Виталий Портников: Новая демократия, новое государство — хаос, который может нас добить

|
Версия для печатиВерсия для печати
   Фото: Макс Требухов

Дмократической Украиной будущего, как и любым другим новым цифровым государством, будут управлять проходимцы. Откровенные проходимцы. При этом этим проходимцам придется окончательно демонтировать социальное государство и любые формы социального иждивенчества — просто потому что на это не будет денег и никакие посты в твиттере их не заменят.

Чем ближе время проведения очередных президентских и парламентских выборов в стране, тем больше будет разговоров о "новом курсе","переосновании" и «осовременивании государства», обо всем том, что может привлечь избирателя, который рассчитывает на изменения в собственной жизни, на ее улучшение. Юлия Тимошенко уже начала эту эстафету, вскоре подключатся и другие. Но, к сожалению, ни один украинский политик не сможет говорить с избирателями о реальных проблемах страны — просто потому, что он желает выиграть выборы. И ни один украинский политик, который выиграет выборы, не сможет управлять страной так, как он хочет и умеет — просто потому, что для этого больше нет ни средств, ни электоральной поддержки.

В тему: Мишель Терещенко: Нынешняя власть — это потомки тех, кто украл все у моей семьи

Ведь как устроена классическая украинская избирательная кампания? Политик нанимает технологов, которые должны создать его новый привлекательный образ. Технологи — начитанные и образованные мастера своего дела, пишут несколько речей для различных аудиторий — лучше яркие и современные. Политик приходит к власти и считает, что его задача — просто правильно распределить финансовые потоки между собственным окружением и гражданами страны. Вот, собственно, и весь рецепт, потом начинаются нюансы. Кто более честен и умен — собирается больше дать гражданам и меньше — своим, кто глупый и жадный — все пытается захватить себе и навлекает Майдан. Но к управлению в реальных условиях ни то, ни другое никакого отношения не имеет.

Меняется сам характер предвыборной кампании. Прежде всего не у нас, а в странах традиционной демократии. У нас, собственно, этой традиционной демократии еще не было, была ублюдочная, постсоветская. С голосованием за вождей и кумиров, с фальсификациями и административным ресурсом, с «гречкой». Считается, что мы должны построить эту традиционную демократию и наши друзья на Западе нам помогут. Так вот — не построим и не помогут.

Не построим, потому что мы, как всегда это бывало в нашей истории, опоздали с классическим строительством так лет на 50. Не помогут, потому что у самих ее скоро не будет.

На Западе новую демократию нередко называют «цифровой». Именно такое название выбрали для своей книги швейцарцы Даниэль Граф и Максимилиан Штерн — «Порядок для цифровой демократии». При этом Швейцария — одна из наиболее развитых классических демократий, с широким применением референдумов, отстроенной системой политических партий, умением находить компромисс в обществе. Но авторы книги замечают, что чем больше интернета, чем больше сетевых сообществ, чем больше соучастия граждан в политике — тем меньше места для традиционных элит, политических партий и обычных методов ведения политической борьбы.

Что же в этом плохого? Плохо то, что это широкое участие — особенно в странах с неразвитой демократией — означает потерю доверия к традиционным институтам демократии, размывание доверия, готовность поверить в любую ерунду — и возможность тиражирования этой ерунды миллионными «тиражами». Медиа, которое себя уважает, просто не может позволить себе, не боясь за свою репутацию, тиражировать глупости. Но интернет стерпит все. И примером здесь стали как раз события в странах развитой демократии. Многие британские медиа пытались объяснить соотечественникам реальные последствия «брексита» — и проиграли популистам. Американские либеральные медиа противопоставили себя Трампу — и проиграли человеку, который просто называет их «фейк ньюс», а в своем микроблоге пишет всякую ерунду, не задумываясь о ее соответствие фактам — у его сторонников эта нарочитая безответственность вызывает восторг.

И это только начало необратимых процессов. Мир, по сути, переместился в детство. Большинство людей действительно никогда не взрослеет, но раньше чувствовалось какое-то уважение к «взрослым», способным взять на себя профессиональную ответственность. Это очень напоминает 1917 год, когда большевики перевернули пирамиду, позволили невежественным слоям населения, которые занимаются примитивным трудом, решать судьбу других и судьбу своих государств. Но есть одно обстоятельство, отличающее большевистскую диктатуру от цифровой демократии. И это обстоятельство — самая большая проблема как раз украинских политиков.

В тему: Ігор Юхновський: «Зміни будуть. Коли українці перестануть красти один в одного»

Большевики прекрасно понимали, что «дети», или «пролетарии», не способны себя прокормить. Поэтому они отобрали собственность у всех, у кого она была, и создали уравнительную систему распределения продуктов жизнеобеспечения. Цифровая демократия не имеет целью ни диктатуру, ни уравниловку. Она как раз подразумевает усиление роли индивидуума.

Но она наступает в условиях развитого общества — общества, которое стареет, имеет все меньше и меньше детей — а, значит, все меньше и меньше работников в расчете на иждивенцев, но вместе с тем хочет, чтобы все оставалось так, как было раньше. Чтобы государство всеобщего благоденствия, которое появилось в Европе после Второй мировой войны, продолжало существовать. В наших или российских условиях это желание сохранения социалистических завоеваний при одновременной низкой рождаемости, низкой производительности труда и праве обманывать государство при первой же возможности.

Акція в Братиславі проти нелегальної міграціі

Акция в Братиславе против нелегальной миграции. Фото: EPA / UPG

Когда европейцы протестуют против мигрантов или когда россияне в большинстве своем выступают против повышения пенсионного возраста — это явление одного порядка, нежелание не просто выйти из зоны комфорта, но хотя бы понять, что этой зоны комфорта просто нет и никогда больше не будет. Что ее можно поддерживать только между собой, в социальных сетях — вот еще одна особенность цифровой демократии — но при выходе на улицу не-цифровая реальность бьет тебя по голове. И пока мы видим не попытки что-то изменить на самом деле, а обычное затыкание пробоин в корабле. Американцы думают защититься от исчезновения рабочих мест пошлинами на европейскую и китайскую продукцию. Британцы рассчитывают избавиться от вызовов современности выходом из Евросоюза. Поляки затыкают дыру на рынке трудовых ресурсов украинцами. Украинцы затыкают дыры в бюджете траншами МВФ. Путин гримирует гибель социального государства войнами с соседними странами и попытками оживить труп Советского Союза. А дальше-то что? Дальше?

Я специально напишу здесь небольшой абзац о войне и Донбассе, чтобы меня не упрекали в том, что я не помню о главной проблеме страны. Я-то как раз помню — хотя считаю, что как только российская власть займется реальным реформированием социальной сферы, ей уже может стать просто не до войн с нами или грузинами. Россияне радуются войнам только пока есть «халява» — но когда она заканчивается, любовь к правителям и величие России испаряются сами собой. Но при этом — что делать с Донбассом?

Ведь Донбасс — это как горячая картофелина. Умирающий индустриальный бассейн с маргинальным патерналистским населением — и два государства, у которых уже нет денег даже на сохранение пенсий на прежнем уровне. Такая проблема добьет любого, кто начнет ее решать. Поэтому я скажу просто: я такой же сторонник восстановления территориальной целостности страны, как и любой другой ее гражданин. Я просто советую бояться исполнения своих желаний и понимать, что восстановление территориальной целостности может стать вызовом для существования самой государственности в период ее становления.

Фото: EPA / UPG

А теперь ответ на вопрос — что дальше? Во время одного из выступлений, когда я отвечал на вопрос о последствиях будущих выборов, я сказал просто: не ждите изменений, чем вызвал недовольный гул в аудитории. Но это же правда. Украина — страна без достаточных своих средств, под внешним управлением, которое с каждым днем становится все более неэффективным из-за усиления политических и социальных проблем самого Запада. И, кстати, «бегство» под внешнее управление Москвы тоже ничего не принесло бы — потому что в России усиливаются те же проблемы, только еще и наложенные на тупость авторитаризма. Так что любой новый президент, любое новое правительство вынуждены будут прислушиваться к рекомендациям — как разумным, так и нелепым. И мы еще вспомним президента — как избранного в 2019 году, так и его предшественника — добрым словом. Как и нынешний парламент и правительства последних и ближайших лет.

Потому что это будут последние относительно профессиональные политики, с которыми мы столкнемся. Политики, которые понимают, как распределить бюджет и даже как грамотно украсть — уж простите за цинизм.

А демократической Украиной будущего, как и любым другим новым цифровым государством, будут управлять проходимцы. Откровенные проходимцы. При этом этим проходимцам придется окончательно демонтировать социальное государство и любые формы социального иждивенчества — просто потому что на это не будет денег и никакие посты в твиттере их не заменят.

В тему: Писатель Юрий Мушкетик: «История нашу власть ничему не учит. Ни-че-му!»

«Те, кто живет на различные социальные выплаты и пользуется социальными благами, должны понимать, что скоро все изменится», — утверждает финский писатель Яри Ернрут, гражданин страны, о возможностях которой украинцы могут только мечтать. И я не хочу объяснять, как изменится у нас то, что изменится у них. Чтобы никого не пугать.

Но это — вызовы цифровой демократии в странах с патерналистским малоэффективным населением и необратимый крах социального государства — это и есть то, о чем политики должны говорить со своими избирателями. Потому что если рассказывать сказки и успокаивать себя иллюзией, что главное получить власть и снова разрезать на куски рваный тришкин кафтан, нельзя не заметить, как быстро украинская демократия рухнет в пропасть общественного отчаяния и сменится даже не диктатурой, а хаосом. Хаосом, который нас добьет.

Виталий Портников, опубликовано в издании  LB.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com