Владимир Вятрович: «В Польше ширятся антиукраинские настроения»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Известный украинский историк о том, как развенчать легенды об УПА, как достичь примирения с польской стороной на почве разногласий в оценке событий на Волыни, как бороться за свободный доступ к архивной информации. 

Слова, которые приписывают Шарлю де Голлю об УПА - миф

- Есть много легенд или полулегенд, связанных с УПА. В этом аспекте вспоминается высказывание якобы Шарля де Голля, что если бы у него была такая же армия, как УПА, то немецкий сапог никогда бы не ступал на французскую землю; упоминается также, что Че Гевара учился тактике партизанских действий украинских повстанцев, что опыт УПА изучают в американских военных академиях. Что из этого является правдой, а что - вымыслом?

- Тезис Шарля де Голля является легендой, идущий с 70-х годов. Не знаю, как она появилась, но я нигде не встречал документальных ей подтверждений. К тому же де Голль был в известной степени просоветским политиком, ведь Франция была союзницей СССР по антигитлеровской коалиции, и вряд ли ее руководитель позволил бы себе такое высказывание в адрес УПА.

Относительно того, изучали ли опыт УПА в американских академиях, то скажу: да, изучали. Также встречаются упоминания в американских журналах, в частности, Military Review 60-70-х годов, посвященные изучению тактики повстанцев. Одним из авторов таких публикаций был аргентинец Энрике Мартинес Кодо, который в 60-х гг опубликовал очень интересную монографию «Повстанцы за железной стеной».

Это - первая испаноязычная история УПА, написанная журналистом, который лично встречался с членами УПА, изучал доступные ему документы. Отсюда следует то ли легенда, то ли правда о Че Геваре, которому в руки вполне могла попасть эта книга, книга его земляка-аргентинца. В своих воспоминаниях Че Гевара пишет о том, что примером в его войне была деятельность украинских партизан.

Каких именно - это уже трудно сейчас выяснить наверняка. Но есть гораздо более прочные негативные стереотипы относительно УПА. Например, что Украинская Повстанческая Армия была осуждена Нюрнбергским трибуналом. Но нет никаких материалов из этого процесса, где хотя бы упоминается УПА.

В тему:  История предубеждений: восприятие дивизии «Галичина» в 1947 и в 2011 годах

В Польше есть люди, которые понимают, что Украина может иметь отличную оценку событий Второй мировой войны

- Вы общаетесь с польскими коллегами. Но они, очевидно, в большинстве своем негативно относятся к деятельности УПА и ОУН. Как Вы находите общий язык с ними? Есть ли определенное переосмысление событий Второй мировой войны и проблем украинской-польских отношений с польской стороны?

- Все зависит от того, с какими исследователями общаться. Польское общество разделено в вопросах отношений украинцев с поляками в годы войны. Есть исследователи, с которыми можно нормально дискутировать. В этом аспекте можно вспомнить предыдущего председателя Института национальной памяти Януша Куртыка, который погиб вместе с президентом Качиньским под Смоленском.

Этот историк понимал, что украинцы могут иметь свою оценку относительно событий войны. Мне запомнилось, как вскоре после присуждения звания Героя Украины Роману Шухевичу, на вопрос журналистов, как он к этому относится, он ответил, что украинцы вправе иметь героев, которые не будут героям для поляков и наоборот. И прозвучал умный тезис, что мы должны договориться не договариваться относительно определенных периодов и определенных лиц, каждый имеет право на свою оценку.

К сожалению такое мнение не является доминирующим в Польше, особенно сейчас, накануне отмечания 70-й годовщины событий на Волыни. Сейчас нарастает негативная оценка не только повстанческого движения, но и всего украинского. Это хорошо видно в СМИ. Сейчас очень активизировались ультраправые, консервативные и особенно «кресовяцкие» организации (организации, выступающие за возвращение Галичины в состав Польши - Авт.).

Их влияние в польском обществе и в историографии за последние два года значительно возросло. Они ведут речь даже не о том, что должны быть осуждены отдельные действия УПА, а о том, что должно быть осуждено все украинское освободительное движение. С таким подходом никакого нормального диалога с польскими коллегами не будет.

В тему: О грехах, в которых обвиняют УПА

- Но по отношению к коммунистическому периоду позиция украинцев и поляков должна быть солидарной?

- В этом плане консенсус между украинскими и польскими историками намного больше, чем между российскими и украинскими. В российской историографии при поддержке властей продолжает утверждаться неосталинистская линия, которая оправдывает преступления сталинского режима. Эта линия вслед за Путиным подает развал Советского Союза как геополитическую катастрофу. А значит катастрофой для них является и возникновение независимой Украины. Конечно, с такими историками трудно о чем-то дискутировать.

В тему:

Хотя такие не все, есть в России и беспристрастные исследователи. Например, Александр Гогун, который объективно рассматривает деятельность советских партизан в Украине. Так же есть и другие историки, с которыми можно сотрудничать.

К архивам должен быть равный доступ для всех граждан Украины

- Когда Вы начали интересоваться украинским национально-освободительным движением?

- Историей начал интересоваться в школьные годы, но давней историей - Египет, Античность, Русь, казачество. Историей Украины 20 века начал интересоваться, уже став студентом. Этому поспособствовал известный исследователь освободительного движения Григорий Демьян.

Он собрал целую группу молодых студентов Львовского национального университета, всячески нам помогал. Именно он начал формировать меня как историка. Уже со 2-го курса я начал заниматься Украинской Повстанческой Армией, писать на эту тему публикации, курсовую работу написал, посвященную зарубежным рейдам УПА в 1947 году, потом она вышла в качестве дипломной работы, а затем - монографии в Летописи УПА.

- Когда Вы возглавляли Государственный отраслевой архив Службы безопасности Украины, Вам удалось добиться рассекречивания документов, касающихся украинского освободительного движения. Какие из них Вы считаете наиболее ценными?

- Какие наиболее ценные - это будет очень субъективная оценка. Для одних ценными будут те, которые касаются репрессированных советской властью родственников, о судьбе которых до сих пор не было известно. Для меня лично и для историков, занимающихся УПА, очевидно, наиболее ценным является так называемое дело № 176, сформированное чекистами из трофейных повстанческих документов.

Это 88 томов документов ОУН и УПА. Это дело полностью оцифровано и частично доступно в электронном архиве СБУ и, думаю, скоро будет доступно в архиве ЦИОД. Именно на основе этого можно давать оценки освободительному движению и его месту в истории Украины.

- Как удается бороться с процессом закрытия архивов?

- Ситуация сейчас существенно ухудшилась. По результатам опроса ЦДВР, более 80% исследователей сталкивались с ограничением к доступу к нужным им документам.

В тему: Власть руками коммунистов сделала недоступными архивы для граждан Украины

В этом году мы начали проект Право на правду, в рамках которого мониторили деятельность архивов на предмет того, насколько они доступны для граждан. Было несколько случаев, когда мы помогали людям добраться до документов, один случай закончился судом с СБУ, в результате чего было заключено «мировое соглашение», которое обеспечило доступ человека к информации.

В тему: Архивы в Украине: почему и как от нас прячут историю

На выборы нужно идти. Идти и голосовать

- Можете дать прогноз, когда у нас, наконец, появятся патриотические политики или определенная политическая сила, способны что-то изменить в Украине? И почему Вы сами до сих пор не пошли в политику?

- Среди нынешних политиков я таких пока не вижу. Если бы вырисовывалась такая сила, которая действительно может что-то изменить, я непременно стал бы с ней сотрудничать. Многие потенциально симпатичные мне силы сейчас страдают популизмом, и у них нет четкой программы действий.

Украина потеряла уникальный шанс после 2004 года, в отличие от Грузии в 2003-м, от стран Центральной и Восточной Европы в 90-х. Когда появится второй такой шанс? Думаю, теперь речь не будет идти о каких-то революционных событиях, скорее, стоит говорить о формировании такой политической силы, которая поставит целью долговременную работу с серьезными задачами. Когда это произойдет? Думаю, перелом произойдет после этих выборов. Есть очень много недовольных тем выбором, который предлагают современные политики.

Но несмотря на то, что очень мало людей, которых стоило бы поддержать, я призываю всех идти голосовать, чтобы не пустить представителей власти, которые тянут нашу страну вниз.

Общался Сергей Багряный, Агентство стратегічних досліджень

СПРАВКА: Владимир Вятрович - председатель ученого совета Центра исследований освободительного движения (ЦДВР).

Перевод«Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com