Церковь, политика и государство: немного сенсаций от центра Разумкова

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

65,2% опрошенных считает, что лучше всего власть относится к ПЦУ. В самой ПЦУ 47% считает, что власть относится ко всем одинаково, а вот фаворитизм одной Церкви (очевидно, ПЦУ) в УПЦ МП увидели лишь 11,5%; за год на 3,6% уменьшилось количество тех, кто заметил относительную приверженность власти ПЦУ (или УГКЦ – в зависимости от региона).

Это означает безрезультатность пропаганды Московского патриархата о том, что якобы власти совершают гонения против нее в пользу ПЦУ.

В социологических исследованиях за 2021 год, представленных центром Разумкова 2 февраля 2022 года, традиционно присутствуют разнообразные аспекты религиозности украинцев, в том числе положение и роль религиозных организаций в государстве. Обычно полученные показатели нуждаются в дополнительных данных для полноценных выводов, хотя некоторые цифры говорят сами за себя.

Тем не менее даже профессиональные аналитики эту политическую часть традиционно трактуют субъективно и шаблонно, исходя из собственных политических или церковных пристрастий. Дальше их выводы используются не столько для прогнозов на ближайшее будущее, сколько для ведения информационных войн. При этом есть риск проигнорировать важные тенденции, которые могут “выстрелить” только спустя некоторое время.

На эту тему: Как изменялась религиозность украинцев с 2000 года

Тем не менее, отдельные показатели можно синхронизировать друг с другом, подходя к их анализу не только с пониманием контекста, но и с холодным умом. В этом случае исследователей ожидают некоторые сенсации.

Влияние страны-агрессора

Несмотря на заверения некоторых религиозных организаций, что российская агрессия – явление политическое, не влияющее на церковное вероучение и традиции, украинцы с этим не согласились. Если до войны верующие особо не обращали внимания на вывески на храмах и не интересовались их юрисдикцией, то начиная с 2014 года, прослойка «какая разница» начала сужаться. Это сказалось даже в регионах, традиционно привязанных к Московскому патриархату.

Влияние фактора отношения к стране-агрессору сказалось непосредственно на рейтингах крупнейших Церквей. В частности, бросается в глаза, что среди всего населения сторонников УПЦ МП с 2014 года уменьшилось на 5,3% (с 17% до 12,1%). Причем по сравнению с 2010 годом в бурном 2014 году ассоциировавших себя с этой религиозной организацией уменьшилось на 6,2% (с 23.6% до 17,4%). За последний год количество верующих УПЦ МП практически не изменилось и колеблется в пределах 13%. Доля УПЦ МП среди православных тоже замерла на уровне 30%. То есть цифры констатируют, что УПЦ МП теряет влияние и среди православных, и среди всего украинского общества. Тем не менее, персональный рейтинг доверия главы УПЦ МП митрополита Онуфрия достаточно велик (33,5% всех опрошенных).

Фактор страны-агрессора мог повлиять на эти рейтинги еще и нелинейно – благодаря упорной борьбе УПЦ МП за свое название. Очевидно, что сработал тот же эффект Стрейзанд, когда из всех утюгов раздавались скандалы, связанные с массовыми протестами этого религиозного сообщества за сохранение своего названия без добавления «Московский патриархат» или «РПЦ». Пока юридические изменения УПЦ МП отбила, в отличие от общественной ассоциации с государственной церковью страны-агрессора.

Такие выводы подтверждает опрос, проведенный КМИС 25-28 июня 2021 года. 35% респондентов указывали на зависимость УПЦ-МП от иностранных структур (ПЦУ приписывали такую ​​зависимость 24%). При этом 41% опрошенных считали, что протесты сторонников УПЦ МП – это попытка сил извне Украины дестабилизировать ситуацию, а 24% — что это протесты против гонений. Интересно, что только 41,7% верующих УПЦ МП связывали протесты с гонениями, 16,2% — с дестабилизацией, а вот 42,1% даже не смогли определиться.

Недавно в Украине прошли протесты сторонников Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. По-вашему, такие протесты являются…?

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87081

Вернемся к исследованиям Центра Разумкова. 38% украинцев считают допустимым запрет религиозного объединения, если оно публично поддерживает политику страны-агрессора. Интересно, что самый высокий показатель приверженцев такого запрета (44,5%) – на востоке страны. Это можно связать с тем, что жители этого региона наиболее пострадали от российской агрессии и наглядно видели деструктивную деятельность одной из церковных структур в пользу России. А вот самый маленький процент сторонников запрета (29,5%) – на западе страны.

Есть ли кризис доверия главе РПЦ

Патриарх Московский Кирилл чаще всего ассоциируется не с религиозными лидерами, а с внешней политикой России (то есть той же страны-агрессора), поэтому отношению украинцев к нему следует уделить особое внимание.

У Патриарха Кирилла сохраняется наиболее отрицательный баланс доверия-недоверия по сравнению с другими церковными деятелями. Если в 2010 году ему доверяли 44,4% украинцев, то в 2021 году – только 19,3%. Уровень недоверия вырос с 21,6% (2010 год) до 41,7% (2021 год). Но если сравнить в динамике с 2018 годом, когда был зафиксирован пик доверия/недоверия, то мы видим, что глава РПЦ несколько отвоевал свои позиции – плюс 4% доверия и минус 3% недоверия.

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87082

Однако это показатели среди всего населения. А вот детализация по отдельным Церквам дает неожиданные результаты.

Опрос верующих, ассоциирующих себя с крупнейшими Церквями, свидетельствует, что показатель доверия к Патриарху Кириллу в 2021 году по сравнению с 2020 годом вырос. Почти на 5% - в ПЦУ (с 10,7% до 15,4%), на 15,7% - в УПЦ МП (с 39,2% до 54,9%), а также в УГКЦ - на 1%. Показатель недоверия тоже синхронно снижается: в ПЦУ с 60,8% до 54,7%, в УПЦ МП – с 25,6% до 20,5%, в УГКЦ – с 83,4% до 73,6%.

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87083

Трудно сказать, с чем связана такая толерантность к главе Церкви страны-агрессора – пусть руководство ПЦУ делает свои оргвыводы. Данные, полученные в УГКЦ по снижению уровня недоверия, тоже неожиданны как для Церкви, где высок уровень патриотической самоидентификации верующих, но это полностью вписывается в статистическую погрешность. А вот рост доверия к главе РПЦ в УПЦ МП не удивителен, и самое простое объяснение этому – непубличное обновление популярности своего «хозяина и отца» среди паствы. Опрошенные не объясняли, почему они выразили такое отношение, поэтому за этими показателями лучше следить в динамике – любые версии в определенной степени могут быть спекулятивными.

Но есть еще один показатель, как теоретически может объяснить такие кульбиты – узнаваемость. За десять лет неузнаваемость («не знаю такого») Патриарха Кирилла среди украинцев увеличилась почти на 8% (с 10,1% до 17,9%). Однако среди конкретных Церквей падение узнаваемости Патриарха Кирилла зафиксировано только в УГКЦ – на 4,5% по сравнению с 2020 годом.

Региональный срез свидетельствует, что о Патриархе Кирилле больше всех не слышали на востоке Украины, причем за один год этот показатель «не знаю такого» увеличился почти на 2% (с 29,7% до 31,6%). Это можно объяснить двумя факторами (кроме статистической погрешности). С одной стороны, с 2014 года Патриарх Кирилл не приезжал в Украину. В предыдущие годы его визиты сопровождались мощной информационной кампанией, но через 8 лет упоминания о нем существенно уменьшились. С другой стороны, не прошли даром усилия УПЦ МП, которая в последнее время пытается максимально отмежеваться от ассоциации с РПЦ. Проще говоря: УПЦ МП все меньше ассоциируется с Патриархом Кириллом, а Патриарх Кирилл – с УПЦ МП.

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87084

Государственная и национальная церковь

Украинцы считают, что Церковь должна быть государственной (то есть национально ориентированной), но не государственной. В данном случае государственная позиция Церкви связана с отношением к такому ключевому фактору, как государство-агрессор.

Но детали свидетельствуют, что в процентном отношении противников национально ориентированных церквей больше сторонников (44,5% против 39,2%). Причем показатель поклонников наибольший с 2000 года, а вот нижний пик количества противников пройден в 2019 году (37,1%), и теперь эта группа опрашиваемых постепенно увеличивается. Рост и сторонников, и противников очевидно произошел за счет уменьшения тех, кто раньше не мог определиться («трудно сказать»). Можно предположить, что такие колебания связаны с предоставлением Патриархом Варфоломеем томоса об автокефалии ПЦУ в начале 2019 года, что приветствовалось не только верующими, но и всеми украинцами. Но после выборов нового президента и парламента в 2019 году настроения украинцев начали меняться. Конечно, «после» – не означает «вследствие», но связь между выборами и отношением к национальной ориентации в Церквях все же можно предположить.

Но если посмотреть на данные вглубь, картинка получится более объемной. На западе страны почти треть опрошенных (31,8%) считает, что религия не должна быть национально ориентированной – это на 11,3% больше, чем в прошлом году. На юге противников нацориентации тоже сильно увеличилось – с 40,2% до 60,6%. Это можно было бы объяснить спецификой региона, но рядом есть результаты с востока: доля сторонников национально ориентированной Церкви за год подпрыгнула с 12,4% до 30,4%. Такой показатель может коррелироваться с резким скачком количества жителей востока, которые начали себя идентифицировать с ПЦУ: по сравнению с 2020 годом рост составил 12,5% (с 7,4% до 19,9%). Теоретически это может быть связано с активизацией военных капелланов ПЦУ именно на востоке, где люди на собственной шкуре почувствовали, что такое «русский мир». При том, что восток – наименее религиозный регион, такой рост действительно достоен внимания.

Но это не все сенсации. Если в ПЦУ за год сторонников национальной ориентации Церкви стало больше почти на 7% (48,0% против 54,9%), то в УПЦ МП – на 17,8% (с 25,5% до 43,3%). А вот с противниками произошло что-то непонятное: в ПЦУ их за год увеличилось на 5,5% (с 20,5% до 31,8%), а вот в УПЦ МП – уменьшилось на 3,6% (с 48,9% до 45,3%). Просто чудеса. Наконец, данные по УГКЦ совершенно шокируют: против национальной ориентированности Церкви выступило почти на 30% больше верующих, чем в прошлом году (с 14,5% до 35,4%), а за – на 11,8% меньше (с 66,3% до 54,5%). Как говорится ничего личного, только цифры. Но объяснить такие кульбиты какими-то очевидными причинами трудно (непрофессионализм социологов центра Разумкова даже не рассматриваем).

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87085

Отношение власти к церкви

После появления ПЦУ возникли опасения, что у нее есть большие шансы стать государственной Церковью. Но такая трансформация не находит поддержки в обществе.

Здесь следует уточнить, что каждый по-своему понимает, что такое «государственная церковь». В оригинале это религиозная организация с законодательно зафиксированным доминирующим положением и финансовым содержанием (как в Греции или Румынии). Но есть более лайтовая версия – полный или частичный лидер со стороны властей. В опросе был учтен первый классический вариант.

Следовательно, отрицательно отнеслись к идее полноценного института государственной церкви 58,3% респондентов, положительно – 17,9%. В динамике доля ценителей государственно-церковной симфонии – самая высокая с 2010 года (9,8%). Интересная картина в разрезе регионов: только на западе количество поклонников симфонии снизилось на 4,3%, а вот во всех других регионах – увеличилось: в центре с 11,3% до 19,8%, на юге с 5,0% до 15 ,4% на востоке с 3,0% до 16,8%.

Детализация по конфессиям вообще удивляет: запрос на государственную церковь вырос практически во всех церквях, кроме УГКЦ: на 8% в ПЦУ (в общей сложности 29,1%) и на рекордные 12,6% в УПЦ МП (Карл!) – аж до 25 ,4%. Результаты, полученные при опросе верующих УПЦ МП, можно с натяжкой объяснить подсознательным желанием избавиться от всех своих проблем через механизм неприкосновенности государственной церкви. Но другие опросы, кому бы украинцы отдали право получить такой статус (см. ниже) – не в пользу УПЦ МП. Позиция УГКЦ (20,1%, 58,7% против) абсолютно ясна: ее шансы на получение такого статуса нулевые, а превращение ПЦУ в государственную церковь вызывает негативные ожидания.

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87086

При этом, если бы такой институт был введен, титул государственной церкви 52,9% украинцев отдали бы ПЦУ, и только 10,6% — УПЦ МП. Не хочется спекулировать на том, что верующие УПЦ МП, которые не против государственной церкви, недооценивают общественную реальность, но цифры говорят именно так.

Следовательно, в украинских реалиях государственно-церковная симфония пока не находит существенной поддержки.

Политики в церковном антураже

Есть еще два интересных блока, которые следует рассматривать в паре. Первый – отношение украинцев к участию религиозных организаций в государственных церемониях (освящение госучреждений, принятие присяги военнослужащих). Второй – отношение к публичной демонстрации политиками собственных религиозных предпочтений.

В целом, украинцы не очень благосклонно относятся к чиновникам-”подсвечникам”: только 21,5% положительно, 36,3% отрицательно, 36,6% не определились. В разрезе конфессий больше всего такие демонстрации толеруются в УПЦ МП (36,5% - за, - за, 28,3% против), меньше всего в УГКЦ (26,8% - за - за, 34,1% против).

При этом украинцы не против широкого привлечения церквей к освящениям и благословениям во время государственных церемоний (41,7% за, 17,5% против). В этом есть определенное противоречие, ведь на такие церемонии священнослужители будут получать приглашения именно по принципу личных предпочтений приглашающих – то есть тех же госслужащих. Иными словами, политикам и чиновникам следует более осторожно относиться к собственному пиару на религии.

Вне политики

Еще одна сенсация: 58,2% украинцев считают, что Церковь не должна вмешиваться в отношения человека и государства (на 6,7% меньше, чем в 2020 году). Речь, очевидно, идет о праве Церкви реагировать на действия власти и разнообразные общественные процессы. Только 10,6% опрошенных – за полную поддержку Церковью государства по принципу «нет власти не от Бога». Невмешательство поддерживают по всем регионам более или менее равномерно. При этом очень низкий уровень сторонников права церкви на критику власти и разоблачение ее злоупотреблений: 10,4% в ПЦУ, 6,6% в УПЦ МП, 5,6% в УГКЦ, среди просто православных – 7,5%. Как видим, борьбу с государством верующие не поддерживают. Это несколько противоречит тактике УПЦ МП в борьбе с «гонениями».

При этом, как ни парадоксально, украинцы Церкви доверяют, но не склонны ее считать моральным авторитетом (только 47,9%) – причем из-за отсутствия нравственности церковных иерархов. Тем не менее, есть тенденция к восстановлению морального авторитета Церквей.

То есть, желание со стороны некоторых церковных деятелей возложить на государство ответственность за падение нравственности в обществе – это, по мнению украинцев, перевод проблемы с больной головы на здоровую: начинать восстановление нравственности нужно с себя. А вот в самих Церквах считают, что священнослужители – такие же люди, как и все остальные. Эти результаты заслуживают дополнительного анализа в самих Церквах, желающих иметь более тесные отношения и с обществом, и с государством.

Следует отметить, что существенным остается влияние на общественные процессы и государственные решения со стороны Всеукраинского Совета Церквей и религиозных организаций (ВРЦіРО). Вероятно, это связано как раз с подчеркнутой автономностью этого института, а также проведением часто оппозиционной политики к государственным проектам.

Отделение Церкви от государства

За последний год наблюдается устоявшаяся тенденция увеличения сторонников отделения Церкви от государства (с 41,1% до 49,3%). Они считают, что такое обособление – предпосылка демократичности государства и обеспечения права человека на свободу совести. Интересно, что наиболее опрошенных – в центре и юге страны – 56,5% и 55% соответственно. В этих регионах за год такого мнения стали придерживаться на 10% больше респондентов, чем год назад.

Больше верующих, которые за отделение – в ПЦУ, причем за год их доля увеличилась на 13,8% (с 39,7% до 53,5%). Соответственно, тех, кто против отделения – на 9,1% больше (с 32,3% до 24,2%).

Меньшее одобрение отделения – в УГКЦ, но за год особых изменений в мыслях не произошло (с 33,7% до 34,3%). Одновременно тех греко-католиков, которые против изгнания церкви из государственной и образовательной сфер, увеличилось на 5,2% (с 44,0% до 38,8%).

На эту тему: «От запрета Кирилла до отмены автокефалии»: каковы сценарии суда над РПЦ

В УПЦ МП за обособление 47,5% (при этом, вспомним, там 53,3% против государственной церкви), и за год их количество выросло на статистическую погрешность в 1% (и на 3% стало немного меньше противников обособления (из 29) ,5% до 26,6%)

Интересный момент: 65,2% опрошенных считает, что лучше всего власть относится к ПЦУ. В самой ПЦУ 47% считает, что власть относится ко всем одинаково, а вот фаворитизм одной Церкви (очевидно, ПЦУ) в УПЦ МП увидели лишь 11,5%; за год на 3,6% уменьшилось количество тех, кто заметил относительную приверженность власти ПЦУ (или УГКЦ – в зависимости от региона). Это означает безрезультатность пропаганды Московского патриархата о том, что якобы власти совершают гонения против нее в пользу ПЦУ.

Выводы

Церква, політика і держава: трошки сенсацій від центру Разумкова - фото 87087

Опрос

Опрос выявил много противоречий как среди украинцев в целом, так и внутри церквей. Допускаем, что результаты опросов в следующем году по результатам угрозы открытой войны Росси против Украины могут радикально изменить настроения наших соотечественников

Татьяна Деркач, опубликовано в издании  РІСУ


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]