Репортаж из Запорожья, где ВСУ отбивает атаки российских захватчиков: «Все населенные пункты будут отбиты»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Украинские военные несут службу на одном из блокпостов Запорожской области Фото:

 Энергодар, Бердянск, Мелитополь, Васильевка, Токмак — это часть городов Запорожской области, заявивших о проникновении на их территорию российских войск и оккупации. Оккупанты глушат связь, обстреливают стратегические объекты, отбирают у местных жителей телефоны и вещи. 

Журналистка hromadske Виктория Рощина поехала в Запорожье, чтобы увидеть, как украинские военные возвращают захваченные территории, как местные учатся «жить по-новому» и как волонтеры поддерживают армию. 

«Люди просто видели ад»

«Куда уже дальше? Мы сейчас, значит, по разные стороны фронта», — говорит мелитополянин, сорокалетний Алексей. Его город сейчас оккупирован российской армией. Его я встречаю на одном из блокпостов в Запорожье. К своим родным, которые остались в городе, мужчина собирался идти пешком. «Связь с родными очень плохая — урывками, если выходит. Двое суток у них вообще не было связи, они сидели без еды, без воды. Были выключены тепловые насосы и, соответственно, все очень и очень нехорошо». В Мелитополе Алексей вырос и прожил всю свою жизнь. В последнее время ездил на заработки в Киев и возвращался в семью. До 24 февраля.

«Там несовершеннолетние дети, нуждающиеся в уходе. А город, по-моему, близится к гуманитарной катастрофе», — добавляет мужчина и соглашается с правоохранителями, что в город сейчас идти не стоит. «Зачем ухудшать то, что ужасно и так?»

Волонтеры во время поездки к военным с гуманитарной помощью подвергают себя риску, но не останавливаются

Волонтеры во время поездки к военным с гуманитарной помощью подвергают себя риску, но не останавливаются. Фото: Виктория Рощина / hromadske

Пока мы говорим, на блокпосте замечаю волонтеров. «Обстреляли. Один волонтер ранен», — говорит мужчина. Он с друзьями решил отвезти военным помощь в сторону Васильевки, где продолжаются бои. Но россияне их расстреляли. «Чудом вырвались», — добавляет мужчина, очевидно, до сих пор находящийся в шоковом состоянии. 

«Сегодня пропускали авто из Васильевки, где продолжаются ожесточенные бои. Все в слезах. Люди просто видели ад», — говорит один из военных на блокпосте. 

«С некоторыми городами связь есть, а с некоторыми нет, потому что оккупационные войска повреждают вышки мобильной связи. Там ситуация плохая, передвижение ограничено. В Бердянском районе нельзя передвигаться между селами, только в черте города. В пределах села — для того, чтобы добраться до магазина. Оккупационные войска отбирают паспорта, отбирают автомобили. Думаю, что они будут использовать это для своих диверсионно-разведывательных групп», — объясняет представитель местной территориальной обороны Андрей Быстрик.

Представитель терробороны Запорожской области Андрей Быстрик

Представитель терробороны Запорожской области Андрей Быстрик. Фото: Виктория Рощина / hromadske

Пока общаюсь с военными, на посту останавливается местный житель. Он едет в сторону Васильевки и берет меня с собой. Но на ближайшем блокпосте нас разворачивают наши военные. «Сильные бои, очень опасно. Они обстреливают гражданские автомобили», — объясняют они. Возвращаемся. По дороге мужчина разговаривает с родными, которые сейчас находятся в окружении оккупантов. «Там на одном из блокпостов “кадыровцы”. Они могут просто расстрелять в упор. Не надо ехать», — говорит женщина мужчине. 

Никто не сдает территории

«Города украинские не сдаются. Просто когда силы противника преобладают, идет временное отступление», — объясняет военнослужащий ВСУ Гугу. Он недавно вырвался из окружения врага. «Мы снова зайдем в наши города, и враг снова будет за поребриком, поверьте! Вооруженные силы не сдают свои позиции!»

Еще один местный военный с позывным «Маршалл» тоже недавно вырвался из окружения. «Вылетали на удачу. Есть раненые в моем подразделении, сейчас сложно с мыслями собраться», — добавляет мужчина, показывая штаны, на которых до сих пор кровь. Он прошел войну в 2015 году еще матросом, держал оборону Зайцева. Сейчас — командир десантно-штурмовой бригады.

Командир одной из десантно-штурмовых бригад ВСУ с позывным Маршал уверяет, что все наши территории будут отбиты. Фото: Виктория Рощина / hromadske

Военнослужащий ВСУ с позывным Гугу на военной базе. Фото: Виктория Рощина / hromadske

«Ситуация у нас остается контролируемой по линии фронта. Противник наступает большими силами, но мы отбиваемся, как можем. Сейчас мы отошли на перегруппировку и снова пойдем на задания», — говорит Маршал.

«Не надо сидеть в окопах и ждать, пока враг всех положит. Вот эти неоправданные потери никому не нужны. Лучше отойти, перегруппироваться и нанести удар уже другими силами». Военный уверяет: свое вернут.

«Херсон, Мелитополь, Бердянск. Все населенные пункты будут отбиты. Это сто процентов. И победа за нами», – уверяет Маршал. Гугу добавляет, что противник часто заходит в город, прикрываясь местным населением, что препятствует попыткам защиты. «У нас нет морального права воевать с городом. Ну как мы можем бомбить, если там жилые кварталы? Они прячутся за нашими жителями. Нам придется ждать. Потому что я уничтожу их и вместе с этим еще 20 домов. А в чем те люди, дети виноваты? Так и получается, что один ребенок для нас ценнее всех этих россиян», — говорит Гугу.

Люди продолжают записываться в добровольцы в Запорожье

Люди продолжают записываться в добровольцы в Запорожье. Фото: Виктория Рощина / hromadske

«Я прошел несколько войн и сейчас сидеть не буду»

Важным подспорьем для ВСУ является территориальная оборона. В Запорожье ее численность растет с каждым днем. «У меня сын служит, и я буду. Как я могу отсиживаться», — говорит Алексей, стоя в очереди на запись в добровольцы. 

«Я прошел несколько войн и сейчас сидеть не буду. Очень жду, когда смогу встать в строй», — рассказывает другой доброволец.

«Сейчас подвозят снаряжение, дополнительное оружие, подходят еще люди. Все города области помогают всем, что нужно. Поэтому я уверен, что Запорожье устоит, и сюда враг не пройдет», — говорит представитель терробороны Андрей Быстрик.

По дороге могут стрелять

«Мы едем помогать нашим военным, нашим жителям. И если сейчас будет возможность, мы будем вывозить детей. Это очень опасно и трудно сейчас — там продолжаются активные боевые действия. Но надеемся на милость Бога. С нами Бог и наши сердца желают помочь», — рассказывает мне представитель центра городской помощи Владислав Маховский. Он и его коллеги каждый день сильно рискуют, но не оставляют своей работы. Волонтерскую помощь военным везут даже из других городов. «Вот мы сами с Днепропетровщины, но здесь наши ребята — мы поехали. Да, нас предупредили, что по дороге могут стрелять, но удалось проехать. Ребята благодарны», — говорят волонтеры.

База военных в Запорожье. Фото: Виктория Рощина / hromadske

«Очень много медицинской помощи от волонтеров, от аптек, от нашего центрального госпиталя. Все везут, везут, везут. От всего сердца все переживают за здоровье наших ребят. Видно, что сейчас у нас сплачивается нация», — рассказывает военный медик терробороны.

Международной миссии Красного Креста пока трудно проехать в горячие точки. Несколько раз мы ехали и нас заворачивали. Но мы продолжаем пытаться», — говорят представители Красного Креста в Запорожской области.

Женщина, не испугавшаяся оккупантов

Надежда с мужем живет в Бердянске. С ней общаюсь через интернет, поскольку из-за взорванного моста доехать до них очень тяжело. С первых дней оккупации она не скрывала своего патриотизма. «Пошли с мужем в магазин, встретили в центре 6 снаряженных оккупантов. На рукавах и ногах белые повязки. В руках пулеметы. Я к ним обратилась и стала уговаривать сдаться. Выглядели они напуганными, но не сдались», — рассказывает женщина и демонстрирует видео, которое успела снять.

Именно бердянцы устроили под городским советом митинг, когда оккупанты захватили все административные здания. Но военные напоминают, что безопасность прежде всего.

Щенок в штабе военных

Щенок в штабе военных. Фото: Виктория Рощина / hromadske

«Мы работаем сейчас с самым коварным врагом в мире, использующим и женщин, и подростков, платит им некоторые средства. Поэтому украинскому населению нужно быть сконцентрированным, выявлять подозрительных лиц и оповещать нас об этом. И быть очень осторожными», — говорит Гугу. 

Обстрел АЭС

В ночь на 4 марта оккупанты вошли в Энергодар Запорожской области и обстреляли АЭС. «Фактически, по людям ехали, стреляли по мирным жителям. Снаряды попадали в жилые массивы. Техника начала двигаться в направлении атомной станции. Там наши защитники сопротивлялись, но те приехали вплотную к атомной станции, расстреляли почти все здания, которые там были», — рассказал мне пресс-секретарь АЭС Андрей Туз. Также он добавил, что эвакуация людей невозможна, хотя план есть.

«Они там, они с оружием, оружие заряжено, они готовы продолжать стрелять. Никто не может эвакуировать людей, они стоять с оружием и никого не пропускают. Они остановились на некоторое время и якобы были готовы к переговорам, но будут ли они, пока неизвестно», — сказал Туз.

Патриотические биллборды в Запорожье. Фото: Виктория Рощина / hromadske

Дорога на Энергодар: миссия возможна?

С самого утра 4 марта из Запорожья я уехала на Энергодар. На подъезде к Васильевке снова начали стрелять. Пришлось переждать в укрытии. Спустя некоторое время попытку повторили. «На вас сейчас смотрит российский танк, им все равно, журналист вы или нет. Стреляют даже по волонтерам, которые везут детей», — предостерегли военные.

В Энергодар еще два пути — через Новую Каховку, которая тоже в кольце оккупантов, и через Никополь.

Направляемся туда. Рядом с Никополем поселок Добрая Надежда. «Хорошо видели и слышали, что вчера происходило на АЭС. Страшно», — говорит местный житель, демонстрируя вид на Энергодар. В Никополь иду в местную терроборону. Они уверяют — водный путь заблокирован. «Это самоубийство. На том берегу куча российских военных. Они расстреляют. Да и у нас запрет на выход в воду», — говорит представитель терробороны. «Сейчас не добраться туда. Подождите, пока отобьем. У меня есть лодка. Я вас лично отвезу», — добавляет мужчина.

«Путин — капут!»

«Мы дали уже не один бой, разбили российского врага. Они там все горят в своих танках, валяются, гниют в полях. Они, конечно, прощупывают нашу оборону, отправляют на мясо своих людей, лезут. Но мы пытаемся отбивать наши населенные пункты», — говорит Маршал.

«Все у нас получится, мы победим. Путин — капут!» — говорят военные и уверяют, что будут держаться до последнего. «Если мы будем паниковать, то что же будет с населением? Никакой паники ни в коем случае. Только победа!»

Виктория Рощина;  опубликовано в издании hromadske


В тему: 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]