «имущество» означает любые активы, материальные или нематериальные, движимые или недвижимые, выраженные в вещах или в правах, а также юридические документы или акты, подтверждающие право на такие активы или интерес к ним.

Статья 12 Конвенции побуждает государств-участников принимать меры по конфискации доходов от таких преступлений, как участие в организованной преступной группе, отмывание доходов, полученных от преступлений, коррупция, воспрепятствование осуществлению правосудия.

Следует обратить внимание на тот факт, что все больше стран относительно конфискации внедряют в свое законодательство принцип «reversal burden of proof» - перенос бремени доказывания законности происхождения имущества на осужденного.

Еще в Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. содержалась рекомендация, чтобы каждая Сторона рассмотрела возможность обеспечения переноса бремени доказывания законного происхождения предполагаемых доходов или другой собственности, подлежащих конфискации, в той мере, в какой такая мера соответствует принципам их национального законодательства и характеру судебного и иного разбирательства. Аналогичное положение находится в п. 7 ст. 12 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности и других международно-правовых актах.

Для доказательства фактов незаконного происхождения доходов осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления применяются стандарты не только уголовного процесса, но и гражданского. Для принятия решения о конфискации достаточно косвенных (непрямых) доказательств. Кроме имущества, по расследованному преступлению могут быть конфискованы также доходы, которые являются следствием других, чем рассматриваемые в данном процессе, противоправных действий (так называемая расширенная конфискация).

Например, в 2003 г. в польский уголовный кодекс была введена ст. 45 (ч. 2 и ч. 3), которая позволяет перенести бремя доказывания законности доходов на обвиняемого. Если суд признает лицо виновным в том или ином преступлении (имеются в виду тяжкие преступления или те, в результате которых получена финансовая выгода), то считается, что любая собственность, полученная в период между совершением преступления (преступлений) и приговором, являются доходами от преступлений, а потому должна быть конфискована.

Осужденный должен сам обосновать обратное, а именно то, что эти доходы являются результатом легальной деятельности. Если суд доказывает, что преступник передал эти доходы в собственность другому лицу - юридическому или физическому, то суд вновь считает эти доходы собственностью осужденного, а следовательно, подлежащими конфискации. В этом случае физическое или юридическое лицо, которое подозревается, должно само доказать обратное.

В тему: Как украинские чиновники становятся миллионерами. Схема махинаторов

Как показал Европейский суд по правам человека в нескольких решениях, перенос бремени доказывания о конфискации не нарушает принцип презумпции невиновности.

В частности, в деле «Филипс против Соединенного Королевства" Европейский суд по правам человека проверил соответствие некоторых положений английского Закона 1994 г. о торговле наркотиками в части конфискации доходов Конвенции о защите прав и основных свобод человека 1950 г. Филипс был осужден в 1996 г. за контрабанду каннабиса.

Согласно ст. 2 Закона 1994 г. о торговле наркотиками, была проведена экспертиза доходов заявителя. На слушании в суде короны, где рассматривался вопрос конфискации имущества, судья применил ст. 4 (3) Закона 1994 г., которая дает суду право считать все имущество, которое в течение предыдущих шести лет пребывало в распоряжении лица, которое признано виновным в преступлении, связанным с контрабандой наркотиков, прибылью от торговли наркотиками. Исходя из этого, было определено, что доходы, полученные заявителем от торговли наркотиками, составляют 91 400 фунтов стерлингов, и был издан приказ о конфискации имущества на эту сумму. В случае неуплаты заявитель должен пройти еще 2 года тюрьмы сразу после 9 лет заключения.

Сам Филипс утверждал, что предусмотренное предположение, предложенное английским судом в отношении подсчета суммы конфискации, нарушает его право на презумпцию невиновности согласно п. 2 ст. 6 Конвенции. Однако Европейский суд отказал заявителю и отметил, что предусмотрено ст. 4 (3) Закона 1994 г.

Предположение о том, что имущество является поступлением от контрабанды наркотиков, применялось не как средство для признания заявителя виновным в преступлении, а как положение, что дает национальному суду возможность определить размер конфискации, которая должна быть должным образом назначена судебным приказом. Итак, хотя размер конфискации, определенный на основании этой предусмотренной законом презумпции, составлял значительную сумму и хотя заявитель рисковал получить дополнительные два года заключения в случае его неуплаты, это означало признание его виновным еще в одном преступлении, связанном с торговлей наркотиками .

...Как ни прискорбно, но опыт учит, что в Украине любые позитивные изменения в законодательстве требуют или долгих лет ожидания, или имеют извращенный вид (как это случилось с проектом Уголовно-процессуального кодекса).

Описанное перед этим “превентивное” оружие требует времени для внедрения и, главное, политической воли первых лиц государства. Учитывая сегодняшние реалии, а именно бездарную имитацию «борьбы» как с преступностью в целом, так и коррупцией, в частности, обратим внимание на ту движущую силу, которая может повлиять на политическую волю руководителей государства - гражданское общество и отдельные его звенья.

Как правило, организованная преступность и коррупция расцветают тогда, когда у людей появляется разочарование и покорность. Повторение время от времени фразы "от меня (нас) не зависит" - первая приятная новость для диктаторов, криминальных кланов, коррумпированной бюрократии. Однако опыт отдельных стран, в частности, Италии учит, что только активные действия граждан могут заставить чиновников "играть" по правилам.

Там, где по мафии существует социальный консенсус, как правило, все социальные отношения разрушены из-за ее присутствия. В этом случае, когда есть социальное восприятие, нет необходимости для политиков и членов мафии поддерживать формальное распределение: распущенность достигает апогея, поэтому представители мафии могут даже "бороться" должности мэров, пишут Ф. Аллум и Р. Сиберт.

Италия является тем положительным примером, где именно от изменения сознания людей, а не экономических факторов, начались сдвиги в сфере противодействия организованной преступности и коррупции. В 70-80-е гг прошлого века борьбу против мафии вели немногочисленные политики, администраторы, журналисты, деятели культуры, учителя и общественные деятели.

Среди них особенно выделялись представители церкви. Один из них, итальянский иезуит Бартоломео Сордже, ставший легендой этой страны более тридцати лет назад. Проработав главным редактором журнала «Civilta" cattolica», он оставил журналистику и был направлен на Сицилию с миссионерским заданием - помочь в очищении этого острова от властвования мафии.

По мнению этого религиозного деятеля, мафия, прежде всего, это культурный феномен, феномен менталитета. А изменить культуру и менталитет можно через культурные институты - в частности, школы. Безусловно, для этой цели важны законы, нужна полиция, но решающий элемент в борьбе с мафией - это образование. Чтобы победить мафию, нужен настоящий культурный переворот, а еще необходимо опираться на поддержку общественности.

Падре Сордже признает: мафия не боится оружия, поскольку оно у нее есть. Она не боится политиков, потому что сама их выбирает и контролирует. Не боится судей, потому что одних убивает, а других - подкупает. Она начинает бояться, когда меняется культура. Например, изменения, которые произошли в Палермо, были связаны прежде всего с изменениями в культуре. Были созданы школы политического образования (действовало по всей стране примерно 200 таких школ), которые не были связаны ни с одной из партий. Задача таких школ - выявлять и обучать людей (прежде всего, учителей) пропагандировать идеи законности и формировать новое видение политики.

Важное значение приобретает «культурная мобилизация», способная сломать стереотипы хронической апатии и активизировать сотрудничество и демократические преобразования. Например, в Палермо 25 тысяч детей ежегодно посещают образовательную программу, направленную на изменение таких культурных норм, которые позволяют преступной субкультуре распространяться.

Отмечается, что обучение имеет как краткосрочный эффект (влияет на активность сообщений о совершенных преступлениях, которые становятся известны гражданам), так и долгосрочный эффект (уменьшение желания участвовать или оказывать помощь преступным организациям). Поддерживается активное участие граждан в жизни на локальном и на общегосударственном уровнях через общественные объединения. Возможно и пассивное участие граждан в соответствующих программах (предоставление им информации относительно убытков и рисков организованной преступной деятельности, организация горячих линий и т.д.).

Отдельно следует сказать о гражданском мужестве некоторых представителей правоохранительных органов, благодаря которым было преодолено столетнее властвования мафии, а также замалчивание факта ее существования на официальном уровне.

Неизвестно, на сколько бы еще растянулся процесс очищения итальянского общества, если бы не личная отвага, бесстрашие, чувство справедливости и высокие моральные качества нескольких лиц, в частности магистратов Джованни Фальконе* и Паоло Борселлино, которые вскрыли преступную деятельность сицилийской Коза Ностры, которая до того считалась неприкосновенной . Они готовили так называемый «макси-процесс» 1986-1988 гг, который проходил в специально построенном бронированном зале суда Палермо, когда были осуждены 342 членов этого преступного объединения.

В 1992 г. убийство Дж. Фальконе заставило жителей Палермо перейти от молчаливого сочувствия к активной поддержке действий правоохранителей. Второе убийство - Паоло Борселлино - побудило активное меньшинство убедить большую часть населения города начать борьбу с мафией.

Массовые демонстрации протеста заставили правительство ввести в действие новые законы для адекватного противодействия мафиозным организациям, а правоохранительные органы начали активно внедрять их в жизнь. Результатом совместных действий гражданского общества и государства стало сотрудничество некоторых мафиози с правоохранителями: они начали давать показания.

Итальянские органы уголовной юстиции выявили, а суд в 1999 г. заключил 7 лидеров преступных организаций, которые организовали убийство П. Борселлино, в том числе крестного отца итальянской мафии Сальваторе Риину, которому к тому же были вынесены еще несколько пожизненных приговоров за другие преступления.

Другим примером привлечения к активным действиям так называемого “третьего сектора” является деятельность двух итальянских организаций Libera (Свобода) и Terra del Fuocca (Земля огня). Которые создали в 2007 г. Европейскую сеть FLARE (Freedom, Legality and Rights in Europe), что охватывает около 40 общественных организаций из Восточной и Западной Европы, Балкан, Ближнего Востока и Кавказского региона.

Эти организации в своих странах работают в сфере противодействия организованной преступности и коррупции. Молодые активисты из стран Евросоюза, новых независимых государств и Ближнего Востока на совместных встречах планируют, а затем воплощают в жизнь различного рода мероприятия, главными из которых являются журналистские расследования. На эти встречи приглашаются известные эксперты: международные журналисты, в частности, Джорджио Форнони (Giorgio Fornoni), опытные общественные активисты, представители Европарламента, Еврокомиссии и ООН. Отделение организации также находится в Киеве.

Итоговым результатам встреч является ряд рекомендаций по противодействию организованной преступности, которые подаются в Европейский парламент, другие европейские институты.

Успехи Италии в сфере обуздания организованной преступности, прежде всего, связаны с довольно жестким законодательством о мафиозных организациях, а также в сфере противодействия коррупции, высоким уровнем координации между органами уголовной юстиции и судебной ветвью власти, наличием у них соответствующих оперативных полномочий, гибким уголовным законодательством, которое поощряет сотрудничество с правоохранителями бывших членов мафиозных организации (пентити), адекватным законодательством о противодействии отмыванию грязных денег, что привело к оттоку криминального капитала в другие страны. И, безусловно, довольно высокой активностью гражданского общества и его непримиримостью в борьбе с мафией. Положительный опыт Италии стоило бы взять на «вооружение» отечественным правоохранителям, законодателям, руководителям государства, но прежде всего - представителям гражданского общества.

Опыт предотвращения организованной преступности в отдельных европейских странах также показал, что в них много внимания уделяется целенаправленным информационным кампаниям. Целью которых является как можно более полное информирование людей об угрозах организованной преступности и коррупции, и которые на конкретных примерах объясняют, каким образом преступления, последствия которых не всегда очевидны, уменьшают доходы граждан.

Украинцам нужно постоянно внедрять мысль, что за счет тех, кто честно работает, происходит несправедливое перераспределение средств в пользу небольшой прослойки олигархических групп и должностных лиц разных ветвей власти. Последние не процветали бы без помощи граждан и их проявлений активной коррупции.

В тему: В Украине растет коррупция, чиновникам заносят «десятину», инвесторам здесь делать нечего — соцопрос

Результаты исследования Всемирного банка свидетельствуют, что страны, которые борются с коррупцией и обеспечивают соответствующий правопорядок, в долгосрочной перспективе могут увеличить национальный доход почти в четыре раза.

Одно из составляющих успешной стратегии, направленной против организованной преступности и коррупции, является обеспечение гражданам доступа к информации. Международно-правовые акты нацеливают страны на уважение, поощрение, защиту свободы поиска, получения и распространения информации относительно злоупотреблений должностных лиц. В этой связи уместным считаем обращение внимания на такой метод информирования общественности о наиболее опасных преступлениях, как независимые журналистские расследования.

Примером последних может служить проект OCCRP (Organized Crime and Corruption Reporting Project) - совместная программа, в которой принимают участие Центр журналистских расследований (Сараево), Румынский центр журналистских расследований, Болгарский центр журналистских расследований, Media Focus, Кавказский центр журналистских расследований, «Новая газета», а также журналисты из Черногории, Молдавии, Албании, Украины, Грузии и Македонии.

Целью проекта является помощь гражданам Восточной Европы и Евразии лучше понять, каким образом организованная преступность и коррупция влияют на их жизнь. В рамках проекта осуществляются всеобъемлющие журналистские расследования конкретных случаев, связанных с вышеуказанной проблематикой, а также собираются и распространяются последние новости по этим регионам. В режиме он-лайн функционирует ресурсный центр документации по данной тематике, который охватывает судебные дела, законы, доклады, материалы различных организаций, которые могут использоваться журналистами и общественностью в случае необходимости.

В Украине в 2011 году одним из самых эффективных проектов в сфере журналистских расследований стал проект "Наши Деньги" - веб-платформа, на которой журналисты публикуют краткую информацию о наиболее одиозных государственных закупках. Сайт функционирует в формате "журналисты для журналистов", став ключевым ресурсом для украинских медиа по вопросу непрозрачных тендеров. Журналисты-эксперты в сфере государственных закупок ежедневно мониторят веб-портал "Вестник государственных закупок", который является официальным изданием государства, и где по закону публикуется информация обо всех государственных тендерах.

В результате мониторинга, сотни публикаций о политической коррупции в тендерах вышло на страницах украинских газет и на экранах украинских телеканалов. Несколько самых скандальных журналистских расследований по материалам проекта "Наши Деньги" получили международный резонанс.

В частности, после серии публикаций и сюжетов о непрозрачной закупке государственным предприятием "Черноморнефтегаз" нефтяной буровой установки по цене выше рыночной на 150 миллионов долларов через сеть оффшорных фирм, прокуратура Великобритании возбудила уголовное дело. Кроме того, материалы расследований на сайте "Наши Деньги" легли в основу уже нескольких десятков депутатских обращений в правоохранительные органы, инициированных и разработанных общественной организацией "Центр противодействия коррупции".

Гражданское общество Украины (в частности, и юридическое сообщество) не должны стоять в стороне от тех негативных процессов, которые сейчас происходят в нашем государстве. Что можно предложить в этой связи?

Во-первых, нужно четко визуализировать связи между политической коррупцией в Украине и финансовыми учреждениями США и ЕС. Для этого можно создать полную базу данных украинских ПЕПов, усилив ее публично доступной информацией о проявлениях коррупции в отношении каждого отдельного ПЕПа.

В эту базу данных необходимо внести сеть фиктивных фирм, офшорных корпораций и номинальных директоров, услугами которых пользуются украинские ПЕПы. Многочисленные журналистские расследования станут отличным источником для пополнения такой сети. База данных украинских ПЕПов должна быть доступна на английском языке.

Автоматически эта база данных станет обязательной для использования финансовыми учреждениями стран ЕС и США согласно их законодательству. Для этого понадобятся профессиональные умения и навыки общественно-активных юристов, экспертов по визуализации, ИТ-специалистов, дизайнеров, журналистов, переводчиков.

Во-вторых, необходимо вслух говорить о связи между политической коррупцией в Украине и финансовой системой стран Запада. Любой форум по евроатлантической интеграции Украины не должен проходить без месседжа, что состояния украинских политических деятелей уже и так хорошо интегрированы в финансовую систему страны ЕС.

В-третьих, нужно помочь украинским журналистам публиковать на английском языке высококачественные скандальные расследования фактов коррупции и отмывания денег высшими политическими деятелями Украины. Подобные публикации в Wall Street Journal, New York Times, Euronews и других мировых медиа будут стимулировать правоохранительные органы США и стран ЕС применять стандарты FATF.

Елена Шостко, эксперт Центра противодействия коррупции, доктор юридических наук.

Дарья Каленюк, юрист

Источник: Центр протидії коррупції

(Впервые статья опубликована в Юридическом Вестнике Украины).

* Дж. Фальконе считается основателем итальянских специализированных субъектов противодействия организованной преступности - DIA и DNA. Известным является также его метод расследования, который магистрат применил впервые в 1980 г., расследуя дело о контрабанде героина, которое закончилось 74 обвинительными приговорами.

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com