Соловецкие беглецы – на службе разведки УНР

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В архивных фондах Службы внешней разведки Украины хранится ряд документов, датированных 1932–1933 годами, о том, как разведка УНР пыталась получать в тот период информацию о настоящем положении дел в Украине, в том числе о страшном голоде в селе. Об одном из эпизодов той эпопеи говорится в свидетельствах … беглеца Соловецкого лагеря Григория Мамчия.

Который по заданию руководителя УНРровской спецслужбы генерал-хорунжего Всеволода Змиенко перешел польско-украинскую границу, чтобы узнать об обстановке на родной Черкасщине, установить контакты с местными жителями, плохо относившихся к советской власти, и попытаться организовать сопротивление.

Из архивных документов узнаем драматическую судьбу Мамчия Григория Матвеевича – «уроженца с. Христиновки, 45 лет, осужденного в 1929 году к 4 годам заключения за должностные преступления, сбежавшего из концлагеря через Финляндию в Польшу и прибывшего в Украину с заданием Украинского Центрального Комитета». Это сведения из протокола допроса в ГПУ УССР от 3 января 1933 года.

На эту тему: ​​Рассекреченные фото крестьянских восстаний в Украине перед Голодомором

По словам Г. Мамчия, он в октябре 1930 года в Финляндии, куда добрался из Соловков, нашел в одной из газет адрес Украинской общины во Франции и написал письмо ее главе Николаю Шаповалу. В письме просил, чтобы ему и его знакомым, с которыми бежал из лагеря, помогли перебраться во Францию. Через два месяца пришел ответ. Но не от Николая Шаповала, а от Левка Чикаленко из Варшавы, активно сотрудничавшего с эмиграционным правительством УНР. Тот сообщал, что опекает беженцев из Соловецкого лагеря. Поздравил с успешным бегством и попросил написать о жизни, полной лишений, в концлагере. Вскоре пришло письмо и от министра военных дел Государственного центра УНР в экзилии Владимира Сальского. Он также поздравил с бегством и выразил надежду видеть смельчаков в рядах армии УНР.

Переписка длилась почти год. В сентябре 1931 года Григорий Мамчий, Семен Суржко и Петр Обушный получили разрешение на въезд в Польшу сроком на три месяца. Там их с радостью встретили и поселили на квартире. Несколько дней с ними встречались руководитель разведки уэнеровской спецслужбы Василий Недайкаша, министр внутренних дел экзильного правительства Роман Смаль-Стоцкий, военный министр Владимир Сальский, писатель и публицист Евгений Маланюк.

Во время этих встреч в большинстве своем говорили о пребывании на Соловках, о бегстве, о жизни в Украине и дальнейших планах. При этом П. Обушный, как свидетельствуют архивные документы, выразил пожелание остаться на польской территории, где якобы были родственники, а Г. Мамчий и С. Суржко вызвались, чтобы их послали на территорию Украины для ведения подпольной работы.

В тот период правительству УНР в экзиле получать разведывательную информацию из Украины становилось все труднее. Искали новых людей и новые нестандартные пути проникновения на советскую территорию. Поэтому был случай привлечь к этому делу беглецов. Сначала их отправили в лагерь для интернированных в Калише. Там представители разведки УНР создали им условия для проживания и начали специальную подготовку для ссылки на советскую территорию с разведывательной задачей.

Через несколько месяцев они на поезде добрались до Ровно, где их встретил руководитель разведывательного пункта Иван Литвиненко. Опытный полковник Армии УНР и подпольщик, прежде чем отправить их с заданием на территорию СССР, устроил свою проверку. Подробно расспрашивал об обстоятельствах ареста, бегства, пребывания в лагере. Напоследок показал признаки различия охраны Соловецкого лагеря. И только убедившись, что они те, за кого себя выдают, перешел на следующий этап операции по выводу за границу. Такие предостережения были не лишними, потому что органы ГПУ как раз активизировали деятельность по внедрению своей агентуры в ряды украинских эмигрантских центров.

Нелегальную переправу обоих курьеров И. Литвиненко совершил в начале июля 1932 года в районе Корца. Каждому вручил по 1000 рублей, 2000 экземпляров листовок, револьвер с патронами, поддельные документы и адрес для отправки собранных сведений.

На эту тему: Помни! Как украинское село сопротивлялось Сталину

В тот период перед разведкой УНР одной из главных стояла задача получать информацию о ситуации на селе и о большевистской политике, которая привела к голоду и вымиранию населения. С учетом этого и курьерам дали соответствующие указания. Вот что об этом свидетельствовал Григорий Мамчий в протоколе допроса от 3 января 1933 года:

«В части работы в селе я получил следующие указания:

В первую очередь Чикаленко обратил внимание моего и других эмиссаров, которых отправляли в Украину, на грядущую хлебозаготовительную кампанию, по поводу которой мы должны были сами и через членов повстанческих организаций повести агитацию против сдачи хлеба. При этом нужно было разъяснять крестьянам, что невыполнение хлебозаготовительного плана или даже преднамеренная отсрочка его приведет к большим трудностям для красных кафиров.

Кроме того, Чикаленко поручил мне провести соответствующую работу по срыву посевной кампании. Он предлагал акцентировать внимание крестьян на том, что нужно сеять меньше, особенно таких культур, которые идут на экспорт, и больше засевать площади культурами местного значения исключительно для собственного потребления» (ГГА СЗР Украины. – Ф.1. – Д. 12628. – Т.5 – Л. 174).   

Конечно, после ареста эти показания писались Г. Мамчием под диктовку чекистов, которые в протоколах допроса называли его «агентом петлюровской разведки, прибывшим в Украину из Польши в шпионско-повстанческих целях».

За время, выпавшее Григорию для изучения ситуации на селе, он успел добраться до родного села Христиновки Черкасской области. Там скрывался у тещи. Крадучись встречался с семьей, старыми друзьями и знакомыми, которым мог довериться, в частности, с Владимиром Бабийчуком. Как свидетельствуют архивные документы, «о положении на селе Бабийчук рассказывал в очень темных красках, что голодает крестьянство, были даже случаи смерти от голода, налоги и хлебозаготовки непосильны, и все вместе взятое создало такую ​​ситуацию, когда крестьянство почти откровенно выражает враждебность к Соввласти» (ГДА СВР Украины. – Ф.1. – Д. 12628. – Т.5. – Л. 178).

Для посылки такой информации за границу Иван Литвинено в свое время дал Григорию адрес и научил, как это делать условными фразами. В частности, «о плохом урожае писать, что хорошее, о плохих настроениях населения также писать наоборот, о хорошей почве и результатах организации повстанческих ячеек писать, что после дождя растут грибы и др.» (ГДА СВР Украины. – Ф.1. – Д. 12628. – Т.5. – Л. 163). О том, успел ли он написать хотя бы одно такое письмо и о его содержании, в архивных документах информации нет.

В то же время речь идет о том, что старые знакомые Г. Мамчия из окрестных сел, с которыми он встретился, настороженно отнеслись к просьбе распространить привезенные листовки и организовать встречу с руководителями подпольных контрреволюционных комитетов. Таких либо не было, либо ему боялись об этом говорить, не до конца доверяя. Очевидно, над людьми тяготел страх, который проникал не меньше, чем голод.

В надежде найти подпольщиков он еще на время решил остаться в Украине. Вскоре узнал о задержании Семена Суржко. А затем и Григория арестовали милиционеры в селе Яново, когда он направлялся в сторону Коростеня, намереваясь перейти украинско-польскую границу и доложить о выполнении поставленной задачи. Против него возбудили уголовное дело, несколько протоколов допросов по которому сохранилось в архивных фондах разведки. О дальнейшей судьбе в материалах дела информации нет.

На эту тему: Нестор Махно. Последние годы жизни за границей

Конечно, в условиях жесткого тоталитарного режима, когда безжалостно пресекались малейшие проявления сопротивления против политики действующей власти, когда людям запрещалось покидать территории, охваченные голодом, а некоторые населенные пункты вообще блокировались подразделениями милиции, армии и госбезопасности, было непросто вести разведку. Как следствие – многие лица, которые направлялись с подобными задачами на территорию Украины, были арестованы органами ГПУ, расстреляны или приговорены к разным срокам заключения. Они также пополнили многомиллионный список тех, кого поглотил в те годы Голодомор в его разных проявлениях и подобиях.

(ГДА СВР Украины. – Ф.1. – Д. 12628. – Т.5. – Л. 173–177)

Источник: Служба внешней разведки Украины


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]