Как (не) работают новые КПВВ на Луганщине и демилитаризованная зона рядом

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Пустой паспортный контроль, одинокая охрана и свободный проезд в демилитаризованную зону. "Новинарня” съездила к новым контрольным пунктам въезда-выезда "Счастье" и "Золотое", об открытии которых договорилась норманская четверка еще в 2019 году.

Журналисты издания  Новинарня выясняли, как вообще выглядят эти КПВВ, какие услуги предоставляют и почему не работают на сквозной пропуск. При этом опровергли "сепарский" фейк и проинспектировали соседнее село Екатериновка, откуда отвели войска.

Украденное Счастье

"Простите, а что это будет? Сюжет? Вы кто? Вы можете показать документы? Кто я? Я руководитель по эксплуатации этих зданий. Вам кто-то сюжет заказал или это ваша инициатива? А когда он выйдет? Вы с 1+1?" - расспрашивает мужчина средних лет. Внимательно изучает удостоверение "Новинарни, делает заметки в свой тетради и исчезает где-то среди модульных зданий.

Это Счастье. Небольшой город рядом с Луганской ТЭС, от которого до оккупированной РФ Луганской области - около 15 км. Когда-то успешный пригород, а теперь - фронтовой населенный пункт.

После освобождения от боевиков "ЛНР" в июня 2014 года серьезные бои и обстрелы здесь шли в 2015-м. Потом был перерыв в пять лет. И вот этой осенью, 16 сентября, Счастье обстреляли с применением БПЛА. Повредили админздание пограничников, ранили главу местной военно-гражданской администрации Александра Дунца.

Пограничница на КПВВ "Счастье". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

На эту тему: Восточный фермер

"У нас до недавнего времени было тихо. Вероятно, по новостям вы видели, что нас пару недель назад обстреляли. Одни говорят - минометы, другие - беспилотники. Но, конечно, с 2015 годом не сравнить. Я здесь была, помню, как это, когда работает ствольная артиллерия", - говорит пограничница, поправляя автомат.

Мы стоим по разные стороны сетчатого ограждения: она на территории КПВВ, мы - на контролируемой территории Украины.

Появляется пресс-офицерка Татьяна Летошко. Получаем временный пропуск, нас пускают на территорию контрольного пункта.

Первое, что бросается в глаза - полное отсутствие людей, ни одного гражданского. Только на входе и выходе из контрольного пункта - вооруженная охрана. Еще один человек в форме контролирует коридор для автомобилей, и все. Остальные пограничники, которые должны работать на КПВВ, прячутся в модульных домиках от холодного осеннего ветра.

На КПВВ "Счастье". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

"На самом деле КПВВ работает. Весь персонал, который нужен, есть. Просто нет гражданских, которые хотят пересечь линию разграничения ", - объясняет Татьяна.

Пока мы делаем несколько фотографий, она делает краткий экскурс в историю.

"Этот КПВВ открыли в ноябре прошлого года. 10-го числа, если не ошибаюсь. У нас здесь модульные дома, есть коридор для автомобилей. За пределами контрольного пункта есть почта, центр предоставления админуслуг, банк. Работают туалеты", - объясняет Летошко.

На КПВВ "Счастье". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Она вспоминает, что в первые дни работы нового КПВВ в Счастье гражданские несколько раз пытались проехать на оккупированные территории, в Луганск. Однако их не пропустили пророссийские боевики на противоположном контрольном пункте.

С тех пор, говорит Татьяна, никто больше и не пытается перейти линию разграничения в этом месте.

Опровержение сепарского фейка: кто на самом деле блокирует движение через КПВВ

В прошлом году, согласно договоренностям в ТКГ, 10 ноября должно было состояться одновременное открытие двух новых КПВВ, в Счастье и Золотом, и со стороны Украины, и со стороны ОРЛО. Тогда сепаратисты "ЛНР" также отчитывались, что они завершили строительство своего пункта (хотя уже после того, в конце декабря, наблюдатели ОБСЕ констатировали, что строительные работы у боевиков еще продолжаются). А чтобы как-то объяснить саботаж, в Луганске плодят фейки.

"Оккупанты утверждают, что это у них КПВВ рабочий. И что это Украина никого не пропускает. Что это в Счастье контрольный пункт не работает. Однако вы сами видите: у нас хоть сейчас можно пройти контроль, просто желающих нет", - объясняет Татьяна Летошко.

На КПВВ "Счастье". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Доходим до конца КПВВ, упираемся в сетчатые ворота.

"Вам открыть, хотите попробовать сходить на другую сторону?" - шутит пограничник, охраняющий выход.

Перед нами, за забором - огороженная с двух сторон дорога в направлении Луганска. Ок, но не в этот раз.

Пока ходим по территории КПВВ, из одного из модульных домов высыпают пограничники и идут на свои посты: кто к паспортному контролю, кто к столам, где должны проверять личные вещи. Но когда служащие видят, что мы не планируем проходить контроль, скрываются в модулях от пронизывающего ветра.

"Не сказать, чтобы у нас очень много народу, - объясняет один из военнослужащих ГПСУ. Имени не называет, потому что не уполномочен давать официальные комментарии. - Единственное что - работает модуль с почтой и ЦНАП. Потому что к нам едут местные оформить какие-то документы, забрать посылки, заехать в Ощадбанк. Ведь раньше им приходилось за этим ездить чуть ли не в Северодонецк. Теперь вот благодаря услугам на КПВВ жизнь стала немного проще".

На КПВВ "Счастье". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Впрочем, и сквозь КПВВ некоторое движение таки происходит. Правда, ездят не простые граждане.

"Автокоридором время от времени ездят гуманитарные конвои в сторону оккупантов. От международных организаций, Красный крест что-ли. Везут разное: стройматериалы, продукты, средства гигиены, в зависимости от потребностей. Ездят обычно раз в неделю", - рассказывает Татьяна Летошко.

Вся экскурсия по пустынному КПВВ занимает минут 20. Сдаем временные пропуска.

"На самом деле, у нас здесь особенно нечего снимать. Это вам надо в Станице Луганской, где КПВВ работает. Там и людей больше, и историй. Ну или в Золотое надо ехать, там хоть местные через контрольный пункт катаются", - говорит на прощание один из пограничников.

В Станице мы уже были, а потому прислушиваемся совета ...

Пересечение Золотого

... и уже на следующее утро стоим перед шлагбаумом на КПВВ в поселке Золотое-4.

Перед нами - две белых бронированных Toyota Land Cruiser. Это наблюдатели из СММ ОБСЕ. Они едут пообщаться с украинской стороной СЦКК (Общего центра контроля и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон).

Представители СММ ОБСЕ на КПВВ "Золотое". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Паркуемся перед шлагбаумом. Нам навстречу выходит Татьяна с несколькими пограничниками.

"Эм-м, а у вас бронежилет есть? Было бы неплохо его надеть, у нас здесь неспокойно в последние дни. Пули над головой свистят. Вон вчера где-то в полутора километрах от нас мины падали на позиции военных", - объясняет один из ГПСУ.

На КПВВ "Золотое". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Заходим на территорию. КПВВ в Золотом-4 выглядит довольно просто: кусок дороги, перегороженный двумя шлагбаумами - на въезд и выезд. Между ними - несколько модульных зданий для паспортного контроля. ЦНАП нет.

Особенность этого КПВВ заключается в том, что через его территорию следует проезжать не только в направлении ОРЛО, но и двигаясь внутри подконтрольной территории, от Катериновки в город Золотое и его поселки-спутники. Это единственная асфальтированная дорога для такого сообщения.

В день, как объясняют пограничники, через их пункт может проезжать около сотни авто. Большинство - местные, которые едут по делам.

"Мы здесь работаем, как и Счастье. Но у нас, в отличие от Счастье, есть движение", - рассказывает Татьяна Летошко.

Движение через блокпост у КПВВ "Золотое". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Только движение это все равно не в сторону ОРЛО. Хотя попытки запустить полноценную работу КПВВ в интересах людей были и в Золотом.

"В первые дни после открытия КПВВ часть гражданских пытались попасть в [оккупированный] Первомайск. Бесполезно. Оккупанты их не пропустили и развернули обратно. Из чего мы делаем вывод, что с той стороны КПВВ не работает. Ну, потому что случаи, когда от нас в сторону оккупантов ходили люди - были. Но обратных ситуаций, когда со стороны оккупантов кто-то к нам приходил - не было никогда", - объясняет Татьяна.

Мимо едет "жигуль". Водитель видит людей в форме, останавливается, опускает боковое стекло.

"Простите, что я с вопросом, но скажите: когда оно все закончится? Сколько это вообще будет продолжаться?" - возмущается мужчина.

Пограничники удивлены. Пытаются понять, о чем речь.

Движение на КПВВ "Золотое". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

"Сколько продлится этот шмон еще? Эти все осмотры? У меня паспорт уже рассыпается, по несколько раз в день его таскать. Бардачок в авто расшатался. И это же постоянно время на эти проверки идет!" - не унимается водитель.

"Есть порядок прохождения контроля на КПВВ. И, к сожалению, мы его никак изменить не можем", - объясняет пограничник.

"Ребята, я понимаю, что не вы эти правила устанавливаете и просто делаете свою работу. Но можно как-то это упростить? Как-то повлиять? Ну, не знаю, какие-то спецпропуска для местных выдать, чтобы нас так не осматривали со всех сторон. Еще раз извините, я поеду, наверное", - водитель поднимает боковое стекло и отправляется в сторону Золотого-4.

"Странный человек. Это же для его безопасности. Чтобы никто гранаты или взрывчатку не повез. Ну, и даже если у него будет какой-то пропуск - мы все равно будем проверять его документы, чтобы убедиться, что он - это он. И что его авто с пропуском не украли какие-то другие люди", - пожимая плечами, говорит один из пограничников.

Остановка общественного транспорта у КПВВ "Золотое". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Мимо между тем едет маршрутка Золотое-4. Ее несколько минут проверяют, после чего белый "Богдан" тормозит у разбитой бетонной остановки, из автобуса выходят несколько человек и отправляются в сторону Катериновки.

"У нас тут в основном местные катаются. Шахтеры, например, которые едут на работу. Еще несколько автобусов, которые ездят в Золотое-4 и Катериновку. Авто с хлебом, водой, продуктами. Авто почты. Есть еще различные международные организации, типа ОБСЕ - они также пересекают наш КПВВ. А как грунтовые дороги поразмывает - то все тем больше едут через нас, потому что здесь асфальт. Тогда за день через КПВВ может и 200, и 300 автомобилей проехать", - говорят пограничники.

Если бы пункт пропуска "Золотое" работал в сквозном режиме, а не "траверзном", трафик мог быть в разы больше. Собственно, это была одна из целей нового президента В. Зеленского в направлении "реинтеграции". Решение об открытии новых КПВВ, "исходя прежде всего из гуманитарных критериев", приняли на саммите нормандской четверки 9 декабря 2019 года в Париже. Но, как и в во времена Порошенко, боевики блокируют запуск автомобильных пунктов пропуска в Луганской области (в дополнение к работающему пешеходному КПВВ "Станица Луганская»).

На заседаниях Трехсторонней контактной группы представители так называемой "ЛНР" придумывают все новые объяснения, почему они не соглашаются разблокировать КПВВ. Так, на днях луганские заявили на ТКГ, что для открытия КПВВ в Золотом Украина должна отдать 350 метров своей территории.

На эту тему: Нові правила виїзду з окупованої Луганщини - спроба приховати передислокацію росіян

Демилитаризованная Екатериновка: что изменилось с розведененням войск

Спрашиваю, можно ли отсюда съездить в Катериновку - село из бывшей "серой зоны", которое в феврале 2018-го взяли под контроль ВСУ, а два года назад там сделали демилитаризованную зону.

Трафик на КПВВ "Золотое” напрямую связан с розведененням войск на этом участке и демилитаризацией соседнего села.

На КПВВ "Золотое". Фото: Стас Козлюк / Новинарня

На эту тему: В состав Украины «вернули» село Катериновка на Луганщине

"Чего же нельзя. Езжайте. С 8 до 16 часов мы пропускаем всех граждан Украины. Единственное что - мы с вами поехать не сможем. Потому что, по договоренностям, нам нельзя заходить в демилитаризованную зону", - объясняет пограничница Татьяна.

Садимся в авто, пытаемся проехать, как и СММ ОБСЕ. Впрочем, не слишком удачно.

"Извините, но это въезд для различных официальных лиц: ОБСЕ, Красного креста, командование военных. Вам на въезд за несколько метров, тут, сбоку", - объясняют пограничники.

Грунтовкой катимся к соседнему шлагбауму. На въезде нас встречают двое мужчин в форме: один берет на проверку документы, второй осматривает авто. Просит открыть двери и багажник. Несколько минут машину внимательно обнюхивает служебный лабрадор. Запрещенных вещей не находит. Нам отдают паспорта и желают хорошего дня.

После КПВВ оказываемся на перекрестке: слева - старая разбитая автобусная остановка и дорога на Золотое-4, прямо, за еще одним шлагбаумом - дорога на ничейную землю, в сторону оккупированного Первомайска, слева - дорога на Катериновку. Туда и направляемся.

Разбитая дорога раз за разом исчезает из-под колес. Асфальт сменяет грунтовка, на которой, кажется, никогда не высыхают лужи.

Село Катериновка в зоне ООС. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

Пока едем в центр села, пытаемся посчитать заброшенные пустотующие дома. Получается минимум десяток. Кое-где дворы проросли сорняками в человеческий рост, а о прежних заборах напоминает разве что пара жердей. На оставленных дворах дома без окон, с провалившимися крышами, сквозными пробоинами от снарядов.

В центре Катериновки пусто. Нет и патрулей Нацполиции, которые стояли здесь два года назад.

Магазин, правда, открыт. На входе объявление: "Вход без масок запрещен". Внутри - продавщица. В маске, натянутой под глаза. Так же выглядят и несколько посетителей. Все - пенсионного возраста.

Магазин в селе Катериновка в зоне ООС. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

"Как у нас тут жизнь изменилась после разведения войск?.. Никак, - говорит продавщица. - Вот, интернет провели в село (на самом деле это сделали еще в марте 2018-го - "Н"). Еще в Золотом-4 стреляют. Раз в два дня приезжает автомобиль с хлебом. Продукты - сами видите, все есть. Хлеб, овощи, фрукты, крупы. Автобус несколько раз в неделю приезжает. Людей, правда, меньше становится. Кто уехал, кто умер".

Идем по одной из улиц. Между заброшенных дворов один привлекает внимание: окрашенный забор, чистый двор, на веревках сушится свижестиранное белье. Из дома выходит баба Люба.

Баба Люба из Катериновки. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

"О, вы ко мне в гости? Может, пообедаете? Нет? Может, хоть чаю? А то как это - гостей не угостить? Дать вам с собой меда? Хороший мед, правильный, текучий. Сами посмотрите", - старушка беспокоится возле нас, как наседка.

Родственники несколько раз просили бабу Любу покинуть свой дом на линии фронта и переехать к ним вглубь Украины, однако она каждый раз отказывается. Говорит: здесь какое-никакое хозяйство, дом, здесь похоронен ее муж. Хотя сама женщина из Западной Украины, переехала на Донбасс еще при СССР.

Просим ее рассказать, изменилось ли что-то за два года после отвода войск в ее селе. Она задумывается в минуту.

"Ну, да, интернет провели. Но баба уже старая для тех ноутбуков и смартфонов. Телевидения вот нет, все в спутнике закодировали.

А ДЕНЕГ ПЛАТИТЬ [ЗА УКРАИНСКОЕ СПУТНИКОВОЕ ТВ] НЕТ. ТО СМОТРИМ БЕСПЛАТНОЕ. КОНЕЧНО, РОССИЙСКОЕ.

Потому что еще делать осенью в селе? Урожай уже собрали, все по огороду сделали, закрутки готовы. Только телевизор и остается", - задумчиво говорит пани Любовь.

Видит камеру, срывается с места к зеркалу, несколько минут расчесывает короткие седые волосы. "А тоты бабу страшную нафотографируешь еще".

Баба Люба из Катериновки. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

"Полиция время от времени патрулирует село, это правда. Но давай честно: что у нас здесь патрулировать? Летом ребята [из полиции] несколько кругов по селу делали и ехали на стал рыбу ловить. Ибо, действительно, народу здесь немного осталось. Может, домов около ста. Детей почти нет. Тех, кто остался, возят автобусом в школу. Молодежь пытается уехать. Потому что какие у них перспективы в селе на линии фронта?

Ездит почта время от времени. Возит к нам в центр всевозможные газеты, журналы, письма. Там же можно оплатить коммуналку.

На улице села Катериновка. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

На эту тему: Война с Россией, которую Украина уже выиграла

За селом военные стоят. И такие молодые все ребята, Господи. Страшно за них. Спортивные, не пьют. Не то, что пару лет назад было. Один военный напился в магазине и упал у меня под забором спать. Прямо с автоматом. А эти не такие, нет. Бывает, помогают. Например, иду с тяжелыми сумками из автобуса - то они могут донести их домой.

КПВВ до сих пор не работает. В смысле, в Первомайск попасть невозможно. Хотя до войны фактически все из нашего села там работали, регулярно туда в город ездили", - бабушка снова срывается с места, идет в дом. Через несколько минут выходит из литровой банкой меда. Он золотистый, банка просвечивается до самого дна.

"Неправильно это, с пустыми руками отпускать гостя. Возьмите меда, он все равно у меня здесь стоит, кому я его отдам? Внуки давно не ездят, потому что война. И я особенно никуда не выбираюсь", - Люба аккуратно заворачивает мед в несколько пакетов, чтобы не рахбился.

Темнеет. Старушка выходит нас провожать. "Стреляют, бывает. Но это где-то в Золотом-4. К нам только звуки доходят. Но я вас прошу: если у нас опять вдруг война начнется - не едьте сюда, для чего оно вам надо. Вы же так молоды еще, вам жить надо", - баба Люба на прощание машет нам рукой.

Одна из заброшенных хат в селе Катериновка. Фото: Стас Козлюк / Новинарня

По разбитой дороге медленно добираемся до все того же КПВВ "Золотое". Пограничники вновь проверяют наше авто. За это время мимо нас проезжают уже знакомые "тойоты" ОБСЕ. Пристраиваемся за ними и так едем до самого Северодонецка...

Стас Козлюк, из Луганской области; фото автора;  опубликовано в издании Новинарня


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]