«Российская агрессия в Грузии продолжается ежедневно, 26 лет подряд»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Блокпост на границе с т.н. Южной Осетией в Ергнети. Фото: Олег Батурин

Похищение и убийства людей, постоянные попытки российских оккупационных войск захватить новые грузинские территории не прекращаются до сих пор, даже спустя десятилетия после потери контроля Тбилиси над захваченной Абхазией и так называемой "Южной Осетией".

Rfr gbitn LB.ua 10 марта российские пограничники, контролирующие административную границу оккупированной Абхазии, задержали 29-летнего гражданина Грузии Ираклия Кварацхелия и обвинили его в "незаконном пересечении государственной границы". Через несколько дней в подконтрольной ФСБ Российской Федерации "пограничной заставе" в селе Абакеви мужчину найдут мертвым, как потом будут утверждать очевидцы, с многочисленными следами насилия.

- Это далеко не первый случай убийства граждан Грузии российскими оккупантами. В прошлом году они похитили, жестоко пытали и убили контрольным выстрелом в голову грузинского военнослужащего Арчила Татунашвили. Произошло это на территории так называемой "Южной Осетии". В 2016 году на границе с Абхазией перед видеокамерой они застрелили Гиги Отхозория. А в 2015-м россияне похитили 19-летнего парня, завезли его на территорию Южной Осетии, пытали, убили и закопали в землю. Несколько месяцев спустя, когда поднялся шум, труп парня выкопали и повесили на дереве, чтобы показать, что он сам наложил на себя руки. Подобные показательные убийства оккупанты проводят время от времени, чтобы мы, грузины, не расслаблялись. И чтобы никто не знал, вернешься ли ты живым, если они захватят тебя в плен, - считает лидер антиокупационного движения "Сила в единстве" Давид Кацарава.

По его словам, ежегодно российские оккупационные войска похищают с территории Грузии около ста человек. За их освобождение требуют выкуп-штраф, который ранее составлял 2000 российских рублей или 80 лари, а теперь увеличился в десять раз. Как это происходит, рассказывает жительница села Ергнети, граничащей с "Южной Осетией", депутат сакребуло Горийского муниципалитета Лия Чилачидзе. 

Лія Чілачідзе

Лия Чилачидзе. Фото: Олег Батурин

- В некоторых селах нашего региона межа с "Южной Осетией" никак не обозначена. Россияне определяют ее самовольно, используя старые советские карты или 1938-го, то 1944 года. По ним следует, что осетинская граница проходит у кого на огороде, у кого на пастбище или кладбище. Тех, кто нарушает так называемую "государственную осетинскую границу», они хватают и требуют оплатить немалый штраф. Благодаря этим деньгам наполняется бюджет непризнанной "республики", а сами пограничники получают премии, - объясняет она.

В тему: Как Россия охотится на украинцев, помогавших Грузии в войне с Россией в 2008 году

Оккупантам пришлось отступить

Очередной захват Россией грузинской территории летом 2017 года навсегда изменил жизнь Давида Кацарава. Успешный продюсер, известный актер, председатель Национальной федерации рафтинга Грузии вместе с единомышленниками решил создать общественное антиокупационное движение "Сила в единстве". Поводом для этого стало перемещение россиянами пограничных знаков "Южной Осетии" возле села Бершуети вглубь подконтрольной Тбилиси грузинской территории, что позволило им дополнительно занять несколько десятков гектаров. Волонтеры движения начали патрулировать так называемую границу с непризнанной "республикой", чтобы предотвратить новые захваты. И заставили считаться с собой не только представителей грузинских властей, которые сначала с большим недоверием отнеслась к появлению "Силы в единстве", но и оккупантов.

- После войны 2008 года ситуация вокруг линии оккупации постоянно ухудшалась, грузинские власти практически ничего не делали, закрывая глаза на эту проблему, а общество находилось в информационном вакууме. Последней каплей для меня стала очередная агрессия россиян в июле 2017 года. Когда я прочитал сообщение о том, что они хапнули новый участок земли неподалеку от Тбилиси, то решил: "Все, хватит!" И решил заняться гражданским активизмом. С первых дней создания "Силы в единстве" мы начали нарушать покой, который создавался усилиями нашего правительства, приступив к патрулированию линии оккупации вокруг так называемой "Южной Осетии". С тех пор каждый день мы находимся там, где похищают наших граждан и где оккупанты пытаются установить новые заграждения с колючей проволокой, - рассказывает Давид Кацарава.

Давид Кацарава

Давид Кацарава. Фото: Олег Батурин

По его словам, российские оккупационные войска, начиная с 2013 года, установили 53 км новых заграждений. Причем, не только на административной границе самой "Южной Осетии", но и на других грузинских территориях. Однако количество новых пограничных столбов с началом деятельности движения "Сила в единстве" существенно уменьшилось. "Если раньше россияне могли оградить колючей проволокой 10 км в год, то за два последних года смогли перекрыть только 1,3 км. И то в основном где-то в глухих местах глубоко в лесу, чтобы не попадаться нам на глаза”, - добавляет Давид Кацарава.

Также по его данным, существенно уменьшилась и количество похищений: если в 2017 россияне смогли захватить за "незаконное пересечение границы" 127 человек, то в прошлом - уже меньше ста. А с 1 января по 7 июня текущего года - около 40. Благодаря активистам "Силы в единстве" Грузии удалось недавно вернуть под свой контроль большой участок территории с лесом вблизи села Атоци.

Межа між Цхінвальським регіоном і Ерґнеті перекрита колючим дротом

Граница между Цхинвальском регионе и Эргнети перекрыта колючей проволокой. Фото: Олег Батурин

- Этот лес никогда не входил в состав Цхинвальского региона, но долгие годы фактически контролировался грузинскими властями. Когда россияне начали ползучую оккупацию указанной территории, мы приехали туда и предупредили их, что в случае захвата леса им придется в нас стрелять. Мы же всегда выходим на патрулирование без оружия и стрелять в нас не решаются. Россияне понимают, что политическая цена и проблемы за убийство или похищение наших активистов будет несравненно выше по сравнению с тем, что они могут за это получить. В результате нам удалось освободить лес и вернуть его под контроль Грузии. Оккупанты вынуждены были отступить и признать, что лес не может быть их, - заключает Давид Кацарава.

В последнее время волонтеры общественного движения "Сила в единстве" находятся не только на линии оккупации с "Южной Осетией", но и на спорном участке грузино-азербайджанской границы. Причиной конфликта стала территория большого монастырского комплекса Давид-Гареджи, в советские времена разделенного между двумя странами. Основанный в начале VI века монастырь считается важной культурной, исторической и духовной памяткой Грузии. Однако в конце апреля т. г. азербайджанские пограничники перестали допускать посетителей к Удабно - одного из крупнейших монастырей Давидо-Гареджи. Решить проблему с 1996 года пытается совместная комиссия по демаркации и делимитации границы между Грузией и Азербайджаном. Однако результата в ее работе пока не видно.

- Эту бомбу замедленного действия нам подсунули коммунисты во время делимитации участка нашей границы, где расположен Давидо-Гареджи. Претендовать на эту часть грузинской истории и одну из жемчужин раннего христианского наследия нашей страны Азербайджан не может никак. А в последнее время риторика с его стороны стала все более воинственной, - объясняет Давид Кацарава. - Одностороннее закрытие доступа к части монастырского комплекса со стороны Азербайджана не способствует урегулированию этого конфликта. Я убежден, что там тоже не обошлось без "содействия" российских спецслужб, заинтересованных в ухудшении отношений между Грузией и Азербайджаном. Однако стоять в стороне от этой проблемы мы не можем, поэтому нам приходится реагировать.

Ерґнеті

Ергнети. Фото: Олег Батурин

Село на линии оккупации

"Вот там могут сидеть российские пограничники, ближе лучше не подходите", - показывая в сторону оккупированной "Южной Осетии", предупреждает Лия Чилачидзе. Мы находимся на окраине тихого небольшого села Эргнети Горийского муниципалитета. В нескольких метрах от нас "пограничная" стена из колючей проволоки и камерами видеонаблюдения. А неподалеку - трасса, соединяющая Гори с Рокским тоннелем - границей между непризнанной осетинской "республикой" и Россией. Однако недалеко от дома Лии Чилачидзе эту трассу перерезают зеленые баннеры. Далее проезда нет: там начинается Цхинвали, столица оккупированного региона.

Рассмотреть Цхинвали можно с террасы ближайшего к нам дома. Когда же здесь не было искусственно установленной границы, дойти до города из Эргнети можно было пешком за каких-то 15 минут.

- Часто у нас можно услышать, что происходит в Цхинвали. Недавно они праздновали "День независимости", устроили фейерверк. Грохот от него слышали даже в Гори. Многие заволновались, в соцсетях начали писать, что в "Южной Осетии" снова стреляют. Пришлось успокаивать людей. А недавно я слышала как на свадьбе в Цхинвали люди пели грузинские песни. Дело в том, что гулять свадьбу или проводить поминки там принято не в ресторанах, а просто на улицах, где выставляют длинные столы и приглашают родных и знакомых, - рассказывает Лия Чилачидзе.

Лія Чілачідзе

Лия Чилачидзе. Фото: Олег Батурин

Сама Лия родом из Цхинвали, там же похоронен ее муж, которого убили в 1991 году в разгар грузино-осетинского конфликта. Дом женщины в Эргнети сгорел в августе 2008-го во время боевых действий. Восстановить его удалось лишь несколько лет назад. Тогда же в подвале дома Лия решила создать музей, посвященный российско-грузинской войне. В нем выставлены фрагменты кассетных бомб, осколки снарядов, фотографии, детские игрушки и различные вещи, найденные в сожженных домах односельчан. 

Пошкоджені під час війни особисті речі жителів Ерґнеті в місцевому музеї війни

Поврежденные во время войны личные вещи жителей Эргнети в местном музее войны. Фото: Олег Батурин

 В музеї російсько грузинської війни в Ерґнеті

В музее российско-грузинской войны в Эргнети. Фото: Олег Батурин

- Поскольку Эргнети находится всего в полутора километрах от Цхинвали, оно сразу оказалось в эпицентре войны. Когда сюда зашли российские оккупанты, они сразу убили 12 человек и подожгли 160 домов. Моего 90-летнего соседа они сожгли заживо: родные просто не успели его вывезти. Сама война тогда длилась считанные дни, но оккупанты успели уничтожить здесь все. Насиловали женщин, а село полностью разграбили. Я с детьми уехала из Эргнети на второй день военных действий, 9 августа, когда здесь невозможно было находиться.

Помню, вскоре решила вернуться домой, посмотреть, что от него осталось. Оделась во все черное, закрыла глаза, чтобы не видеть, кто, в случае чего, будет в меня стрелять. Обошлось. Но на месте дома я увидела пепелище. Неподалеку от меня живет старушка, которую россияне ради веселья бросили в огонь. Правда, сразу кому-то стало ее жалко и женщину спасли. Однако она от пережитого потеряла память. Все, что она знает о себе, что ее зовут Маня, - говорит Лия Чилачидзе.

Ця жінка втратила память після того як російські солдати живцем кинули її у вогонь

Эта женщина потеряла память после того как российские солдаты живьем бросили ее в огонь. Фото: Олег Батурин

В тему: Саакашвили рассказал, как США предотвратили захват Тбилиси Россией в 2008 году

В 1990-е годы на трассе в Эргнети возник большой рынок, на который приезжали скупаться даже из Цхинвальского региона. С приходом Михеила Саакашвили его закрыли, и теперь он остался на оккупированной осетинской части. "Рынок помог сблизиться осетинам и грузинам, а с его закрытием в Эргнети этот процесс прекратился", - вспоминает Лия. Сейчас здесь нет даже магазинов: за покупками местные жители едут в Гори или соседние села. Отсутствует в Эргнети и работа: люди в основном живут натуральным хозяйством. 

У многих жителей Эргнети в Цхинвальском регионе остались родственники. Однако видятся они теперь нечасто. Для того, чтобы из расположенного рядом Цхинвали добраться в Эргнети, людям приходится делать огромный крюк через российский Владикавказ, Тбилиси и Гори. Вместо 15 минут пешком по прихоти оккупантов эта дорога растянулась на целый день в одну сторону, на которой нужно преодолеть несколько границ.

По словам Лии Чилачидзе, для поездки в Грузию "граждане" "Южной Осетии" должны предъявить действительный российский заграничный паспорт, получение которого влетает им в хорошую копеечку. Пересечение границы с северным соседом тоже не проходит спокойно: россияне осетин, мягко говоря, недолюбливают. Всячески отстраняют они местных и от принятия тех или иных решений в "Южной Осетии". К примеру, в непризнанной республике существуют поселения для семей российских военных, куда осетин пропускают только по специальным разрешениям. Время от времени это вызывает возмущение. Местные заявляют, что это их земля, а россияне отвечают: "Мы за нее проливали свою кровь, поэтому она не ваша, а наша".

Автобус Сухумі Нальчік

Автобус Сухуми-Нальчик. Фото: Иван Кичич

Проехать в оккупированную "Южную Осетию" по спецпропускам можно только в сторону Ахалгори. А через Эргнети разрешен проезд к контролируемой грузинской территории только для тяжелобольных. Их подвозят к контрольно-пропускному пункту машинами экстренной помощи и передают представителям "Красного креста", которые везут их дальше в Гори или Тбилиси.

"Я обязательно вернусь в Сухуми"

"Если бы я имел “мел жизни” из фильма "Дневной дозор", то постарался бы предотвратить ту трагедию, которая поразила наши народы. Я бы сделал так, чтобы сегодня грузины и абхазы жили в мире и согласии, десятки тысяч человек остались бы живы. А еще я мечтаю пригласить вас всех к себе домой, в Сухуми. Хочу накрыть большой стол, посадить туда всех своих друзей, всех знакомых и незнакомых, и чтобы он тянулся от Ингури до Псоу. И чтобы за этим столом были бы веселые и счастливые лица".

Так описывает свою мечту известный грузинский блогер Гиорги Джахая, который в юности был вынужден бежать с родителями из родного Сухуми.

Залізничний вокзал в Сухумі

Железнодорожный вокзал в Сухуми. Фото: Иван Кичич

Тот день - 27 сентября 1993 года - Гиорги помнит в мельчайших деталях, едва ли не посекундно. Его вместе с почти четырьмя тысячами других беженцев из зоны войны в Абхазии из Сухуми вывозили на корабле "Константин Ольшанский". Впоследствии этот корабль окажется в эпицентре военной агрессии Российской Федерации против Украины в Крыму. Команда "Константина Ольшанского" отказалась перейти на сторону РФ и оккупантам удалось захватить корабль уже после аннексии полуострова с помощью гранат и автоматического оружия.

Созданный в 2005 году и известный под ником Cyxymi блог Гиорги Джахая быстро стал популярным и со временем стал содержать крупнейший в интернете архив документов, фотографий и видео репортажей времен войны в Абхазии 1992-1993 годов. 

- Мое поколение - последнее, которое имеет личный опыт общения с абхазами, ведь мы с ними вместе росли, дружили. Те, кто моложе меня лет на пять, уже такого опыта не имеют. Грузины в Абхазию приехать не могут, а абхазы с оккупированной территории лишь изредка приезжают в Зугдиди или Тбилиси. Российская антигрузинская пропаганда сделала свое дело и это очень хорошо видно в комментариях к моему блогу. Хотя я поощряю их к общению, но очень часто возникает агрессия. Я стараюсь пресекать такие комментарии, чтобы не давать повода для новых обид. Часто я в своем блоге подаю информацию об обычной жизни в Абхазии, которая нечасто освещается в грузинских СМИ. Зато жители Абхазии воспринимают мою информацию негативно, им не нравится, что их жизнь попадает в публичное медиапространство. Однако в нынешнее время социальных сетей сложно скрыть иголку в стоге сена, - рассказывает Гиорги Джахая.

Блогер признается, что был очень расстроен из-за того, что Украина упустила момент, допустив военную агрессию России на своих восточных территориях. По его словам, действия оккупантов ничем не отличались от того, что они совершили в Абхазии в начале 1990 годов, даже большинство ключевых лиц в развязанной войне в Грузии и Украине были те же. Поэтому Гиорги считает: если бы в Украине внимательнее изучали опыт его родины, то могли бы лучше подготовиться к нападению россиян.

На вулиці Сухумі

На улице Сухуми. Фото: Иван Кичич

- Тем более, что агрессия России против моей страны продолжается уже 26 лет подряд, каждый день. Не все даже у нас это понимают, потому что не все действия оккупантов люди могут назвать агрессией. Но это именно так, - утверждает Гиорги Джахая.

Несмотря на то, что многие грузины, которые вынуждены были бежать из Абхазии, уже не верят в возможность своего возвращения в родные дома, Гиорги считает, что обязательно вернется в Сухуми и уверяет, что сделает все для этого.

- Многие люди уже осели на новых местах и не хотят возвращаться. Нелегко им будет срываться и переезжать снова. Но я убежден, что в случае возможности возвращения в Абхазию большинство вернется, - признается он.

"Они потеряли все"

В результате военных действий в Абхазии и Цхинвальском регионе на подконтрольную Тбилиси территорию Грузии переехало около 274 тысяч вынужденных переселенцев. Те, кто попал в первую волну переселения из Абхазии, были вынуждены много лет жить в старых гостиницах или тесных общежитиях. Ко второй волне, после августа 2008 года, грузинские власти были готовы значительно лучше. Для переселенцев начали строить микрорайоны или новые поселения в разных местах Грузии, им стали выплачивать социальную помощь, появились программы поддержки среди них малого предпринимательства и переквалификации, часть из которых активно действует и сегодня.

Збудоване для переселенців селище Церовані неподалік Тбілісі

Построенный для переселенцев поселок Церовани близ Тбилиси. Фото: Олег Батурин

- Долгое время проблема внутренних переселенцев в Грузии отрицалась. Власти уверяли людей, что они очень скоро смогут вернуться к себе домой, и они верили в это, продолжая жить "на чемоданах" и не пытаясь интегрироваться в новое для себя общество. 

И только после 2008 года страна начала создавать и реализовывать новую политику в отношении тех, кто вынужден был уехать с оккупированных территорий, - комментирует психолог Джана Джавахишвили, которая уже 25 лет работает с переселенцами.

Впрочем, она считает, что ситуация в Грузии была не самой плохой. И в качестве примера приводит соседней Азербайджан:

- Я работала с переселенцами после карабахского конфликта, бывала в Армении и Азербайджане и сотрудничала с обеими этими сторонами. В Азербайджане я видела, что их переселенцы долгие годы жили в палатках, поскольку их правительство считало, что это временные проблемы. В Грузии все-таки предоставлялись гостиницы и общежития, хотя нереалистичных обещаний тоже хватало. Конечно, хотелось бы больше поддержки и не столько в виде денежной помощи, сколько содействием в создании новых рабочих мест. Ведь им нужно стать экономически самостоятельными и как можно менее зависимыми от государства. В этом наша страна, к сожалению, оказалась не очень успешной.

Один из крупнейших поселков, построенных за считанные месяцы после войны в так называемой "Южной Осетии", расположен неподалеку от Тбилиси и называется Церовани. В нем проживают преимущественно переселенцы из Цхинвали и Ахалгори - административного центра Ахалгорского муниципалитета региона Мцхета-Мтианети, который сейчас находится под контролем оккупационной российской власти.

Местные жители охотно идут на контакт с журналистами, однако просят не афишировать свои имена. Понять их можно: большинство выходцев из Ахалгори имеют специальные пропуска в "Южной Осетии" и время от времени на день-два возвращаются в родной город. Если же у оккупантов возникнет подозрение в их "неблагонадежности" из-за комментариев журналистам, у них могут возникнуть проблемы.

- В Ахалгори мы жили очень хорошо, имели свой маленький бизнес, который оккупанты отобрали сразу же, как захватили власть в городе. Когда жить там стало физически невозможно, в конце 2008 года мы выехали в Тбилиси, а затем получили дом в Церовани, - рассказывает грузин Давид (имя изменено). - С начала оккупации Ахалгори находиться там было страшно. Однако запомнилось, что молоденькие русские солдаты постоянно ходили голодные. Они не имели еды и срывали зеленые ягоды. Мне было их жаль и я подкармливал этих ребят. Почти все мои знакомые и родные уехали оттуда. Остались в Ахалгори только те, кто имеет там какие-то магазины, а также пожилые люди.

Ґаґра

Гагры. Фото: Иван Кичич

Мужчина уверен, что в случае возвращения города под контроль грузинских властей, большинство его земляков вернется к Ахалгори. "Но я - вряд ли. Мой дом уже здесь, в Церовани", - утверждает он.

У расположенных почти вплотную однотипных домов на 65 кв. метров есть маленькие приусадебные участки. Почти на каждой улице работает по несколько магазинов. 

- Большинство людей покупает продукты в долг, - признается продавец в одном из них. - Радует, что работа у местных есть: рядом есть пивной завод, некоторые работают в Тбилиси. Но зарплаты у людей небольшие, прожить на них трудно. Небольшие и пенсии - в среднем где-то по 200 лари (около 2000 гривен). Хорошо зарабатывают разве что те, кто работает в государственных органах.

- Волны переселения в начале 1990-х и в 2008 году очень отличались между собой. Ведь из Абхазии преимущественно ехали городские жители, а из "Южной Осетии" - крестьяне. Но такие поселки как Церовани строились по принципу казармы. Тогда как традиционные грузинские села всегда вырастали вокруг общего центра: площади или церкви. Власть не подумала об этом и все дома построила сплошными рядами. Правда, люди начали как-то приспосабливаться, многие начали выращивать на приусадебных участках цветы, что-то достраивать и пытаться как-то адаптироваться с максимальным комфортом для себя, - говорит Джана Джавахишвили.

По ее словам, сейчас интерес у грузинского общества к проблемам внутренних переселенцев спал. 

- Сначала, на волне переселения, все пытаются помочь людям. Однако очень быстро приходит понимание, что они являются конкурентами за рабочие места, жилплощадь, даже на хлеб. В некоторых деревнях в свое время доходило до конфликтов, которые возникали из-за очереди за водой и продуктами. Ведь там в одно мгновение к 2000 местных жителей прибавилось дополнительно 3000 переселенцев. В такие моменты в обществе начинают чувствовать, что такие люди являются конкурентами, возникает отторжение, стигматизация. А на смену этому приходит потеря всякого интереса, когда подобные вопросы вытесняют какие-то собственные проблемы, - заключает Джана Джавахишвили.

Джана Джавахішвілі

Джана Джавахишвили. Фото: Олег Батурин

В свою очередь главными направлениями политики в урегулировании конфликта с Абхазией и "Южной Осетией" министр по вопросам примирения и гражданского равноправия Грузии Кетеван Цихелашвили называет деоккупацию страны и сближение разделенного этим конфликтом общества. Ее аппаратом недавно была представлена программа "Шаг к лучшему будущему", в которой, по словам министра, заложены механизмы, долженствующие найти компромисс между Грузией и непризнанными "республиками". 

- Грузинская сторона открыта к диалогу, мы считаем, что это единственно правильный путь к восстановлению доверия между людьми по обе стороны колючей проволоки. Круг вопросов, вокруг которых происходит этот диалог, очень широк - бытовые, сельскохозяйственные, культурные. Мы уделяем внимание и английскому, и абхазскому языкам, тем более, что последний подвержен большим рискам в оккупированной Абхазии из-за политики русификации на этой территории. Все это мы осуществляем без пиара. Не потому, что мы этого не хотим. Просто по другую сторону линии разграничения люди подвергаются большому давлению со стороны оккупационных властей, если они привлекаются к контактам с грузинской стороной. Как по мне, такова целенаправленная политика Российской Федерации, которая видит, что в подобных контактах и шагах с нашей стороны есть огромный потенциал для примирения, - комментирует Кетеван Цихелашвили.

Осетины и абхазы могут получать в Грузии бесплатную медицинскую помощь и образование. Ранее для приезда с оккупированной территории было нужно получить грузинский паспорт. Теперь же достаточно иметь индивидуальный электронный номер, который хоть и не подтверждает наличие гражданства, но позволяет идентифицировать тех, кто обращается к врачам. 

- Пока оккупанты решают свои задачи, расширяя на оккупированных территориях свои военные базы, мы помогаем жителям Цхинвальского региона и Абхазии медикаментами, помогаем решать конкретные проблемы, с которыми они могут столкнуться в том же аграрном секторе. Наша мирная политика очень важна, но одновременно достаточно гибкая и прагматичная. Мы считаем, что содействие контактам между людьми - единственно возможный путь к решению конфликта. И рано или поздно это может привести к разрушению тех баррикад, которые строит Россия, - заключает Кетеван Цихелашвили.

Кетеван Ціхєлашвілі

Кетеван Цихелашвили. Фото: Эхо Кавказа

Что же касается внутренне перемещенных лиц, то, по мнению грузинского блогера Гиорги Джахая, единственную реальную помощь, которую им может предоставить государство - жилье.

- В основном им предоставляются дома и квартиры в местах их компактного проживания. С одной стороны, это правильная политика, однако рано или поздно такие поселения переселенцев начинают превращаться в довольно депрессивные районы, из которых все труднее становится вырваться. Я сам в таком жил некоторое время, - говорит он. - Потом у переселенцев появилась возможность не только получить квартиру, но и деньги на жилье. Как по мне, это верный подход. Впрочем, сколько бы государство ни предоставило таким людям, этого все равно было бы мало. Ведь они во время войны потеряли все. И того, что они потеряли, уже не вернешь.

Материал подготовлен в рамках проекта "Giving Voice, Driving Change - from the Borderland to the Steppes" при поддержке Института освещения войны и мира. Выводы и мнения, высказанные в этой публикации, принадлежат им.

Олег Батурин, журналист и кинообозреватель; опубликовано в издании LB.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com