Связная генерала Шухевича. Судьба и жизнь Галины Дидык

|
Версия для печатиВерсия для печати
Судьба и жизнь Галины Дидык

Годы в подполье и 25 лет в советских лагерях. Она была рядом с Романом Шухевичем в самые ответственные моменты его жизни. Она слышала его последний выстрел, а затем приняла яд ...

Галина Дидык сыграла важную роль в национально-освободительном движении на западноукраинских землях в середине 1940-х годов, сначала как референт подпольного Украинского Красного Креста (УЧХ), впоследствии как связная и доверенное лицо Романа Шухевича.

Считают, что прозвища Галины Дидык — «Анна» и «Молочница» были хорошо известны в определенных кругах советских спецслужб. После ареста Дарьи Гусяк, через агента «Розу» («Ольга»), КГБ вышло на след Шухевича и Дидык.

Галина Дидык и Роман Шухевич за чтением:

В результате проведенной операции Р. Шухевич погиб, а Г. Дидык приняла яд и впоследствии пережила все «круги ада» в московской тюрьме. После почти полуторагодичного следствия она была приговорена 31 октября 1951 к 25 годам тюремного заключения в печальноизвестном Владимирском централе (тюрьме).

Ровно пять лет назад вышел упорядоченный мной сборник трудов, воспоминаний и писем этой легендарной женщины под названием «Связная Генерала Галина Дидык: «...К сожалению, и я жива...».

В конце августа 2006 года я посетил могилу связной сл.пам. Галины Дидык в городе Бережаны, на Тернопольщине, на старом кладбище на горе.

Серый крест гордо возвышался среди прочих унылых могил и других надгробий и небольших желтых цветочков... Хорошо помню, что тогда моросил дождь — последний летний дождик, было уже несколько холодно...

Я стоял у этой могилы в центре кладбища над зажженной свечой и венком и думал о сущности человеческого бытия и человеческом предназначении.
Какие только ужасы пришлось вынести этой израненной, с подорванным принятым перед ее захватом ядом Галине Дидык, уже не совсем молодой женщине!

Книга, упорядоченная Александром Панченко

Я до сих пор помню основные эпизоды из воспоминаний Галины Дидык, — которые в отличие от других писаний об этих событиях нашей подпольной и повстанческой борьбы, которые были обнародованы в Украине уже с начала 1990-х годов — были бережно записаны и упорядочены в условиях строгой конспирации в условиях советского режима мужественными львовянками Надеждой Мудрой и Анной Садовской.

Фрагменты из жизни и деятельности Галины Томивны и тогда, и сейчас не вызывают никаких сомнений относительно их искренности, объективности и правдивости.

Собственно, все описанные ею события фактически подтверждаются и документами из государственных архивов, над которыми тщательно поработали исследовательницы нашего Движения Сопротивления 1940-50 гг. — Леся Онишко и Леся Бондарук.

Сама же личность Галины Дидык и этапы ее героической жизни и мученичества требует лишь детального философского осмысления и анализа.

Галина Дидык родилась в украинской национально-сознательной семье Тома и Елены в селе Шибалин на Бережанщине 17 апреля 1912 года, хотя в первом выпуске биографического справочника «Украинская женщина в освободительной борьбе 1940-1950 гг», также как и в изданном мною сборнике «Связная Генерала Галина Дидык: «К сожалению, и я жива...» (2007), представлена другая дата ее рождения — 18 марта 1912 года; вероятно, все же 17 апреля является точной датой ее рождения.

Первые детские годы Галина провела в родном селе. Ее отец Тома (Фома) Дидык — был в составе Украинской Галицкой Армии, а во времена австро-венгерской оккупации близко сотрудничал с Тимофеем Старухом, выдающимся украинским деятелем тех мест.

Семья Дидык имела свою хозяйку, и самостоятельно, с помощью детей, что подрастали, занималась домашними делами. Галина была самой младшей в семье из шести дочерей и сына Анны и Томка Дидык.

Уже через год после ее рождения умер отец, а все домашние хлопоты легли на плечи матери и старшей сестры Галины — Стефы, которой исполнилось в то время 15 лет.

Дидык в начале 1950-х:Дидык в начале 1950-х:

Галина и другие дети из семьи Дидык были детства связаны с хозяйственной работой и вырастали в тесном контакте с природой и сельским бытом соседей — украинских крестьянских семей Шибалин.

В семье Дидык жила древняя казацкая и стрелецкая традиция обязательного получения образования.

После окончания Бережанской бурсы Галина переехала в монастырь на Львовщину, к сестре Стефе, где впоследствии начала обучение в учительской семинарии, вступила в украинскую молодежную организацию «Пласт», которая проводила большую просветительскую работу по воспитанию молодежи в националистическом духе.

Все члены организации изучали историю Украины, украинскую литературу, а высокие идеалы верности Богу и Отечеству формировали у подрастающего поколения идею необходимости возрождения Украинского Соборного Самостоятельного Государства.

Следует отметить, что большое количество руководителей и активных членов ОУН, а среди них Богдан Кравцов, Степан Охримович, Степан Бандера, Роман Шухевич, Ярослав Старух, Николай Лебедь, Иван Гриньох, Екатерина Зарицкая и Галина Дидык были до 1930 года одновременно активными членами «Пласта», а первый краевой провод ОУН в 1929 году состоял в основном из пластунов.

До 1931 года Галина училась в учительской семинарии в городе Бережаны и работала в обществе «Просвита», время от времени читала лекции о развитии украинского языка и литературы в селе Якторово (теперь — Перемышлянский район Львовской области). По окончании семинарии ей не удалось получить должность учителя, и в следующем году она устроилась в селе Верхомиля (Польша) в семье местного священника, где она занималась воспитанием детей.

В 1934-1939 гг Г. Дидик состояла в «Союзе украинок», от имени которого проводила просветительскую работу в селах тогдашней Тернопольщины.

Панорама села Шибалин на Бережанщине, откуда происходит Галина Дидык:

Панорама села Шибалин на Бережанщине, откуда происходит Галина Дидык:

 

В 1935 году Галина Дидык окончила курсы кулинаров во Львове, по завершению которых работала в местных детских садах.

В январе 1937 году она вернулась в родное село Шибалин, где стала преподавать в местной сельскохозяйственной школе, затем перешла на работу в систему кооперативов и работала инструктором в городах Подгайцы, Зборив, Бережаны на Тернопольщине.

После первого прихода советских войск на западноукраинские земли Дидык была арестована органами Бережанского РО НКВД за связь с подпольной ОУН и активную националистическую пропаганду среди сотрудников Бережанского рыбсоюза, однако за отсутствием доказательств ее отпустили в мае 1940 года.
Поэтому Галина покинула родные края и переехала во Львов, где училась на курсах медицинских сестер.

«...Я убеждена, — писала Галина Дидик в своем заявлении в Президиум Верховного Совета СССР 10 июля 1971 года, — что такие сдвиги в представлениях, как и поведении моих земляков были вызваны деспотической политикой, проводимой в 1939-41 годах на землях Западной Украины органами НКВД... В тюрьму бросали за прежнюю деятельность при Польше, за неосторожно сказанное слово, вообще ни за что. В одну камеру с политически нейтральными людьми попадали бывшие идейные противники — члены ОУН, УНДО и КПЗУ. В тюрьмах пытали и расстреливали без суда. Я до сих пор не могу спокойно вспоминать картины, которые довелось увидеть в первые дни войны... энкаведистский террор 1939-41 годов был большой и трудной школой...».

К июню 1941 года Галина Дидык работала в областном отделе народного образования, занимая должность секретаря. В первые три месяца оккупации работала директором фабрики мармелада во Львове, а потом шесть месяцев — инструктором в сельскохозяйственной комендатуре.

Официально членом ОУН Дидык стала в марте 1944 года, когда дала торжественно присягу, хотя националистической и подпольной деятельностью она начала заниматься гораздо раньше, еще во время учебы в учительской семинарии.

В начале советско-германской войны, через Ярослава Федика-«Славка» она установила связь с Николаем Лебедем («Максимом Рубаном», «Ярополком»), руководящим проводником ОУН (б), который, находясь в подполье и немецком розыске, в то время стал основным организатором антинемецкой борьбы на родных землях.

Это он, Лебедь, на протяжении почти всего 1942 года использовал львовскую квартиру Галины Дидык на улице Пиярив, как собственную подпольную «хату».

В марте 1944 года по поручению руководителя Тернопольского областного провода ОУН «Данилы» Галина Дидык начала работать в референтуре подпольного Украинского Красного Креста (УЧХ), потом возглавила УЧХ Тернопольщины.

В круг ее обязанностей, как областного референта УЧХ, входило: обеспечить функционирование курсов санитарок по округам района и сотням УПА, направлять медперсонал в соответствующие районы, организовать в каждом районе и сотне УПА госпитали для раненых, заботиться о необходимом их медицинском обеспечении и медикаментах, а также продуктах питания, вести контроль за работой подпольных больниц и УЧХ в целом.

Кроме того, во время проверок ей рекомендовалось проводить воспитательные беседы на националистические темы, а в ее отсутствие такие беседы должны были проводиться младшим медперсоналом.

Деятельность «Молочницы» как областного референта УЧХ Тернопольского окружного провода длилась год — до ликвидации подпольного УЧХ на краевом и областном уровнях в марте 1945 года.

За этот период ей удалось организовать курсы санитарок в селе Романовка Тернопольского района, селе Сусловка Белобожницкого района, в конце 1944 года действовали курсы в Тростянецком лесу, на которых присутствовали по одному человеку из сотен УПА, расположенных на территории Бережанского окружного провода ОУН.

Осенью 1944-го, по поручению «Монеты» — Екатерины Зарицкой, Г.Дидык организовала курсы для врачей УЧХ, на которые были приглашены студенты старших курсов медицинских учебных заведений.

За самоотверженную работу во главе подпольного Красного Креста Тернопольского областного провода Галина Дидык награждена Серебряным Крестом Заслуги, о чем в устной форме ей объявила в 1945 году проводница «Монета».

Вторично Галину Дидык была награждена Серебряным Крестом Заслуги весной 1948 года по инициативе Романа Шухевича, который на торжественном собрании в Бибрицком лесу объявил об этом в специальном приказе.

Позже задачей Галины Дидык стало налаживание постоянной связи между Шухевичем (кличка в ОУН — «Колокол», «Щука», «Тур») — председателем Провода ОУН на Украинских Землях и другими членами этого провода, в частности, «Тарасом» (Дмитрием Маевским), «Галиной» (Яковом Буселом) и «Лемехом» (Василием Куком).

Роман Шухевич (справа), один из выдающихся лидеров ОУН и командиров УПА Алексей Гасин-«Рыцарь» и Галина Дидык обедают:

Панорама села Шибалин на Бережанщине, откуда происходит Галина Дидык:

 

Очевидно, что предыдущая линия связи стала ненадежной, поэтому Роман Шухевич через доверенных людей старался поддерживать постоянный контакт между членами Организации. А для выполнения этой задачи ему нужны люди интеллигентные, умные, которые могли бы на словах передать то или иное его поручение. Кроме этого, доверенные лица должны были поставлять литературу, информировать о событиях «на земле», организовывать тайники и «хату» для его безопасности.

Последнее место пребывания главнокомандующего УПА было организовано в селе Белогорща возле Львова. Для Романа Шухевича было построено укрытие, где он имел возможность скрываться почти полтора года.

«Анна» (Дидык) по поддельным документам переселенки из Польши проживала легально в этом доме, который принадлежал Конюшик Анне — местной учительнице.

По приобретенной «легенде» Галина Дидык работала домработницей у Анны.Она часто отлучалась, выполняя поручение Романа Шухевича, заботилась о доставке продуктов питания, отвечала за здоровье лидера.

Во время задержания у Белогорще «Анна» приняла яд, когда услышала выстрел Романа Шухевича, который позволял ей действовать самостоятельно. Следует отметить, что после 1946 года все ведущие члены ОУН на украинских землях по приказу Романа Шухевича должны были носить яд (цианистый калий) и оружие.

В тему: Могила Шухевича до сих пор не найдена. Как ее прятали и искали

Когда Галина поняла, что они в окружении, она вырвалась от двух солдат, которые держали ее за руки и, как она же впоследствии вспоминала, выбежала в соседнюю комнату и легла на пол:

«Я, лежа, начала добывать яд, положила между зубами и начала жевать. Вдруг я почувствовала, что теряю сознание. Я чувствовала, словно какая-то резина стянула меня и все пошло к горлу. Я полностью потеряла сознание. Что потом со мной было, я не знаю, потому что проснулась уже в тюрьме на Лонцкого».

Воспроизводимые фигуры и события — в воспоминаниях Галины Томивны удивительно живые.

Будто из жуткой темноты выходят палачи, которые потеряли человеческий облик: Гузеев, Солопов, Пивоварец, Клименко, Лениченко ... А также Мороз, Естигнеев, Рафал, Калиниченко ....
А еще князья — Овсеенко, Судоплатов ... Адские жестокие и коварные псы. Да нет, — цепные овчарки кровавого режима, его слуги и прихвостни.

Галина в камере НКВД  Галина в камере НКВД

«... Были и другие, непостоянные, которые приходили поиздеваться надо мной ради пьяного развлечения ... Меня спасли от смерти для того, чтобы еще в полуобморочном состоянии начать мучить. Меня нещадно били. Первые полгода делали это ежедневно, днем ​​и ночью мне не давали спать. Такое «следствие» продолжалось более двух лет...«.

Вот некоторые, на мой взгляд, наиболее часто произносимые фрагменты из написанного о Галине Дидык и отрывки из ее воспоминаний:

Мне сначала давали письма, которые якобы писал для меня Проводник (он тогда уже не жил), я не верила, хотя делала вид, что он это пишет... Сначала на следствие меня носили на носилках, я не ходила. И кормили через шланг...

Страшнее всего, когда собираются бить. Страх — хуже, чем само физическое страдание. Когда сомлеешь — дают укол, поливают водой, а потом начинается снова. День за днем, ночь за ночью.
Я во время следствия очень мало была в камере... Это битье — это был один вид пыток. Страшная была бессонница, не давали мне совсем спать: целые ночи на следствии, потом почти целый день... Потом давали какие-то наркотики...»

«Мы, женщины, играли свои роли от всей души. Нам доверял тот, кто за всех отвечал, проводник Роман Шухевич. Он понимал весь трагизм и героизм женской судьбы. А мы были окрыленные его доверием... Проводник был психологом с тонкой артистической душой, и поэтому он за всех переживал и за всех страдал. Будучи отчаянным, чувствовал себя спокойно без боевого охранения в обществе женщин.

Всем известно, что ездил на курорт в Одессу на лечение в обществе только Галины Дидык (псевдоним „Анна“, „Панця“), что Катюша Зарицкая-„Монета“ устраивала ему строго конспиративные кавартиры, где мог спокойно заниматься интеллектуальным трудом... Галя Дидык-„Анна“, она же „Панця“, и Одарка Гусяк — „Нуся“ дотянули свое предназначение вплоть до трагического конца в Белогорще ...» (Ольга Илькив, «Проводник Роман Шухевич и женщины» в сборнике «Роман Шухевич: фигура на фоне эпохи воюющей Украины»).

Дом в селе Белогорща, где был последний приют Романа Шухевича:

Дом в селе Белогорща, где был последний приют Романа Шухевича:

«Это было в конце ноября — начале декабря 1946 года. Вечером пришла «Молочница», вся обтрушеная снегом, в заболоченных ботинках, с плетеной котомкой... За столом, как всегда, рассказала новости. Она не смотрела на меня, но я чувствовала ее взгляд. Ее глаза были ласково-строгими и благородными. В них можно было почувствовать боль, радость и заботу. Ее лицо, обветренное, несмотря на молодые годы, довольно постаревшее... Она говорила спокойно, каждое слово взвешен ... «(Любомир Полюга. «Дорогами воспоминаний. 1944-1956»).

«9 июля 1947 года Юрий Шухевич (сын Романа Шухевича — „А“) бежал из спецдома города Рутченково Сталинской области. В октябре 1947 г. Юрий встретился с отцом... В январе 1948-го они встретились еще раз во Львове. 20 марта 1948 Юрий вместе со связной Шухевича Галиной Дидык выехал, чтобы похитить из детского дома сестру Марию (которой тогда было 7 лет). План не удалось реализовать, а 25 марта Юрия снова схватили...

Р. Шухевич из-за состояния здоровья вместе с „особо доверенным и наиболее приближенным к нему лицом“ Г. Дидык в июле 1948 года находился на курорте в Одессе.

Санаторий „Лермонтовский“ в наши дни. Фото — „Сегодня“:

Санаторий „Лермонтовский“ в наши дни. Фото — „Сегодня“:

...Они приобрели курсовки на имя учителя Ярослава Полевого и Анны Хомяк. Посещали ведущего кардиолога профессора Сугала. Идя на процедуры, всегда брали с собой яд и поочередно скрывали пистолет. Более того, в июне следующего, 1949 года они снова повторили опасное путешествие к „жемчужине у моря“.

Разумеется, это был большой риск, но обусловленный состоянием здоровья Шухевича, а благоприятный исход двух путешествий подтверждали его настоящий талант конспиратора... (Веденеев Д.В., Быструхин Г.С.: „Повстанческая разведка действует точно и отважно...“. Документальное наследие подразделений специального назначения Организации украинских националистов. 1940-1950-е годы»).

Следствие над Дидык длилось два года. Приговорилиее к 25 годам тюремного заключения. Отбыла полный срок.

Галина Дидык не прекратила бороться против врага и после своего освобождения.

Чувствовалось из писем, которые я читал, как тяжело жалела Галина, что не может, несмотря на подорванное тюрьмы и пытками здоровья, подняться опять на борьбу в новых условиях украинской действительности, когда появился Самиздат, а против повального обрусения выступают художники, литераторы.

В Христиновке Черкасской области, где Галине Дидык позволили поселиться, дни плыли однообразно: в хозяйственных заботах и бесконечных мыслях о своей судьбе и своем предназначении в борьбе. Измерить ее терпение, ее силу воли, ее героизм — не под человеческую силу, пожалуй, никому.

 

Александр Панченко, опубликовано в издании «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены