«Россия — это наш общий враг, и этого врага надо победить»

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Давид Макишвили

В Украину Давид Макишвили приехал добровольцем. Всю свою жизнь прослужил в вооруженных силах, участвовал с подразделениями НАТО в боевых операциях в Косово, Африке, Ираке, Афганистане. В интервью он очертил проблемы, с которыми в Украине сталкиваются участники боевых действий, приехавшие из Грузии, рассказал, что нужно сделать для реформирования армии и поделился личными прогнозами по завершению войны на Донбассе.

Давид Макишвили — подполковник в отставке, экс-начальник Департамента подготовки и оценки в командовании образования Вооруженных Сил Грузии, был командиром разведывательной роты во время российско-грузинской войны 2008 года. С 2014 года — в команде Центра подготовки «PATRIOT».

В Украину он приехал в качестве добровольца, мотивируя свое решение тем, что Россия — это общий враг, и этого врага надо победить. Всю свою жизнь он прослужил в вооруженных силах, участвовал вместе с НАТОвскими подразделениями в боевых операциях в Косово, Африке, Ираке, Афганистане.

В интервью порталу Military Navigator Давид очертил проблемы, с которыми в Украине сталкиваются участники боевых действий, приехавшие из Грузии, рассказал, что нужно сделать для реформирования армии и поделился личными прогнозами по завершению войны на Донбассе.

— Расскажите о себе. Откуда Вы родом? Где учились? Чем раньше занимались?

— Я из Грузии. Родился в России, городе Петропавловске-Камчатском. Мне было три года, когда мои переехали жить в Грузию. Закончил школу там, поступил в Университет в городе Тбилиси, и, когда я был на первом курсе, меня призвали в срочную службу. Были тяжелые девяностые годы, у нас была война. Я взял академический отпуск и пошел служить, потому что думал тогда, что это нужно моей родине. Я прослужил полтора года и мне предложили, если есть желание, стать офицером и продолжить учебу в Рязанском высшем военном воздушно-десантском училище. Я согласился, и в 1995 году я поехал учиться в Россию.

Там проучился три года, а потом, из-за моего грузинского происхождения и тогда уже накаленной российско-грузинской ситуации, меня отчислили. Но, прежде, чем отчислить, мне предложили перейти на российский факультет, принять российское гражданство и остаться служить в российской армии, но я не согласился, естественно. Вернулся на Родину и досрочно закончил Национальную военную академию Грузии с отличием и стал офицером. Я служил в миротворческих силах в зоне грузино-осетинского вооруженного конфликта в Цхинвали, затем продолжил службу в силах специального назначения при министерстве обороны Грузии, после чего я был уволен в запас.

После этого я поступил во Французский Иностранный легион. Там я прослужил четыре года, после чего вернулся на Родину, и по ступенькам началось мое продвижение: я был командиром отдельной разведроты пехотной бригады, начальником разведки легкой пехотной бригады, потом я стал командиром батальона в этой же бригаде и последней моей должностью непосредственно в войсках было командир бригады специального назначения. Я на этой должности проработал три года.

В тему: Поджигатели. 8 мифов о российско-грузинской войне 08.08.08

В 2014 я уволился в звании подполковника в запас и приехал в Украину.

FufywZoZrXk

— Вы приехали в Украину, причем не просто жить, а фактически защищать ее целостность от внешнего врага. Как так сложилось и что повлияло на Ваше решение?

— На Донбассе началась война. В 2008 году война была у нас, хотя на самом деле грузинско-российский конфликт начался еще в 1992-ом и после этого он не прекращался. В 2008-ом мир увидел, что Россия — это страна-агрессор, когда их армия ворвалась в Грузию и дошла почти до столицы. Поэтому основной мотив моего прибытия в Украину то, что Россия — это наш общий враг, и этого врага надо победить. Я приехал добровольцем на Донбасс, и мне довелось участвовать во многих боевых операциях: сначала с батальоном «Полтавщина», позже — я был в составе 129-ого разведывательного батальона и 79-ой аэромобильной бригады. Был в Луганской области, в городах Северодонецк, Лисичанск, Рубежное, в составе в подразделении специального назначения МВД Луганской области. Кроме того, была еще работа в команде Центра подготовки «PATRIOT».

— Расскажите об истории взаимоотношений с Центром подготовки «PATRIOT». Почему Вы решили стать его частью?

— В 2014-м году мы случайно встретились в Мариуполе в штабе АТО с Константином Паршиным. Константин был тогда с батальоном «Полтавщина», и он предложил помочь тренировать бойцов батальона. Мне человек понравился, и я сразу согласился. И после этого началась наша дружба и совместная работа. Мы видели, что было очень трудно: люди не знали, как воевать, им не хватало навыков и было очень много неподготовленных солдат. В итоге мы решили создать Центр подготовки «PATRIOT», группу из наших ребят, в том числе из Украины, Грузии и Израиля, и тренировать те подразделения, которые находились в зоне АТО. Моим направлением была тактическая и, в частности, разведывательная, подготовка. Мы были одновременно военными, добровольцами и волонтерами, потому что и тренировали разные подразделения, и сами принимали участие в боевых действиях вместе с ними.

В тему: 280 КАМАЗов из «братской страны» — чем это закончилось в Грузии

— Как бы Вы оценили общий уровень подготовки украинских солдат сейчас?

— В первые годы, когда началась война, украинские вооруженные силы были полностью деградированы. Мобилизовали тех людей, которые прослужили срочную службу в девяностых годах, а тогда украинская армия не была боеспособной, и им не хватало навыков. Была советская тактика, которая уже является устаревшей и не оправдывалась на Донбассе. Я это все отчетливо видел в силу своего опыта, потому что прослужил всю жизнь в вооруженных силах и видел тактику НАТО, в том числе участвовал вместе с натовскими подразделениями в разных боевых операциях (Косово, Африка, Ирак, Афганистан). Но со временем ребята научились воевать, потому что опыт приходит во время практики, и, когда ты находишься на грани смерти и жизни, то тебе приходится думать и учиться.

WrkJpyPx8B8

— Что больше всего впечатлило во время службы во Французском легионе и что из этого опыта можно было бы позаимствовать, реформируя украинскую армию?

— Там я первый раз увидел роль сержанта. В армии советского образца (в украинской армии так до сих пор) вся работа и ответственность лежит на офицерах. А для меня было удивительным то, как сержант командует подразделением и во время боевых действий, и во время тренировок, и во время учений. Стать сержантом очень трудно, но одновременно и достижимо. Потому что не каждый солдат может стать офицером, но каждый может стать сержантом.

— Какими были бы Ваши шаги, если бы Вам дали неограниченные полномочия по реформированию армии?

— Для начала я бы всех (или большинство) генералов с большим почетом уволил бы из Вооруженных сил Украины. Поблагодарил бы официально, и всю власть в Министерстве обороны, Генеральном штабе и подразделениях передал бы молодежи. Потому что поверьте мне: при Януковиче все украинские подразделения, которые стояли в Луганской и Донецкой области, были переброшены на запад.

В тему: Запад Украины фактически разоружили и «обезглавили»

Почему? Они что, боялись, что НАТО нападет на Украину? Нет: еще в 90-х годах Англия и натовские страны взяли на себя ответственность перед Украиной в связи с отказом от ядерного оружия. Думаю, переброска подразделений на Западную Украину и открытие границы было связано с одним: готовили плацдарм для оккупации российской стороной Луганска и Донецка. Ни одна военная часть не стояла на Донбассе перед этими событиями. Те генералы, которые сидят в Министерстве обороны и которые подписывали приказы о полной переброске Вооруженных сил Украины на запад, должны были додуматься, что они делают. Они соучастники этих действий. Они помогли тогдашней власти подготовить плацдарм, и вы видите, что произошло.

1qWhFsj1wfA

В тему: Украину хотят поделить на «абхазии» — сценарий Кремля

— Каких глобальных целей Вам хотелось бы достичь?

— У нас с командой Центра подготовки «PATRIOT» большие цели. В первую очередь — помочь довести Вооруженные силы, Национальную гвардию и военные подразделения до натовских стандартов. Это самая главная цель нашей организации и лично моя. Я ценю людей, которые любят свою страну и делают все возможное для нее. Очень благодарен ребятам из команды Центра, и, я уверен, что вместе мы всего достигнем. В этом нам помогает дружба, взаимопонимание и наша мотивация — победить общего врага.

— Команда Центра подготовки «PATRIOT» активно выступила в защиту Церцвадзе. В свете последних событий: можете ли Вы назвать основные проблемы, с которыми сталкиваются военно-политические переселенцы из соседних государств в Украине? В том числе участники боевых действий.

— Гию Церцвадзе я знаю давно, мы познакомились еще в 90-х годах, нам приходилось вместе участвовать в некоторых боевых операциях, и для меня его арест был серьезным шоком. Но тут украинская сторона, в принципе, поступила в рамках закона, потому что его разыскивал Интерпол, его в любом случае должны были задержать в аэропорту. Но прокуратура Украины на первом же судебном процессе могла его просто отпустить, чтобы тот мог сотрудничать со следствием. Можно сказать, что все закончилось хорошо, его выпустили, и мы очень благодарны украинской прокуратуре, потому что она все-таки приняла правильное решение и не стала дотягивать до суда.

В тему: АТОшник Гия Церцвадзе, на которого охотится Россия, отпущен из СИЗО

Проблемы действительно есть: я вам расскажу, как в 2015 году мы должны были получить вид на жительство, и нам была нужна справка о несудимости. И когда мы пришли за ней, нам сообщили, что мы в розыске. Все удивились (Гиорги Каландадзе, Мираб Кикабидзе, Мамука Абашидзе — грузинские военные, которые состоят в центре подготовки «PATRIOT»): мы люди военные, криминалом не занимались. Когда все разъяснилось, мы выяснили, что была договоренность между Украиной и Россией о сотрудничестве МВД и у них была общая база данных по поиску криминала.

И после 2008 года российские спецслужбы знали многих офицеров, которые участвовали в российско-грузинской войне, защищали свою родину. Они объявили нас военными преступниками, и разыскивали в том числе на Украине. Нас не арестовали лишь потому, что тогда вмешался в дело первый заместитель генерального прокурора Украины Давид Сакварелидзе.

Нам выдали справку, но с пометкой, что мы в розыске в связи с теми или иными преступлениями. Мы объясняли, что мы здесь, мы воюем, мы помогаем Украине, мы защищали свою родину в 2008 году, мы не переходили на территорию России, мы исполняли свой долг. Долгое время эту пометку не соглашались снять, пока российская власть в ту же базу не внесла начальника Генерального штаба и всех офицеров украинской стороны, которые принимали участие в боевых действиях. Вот тогда Украина поняла, что эти договоренности надо прервать.

В тему: Добровольцев — предали. «А мы что, люди? Кажется, украинская власть так не считает»

А сейчас российские спецслужбы взялись за тех людей, иностранцев, которые приезжают помочь Украине, и они фабрикуют различные криминальные дела. И в последнем случае с Церцвадзе они заявили, будто он участвовал в разбойных нападениях, где произошло убийство, в 2003 году. И это очень трудно перепроверить, да еще и в России. Они фабрикуют дела, и на этой основе передают наши данные в Интерпол. Интерпол, соответственно, автоматически должен сработать и арестовать в любой стране мира.

Так что надеюсь, что украинская сторона показала, что для них это сфабрикованное дело не играет большую роль, и мы надеемся, что и наше грузинское правительство в скором времени направит письмо в Интерпол и заявит, что люди, которые защищали свою родину и сейчас помогают Украине победить общего врага, не являются преступниками.

gyxZx4y5loI

— Каковы Ваши личные прогнозы по завершению войны на Донбассе?

— Я вообще-то против войны. Потому что во время войны страдает мирное население, в частности дети и женщины. Я за свою жизнь увидел очень много страданий, в том числе и на Донбассе. Война — это последнее, чем можно вернуть обратно территорию. Войну начинают политики, а потом продолжаем мы, военные.

Я думаю, что Луганск и Донецк вернутся в состав нашей страны, но вот с Крымом немножко серьезнее проблема. Первой мотивацией для тех людей, которые живут на оккупированных территориях, может стать визовая либерализация Украины в европейских странах. И, конечно, экономика должна подниматься, чтобы люди сами захотели быть с Украиной, а не с Россией.

Подготовила Елена Сибагатуллина, опубликовано на сайте Military Navigator


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непос