Президент ИНП Лукаш Камински: «Собрано 123 тома материалов о преступлениях против поляков»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото: wyborcza.pl

Лукаш Камински — исследователь антикоммунистического сопротивления. Два года назад назначен на должность президента Института национальной памяти. Эксклюзивное интервью — о Волыни 1943 года, о следствии, которое насобирало сотни томов, о возможной ответственности конкретных воинов УПА и т.д..

— Принесла ли политизация темы трагедии на Волыни, которая имеет место в Польше (резолюции от практически всех фракций, чего не было в Украине), результат? Многие считают, что видим откат в двусторонних отношениях.

— Наверное ситуация, когда в Сейме заявлено шесть различных предложений постановлений, не был выгодным. В случае решений, которые обращены к истории, значительно лучше как можно скорее выработать общий текст, чем вести острую политическую дискуссию. Это было видно в Сенате, где в определенный момент удалось достичь договоренности.

Мне кажется, что этот вопрос на польско-украинские взаимоотношения существенным образом не повлиял. Я верю, что так во многих сферах нам удалось установить хорошие отношения, это возможно также и по отношению к прошлому.

С точки зрения Института национальной памяти (ИНП) было несколько ключевых элементов: увековечивание жертв, четкое указание на виновников (националисты из ОУН и УПА), чествование справедливых украинцев, многие из которых лишились жизни за помощь, которую оказали полякам, призыв к тому, чтобы сделать достойными похороны жертв (большинство из них покоится в анонимных могилах, или, скорее, в ямах смерти), и в конце — отметить заслуги лиц и обществ, которые боролись за правду о волынском преступлении.

Эти все элементы отражены как в постановлении Сената, так и в проекте постановления Сейма.

Наибольшие расхождения в контексте волынского преступления вызвал спор об использовании термина «геноцид». У меня такое впечатление, что в этом споре смешиваются юридическое и публицистическое понятия.

В этот самый момент прокуроры следственного отдела ИНП ведут 32 следствия по делу преступления украинских националистов относительно польских граждан. Оно (преступление — «А») признается преступлением против человечества в квалификацинной форме как преступление геноцида.

Президент ИНН Лукаш Камински

Президент ИНН Лукаш Камински

Юридическим основанием для следователей является ст. 118 польского Уголовного кодекса, которая ввела в законодательство понятие геноцида. Окончательная резолюция Сената говорит об «этнической чистке с признаками геноцида».

— Каковы последние социологические данные относительно знания поляками происшедшего летом 43-го и о том, кто в этом виноват? Пять лет назад многие поляки считали, что за тем преступлением стоит Сталин и советы...

— Пока мы не имеем актуальных исследований (уже известно; читайте: Поляки мало что знают о событиях на Волыни 1943 года, — соцопрос — «А»). Трудно прогнозировать, исправилось ли на протяжении этих пяти лет состояние знаний или ухудшилось. Я надеюсь, что меры, которые в этом году начал предпринимать Институт национальной памяти, будут способствовать улучшению состояния знаний поляков на тему волынского преступления.

Этот вопрос, в отличие от других исторических тем, слабо присутствует в школьном образовании или популярной культуре. И это чувствуется. Поэтому мы создали инструмент, благодаря которому легче будет добраться до молодого поколения. Мы создали образовательный интернет-портал (доступен также на украинском по адресу www.wolynskyjzloczyn.eu), или, например, в Варшаве возник, созданный молодым художником, прекрасная настенная роспись, которая увековечивает жертвы.

— Как ИНН оценивает совместные мероприятия между РКЦ и УГКЦ с участием президента Польши Коморовского? Будет ли кроме жеста это иметь продолжение?

— Я под большим впечатлением текста декларации епископов. Считаю, что она дает шанс на настоящий перелом на пути к польско-украинскому объединению. Церкви объявили план совместных мероприятий, в частности — идею создания двух центров диалога. Осуществление намерений зависит не только от владык. Чтобы это произошло — нужны государственные, самоуправляющиеся и общественные инициативы. Каждый из нас ответственен за успех этого процесса.

Для ИНП очень важен призыв Костелов к историкам обеих стран, чтобы вести дальнейшие исследования, составить именные списки жертв преступления. Поледующие месяцы и годы мы должны наполнить этот призыв конкретным содержанием, вести совместные, польско-украинские, исследования, касающиеся жертв с обеих сторон.

Мы хотели бы, чтобы нашелся партнер этих исследований с украинской стороны. Они тогда будут достоверны для обеих сторон, и никто не сможет их опровергнуть. Условием настоящего объединения является обнародование правды, даже наиболее болезненной. Остаются также задачи увековечения мест похорон жертв преступления.

— На каком этапе находится следствие, осуществляющее ИНП в деле преступлений на Волыни? Во время встречи в Люблине нам говорили о 120 томах; когда же будет поставлена ​​точка в этом деле?

В деле преступления на Волыни ведется следствие в Люблине, другими территориями занимаются прокуроры в других городах (несколько производств уже закончены закрытием).

Скриншот портала «Волынское преступление», открытого накануне годовщины трагических событий

Скриншот портала «Волынское преступление», открытого накануне годовщины трагических событий

Действительно, собраны 123 тома материалов, в них — свидетельство и отчеты около двух тысяч свидетелей. Трудно предсказать, когда это следствие закончится, потому что оно касается преступлений, которые были совершены в отношении тысяч человек в сотнях местностей.

Опираясь на работы историков и прокуроров, сегодня польские жертвы мы оцениваем в приблизительно 60 тысяч убитых на Волыни, 30-40 тысяч — в Восточной Галиции и около 6-8 тысяч — на других территориях.

— Может случиться так, что будет предъявлено обвинение конкретным воинам УПА, которые будут названы виновниками трагедии в конкретном селе?

— Если будут установлены виновники преступления, которые еще живы, им будут предъявлены обвинения.

— Почему прокуроры ИНП не расследуют дела о насилии со стороны Армии Крайовой и батальонов Хлопских над украинцами, которые на тот момент де-юре были гражданами Речи Посполитой?

— Это не так! Такие расследования были, и они ведутся и дальше. Из наиболее известных дел уже закончилось следствие по делу преступления в Павлокоме, оно погашено (закрыто — «А») ввиду того, что не удалось установить виновных. Однако прокуроры собрали бесценный материал, который объясняет обстоятельства преступления. Продолжается также следствие по делу преступления в селе Сагрынь.

Таким же образом завершается большинство следствий, касающихся дел периода войны, — виновники или уже не живут, или не удается установить конкретных лиц, ответственных за данное преступление. Тем не менее, в ходе следственных действий часто удается установить истину, собрать показания свидетелей и важные документы.

В эти дни многие польские издания сделали спецвыпуски о событиях на Волыни

В эти дни многие польские издания сделали спецвыпуски о событиях на Волыни

— В украинском обществе звучат голоса — пока АК находится за скобками процесса, то обвинять УПА — аморально. Потому что обе военные формации воевали за независимость своих государств.

— Никто не отрицает, что со стороны АК дошло до акций возмездия. Как я уже говорил, мы в этом деле ведем следствие. Польские исследователи оценивают, что в сумме ответные акции поглотили около десяти и более тысяч жертв с украинской стороны. Там, где доходило до преступления со стороны поляков в отношении к украинскому гражданскому населению, это были акты слепой мести, что, конечно, никак их не оправдывает.

Это не была, однако, никоим образом организованная и планируемая истребительная акция, так как это было в случае убийств, осуществленных ОУН и УПА.

— Планируется ли проведение эксгумаций на территории уничтоженных во время войны деревень и хуторов на территории Волыни?

— Поляки очень заинтересованы в том, чтобы был возможен поиск, эксгумация и достойное захоронение жертв. В этом деле решение — за Украиной.

Учителя и дети, замученные при нападении подразделения УПА на село Загаи. Фото — http://www.nawolyniu.pl

Учителя и дети, замученные при нападении подразделения УПА на село Загаи. Фото — http://www.nawolyniu.pl

— Есть ли в архивах ИНП документы о попытках польского и украинского подполья вместе действовать против коммунистической власти, о чем известно из мемуаров? Тем большая ценность этого почина — потому что это имело место после Волыни...

— Да, есть такие документы. Они касаются 1945 и 1946 годов, потому что тогда был заключен важнейший местный договор на Люблинщине. Наиболее показательным примером такого сотрудничества может быть совместное нападение УПА и польской организации «Свобода и независимость» на город Грубешив в мае 1946 года. Некоторые из этих документов я опубликовал еще в 1999 году, то есть еще до создания ИНП.

— Велось ли следствие по акции «Висла» и, если да, каковы его результаты?

— Такое следствие началось в прошлом году, так что трудно еще говорить о результатах. В материалах дела акция «Висла» признается коммунистическим преступлением и одновременно преступлением против человечества.

В тему: Кто запустил «Вислу», или «Окончательное решение украинской проблемы в Польше»

Книга Вьятровича на польском языке

Книга Вьятровича на польском языке

— На днях в Польше вышла на польском языке книга Владимира Вьятровича, где он преподает концепт «украинского-польской войны». Будет ли ИНП реагировать, полемизировать с известным историком, можно ли ждать публичных дебатов вокруг этой книги и собственно проблемы?

— В новейшем номере нашего научного журнала «Память и справедливость» появились две рецензии на эту книгу авторства профессоров Гжегожа Грицюка и Анджея-Леона Совы. На упомянутом мной портале можно, также по-украински, прочитать рецензию авторства профессора Гжегожа Мотыги.

Они все указывают, что в этом случае мы имеем дело не только с противоречивой интерпретацией событий, но также с серьезными погрешностями при подготовке материала. Это все приводит к тому, что с доктором Вятровичем трудно вести серьезную, предметную дискуссию.

— Я читал, что Вы как историк занимались темой концлагеря в Явожно. Там содержались и много украинцев. Звучит ли память об этом в польском обществе?

— Наверняка это не является широко известным фрагментом новейшей истории. Лагерь в Явожно чаще связывается или с более ранним периодом (это был «Центральный лагерь труда»), или поздней тюрьмой для юных политических заключенных. В самом городе эта память присутствует, стоит памятник, ежегодно проходят торжества при участии местной власти.

(Публикуется с сокращениями).

Вахтанг Кипиани, опубликовано в издании «Історична Правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графичес