День и ночь на позициях морпехов между Донецком и Горловкой: в ожидании большой войны

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Часы и дни ожиданий, внезапные вечерние и ночные обстрелы и усталость от странной войны. Как выглядят сейчас боевые действия в районе Горловки из окопов украинских морпехов

Журналист издания ”Новинарня” провел два дня с бойцами отдельного батальона морской пехоты и зафиксировала, как выглядят сейчас боевые действия в районе между оккупированными Горловкой и Донецком.

Усталость

- Думаешь, в войне есть что-то героическое? Священное? – Виктор внимательно смотрит мне в глаза.

Ночь. Мы с несколькими морпехами сидим на деревянных нарах в блиндаже. В углу тихо гудит пламенем буржуйка. Медленно закипает чайник. Колени упираются в старенький стол. На нем несколько пластиковых стаканов с чаем, который еще нужно заварить.

- Вот что тебе скажу. Я здесь с 2014 года. До оккупации Крыма был на заработках в России, вернулся домой. Видел, как в моем родном городе здоровые мужики били себя кулаком в грудь и кричали, что они вот-вот пойдут в военкомат, чтобы поехать на фронт. Они не поехали. Уехал я. И за это время в подразделении, где я служу, появилось множество новых имен. А старики уже где-то там, – Виктор на секунду подводит глаза к деревянному потолку, – на мемориальной плите. И их фамилии читает незнакомый мне голос. А когда новеньких просишь назвать несколько этих имен – они по большей части молчат. Не знают. Поэтому слушай: нет в войне ничего священного и геройского. Просто это противоестественная, ужасная вещь, которая почему-то случилась. И мы в ситуации, когда не можем не воевать. Но я устал. Видимо, пора уже отсюда убираться”, – Виктор умолкает.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

На эту тему: Полк “Азов”: от добробата до воинской элиты

В блиндаже на несколько минут зависает полная тишина. Слышны только буржуйка и ветер, пронзительно воющий в донбасском поле. Закипает чайник. Олег, другой морпех, разливает кипяток по чашкам. Достает из-под потолка шампур с засоленным мясом, которое военные делали собственноручно. Аккуратно нарезаем его тонкими ломтиками.

“Продуктов у нас море. Не все успеваем съедать, что-то даже портится. У нас вот мясо на кухне лежит. Наверное, надо его засолить, чтобы не пропало. Я вообще до войны не готовил, а здесь для ребят делаю всевозможные вкусняхи: салаты разные нарезаю, вот мясо мариную, засаливаю. Это не сложно. Берешь две ложки соли, ложку сахара, немного чеснока, специй. Маринуешь, втираешь все это, например, в куриное филе. Нарезаешь. Затем в сухое и теплое место вешаешь сушиться. И получается вкусный и простой перекус”, – Виктор еще несколько минут восторженно рассказывает о приготовлении пищи. Мясо от морпехов вкусное, солоноватое.

"К этому мясцу еще б и пива", - смеются военные.

"Не начинайте даже", - весело перебивает Олег.

Он о чем-то задумывается на минуту, выбегает во двор, возвращается вскоре. Держит в руках двухлитровую бутылку белого кваса. Говорит, что это не совсем пиво, но обмануть себя можно. Атмосфера в блиндаже становится веселее. Мясо съедаем быстро, Виктор достает из под потолка еще один кусок, снова накраивает.

“Думаю, это моя последняя ротация. Честно – устал уже, столько лет воевать. Да и, вероятно, не нужно удачу испытывать. Вот доживу до выхода из сектора – и увольняюсь. Пока не знаю, чем дальше буду заниматься, но думаю, что уже достаточно навоевался. Сколько можно”, – Виктор ложится на нары, достает из под подушки Nintendo, запускает на нем игру “Ведьмак-3”. Расслабиться перед сном.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Мне же предлагают сходить на ночное дежурство. Вдруг боевики начнут стрелять.

Другие морпехи допивают чай и забираются в спальники. Кто пытается читать или смотреть новости с телефонов, кто сразу проваливается в сон.

Я же выбираюсь во двор, на пронизывающий осенний ветер. Надеваю бронежилет, шлем, запасаю сбоку аптечку.

Через минуту приходит Александр – именно его смена в окопах. Он просит не отставать, и мы трогаемся через поля.

В ожидании пулеметчиков

Нам повезло: небо сегодня чистое, наверху яркая луна, видно почти как днем. Однако только спускаемся в окопы – по пояс проваливаемся в черные тени. Трудно разглядеть, что под ногами. То и дело дергаюсь о корни деревьев, торчащих со всех сторон. Морпих же на него не обращает внимания. Кажется, что Александр наизусть выучил каждую ветку, торчащую из стенок окопов.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Идем несколько минут в полной тишине. По дороге встречаем предыдущую смену военных – они только кивают нам головами и едва слышно желают удачной ночи.

В конце концов, пройдя лабиринт укреплений, добираемся до крайних позиций.

“О, пришли, – улыбаются в блиндаже коллеги Александра, вышедшие на дежурство чуть раньше, – Чаю, кофе? Ночь длинная и холодная”.

Они ставят на газовую горелку металлическую кружку с водой, на больших нарах расставляют чашки, засыпают в них кофе. Игорь, один из морпехов, берет тепловизор и выходит на улицу проверить позиции боевиков.

“Сейчас война странная. Вперед нам идти нельзя. Стрелять первыми нельзя. Возвращать города и села под контроль нельзя. Вот сидим в земле, ожидаем, наблюдаем. Иногда бывает, что боевики по нам стреляют. Но это зависит от смены. Например, где-то напротив нас есть пулеметчик. Или пулеметчики. Вылезают по ночам, стреляют по нашим позициям, пули над окопами свистят.

А иногда тихо, как на кладбище.

И ТИШИНА ВЫМАТЫВАЕТ – ТЫ Ж СИДИШЬ И ПОСТОЯННО ОЖИДАЕШЬ ОБСТРЕЛОВ”, 

– рассказывает Александр.

На часах – полночь. В углу блиндажа деленчит "тапик" (ТА-57 - телефонный полевой аппарат). Александр берет трубку и говорит у нее одну фразу: "По нулям". Это значит, что на позиции тихо, боевики молчат.

К нам возвращается Игорь. Подтверждает: у противника и дальше молчок. Лишь дым от буржуек уходит в небо.

“Перед тобой, может, месяц назад, может, немного больше, приезжала съемочная группа “Интера”. На двух машинах, куча народа была. Сняли у нас в окопах, только вылезать собрались – боевики их из пулемета обстреляли. Все обратно в окоп – кто падал, кто на четвереньках заползал. Через пол часа снова выйти попробовали – и снова стреляют. Активно так. Ну, мы по сепарям ответ дали. Хорошо им насыпали, журналистов в безопасную зону в результате вывели”, – рассказывает Игорь.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

От кружки с водой начинает подниматься пар. Игорь выключает горелку, заваривает кофе. Умещаемся на нарах удобнее. Рассматриваюсь вокруг: под "тапиком" стоит ПКМ (пулемет Калашникова модернизированный – Авт.), напротив, на стене – РПГ-7, под нарами – несколько коробок с патронами. На нарах – граната РГД-5. На всякий случай.

“Со стороны сепаров что-то неделю назад, может, больше, по нам пулеметы активно работали.

МЫ В ОТВЕТ НЕСКОЛЬКО ОЧЕРЕДЕЙ ДАЛИ – НА ПАРУ ДНЕЙ ТИШИНА.

Потом снова по нам стреляют. Тогда наши коллеги по фронту по сепарским позициям с ЗУшки навалили (ЗУ-23-2 – зенитная установка – Авт.). Они снова замолчали. А вот недавно снова активнее стали – мы по позиции с РПГ отработали. И все. Полная тишина. Может, это и к лучшему”, – говорит Александр, похлебывая кофе.

Вдали слышна стрельба. Похоже на пулеметные очереди. На несколько секунд умолкаем, слушаем. Но это с соседних позиций, не у нас. Выдыхаем. Снова деленчит "тапик", морпехи докладывают - здесь тихо. Выходим на улицу посмотреть, чем занят противник.

“Хм, что-то у них движение у блиндажей. А ну, дай я тройку трассеров в ту сторону пристреляю на всякий, а ты посмотри траекторию”, – Игорь отдает Александру тепловизор, заряжает в автомат несколько трассеров и дает ровно три выстрела.

Видно, как огненные линии расчерчивают небо.

"Первый пошел в правильную сторону, друг срикошетил от дерева, третий пошел правильно", – тихо говорит Александр.

Еще несколько минут наблюдаем. Тишина. Спокойные, возвращаемся в блиндаж. До конца смены остается не так много.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Морпехи время от времени посменно ходят смотреть на вражеские позиции. Заваривают чай.

“Слушай, а из РПГ вообще можно стрелять? Или его запретили? – спрашивает Александр у Игоря.

“Ну, все что касается [калибра] 100 мм – можно. То есть минометы 80-го калибра – точно можно в случае чего использовать. А РПГ – так точно”, – объясняет Игорь.

К нам заглядывают несколько морпехов – пришла новая смена. Мы собираем вещи и идем назад, по ночным окопам к блиндажам.

На прощание военные предлагают зайти к ним на утреннее дежурство. Говорят, как не сниму войну – так хоть хороший рассвет увижу.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Уже в относительной безопасности, в укреплениях для ночлега, сняв бронежилет и устроившись в спальнике, Александр запускает на мобильном телефоне игру Titan Quest. Говорит, многие бойцы играют на смартфонах: кто в ролевые, кто в стрелялки. Например, в World of Tanks. Особенно те военные, у которых оружейный калибр запрещен Минскими договоренностями.

Война прежняя и нынешняя

Утром идем уже по знакомым с ночи окопам. Стало холоднее, утреннее солнце только восходит над горизонтом, заливая окрестные поля красным и оранжевым.

Морпих Александр (другой, не из ночной смены) просит не снимать, чтобы не показывать боевикам позиции. Камера болтается на плече. Добираемся до блиндажа.

"Чаю, кофе?" – задает знакомый вопрос Славик, который пришел с нами. Пока он возится у горелки, Саша выходит посмотреть на позиции.

«Последний раз по нам стреляли активно, когда мы камеры наблюдения вешали. Тогда боевики пытались их с пулеметов сбить. Пули до нашей кухни долетали.

СТРАШНО БЫЛО В ТУАЛЕТ ВЫЙТИ – НУ ИБО ВЫЙДЕШЬ, ТЕБЯ ПОДСТРЕЛЯТ, А ПОТОМ КОМУ-ТО ТЕБЯ В УКРЫТИЕ ТЯНУТЬ.

Мы по их позициям отработали, и опять тишина”, – докладывает Славик.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

“А про “Интер” слышал? Эти журналисты с операторами такой гвалт в окопе подняли… Думаю, поэтому по ним потом и стреляли. Ну, потому что при хорошей погоде, если громко говорить, сепары все слышат. И мы тоже. Может, там подумали, что к нам какой-то спецназ на работу приехал. Так они решили нас огнем накрыть. Но мы в ответ тоже хорошо насыпали», – рассказывает Александр.

Он как раз вернулся с наблюдательного пункта. На позициях пророссийских боевиков нет никакого движения.

Где-то через пол часа слышен звук автомобильного двигателя вдали. Морпехи говорят: вероятнее всего, это боевики со своих позиций уехали в ближайшую деревню. Через некоторое время звук повторяется – только на этот раз он не удаляется, а близится.

“Пока это затишье продолжается – сепары закапываются. Готовятся к зиме. Укрепляют окопы. Слышно, как днем ​​у них работают топоры, бензопилы, молотки. Вероятно, они там уже все норы укрепили. Даже не знаю, как их оттуда выковыривать, если придется”, – задумчиво говорит Александр.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021 года. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Спрашиваю, ходят ли здесь диверсанты. Военные задумываются на минуту. Нет, в этой ротации таких случаев не помнят. Тем более поля перед ними заминированы: и своими предшественниками, и боевиками.

На эту тему: Украинская «оборонка» на 8-м году войны с Россией: между реформой и «ручным управлением»

“Но бывают курьезы. Например, у сепаров есть какой-то день разведки. Так их четыре разведоса решили сходить в наши окопы. Но не поверишь – где-то метрах в 50-100 от своих окопов взорвались на своей же растяжке. Четыре "200-х" (погибших – Авт.) на ровном месте себе сделали. На следующий день еще несколько сепаров пошли посмотреть, кто там "задвухсотился". И такие наглые, даже страшно. В полный рост, с оружием, не прячутся. Ну, мы по ним очередь дали, чтобы не наглели”, – рассказывает Игорь.

Морские пехотинцы ВМС ВСУ на позиции под Горловкой, ноябрь 2021. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Смена подходит к концу, мы идем с бойцами на кухню, завтракать. На сковороде шкварчат горячие бутерброды – большие куски хлеба с колбасой и плавленым сыром. Кто-то дополнительно жарит себе сосиски с яичницей.

“Что, ночь показалась тихой? – спрашивает Роман. И описывает другие ситуации: – Сейчас война как-то волнами приходит. Вот, помню, когда мы у насосной станции под Горловкой стояли – было активно. Веришь – снайперы сидели в той станции на верхних этажах. Мы их в теплак (тепловизор – Авт.) видели. Конечно, мы не молчали. Снайпер только заслонку откроет – мы туда очередь из пулемета”.

Сепары наглые были: как-то запросили перемирие, чтобы наладить станцию. Мы согласились. Приезжают. По форме с оружием. И начинают с автомобиля таскать доски в окопы. Какой это к черту ремонт станции? Мы по ним отработали”, – вспоминает Роман, снимая очередную порцию бутербродов со сковороды.

А еще было – после одного боя сепары запросили перемирие, чтобы тела позабирать. Они по нам стреляли, так мы наконец решили всыпать из всего, что было. По радиоперехвату слышали, что у сепаров паника. Помню, один кричал:

“А ГДЕ ЖОРИК? ЖОРИК ГДЕ? РУКУ НАШЛИ, А ЖОРИКА НЕТ!”

Короче, на перемирие мы согласились. Смотрим – приехала эвакуационная группа. В камуфляже, вооруженные разным всяким. Кто так приезжает на эвакуацию? Обычно это люди без оружия, с красными крестами. Мы по ним несколько очередей тоже дали”, – добавляет Михаил.

Вместе выходим во двор покурить. Слышно, как вдали взрывается. Морпехи успокаивают – это саперы развлекаются. Взрывают старые снаряды. Так что переживать не стоит.

“А вообще люди разные бывают. Вот в Киев в форме ездил – почувствовал другое отношение к себе. Какое? Уважение. Люди иначе смотрят, без отвращения или злобы. А на Донбассе даже спиной чувствуешь такое… Хотя дети, например, к нам более дружелюбны. Да и мы, по возможности, стараемся местным помогать. Помню, однажды бедному деду несколько мешков круп выдали – думаю, ему до конца зимы хватит. А учитывая, сколько сейчас гречка с рисом стоит, то еще и гору денег старику сэкономили. Надеюсь, это ему немного поможет», – говорит Роман.

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (5)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (20)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (19)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (15)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (13)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (12)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (11)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (9)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (8)

ООС ЗСУ - 503 бат_морпіхи_листопад 2021 (2)

На эту тему: Стальная конница. Какими танками воюет армия Украины

Слышно, как полем едет машина. Это уже за мной. Пакую свои вещи. Морпехи на прощание предлагают заехать к ним позже, когда упадет снег. Тогда, полагают, боевики могут активизироваться. Тем более что в последнее время с их позиций слышны звуки тяжелой техники.

* По просьбе военных часть имен изменена

Стас Козлюк из Донецкой области, фото и видео автора; , опубликовано в издании  Новинарня


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]