Иммунитет от COVID-19: кто-то его уже имеет? И можно ли уже снять маски?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

… Мы не можем похвастаться ни качественной медициной, ни хорошим доступом к ней пожилых людей. И это, как ни парадоксально, могло даже «улучшить» нам статистику: много наших дедушек и бабушек просто не дожило до пандемии. Когда речь заходит о коронавирусе, вопросов все еще больше, чем ответов.

Об иммунитете от COVID-19 начали говорить рано, еще в марте, когда весь мир пошел на карантин, а Швеция продолжила работать как обычно. Дети ходили в школы и садики, рестораны не закрывались, а маски правительство рекомендовало не носить - только соблюдать дистанцию.

Такая стратегия, разработанная главным шведским эпидемиологом Андерсом Тегнеллом, выглядела дальновидной: в то время как экономика других стран стремительно шла вниз, а их жители прятались от заболевания в своих домах, Швеция училась жить рядом с COVID-19, который у многих людей проходит без симптомов или в легкой форме, и вряд полностью исчезнет даже после самых жестких ограничений.

Шведы естественным путем хотели развить к этому вирусу коллективный иммунитет. Надеялись, что 40% населения, по крайней мере, Стокгольма переболеет и станет невосприимчивым к COVID-19. Но в конце мая таких оказалось лишь 15%.

На эту тему: Коронавірус COVID-19: куди звертатись і що робити - інструктаж МОЗ (ВІДЕО)

Эксперимент обошелся десятимиллионной стране дорого: количество летальных случаев достигло отметки в более 5000 смертей, что в разы больше, чем у соседей. Например, пятимиллионных Норвегии и Финляндии, где смертей 264 и 334 соответственно. Пребывая в ужасе, эти страны до сих пор не открывают для шведов свои границы, хотя для большинства европейцев ограничений нет. Не оправдались ожидания шведов и по экономике: на фоне мирового кризиса во втором квартале ВВП страны все равно сократился на 8,6%.

Так сработала ли шведская стратегия? Вряд ли.

Вопрос цены и времени

Семен Есилевский, научный сотрудник Института физики НАН Украины и стипендиат Марии Кюри в Университете Франш-Конте, убежден: идея с коллективным иммунитетом себя не оправдала.

«Когда прошла первая волна заболеваемости, - объясняет ученый, - то в большинстве стран, в частности в Европе, где был высокий уровень заболеваемости, необходимого количества людей, перенесших вирус, не оказалось. Шведы думали, что таких будет 50-60%, а на практике оказалось 5-10%».

Больше всего пока зафиксировано в агломерации Нью-Йорка - там переболело 23,2% населения, свидетельствуют приблизительные подсчеты американских Центров контроля и профилактики заболеваний. То есть получается, что сегодня пациентов для выработки коллективного иммунитета просто не хватает. Но когда их станет в разы больше, то и смертей станет больше - такой вывод напрашивается.

Журналисты Washington Post даже провели расчеты для своей страны: если бы США взяли себе за цель достичь коллективного иммунитета и позволили заразиться, по крайней мере, 40%, а лучше и всем 60-80% (ученые считают более надежными именно эти показатели) своего 328-миллионного населения, то количество случаев заболевания возросло бы до 131-262 миллионов человек. А похоронить бы пришлось от 1,97 млн до 3,94 млн.

Итак, в Швеции сознательно решили двигаться к коллективному иммунитету, несмотря на страшные перспективы?

«Не думаю, что шведы настолько жестокие,- отвечает генетик Виктор Досенко, профессор и заведующий отделом общей и молекулярной патофизиологии Института физиологии имени Богомольца НАН Украины. - В Швеции действительно в 9 раз выше смертность, чем в целом по миру. Но вместе с тем меньше, чем в Испании, Италии и еще ряде стран, где вводили жесткий карантин».

Ученый объясняет: уровень смертности зависит от совокупности факторов, определяющим из которых является количество пожилых людей. В Швеции таких более 20%. Кроме того, они длительное время живут со своими хроническими заболеваниями. Высококачественная шведская медицина помогает при этом чувствовать себя нормально, но когда приходит сильный вирус типа SARS-CoV-2 - старые и ослабленные организмы не могут устоять. «Поэтому если процент пожилых людей больше, то у этой страны будет больше смертность - что бы она ни делала», - заключает господин Досенко.

Иными словами, чтобы предусмотреть потенциальное количество смертей от COVID-19, одного умения считать мало. Для Украины, говорит ученый, формула Washington Post точно не подошла: мы не можем похвастаться ни качественной медициной, ни хорошим доступом к ней пожилых людей. И это, как ни парадоксально, могло даже «улучшить» нам статистику: много наших дедушек и бабушек просто не дожило до пандемии.

В Швеции же свои ошибки учли, и уже долгое время изучают, как вирус мог попасть в их приюты для пожилых людей. Возможно, там не досмотрели за персоналом или посетителями, а возможно, была другая причина. Ведь изначально тамошние ученые исходили из положительных расчетов. А именно - базового репродуктивного индекса - количества лиц, которые могут заразиться вирусом от одного больного в течение инфекционного периода (при условии, что мы никак не сдерживаем распространение болезни, например в Швеции).

«Для кори, например, такой индекс составляет 12-18: именно такое количество людей заразится от одного больного в природныхусловиях,- рассказывает Федор Лапий, доцент кафедры детских инфекционных болезней и детской иммунологии НМАПО имени П. Шупика. - А у SARS-CoV-2 этот индекс оценивался в 1,5-2». На эту тему: Что нужно знать об иммунитете к коронавирусу

Принято считать, что вирус прекращает свою циркуляцию, когда индекс снижается до значения меньше единицы. И именно эта цифра подсказывает, сколько людей должны переболеть для выработки коллективного иммунитета. В случае с корью речь идет о 95% населения (именно столько должно вакцинироваться), а при COVID-19 этот показатель достигает 60-70%, и вакцины пока нет. И выработать коллективный иммунитет естественным путем при такой низкой распространенности - непросто, заключает ученый.

Но этого могут достичь островные государства, где люди в идеале законопослушны и достаточно изолированно проживают друг от друга. И кое-что из этого, говорит Лапий, можно найти в Швеции, где более 50% домохозяйств ведет один человек, города не имеют густонаселенных районов, люди ответственные, прислушиваются к правительству и не столь компанейские, как итальянцы. Поэтому у шведов есть шансы.

«Коллективного иммунитета возможно достичь. Но здесь весит вопрос времени и цены,- говорит Лапий. - Умные люди сознательно не хотят переболеть инфекцией, чтобы стать важным звеном в получении коллективного иммунитета».

Антитела или Т-лимфоциты?

На самом деле, к коллективному иммунитету шведы могут быть ближе, чем кажется. Ведь вопрос в том, как определяют количество людей, которые уже переболели вирусом.

Сегодня для этого проводят анализ на выявление в крови добровольцев (что болели с симптомами или без) антител - белковых соединений, которые производит наша иммунная система в ответ на заражение вирусом. Их функция - «хватать» в организме вирусы, которые еще не успели слиться с клетками. Если мы такого вируса раньше не знали, иммунной системе понадобится некоторое время, чтобы выработать на борьбу с ним соответствующие антитела - до 10 дней, как считается в случае с COVID-19. И после того, как человек переболел, эти антитела еще некоторое время остаются в нем. Как долго - вопрос, еще до конца не исследованный.

Более того, исследования минимум в Германии и Китае доказывают: у многих людей, переболевших COVID-19 еще несколько месяцев назад, антител уже нет. Зато в них хранятся Т-лимфоциты - клетки, которые уничтожают вирусы, уже слились со здоровыми клетками. Недавно это подтвердилось в исследовании Каролинского института в Стокгольме, хотя Виктор Досенко и не понимает, в чем "новизна" таких находок.

«Я удивляюсь такому всемирному перекосу: при чем здесь антитела, о чем вы вообще говорите? SARS-CoV-2 - это внутриклеточный паразит, попадающий внутрь наших легочных, кишечных и других клеток, где живет и размножается. Антитела внутрь клеток попасть не могут, а потому освободить от вирусной инфекции - тоже», - говорит Досенко.

Ученый объясняет: антитела могут вообще не появиться. Именно Т-лимфоциты обнаруживают и уничтожают инфицированную вирусом клетку, после чего остатки этой клетки вместе с вирусами поглощают еще одни клетки, так называемые макрофаги. В процессе переваривания частицы белков вируса на время могут показаться в организме - и только тогда в ответ на них вырабатываются антитела, что является побочным процессом.

«Без клеточного иммунитета мы беззащитны к любой вирусной инфекции, а если нет антител, это еще ни о чем не говорит, - говорит господин Досенко. - Единственное объяснение, почему исследуют именно антитела - в простоте и дешевизне определения их в крови».

Действительно, анализы на антитела показывают моментальный результат. Зато определить наличие у человека Т-лимфоцитов - сложно, долго и дорого. В Украине, по словам господина Досенко, подобных лабораторий вообще нет, не везде они есть и за рубежом.

В США точно есть, и зная о том, что Т-лимфоциты точно остаются в организме переболевшего человека, американские ученые провели интересное исследование. Рассмотрев образцы крови, взятые у людей в 2015-2018 годах, они выяснили: от 40 до 60% испытуемых уже имели Т-лимфоциты, способные защитить от COVID-19, о котором тогда еще никто не слышал. Эти результаты также подтвердились в Германии, Нидерландах и Сингапуре.

Как это могло произойти? Дело в том, что у нынешнего коронавируса были предшественники. Наиболее мощные - SARS (тяжелый острый респираторный синдром) и MERS (ближневосточный респираторный синдром). Другие же, немного слабее в действии, часто вызывают у нас сезонную простуду.

Все они попадают в организм так же: прикрепляются, а затем и проникают в здоровые клетки человека с помощью поверхностного белка. Его структура подобна для всех коронавирусов, но некоторые участки одинаковые, или «консервативные», как говорит Семен Есилевский, а другие - переменные. Так или иначе человеческому организму знаком этот поверхностный белок, и он развивает иммунитет к его или консервативной, или переменной составляющей - тут уж как повезет.

«То есть если человек переболел обычной простудой, которая часто вызывается коронавирусом, у него может быть защита того консервативного участка белка, которые присутствует и у нынешнего SARS CoV-2, который в определенной степени будет защищать этого человека от этого пандемического вируса», - объясняет Есилевский.

Речь идет именно о Т-лимфоцитах, определенная часть которых отправляется воевать с зараженными клетками, а другая, по словам господина Досенко - «засыпает», сохраняя информацию о новом вирусе. И если последний попадет в организм в следующий раз, то эти «злопамятные» клетки тут же его атакуют.

Более того, организм «помнит» белковые вирусные частицы не только на уровне Т-лимфоцитов, но и способен еще несколько лет хранить к ним антитела. Именно это, между прочим, удалось доказать украинским ученым под руководством профессора Ростислава Билого. Согласно их исследованиям, коронавирусы могут вызвать так называемый перекрестный гуморальный иммунитет.

И даже Виктор Досенко, который скептически относится к акценту на антителах, частично соглашается: «Да, наличие антител вполне может быть косвенным доказательством того, что присутствуют и специфические лимфоциты. Но это как видеть капли крови и думать, что на том месте кого-то убили или кто-то порезался. Но не факт - это может быть кровь курицы, рыбы или просто красные пятна».

И все же последнее слово за вакциной

С иммунитетом ничего нельзя сказать наверняка. Известно, что дети переносят COVID-19 легче, пожилые люди - труднее, но у 30-40-летних, даже без сопутствующих заболеваний - тоже могут возникать проблемы.

«У некоторых людей может быть нарушение регуляции иммунного ответа: [клетки] взялись бороться с возбудителем SARS-CoV-2, но вместе с тем повредили ткани органов, что и обусловливает тяжесть заболевания. Подобно пословице, когда взялись за молитву, и лоб разбили», - говорит Федор Лапий. По его словам, сейчас ученые разных стран исследуют, при каких нарушениях иммунной системы и возникают тяжелые случаи заболевания.

Но вместе с тем, особенно в случаях легких или средней тяжести, сейчас существует недостаточно данных, чтобы утверждать, что иммунитет образуется всегда. Известны заболевания, когда иммунной реакции нет. «Например, в случае с вирусом папилломы человека, который может вызвать рак шейки матки. Иммунная система 50% женщин при встрече с этим вирусом, не распознает его,- говорит Лапий. - А потому повторное заражение им вполне возможно».

На эту тему: Против коронавируса придумывают двойное оружие

То же, уверяет ученый, может касаться и COVID-19 (единичные повторные случаи заболевания уже случаются), хотя данных для выводов недостаточно. Но даже если окажется хуже, и встреча с этим вирусом в естественных условиях не обеспечивает длительной защиты, исправить ситуацию может вакцина. В конце концов, в случае с папилломою так и получилось.

А что остается делать, пока вакцины не существует, а идея с коллективным иммунитетом слишком неопределенная? Похоже, что продолжать держать дистанцию, а также носить маски. Как говорит популяризатор науки Семен Есилевский, научных доказательств вреда от ношения маски точно нет.

Фото: Getty Images, nas.gov.ua, sntumsa.pl.ua, Facebook

Илона Громлюк,  опубликовано в издании  Детектор медіа


В тему:

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Новини

20:00
У неділю в Україні дощитиме лише на сході та заході, вдень тепло
18:04
Зауранія: чому росія лізе в Нігер
16:04
Бутусов: Про генералів, "паперові війни", "мистецтво доповіді" та сучасну війну: чому Сирський і Содоль потрапили під критику
14:11
Інформаційні ресурси упц (мп) поширюють тези російської пропаганди про «нелегітимність» Президента України, це свідома антиукраїнська діяльність
12:56
Залишення позицій під Харковом: проти командування 125 бригади відкрили справу
10:00
Мінкульт нарешті перевірить стан Почаївської лаври, якою користується московський патріархат
08:06
Втрати росії на фронті перевалили за півмільйона осіб
20:00
На вихідні в Україні переважно сухо, вдень +17-26°С
18:08
Влада дає рпц в Україні місяць часу на звільнення Нижньої лаври, далі застосують силу, - Карандєєв
17:13
До суду передали справу генерала Володимира Тоцького, ексзаступника голови СБУ часів Януковича

Підписка на канал

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]