Танки замедленного действия: Европа vs Россия

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Проект создания перспективного европейского танка при реально существующих угрозах можно назвать запоздавшим. Зачем и кому он будет нужен после 2030 года, если ВС России отрабатывают наступление на страны НАТО уже сегодня? Чем страны Западной Европы могут ответить на нашествие российской бронетехники.

Наряду с «глубокой обеспокоенностью», о которой Запад заявлял каждый раз, когда Кремль пересекал очередную красную линию, европейцы теоретически должны были бы позаботиться и о реальном перевооружение собственных армий. Ведь что ни говори, а западные разведки хорошо видели, что на самом деле происходило и происходит в дальнейшем как в Украине, так и в Европе в целом, то есть везде, куда дотянулась «рука Москвы».

И действительно, европейцы все же решили позаботиться об усилении собственной обороноспособности, хотя и с опозданием. Возможно, своевременному принятию решения помешала не только необходимость согласовывать решения внутри НАТО или ЕС между всеми странами, но и желание многих политиков как-то договориться с путинской Россией ради привычного «business as usual».

В свое время реакция Запада на нападение РФ на Грузию, сопровождавшееся кибератаками на грузинские государственные учреждения и критическую инфраструктуру, оказалась на удивление сдержанной, без последствий для агрессора. Хотя российская армия в войне 888 не только бомбила и оккупировала почти треть территории Грузии, но и обстреляла «Искандерами» участок стратегически важного экспортного нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан, конкурентного для российских компаний.

В тему: Поджигатели. 8 мифов о российско-грузинской войне 08.08.08

Кремль сделал выводы, расценив позицию Запада как слабость и разрешение самому себе на дальнейшие захваты. Россия также тщательно проанализировала опыт войны с Грузией и начала реорганизацию своей армии и перевооружение на новые образцы ВВТ. В то же время отрабатывалась новая тактика боевых действий, которые сопровождались операциями поддержки - пропагандистскими, кибернетическими и тому подобное.

Когда же в 2014 году Россия напала на Украину, аннексировала Крым и развязала свою прокси-войну на Донбассе, Запад сначала также выразил свою «глубокую обеспокоенность». И на этот раз вполне обоснованно - ведь впервые после Второй мировой войны она оказалась в опасности внешней агрессии.

Действительно, после долгих лет безопасной жизни под американским ядерным «зонтиком» Западная Европа в 2014 году оказалась не готовой к новым вызовам. Там постоянно уменьшали расходы на оборону, прежде всего, это делала Германия, лидер ЕС и пример для других. Ее расходы на оборону в 2013 году в пределах 1,2% далеко не соответствовали рекомендуемым в НАТО параметрам в 2% (!). Даже сегодня Берлин только обещает постепенно (!) поднять планку этого показателя до 1,5% ВВП не ранее 2024 года.

Пока Россия активно вооружалась, проводила воинственные военные учения с репетициями ракетно-бомбовых и ядерных ударов по европейским столицам (!), сама Европа была занята совершенно противоположным - она активно разоружалась, сокращала вооруженные силы и расходы на оборонные разработки. В 2014 году европейцы фактически оказались безоружными перед новым вызовом со стороны РФ, которая преобладала во всех отношениях - и количественно, и качественно.

Именно поэтому как Брюссель, так и Берлин, и Париж, кроме введения санкций в ответ на российскую агрессию против Украины, несмотря на очевидное нарушение РФ международного права, не спешили делали слишком резких движений.

Не на высоте оказалась тогда и Великобритания, один из гарантов Украины по Будапештскому меморандуму. Вооруженные силы Соединенного Королевства, экономика которой занимает пятое место в мировом рейтинге (!), а вооруженные силы - четвертое место в мире и первое в Европе, также значительно сократились. Итак, вектор «глубокой обеспокоенности» западных лидеров изменился, теперь речь идет уже об их собственной безопасности.

Кто виноват и что делать?

Наиболее опасным для НАТО сценарием считается потенциально возможный удар России с использованием большого количества бронетехники в направлении Польши и стран Балтии. К тому же Кремль активно запугивает европейцев и нагнетает обстановку в выгодном для себя свете. В частности, Россия восстановила и развернула на западном направлении новые подразделения, в т. ч. 150-ю, 144-ю, 1-ю гвардейскую танковые армии. Другое дело, что это не обязательно гарантирует дальнейшее вторжение и в современных условиях может так и остаться элементом информационной войны.

Важным и закономерным решением Варшавского саммита НАТО стало повышение оборонных расходов всех стран Альянса. По данным британского военного эксперта Джулиана Линдлея-Френча, британские расходы на оборону, например, в 2015 году составили $56 млрд, тогда как немецкие - только $36. Тогда же британский вклад в оборонительные инвестиции составил $25 млрд (на уровне расходов России), тогда как немецкий - только 7,5 млрд.

Но после Brexit англичане прекратят финансирование европейских оборонных разработок, и ЕС от этого только проиграет. Brexit также заставляет европейцев оптимизировать собственные обороне расходы в соответствии с реалиями новой изменяющейся ситуации. То есть понимание опасности со стороны РФ стимулирует ЕС и НАТО наращивать свои вооруженные силы.

По мнению британского эксперта, в дальнейшем следует ожидать усиления немецкой активности в направлении создания европейского оборонного союза. Для этого Берлин создавать механизмы усиления взаимодействия, чтобы пригласить остальные 9 членов ЕС к сотрудничеству.

С учетом указанного реакция правительств Германии и Франции с общей тенденцией к интеграции в сфере оборонных разработок имеет вполне естественный и логичный вид. И происходили эти процессы именно на фоне все той же «глубокой обеспокоенности», которую западные политики высказывали по поводу российской агрессии, оставляя себе возможность вернуть отношения с Кремлем в привычному уже «business as usual».

В свою очередь, увеличение странами НАТО и ЕС оборонных расходов наряду с новыми вызовами и объективной необходимостью модернизации национальных вооруженных сил и замены не менее части ВВТ (боевые самолеты, вертолеты, танки, БТР и т.п.) на новые образцы способствуют оживлению экономики Старого континента. Неудивительно, что возглавили этот процесс именно наиболее «глубоко обеспокоенные» Германия и Франция.

26 апреля этого года в Берлине во время работы Международного авиакосмического салона «ILA-2018» министры обороны двух стран Урсула фон дер Ляен и Флоренс Парли подписали аж 4 соглашения о совместном производстве ВВТ для нужд собственных вооруженных сил и призвали остальную Европу присоединиться к совместным программам.  

Наряду с созданием в ЕС фонда оборонных разработок, назначением которого является финансирование перспективных проектов (сейчас это дроны и робототехника) с годовым бюджетом в 5,5 млрд евро, это позволит ликвидировать отставание и выйти на качественно новый уровень конкурентоспособности.

19 июня т. г. министры обороны Германии и Франции подписали меморандумы по реализации двух главных европейских программ, будущего европейского танка MGCS (Main Ground Combat System) и перспективного боевого самолета NGWS (Next Generation Weapon System) - в качестве части программы создания перспективной воздушной боевой системы FCAS (Future Combat Air System).

Подписанные документы являются знаковыми, ведь они впервые определяют рамочные параметры реализации двух названных программ. Причем руководство программой по созданию перспективного европейского танка возлагается на Германию, как на более продвинутого мирового производителя бронетанковой техники. Программа МGCS имеет целью совместную разработку перспективного основного боевого танка на замену парка машин, которые сегодня стоят на вооружении - немецких типа Leopard 2, а затем и французских AMX-56 Leclerc.

В свою очередь, Франция возглавила авиационную программу NGWS, концептуальные исследования в рамках которой запланированы уже на конец 2018 года. К 2025 году уже должна быть сформулирована концепция FCAS - новой многоцелевой боевой воздушной системы XXI века, с элементами искусственного интеллекта, способного действовать в сети пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов. Принятие новой машины на вооружение запланировано на 2034.

В тему: Американские военные приступили к полевым испытаниям электромагнитного рельсотронного орудия

Европейские бронетанковые перспективы

Относительно перспективного танка высокие стороны определили, что уже в 2019 году начнется этап демонстрации технологий, однако, только в 2024-м должны быть определены тактико-технические требования к новой машине (!). А принятие ее на вооружение ожидается вообще уже после 2030 года. Более того, считается, что реализация этого проекта будет мощным сигналом к восстановлению европейского потенциала коллективной обороны. Речь идет о качественных изменениях, ведь раньше вооруженные силы стран ЕС, главным образом, участвовали в операциях за рубежом, то есть не в Европе.

Первые оценки по созданию франко-немецкого танка берут свое начало еще в 2000 году, однако, реальные сдвиги в этом направлении начались лишь после того, как Россия аннексировала украинский Крым. В частности, в принятом в конце 2014 года бюджете Германии впервые за много лет были увеличены расходы на оборону, а Бундестаг поставил перед министерством обороны задачу создать новый основной боевой танк (рабочее название Leopard 3).

В октябре 2015 года после согласования на уровне правительств двух стран произошло объединение концернов: немецкого KMW и французского Nexter, специализирующихся на производстве ВВТ для сухопутных войск. Так был создан международный концерн KNDS, что считается ответом на новые вызовы.

Обращает на себя внимание регистрация нового франко-немецкого концерна в Амстердаме, сначала в качестве СП Honosthor NV, в состав которого вошли немецкий концерн Krauss-Maffei Wegmann GmbH & Co. (KMW), относящийся к ФПГ Wegmann GmbH & Co., и французский концерн Nexter Systems (Nexter), входящий в состав GIAT Industries SA.

Портфель заказов СП или нового концерна, получивший в июня 2016 года новое название KNDS NV (KMW + Nexter Defence Systems NV), на сегодня составляет 9 млрд евро.

Основная цель KNDS заключается в создании нового европейского танка, который пока не имеет названия - в разных источниках его неофициально называют Leopard 3, Leleo или даже Leoclerc. По оценке государственного секретаря по МО ФРГ Маркуса Грюбера, появления новой машины следует ожидать не ранее чем 2030 года. В свою очередь, председатель правления KMW Франк Хаун настроен более оптимистично и считает более реальным срок 2025-2030 гг.

Первые предсерийные образцы нового танка ожидаются в 2020-2022 гг., когда будет решен ряд чисто технических и правовых вопросов. Первые касаются различий в стандартах инсталляций, вторые - правовых урегулирований передачи оборонных технологий. Со стороны Германии последние имеют особенно ограничительный характер.   

Эксперты не исключают возможного участия в промышленной кооперации также других, прежде всего, немецких оборонительных фирм. В частности, речь идет о концерне Rheinmetall, который участвовал в создании танка Leopard 2, а недавно обнародовал собственную концепцию развития танкового вооружения, в т. ч. новую танковую 130-мм пушку.  

Возможностью непосредственного участия в совместном проекте создания нового европейского танка уже заинтересовалась Польша, которая проводит переговоры по этому поводу с 2016 года. Вопрос создания нового танка является для нее одним из главных военных приоритетов. Сейчас идет разработка национальных требований к новой машине (программа Wilk). Очередным шагом для возможного участия Польши в программе должна стать гармонизация этих требований с союзниками.

По неофициальным данным, оба члена концерна, KMW и Nexter, предварительно подтверждают открытость проекта для новых участников, но только после принятия соответствующего политического решения. Причем не исключена и возможность участия в программе и других стран, не входящих в состав ЕС, например Израиля или Южной Кореи.

Кроме танка, Германия и Франция также планируют создать самоходную гаубицу (САУ) нового поколения в формате Совместной высокоточной артиллерийской системы CIFS (Сommon Indirect Fire System), который заменит существующие САУ PzH 2000 или Caesar. Правда, CIFS должен попасть на вооружение лишь примерно в 2040 году. Сейчас продолжаются исследования и оценки будущей боевой машины.

В своем недавнем интервью для издания Handelsblatt председатель правления немецкого концерна KMW Франк Хаун сообщил, что в ближайшие 20-30 лет в Европе будет существовать потребность в приобретении около 5000 новых танков общей стоимостью до 75 -100 млрд евро. Причем KNDS рассчитывает на освоение не менее половины этой суммы. Прежде всего, речь идет о необходимости армий стран на восточном фланге НАТО.

Каким будет перспективный европейский танк?

Итак, танковая программа будет ключевым предприятием, которое будет реализовываться в Европе, со всеми шансами на финансирование с использованием механизмов Европейского оборонного фонда или PESCO. Очередным доказательством этого стала презентация на 26-й международной выставке ВВТ Eurosatory-2018, которая состоялась в Париже 11-15 июня с. г. технологического прототипа танка ЕМВТ гибридной конструкции.

Корпус, двигатель и шасси взяли от немецкого танка Leopard 2A7, а легкую и компактную башню с автоматом заряжания новой 130-мм танковой пушки - от французского танка Leclerc. В свою очередь, 130-мм пушка - немецкая, ее разработчик - концерн Rheinmetall. Последнее обусловлено ростом массы танковых выстрелов (снарядов с зарядами), что затрудняет ручное заряжание, принятое в немецких танках, а также желанием максимально автоматизировать будущий танк.

Рассматривалась возможность использования даже 140-мм пушки, однако, экспериментальные исследования показали, что она для танка будет слишком тяжелой. Кроме того, увеличение калибра пушки на 10 мм приведет к увеличению почти на 50% дульной энергии, уменьшает боевую эффективность машины.

В свою очередь, наличие автомата заряжания позволяет уменьшить численность экипажа до 3-х человек, а следовательно, уменьшить массу танка в целом и увеличить резерв на модернизацию. Командир и наводчик разместятся в башне, тогда как механик-водитель - в передней части корпуса.

Нельзя исключать внедрение практики изоляции экипажа от остального внутреннего пространства машины с целью повышения живучести в целом, а также оснащение танка дистанционно управляемой башней, что соответствует современным трендам и придаст танку ряд очевидных преимуществ.

Комбинированное бронирование демонстратора MGCS - на уровне существующих образцов. В дальнейшем оно может быть дополнено элементами активной и динамической защиты. Демонстратор оснащен дизельным двигателем мощностью 1200-1500 л.с.

Благодаря использованию шасси, сертифицированного до класса носителя MLC 70 (до 63-х тонн), машина уже имеет резерв на модернизацию до 6 тонн, то есть это позволяет оснастить ее новыми средствами защиты, связи, вооружения и т. п. Новый танк будет оптимизирован для участия в боевых действиях высокой интенсивности в условиях активного противодействия противника. В проект заложена возможность взаимодействия с БПЛА и роботизированными системами.

Демонстратор считается «краткосрочным» ответом Европы на новые танки РФ. А его появление менее чем через три года после подписания соглашения демонстрирует важность и потенциал взаимодействия ведущих стран Европы. Сейчас танк успешно завершил мобильные и огневые испытания и считается вполне действующим образцом вооружения, ТТХ которого пока уточняются.

Подписание франко-германского рамочного соглашения является формальным подтверждением плана создания нового танка. Следующим шагом должна быть тщательная проработка порядка реализации проекта промышленниками двух стран. Однако, это лишь часть процесса консолидации европейских усилий в военной и военно-промышленной сферах.

Танки as usual

Есть все основания рассматривать франко-германский проект, как сугубо деловой, имеющий мало общего с современными вызовами, ведь несмотря на все, он имеет целью прежде всего получение прибыли, а не противостояния российской угрозе, как таковой. С одной стороны, объединение усилий французских и немецких компаний позволяет сэкономить только на разработке проекта до €60 млн в течение пяти лет, а с другой - экономить время и оперативно реагировать на развитие мирового рынка бронетехники.

Особенно это касается реакции на появление в России, политика которой в последнее время отличается агрессивностью, новых танков Т-14 «Армата», которыми Кремль намерен постепенно перевооружить свою армию. Это действительно инновационный во многом проект, который британская разведка относит к революционным разработкам, бросающий вызов бронетанковым силам НАТО, несмотря на новое вооружение и конструкцию.

В тему: Чудо-оружие Путина: фейк и реальность

Другое дело, что экономически ослабленная Россия не скоро будет в состоянии изготовить обещанную количество новых танков Т-14, учитывая его высокую стоимость. Но факт остается фактом.

Новые танки собственной разработки создают сегодня также другие страны, в т. ч. Турция (Altay), Иран (Karrar), Южная Корея (K2 Black Panther), Пакистан (Al-Khalid II), Япония (Typ 10) и Израиль (Merkava Mk 4).

Танки Leopard и Leclerc со временем стареют и теряют резервы на модернизацию, тогда как эксплуатационные расходы растут (например, для одного французского танка Leclerc они составляют €246 249 в год или до €20 тыс. в месяц). В общем Франция имеет 241 танк этого типа, но численность постепенно уменьшается и в перспективе составит 200 единиц с затратами на эксплуатацию около €60 млн в год.

Аналогичная ситуация в Германии и других странах ЕС и НАТО, ведь модернизация танкового парка проблем не решает и не может быть альтернативой на период после 2030 года. Все это дает основания для прогнозов о дополнительных заказах франко-немецкого бронетанкового концерна.

В тему: «Миротворческие» проекты России — карта и прогнозы

Сегодня Германия на вооружении 328 танков Leopard 2A6 (в строю 264), продолжается модернизация танков стандарту 2А7. Финляндия имеет 10 танков Leopard 2A4, продолжаются поставки из Германии более современных машин Leopard 2A6, Дания - 51 танк Leopard 2A5, Чехия - 40 Т-72, Хорватия - 75 Т-84, Болгария - 90 Т-72, Босния и Герцеговина - 325 , у т. ч. 71 Т-84, Австрия — 40 Leopard 2A4, Греція — 170 Leopard 2A6, 183 Leopard 2A4, 100 M-60A1, 513 Leopard 1A4/A5, Угорщина — 44 Т-72, Италия — 200 Ariete (в строю 113), Нидерланды — 18 Leopard 2A6, Норвегия — 48 Leopard 2A4, Польша - 247 Leopard 2A4/2A5, 218 PT-91, 188 T-72, Португалия — 37 Leopard 2A6, 21 M-60, Румыния — 260 Т-55, 104 TR-85, 54 NR-85 M1, Сербия — 214 М-84, 53 Т-72, Словакия — 30 Т-72, Словения — 45 М-84, Испания — 216 Leopard 2E, 108 Leopard 2A4150, Швеция — 120 Leopard 2S, Швейцария — 134 Leopard 2S, Турция — 298 Leopard 2A4, 923 M-60A1/А3 и М-60Т, 394 Leopard 1A/1A3/1A4, 1980 W-48A5T1/T2.

Таким образом, это еще один пример европейского busines as usual, особенно на фоне предательской по отношению к Украине позиции официального Берлина в вопросе строительства газопровода «Северный поток-2». Если не больше. Не зря же говорят, что в гибридной войне Россия использует вместо танков трубопроводы ...

Поэтому проект создания нового танка привязан прежде всего к потребностям международного рынка. А его потенциальный экспорт будет облегчать то простое обстоятельство, что в свое время концерн KNDS был зарегистрирован в Нидерландах, чтобы вывести его из-под действия крайне ограничительного немецкого законодательства в части экспорта вооружений. Ведь хорошо известен пример, когда из-за регуляторных проблем немецкого экспорта, с которым столкнулись KMW и Rheinmetall, правительство ФРГ однажды даже заблокировало продажу Саудовской Аравии 800 танков Leopard 2.

Итак, проект создания перспективного европейского танка при реально существующих угрозах можно назвать запоздавшим. Это будет пока достаточно условным оружием вроде «танка замедленного действия». Действительно, зачем и кому он будет нужен после 2030 года, если ВС России отрабатывают наступление на страны НАТО уже сегодня?

Владимир Заблоцкий, опубликовано в издании  Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Последние новости

13:49
Керівники воєнізованої охорони Укрзалізниці разом з бандитами крали вантажі і вимагали хабарі – СБУ
13:32
РФ звинуватили у фінансуванні політичних партій Молдови
13:00
Майже половина киян вважають, що вибори в Україні можуть бути сфальсифіковані (ОПРОС)
12:51
Самогубство активіста з перерізаним горлом: поліція перевіряє смерть відомого діяча
12:30
Медведчук у Печерському суді вкотре доводитиме, що він не виродок і не кат Стуса
12:01
РФ спростила прийом в громадянство для зрадників України
11:44
Японія масштабно модернізує свої кораблі на авіаносці вперше з часів Другої світової
11:26
Білорусь, Вірменія та ще 17 держав голосували проти резолюції ООН - як вороги України
11:11
У першому півріччі 2018 року реальний дохід населення становив 82% від рівня 2013 року
10:51
Рада асоціації Україна-ЄС: за що хвалили Київ і на що дадуть гроші

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com