Как «Моторола» убил пленного «киборга». Рассказ очевидца

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Игорю досталось больше всех, потому что признался, что он пулеметчик. Ему сломали много костей. Пришел медик, перебинтовал его и вызвали „скорую“. Тогда зашел „Моторола“...»

Родные и близкие до конца верили в то, что Игорь Брановицкий вернется из плена живым / Фото: УНИАН

Недавно один из полевых командиров самопровозглашенной «ДНР», россиянин Арсений Павлов, известный также под позывным «Моторола», в комментарии изданию KyivPost признался, что сам «расстрелял 15 пленных» украинских военных. СБУ собирается инкриминировать боевику эти убийства.

В тему: Сепаратисты из «ДНР» и «ЛНР» расстреливают украинских пленных, — Amnesty International

Юрий Сова, боец 80-й бригады, которий попал в плен боевиков после подрыва нового терминала Донецкого аэропорта в январе 2015 года, говорит, что был очевидцем одного из таких убийств.

По его словам, «Моторола» із собственного пистолета застрелил Игоря Брановицкого — военнослужащего 90-го отдельного аэромобильного батальона 81-й десантно-штурмовой бригады, которий вместе с ним попал в плен «ДНР».

На одном из видео боевиков о пленных «киборгах» Юрий Сова стоит рядом с Игорем.

Об обстоятельствах гибели своего боевого товарища и о том, как «днровцы» брали Донецкий аэропорт и как обращались с пленными, Юрий Сова рассказал в интервью ВВС Україна.

Подрыв и плен

Юрій Сова

Юрий Сова: Игорь мог бы выжить, если б его разрешили забрать в «скорую»

В тему: О ситуации в Донецком аэропорту на вечер 17.01.2014

— При каких обстоятельствах Вы попали в плен?

— Первый взрыв (подрыв одного из перекрытий в новом терминале донецкого аэропорта, которое служило укрытием для украинских бойцов. — Ред.) был 19 января. Мы остались в квадрате между двумя рукавами нового терминала. Построили себе баррикады, чтобы отстреливаться. Долбили лед, чтобы просто пить воду, и давали раненым.

Потом нам сказали, что нас опять минируют. Не позволяли спускаться в подвал, ведь говорили, что там все заминировано, стоят растяжки. Карты растяжек у нас не было.

Они (боевики «ДНР» — Ред.) ходили под нами. Заминировали нам низ и верх, и затем полностью взорвали.

Кто лежал с краю, остался сверху, а кто был в центре — рядом с «трехсотыми» (ранеными. — Ред.) и «двухсотыми» (погибшими. — Ред.) — все ушли под завал. Кого смогли, того мы вытащили. Живых — девять человек.

Тогда вообще у нас умерли пять человек, и еще осталось четыре тяжелораненых.

Ребята, кто хотел, ночью с 20 на 21 января вышли, тогда как раз был туман. Мы же остались с ранеными.

Донецький аеропорт

— Сколько вас оставалось?

— 12 человек и четверо раненых. К утру давали раненым воды, нашли два рюкзака с одеждой, чтобы согревать.

На второй день, 21 числа, привязали к палке «белуху» (кусок белой материи. — Ред.), и «Свирид» (боец с позывным «Свирид ». — Ред.) пошел к сепаратистам договариваться о госпитализации ребят.

Так нас взяли в плен. Воевать нам уже было нечем. Было несколько автоматов, несколько рожков патронов к ним, и то не все рабочие.

Тогда же ночью мы познакомились с Игорем. Доставали с ним одежду раненым. Сам Игорь оставался в тонком свитере. Доставали с ним тело нашего медика «Психа» (медик 80-й бригады Игорь Зиныч, который погиб в результате подрыва нового терминала Донецкого аэропорта. — Ред.).

Когда нас взяли в плен, повезли к «Гиви». Там, кому было нужно, немного оказали помощь, забинтовали, дали попить воды и покурить. И потом повезли в подразделение к «Мотороле», в какую-то бывшую военную часть.

Был Захарченко (марионеточный «председатель ДНР» Александр Захарченко — Ред.), немного говорил с нами. Показали нам и «Моторолу», хотя говорили, что он погиб.

И после этого повели нас на допрос в подвал, который у них считается тиром — они там стреляют. Там в течение шести-семи часов нас били.

Летальный допрос

Руїни аеропорту

Руины аэропорта

— Так это был допрос или вас просто били?

— Сначала били, а после этого был допрос. Задавали такие вопросы, по которым можно понять, что среди них были русские. Признавались, что среди них российские наемники, есть и добровольцы.

А Игорю досталось больше всех, потому что признался, что он пулеметчик. Ему сломали много костей. Пришел медик, перебинтовал его и вызвали «скорую».

Тогда зашел «Моторола». Посмотрел на нас всех, мы уже сидели у стены. А Игорь лежал в двух-трех метрах от меня.

«Моторола» подошел, спросил: «Что за тело». Ему сказали, что вызвали «скорую». Тогда он еще посмотрел, сказал, «чтобы не мучился, потому что не доживет до больницы», достал ТТ (модель пистолета. — Ред.) и пустил ему две пули в голову.

Похорон Брановицького

С Игорем Брановицким прощались в Свято-Михайловском соборе Киева

— Вы это видели собственными глазами?

— Да. Он посмотрел на Игоря, который лежал и не шевелился с поломанными костями ...

— Но он был жив?

— Был жив. Если бы его «скорая» довезла до больницы, он мог бы выжить. Но говорили, что так «Моторола» якобы проявил милосердие.

Он также говорил нам: «Не смотрите, что я такой хороший, я могу кого-то из вас застрелить».

Затем он сказал, чтобы нам принесли немного поесть, и тогда был уже более официальный допрос: спрашивали, кто и откуда, когда был мобилизован и так далее.

Поиски пулеметчика

Кулеметник

— Почему была столь жестокая реакция на слова Игоря о том, что он пулеметчик (на одном из видео, опубликованных на сайтах «ДНР», его автор также спрашивает у только что взятых в плен защитников Донецкого аэропорта о пулеметчиках. — Ред.)?

— Потому что говорили, будто пулеметчик в аэропорту застрелил кого-то из их друзей. Мы отвечали, что все наши пулеметчики и снайперы — «двухсотые» под завалами. Почему Игорь признался, мы не можем понять.

— Какие впечатления Игорь оставил у вас?

— Познакомились с ним в ночь с 20-го на 21 января. Добрый человек, отказался выходить из аэропорта, все время был с ранеными, кто его звал — сразу к нему подходил. Приносил воды или сигарету.

Те же из нас, у кого оставались автоматы, пытались держать оборону.

Донецький аеропорт

— Можно ли было удержать новый терминал Донецкого аэропорта, если бы не было взрыва?

— Оборону можно было еще держать долго. Но позже стали бить танками, разбили крышу, и нашим бойцам закрыло обзор.

В конце в аэропорту нас оставалось не больше 80 человек.

— Хватало боеприпасов?

— Боеприпасов было мало, ведь много их сгорело из-за обстрелов. Поэтому мы старались экономить.

Транспорт уже не мог доходить. Последний МТ-ЛБ (один из типов бронетранспортеров, аббревиатура означает «многоцелевой транспортер — легкий бронированный». — Ред.) ехал к нам на эвакуацию 20 января, но повернул не там, где надо. Там по ним ударили из РПГ (ручной противотанковый гранатомет. — Ред.), и МТ-ЛБ перевернулся, а потом его полностью взорвали.

Говорят, что к нам шли танки, но вроде бы дали приказ, и они развернулись.

— Была ли связь с командованием?

— После подрыва раций у нас не было. Были только мобильные телефоны, но не у всех и разряженные.

Что было в плену

— Как долго Вы были в плену?

— 21 января я попал в плен, а обменяли меня с хлопцами 21 февраля. Мы были «нетрудоспособные», а кто был «работоспособный» — остались еще там. У меня было сломано плечо, я не мог ничего делать, и им не было смысла меня держать.

— Как проходил сам допрос?

— Всех выстроили у стенки. Каждого по очереди били металлической трубой. Трубы были квадратные и круглые, еще шесты от лопат, табуретки. Били и автоматами, руками и ногами, всем, чем можно.

Спрашивали, чего мы пришли на их землю и убиваем их женщин и детей.

— Какие были условия в плену?

— Два раза в день приносили еду. В туалет водили по графику, тогда мы набирали воду. Двое суток сидели без еды и воды — как нам сказали, потому что не было света.

— Где вас держали?

— После допроса нас привезли в здание донецкой СБУ. Там повели в подвал — бывший архив. Здесь на стеллажах и находились все время.

Вообще в подвале СБУ уже относились лучше, только постоянно давили морально.

Предлагали: если возьмешь пистолет и застрелишь своего, тогда не будут бить и отпустят домой. Такие люди находились.

Юрій Сова

Несмотря на ранения и возможность уйти из армии, Юрий Сова вернулся в свою бригаду

— Вы были свидетелем такой ситуации?

— Да. В интернете есть видео. Я стою спиной, а возле меня на коленях стоит один парень, а другой как бы стреляет в него. Но там патрона не было, его обманули. Так они проверяли психику людей, кто сломается.

— Известно ли Вам, сколько было пленных в здании донецкой СБУ, когда Вы там находились?

— Под конец в нашей камере было около 50 человек. А вообще еще ​​были пленные из добровольческого батальона «Донбасс».

Также там были местные «днровцы». За пьянку или за что-то такое их также на месяц сажают в подвалы. Но они и сами туда пытаются попасть, чтобы на передовую их не бросили.

Вячеслав Шрамович, опубликовано на сайте  ВВС Україна

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]