Виселицы на Западной Украине в начале 1945 года

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Публичные казни повстанцев в начале 1945 года на территории Черновицкой области и Украины в целом как попытка НКВД преодолеть сопротивление населения советским завоевателям. К истории еще одного советского преступления.

В течение всего 1944 года повстанческое движение на Западной Украине наносит чувствительные удары оккупантам. Отряды УПА и повстанческие вооруженные отряды уничтожают советский актив и "уполномоченных", горят сельсоветы и совхозы.

Для борьбы с повстанцами советская власть прибегали к разным мероприятий: организовывались массовые облавы, все большие деревни были заполнены военными внутренних войск НКВД, в каждом селе образованы отделы "истребительных батальонов", сеть "десятников" контролировала каждый на своей улице своевременность выполнения задач партии (преимущественно ограбление в виде "сдач" и "займов"), формировалась сеть доносчиков и сексотов.

Однако повстанческое движение только рос, а потому власть выискивала все новых способов запугать местное население, сломить его волю и заставить его подчиниться, преодолеть повстанческое движение. Тогда, в конце 1944 года, глава НКВД Берия решил применить для запугивания населения публичные казни повстанцев на виселице.

На эту тему: Украинская Повстанческая Армия (УПА): что нужно знать

НКВД получило указание выделить несколько повстанцев, которых было бы "целесообразно" казнить на виселице, желательно в местах осуществления ими акций, или же в местах проживания, чтобы показать населению, что власть активно находит всех, кто осмелится выступить против нее, а также запугать население, чтобы последнее прекратило помогать повстанцам.

Была разработана даже специальная процедура: на казни сгоняли всех жителей села или и соседних сел. Особенно всегда отмечалось присутствии детей, учеников местных школ. Приезжал грузовой автомобиль с осужденными, последним зачитывали приговор, выступали сельские активисты, дальше осужденным набрасывали петлю на шею, и машина отъезжала.

Отмечалось, что тела повешенных должны были оставаться на виселице в течение трех дней. Возле них выставляли охрану, чтобы никто не снял и не похоронил, а затем тела забирали, и места их захоронения часто до сих пор неизвестны.

Для проведения в жизнь такой "инициативы" была создана специальная Выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР, которая в течение января 1945 года ездила из области в область, "заслушивала" дела и выносила смертные приговоры, ничем не хуже, как до того это делали нацистские группы смерти.

Исследователи и историки освободительной борьбы в различных областях Западной Украины часто встречаются с фактами публичных казней на виселицах повстанцев именно в начале 1945 года. Все они были не единичными актами устрашения населения, а происходили в раках организованной и спланированной НКГБ и НКВД кампании.

Конечно, факт привселюдности казней ранее был нехарактерным ля советских карательных органов - они как правило не афишировали своей работы: часто человек просто исчезал, и его родственники еще долгое время не имели никакой информации о его судьбе, особенно если человека расстреливали. На этот раз карательная система решила показать свое звериное лицо.

КАЗНЬ ПОВСТАНЦЕВ ИЗ ОТРЯДА ЗАХАРИЯ БАССАРАБЫ

Органам НКВД и НКГБ осенью 1944 года на Буковине удалось разбить несколько повстанческих отрядов и небольших групп сопротивления, которые смогли провести резонансные наступательные акции по разным селам области. Поэтому когда поступило указание отобрать дела на особо опасных пленных повстанцев с целью их публичной казни, именно из них и решили выбрать жертв.

Одной из таких групп была обнаружена и уничтожена НКВД 5 ноября 1944 года боевка Захария Бессарабы из села Ленковцы ныне Кицманского района Черновицкой области, под самыми Черновцами. Во время боя двое повстанцев, в том числе и Захарий Бессараб, были убиты и 6 попали в плен.

Последние в ночь с 29 на 30 октября 1944 года осуществили налет на дом председателя Ново-Мамаевского сельсовета Кицманского района Черновицкой обалсти, где тяжело ранили уполномоченного райкома КП(б)У по этому селу, который квартировал в доме председателя сельсовета. Через несколько дней совершили налет на кооперацию села Шубранец и на следующий день - села Белая, 3 ноября 1944 года боевка сожгла здание Ново-Мамаевского сельского совета и уничтожили все документы, которые там находились.

Немного ранее, 24 октября 1944 года в соседнем селе Шубранец в то время Садгорского района Черновицкой области неустановленные повстанцы ликвидировали главу сельсовета и сельского активиста, сожгли документы в сельсовете и помещение совхоза.

Хотя к этой акции в селе Шубранец группа Захария Бассарабы ни была причастна, однако под пытками НКВД получило свидетельство, якобы один из арестованных, Дмитрий Городецкий, убил голову Шубранецкого сельсовета, а другой повстанец Василий Бидняк убил другого сельского активиста.

Дело рассматривала Выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР. На суде Городецкий все отрицал, однако истина никого не интересовала, сценарий событий уже был срежиссирован. Выездная Сессия вынесла приговор: четыре из пленных повстанцев, а именно Городецкий Дмитрий, Бидняка Василий, Воевидко Григорий и Гордей Николай были приговорены к смертной казни через повешение.

 

Приговор по делу вооруженные отряды Захария Бассарабы

Бедняка Василия и Городецкого Дмитрия решили казнить в Шубранце, поскольку якобы они непосредственно убили председателя сельсовета. Это были молодые хлопцы, одному 19, другому 21 год.

Пожилые люди в Шубранце помнят обстоятельства той казни. Их, тогда еще школьников, согнали всех смотреть на казнь. Виселицу установили на перекрестке, где позже будет построена автобусная остановка.

18 января 1945 года. Уже вечерело, как приехала машина с заключенными. В 17.30 часов их казнили.

 

Двух других участников боевки, Григория Воевидко и Николая Гордея, причастных к нападению на председателя и помещение сельского совета села Мамаевцы Кицманского района Черновицкой области, казнили в селе Мамаевцы. В тот же день, 18 января, в 17.00. Публично, чтобы посеять страх и сломить волю к сопротивлению.

 

КАЗНЬ ПОВСТАНЦЕВ ИЗ БОЕВКИ ВАСИЛИЯ МАЛАНЧУКА-"СЫТОГО"

Боевка Василия Маланчука-"Сытого" была сформирована в конце октября 1944 года и действовала в Кицманском районе Черновицкой области. Уже 3 ноября 1944 года боевка "Сытого" в селе Иванковцы Кицманского района ликвидировали главу сельсовета, подожгла сельсовет и уничтожили документы, а в ночь на 7 ноября 1944 года, в канун годовщины т.н. "Великой Октябрьской социалистической революции", боевка совершила налет сразу на два села: в селе Малятинцы Кицманского района ликвидировала бригадира совхоза, сожгла документы в сельсовете и колхозе, уничтожила портреты советских вождей и лозунги, подготовленные к "праздникам", а в селе Хлевище Кицманского района разбили стекло в сельсовете, порвали документы, портреты и лозунги, побили стекла в спиртзаводе, убили уполномоченного Черновицкого Спиртотреста и одного военного.

В ночь на 12 ноября 1944 года боевка "Сытого" провела мобилизацию местных хлопцев в УПА и отправилась в Снятин, в село Красноставцы, где должны были пройти обучение и пополнить местную сотню УПА. При переходе моста у села Красноставцы полтора десятка хлопцев встретили засаду НКВД и попали в плен. Через несколько дней, 19 ноября, в бою погибло и руководство боевки в селе Иванковцы, во главе с самим "Сытым".

На эту тему: Мифы об УПА. Миф 1: кто и почему заклеймил членов УПА «гитлеровскими прихвостнями»

16 января 1945 года следователь, младший лейтенант Хрущ, ссылаясь на указание военного прокурора, из большой дела на всех пленных выделил материалы в отношении двух повстанцев - Сидора Бойчука ("Богун") и Георгия Магалевича ("Лев") - в отдельное дело.

 

Сидор Бойчук-"Богун"

 

Георгий Магалевич-"Лев"

Уже через 2 дня, 18 января 1945 года, состоялось заседание Выездной Сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР, на котором обоих приговорили к смертной казни через повешение, с предписанием "привести ее в исполнение немедленно".

Вирок у справі Сидора Бойчука та Георгія Магалевича

Приговор по делу Сидора Бойчука и Георгия Магалевича

20 января 1945 года, в 14.00. в селе Гавриловке Кицманского района Черновицкой области их казнили.

 

Свидетели тех событий из числа местных жителей помнят обстоятельства той казни. Обоих хлопцев привезли избитыми и полураздетыми. Зачитали приговор: казнить! Заключенным на шеи накинули петли веревок. Прозвучала команда, и машина, на кузове которой стояли осужденные, сдвинулось с места. Тела казненных повисли в воздухе. Но Магалевич умер не сразу. Он еще корчился в предсмертных конвульсиях, и тогда подошел солдат и сильнее дернул его за ноги, туже затянув петлю.

Тела повешенных несколько дней висели на дереве, вооруженная охрана не позволяла забрать их и похоронить по-христиански. Только после увезли трупы где-то за соседнее село Ошихлибы и закопали в овраге. А в это самое время мать Сидора Бойчука, ничего не зная, готовила по требованию сельсовета обед для "представителей из райцентра". Когда узнала, очень плакала и убивалась. А убийцы ее сына еще и приходили в дом обедать.

В годы независимости жители села на месте казни установили памятник

Пам'ятник у селі Гаврилівці Кіцманського району Чернівецької області на місці страти Ісидора Бойчука та Георгія Магалевича

Памятник в селе Гавриловке Кицманского района Черновицкой области на месте казни Сидора Бойчука и Георгия Магалевича

КАЗНЬ ПОВСТАНЦЕВ ИЗ БОЕВКИ ИВАНА СКАРИОТСКОГО-"САГАЙДАЧНОГО"  

1 октября 1944 года в сарае своего дома в селе Кальновцы Вашкивского района, в специально вырытом схроне НКГБисты обнаружили и задержали Григория Федоряка, псевдо "Кучерявый", который воевал в составе боевки во главе с Иваном Скариотским с псевдо "Сагайдачный". Еще 13 мая 1944 года Григорий Федоряк получил ранение в ногу при попытке задержания повстанцами нескольких энкаведистов, которых обнаружили в селе Верхние Становцы Вашкивского района. Все лето он лечил ногу, однако рана выдала в нем повстанца.

18 января Выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР в рамках своего кровавого тура по Украине осудила Григория Федоряка к смертной казни через повешение. 20 января 1945 года село Кальновцы и соседние согнали для казни. В 12 часов дня Григория повесили.

 

КРОВАВАЯ ЖАТВА НКВД В УКРАИНЕ И НА БУКОВИНЕ

Всего за время "работы" указанной Выездной сессии, с 22 декабря 1944 года по 10 февраля 1945 года, было вынесено приговоров и соответственно казнено на виселице не менее 131 повстанца. В частности, 23 - во Львовской области, 28 в Ивано-Франковской, 15 в Тернопольской, 19 в Дрогобычской, 30 в Ровенской, 9 на Волыни и 7 в Черновицкой. Настоящая зондер-команда, не хуже нацистских преступных айнзацгрупп.

О оом, что казненных на самом деле было больше, свидетельствует хотя бы тот факт, что по Черновицкой области в документах приводит 4 казненных, хотя мы привели в этом исследовании данные о 7 казненных. Кроме того, в докладной записке о результатах работы НКВД по Черновицкой области в первой половине февраля 1945 года имеется упоминание о еще двух повешенных повстанцах в селе Раранча (Редковцы) Садгорского района в начале февраля 1945 года, что "произвело большое влияние на разложение и склонение к добровольной явке участников бандгрупп". Тогда кровавый счет оккупантов на Буковине составляет 9 человек. Пока имена этих двух повстанцев установить не удалось, поэтому исследования продолжаются.

В своих отчетах НКВД отмечало "положительные" последствия таких действий. В частности, отмечалось: "При приведении в исполнение приговора в отношении бандитов, осужденных к смертной казни через повешение в селах Новые Мамаевцы и Шубранец местное население, знавшее повешенных бандитов, выразило удовлетворение вынесенным приговором и на следующий день по указанным селам явилось с повинной 35 человек бандитов и уклоняющихся от мобилизации, причем отмечено несколько случаев, когда пожилые люди сами приводят своих сыновей-нелегалов для регистрации явки с повинной".

 

 

 

 

"РЕАГИРОВАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ НА ПУБЛИЧНОЕ ПРИВЕДЕНИЕ В ИСПОЛНЕНИЕ ПРИГОВОРОВ"

В середине февраля 1945 года Нарком НКВД Рясной отчитывался в Москву Народному комиссару внутренних дел Берии о реагировании населения западных областей Украины "на публичное исполнение приговоров, вынесенных Выездной сессией Военной Коллегии Верховного Суда СССР над ОУНовскими бандитами".

В документе отмечается, что повешение среди населения вызвало "положительное реагирование и принятие этой меры". Все казни осуществлены публично, "во всех случаях приведение приговоров о повешении бандитов в исполнение, у места казни собиралось большое количество местных жителей из окрестных сел".

Кроме самого ужасного факта казни, НКВД на их основе готовила еще и ужасные агитационные представления. Казни сопровождали выступления местных активистов, которые разоблачали "преступления" повстанцев, произносили коммунистические лозунги и одобряли казни. В частности отмечалось: "Оглашение приговоров и приведение их в исполнение вызывали одобрение и аплодисменты присутствующих, из толпы собравшихся раздавались крики: "…собакам – собачья смерть", "… правильно, что вешают главарей банд, так им и надо", "…этих бандитов надо не вешать, а резать” и др.

Одновременно в середине марта 1945 года нарком госбезопасности Савченко информировал наркома внутренних дел Рясного о реагировании непосредственно участников подполья на публичные казни. Подполье, как отмечалось, "встретило их враждебными выпадами в адрес советской власти".

Арестованные повстанцы и агентура НКВД сообщали следующие слова повстанцев: "Советы - те же немцы. Раньше нас вешали немцы, а теперь Советы вешают", "Пусть вешают всех не перевешать. Придет время и мы свое возьмем", "Они, тираны, сами будут висеть на виселице", "Советы устраивают еще больший террор, чем немцы. Они издеваются над украинским народом. Вешают и гноят его в тюрьмах. Но народ все равно своего добьется".

Очевидно, что подобные публичные казни изрядно добавили страха местному населению. Однако оно уже было настолько запугано, что ожидаемого перелома в повстанческом движении получить не удалось.

 

 

 

 

На эту тему: Мифы об УПА: повстанцы не нанесли немецким оккупантам никаких потерь

СОКРЫТИЕ КОММУНИСТАМИ СВОИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Как любой преступник, коммунистическая власть чувствовала, что совершила военное преступление, поэтому, хотя казни и происходили публично, практически сразу пыталась их скрыть. Информация о массовых публичные казнях не должна была освещаться в прессе, ни подаваться в отчетности о проделанной органами работе, не получала иное широкое разглашение. В отчетных документах того времени о фактах публичных казней нет ни слова.

Фактически документы об этом можно найти только непосредственно в уголовных делах казненных лиц, и в одном специально сформированном деле об исполнении приговоров о высшей мере наказания, которое хранится в архиве Черновицкого УСБУ (в целом довольно фрагментированное). А также найденные в Отраслевом государственном архиве СБУ документы о реагировании населения и повстанцев на публичные казни.

В начале 1957 года в КГБ обратилась мать повешенного в Шубранце Бидняка Василия - Бидняк Раиса, которая была в день казни ее сына выслана в Архангельскую область. Она просила сообщить, где находится ее арестованный сын, Бидняк Василий, которого в день ее выселения казнили. Письмо наделало немалого паники среди чекистов.

Пришлось обращаться за разъяснениями в Киев: как действовать в таком случае и что сообщать матери. Врать, как часто это делали, было невозможно, поскольку казнь состоялась публично и не исключалось, что заявительница знает о том, что сына повесили. Поэтому неправда ответа может быть обнаружена. Как, собственно, карательные органы СССР вышли из этой ситуации, неизвестно. В ответе только разъяснялось, что подобные запросы необходимо направлять для рассмотрения и ответа в Верховный суд СССР, поскольку об этих лицах "мы не должны сообщать".

 

 

Отметим, что в настоящее время все упомянутые нами в публикации казненные повстанцы остаются до сих пор не реабилитированными и считаются осужденными "обоснованно".

НАЗОВЕМ ИМЕНА ПАЛАЧЕЙ

В Черновицкой области приговоры в отношении публичных казней на виселице выносила т.н. Выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР во главе с председателем - генерал-майором юстиции Суслиным, в составе подполковника юстиции Гречишникова, подполковника юстиции Онищенко, старшего инспектора Военной Коллегии Верховного Суда СССР полковника юстиции Батнера и секретаря лейтенанта Шеремета. Дела рассматривались с участием военного прокурора Львовского военного округа подполковника юстиции Липатова.

Председатель Выездной Сессии Военной Коллегии Верховного Суда СССР генерал-майор юстиции Суслин указывал Начальнику УНКГБ Черновицкой области полковнику госбезопасности Решетову о необходимости организовать публичные казни, и уже Решетов давал соответствующее указание штатному палачу - коменданту УНКГБ по Черновицкой области, старшему лейтенанту госбезопасности Трапицыну. Акты о проведенных казнях кроме Трапицына подписывали также заместитель начальника отдела "А" УНКГБ Томащук и заместитель Военного прокурора войск НКВД по Черновицкой области Столяров.

Вот, по крайней мере, несколько документов из адской переписки по подготовке и совершению казней:

 

 

 

На эту тему: Кровавая весна 1944 года: противостояние УПА и «советов»

ЕЩЕ РАЗ ВСПОМНИМ ИМЕНА КАЗНЕННЫХ ПОВСТАНЦЕВ НА БУКОВИНЕ:

18 січня, 1945 року, село Шубранець Заставнівського району:

  • Городецький Дмитро Михайлович, 1923 р.н., уродженець і житель села Ленківці Садгірського району Чернівецької області
  • Бідняк Василь Миколайович, 1925 р.н., уродженець і житель села Ленківці Садгірського району Чернівецької області

18 січня, 1945 року, село Мамаївці Кіцманського району:

  • Воєвідко Григорій Михайлович, 1897 р.н., уродженець і житель села Ленківці Садгірського району Чернівецької області
  • Гордей Микола Васильович, 1911 р.н., уродженець і житель села Ленківці Садгірського району Чернівецької області

20 січня 1945 року, с. Гаврилівці Кіцманського району

  • Бойчук Ісидор Миколайович, 1921 р.н., уродженець і житель села Гаврилівці Кіцманського району Чернівецької області
  • Магалевич Григорій Тимофійович, 1920 р.н., уродженець і житель села Шубранець Садгірського району Чернівецької області

20 січня 1945 року, с. Кальнівці Кіцманського району

  • Федоряк Григорій Васильович, 1919 р.н., уродженець і мешканець села Кальнівці Вашківського району Чернівецької області

Василь Мустеца, дослідник діяльності опору ОУН-УПА на території Буковини;  опубликовано в издании  Історична правда


На эту тему:

 

 

 

 

 

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

16:05
Ексдиректор Інституту агроекології отримав 8 років тюрми за хабарі та схеми із землею
15:32
Суддю Чауса знайшли майже голим у селі на Вінниччині (ФОТО)
15:11
Президент Зеленський призначив чотирьох послів
15:02
Хроніка ООС на 30 липня: бойових втрат серед українських військових немає
14:02
Українець свідчив проти кілера ФБС, який вбив громадянина Грузії в Берліні на замовлення Росії – Bild
13:01
Зеленський нарешті призначив посла України при НАТО, посада була вакантною два роки
12:43
Суддя Оксана Криворот врятувала покидька Олександра Зражевського з Міноборони і повернула йому півмільйона доларів
11:11
Справу розкрадання газу на 729,8 млн грн скеровано до суду
10:17
Керівник банку «Аркади» продавав своїм фірмам квартири у Києві по 170(!) грн за м2
09:20
В Євросоюзі занепокоєні рішенням Кремля залучити жителів ОРДЛО до своїх виборів

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]