К чему может привести торговая война между Киевом и Минском

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Попытки Минска и далее вводить ограничения на поставку товаров в Украину можно сдерживать угрозой украинских санкций на значительно больший перечень чувствительных белорусских готовых промышленных товаров.

 

Такая же санкционная реакция Киева может быть и на попытки Беларуси идти по пути ограничений на любые свои сырьевые товары, которые являются критическим импортом для производства в Украине. Это может быть и полная транспортная блокада Беларуси, пишет издание "Тиждень".

Отношения Киева с Минском на протяжении последнего десятилетия резко диссонировали со все более выразительным геополитическим разломом, который в это время очерчивался в нашем регионе. Это проявлялось в длительных внешне хороших отношениях между Украиной, которая интегрировалась на Запад и с 2014 года сдерживала российскую агрессию, и Беларусью, которая, несмотря на все конфликты, постоянно оставалась близким союзником России и «последней диктатурой Европы» для Запада.

РБ в 2011 году вошла в Таможенный, а в 2015-м и Евразийский экономический союз с РФ, взамен Украина в 2014-м заключила Соглашение об ассоциации с ЕС, а в начале 2016 года полноценно запустила зону свободной торговли с Евросоюзом. Но хотя Кремль в ответ на отказ Киева интегрироваться в Таможенный союз еще в 2013 году начал против нашей страны торговую войну, Беларусь не только воздерживалась от участия в ней, но и пыталась выполнять роль некоего посредника между двумя государствами.

На эту тему: Историк Сергей Плохий: Ценности России заканчиваются где-то на Хуторе-Михайловском

Все это время Украина оставалась крупнейшим после России рынком сбыта белорусских товаров. К тому же, на фоне уменьшения всего экспорта из Беларуси с 2014-го до 2019 года с $36,08 млрд до $32,96 млрд, продажи в Украине наоборот, выросли с $4,06 млрд до $4,14 млрд, а доля нашего рынка соответственно с 11,2% до 12,6%. Это особенно показательно на фоне того, что в РФ, с которой Минск находится в экономическом союзе, поставки белорусских товаров за это время уменьшились с $15,18 млрд до $13,69 млрд. Уменьшение экспорта из РБ наблюдалось и на рынках крупнейших европейских потребителей ее товаров . Например, ос 2014-го до 2019 года в Великобритании он уменьшился с $2,93 млрд до $2,31 млрд, в Германию - с $1,65 млрд до $1,31 млрд, в Нидерланды - с $1,71 млрд до $0,8 млрд.

Однако такое положение дел по разным причинам не могло продолжаться долго. Россию все больше раздражали игры Лукашенко в экономическую многовекторность, которые мешали окончательному поглощению белорусской экономики. На Западе распространялись идеи о вызревании в Беларуси условий для демократической и прозападной трансформации, которую попытались провести во время прошлогодних выборов. А отчаянные поиски Лукашенко опоры в этих условиях в Москве не могли не использовать для укрепления своих позиций и усиления присутствия в РБ.

В то же время в Украине все это время росло недовольство отечественного бизнеса по причине неравных условий конкуренции с белорусскими производителями и масштабной диспропорции двусторонней торговли. Ведь в последнее время импорт из РБ почти втрое превышал объемы экспорта украинских товаров туда. Это вызвало точечные, но все большие ограничения на белорусскую продукцию путем введения специальных пошлин, которые медленно распространялись на чувствительные для наших соседей группы товаров. При таких условиях нужен был только спусковой крючок, который мог бы перевести все эти факторы в открытое противостояние.

Попытки лишить Лукашенко власти во время выборов 2020 года и его резкая и недвусмысленная реакция, которая продемонстрировала, что он не собирается идти на это ни при каких условиях, привели к срыванию масок. Не только конфронтация официального Минска с Западом, но и до тех пор кажущееся конструктивное сотрудничество с украинскими лидерами завершилась публичными взаимными атаками. В то же время Лукашенко начал активно дрейфовать в российскую сторону и прогнозируемо поставил сохранение собственной власти и возможность передать ее по наследству выше угрозы роста зависимости от РФ и риска поглощения ею. На таком фоне нынешнее обострение и переход на новый уровень конфронтации были только вопросами времени. А принудительная посадка лайнера ирландской компании - одним из многих возможных поводов. Не было бы этого, через некоторое время появился бы другой.

Casus belli

После того как 23 мая 2021 года белорусская сторона, чтобы захватить двух оппозиционных активистов, принудительно посадила самолет ирландской авиакомпании Ryanair, пролетавший над страной транзитом, Украина присоединилась к авиационным санкциям стран ЕС и НАТО против Минска. 24 мая секретарь СНБО заявил о полном прекращении авиасообщения с Белоруссией. А уже 28 мая заместитель министра экономики и торговый представитель Украины Тарас Качка сообщил, что РБ ввела на шесть месяцев режим индивидуального лицензирования ряда товаров от украинских производителей (см. «Пробный удар»).

В частности, постановлением белорусского правительства от 26 мая № 292 соответствующие ограничения были распространены на кондитерские изделия, шоколад, соки, пиво, плиты ДСП и ДВП, обои, туалетную бумагу и упаковку, кирпич, керамическую плитку, стеклянные ампулы, сельхозтехнику для посева, радиаторы отопления, стиральные машины и мебель. Почти одновременно появилась информация о том, что с июня будет резко ограничены объемы поставок белорусских нефтепродуктов в Украину, что может спровоцировать, по крайней мере, временный дефицит отдельных их видов на украинском рынке. Формальным объяснением на этот раз стало то, что белорусские предприятия вроде якобы пошли на ремонт. Хотя такие шаги обычно согласовывают заранее.

Министр иностранных дел Беларуси Уладзимир Макей в интервью российскому «Коммерсанту» не стал скрывать, что речь идет о целенаправленных действиях Минска, которые имеют не только торгово-экономическое, но и политическое и даже геополитическое основание. В частности, он пожаловался, что Украина, «желая понравиться своим покровителям», приняла решение поставить отношения с Беларусью на паузу и начала ограничивать поставки ее продукции.

 

«В неофициальных разговорах наши коллеги откровенно признают, что многое, в том числе и в отношении Беларуси, происходит по указанию извне ... Поэтому не хотелось бы превратиться в некое лимитрофное государство, заглядывать кому-то в рот ... Мы будем принимать адекватные меры ровно на ту сумму, которую потеряли. Речь идет об ограничении импорта ряда украинских товаров».

И хотя некоторые обозреватели предположили, что спусковым крючком могло стать решение украинской Межведомственной комиссии по международной торговле от 22 апреля 2021 года, постановившей ввести специальную пошлину (35%) на автобусы и грузовики из Беларуси в ответ на искусственные барьеры для нашего транспорта (утилизационный сбор и неравные условия участия в государственных закупках). Но это было не первое ограничение на белорусские товары со стороны Украины. В ноябре 2020 года и сама Межведомственная комиссия использовала специальную пошлину на уровне 16,1% к белорусским пруткам.

В целом в последние годы Киев ввел пошлины на белорусские лампочки, спички, газоблоки, цемент. Продолжались расследования по их применению к белорусским ДСП, фанере, теплоизоляционной продукции и другим товарам. Ведь производители из РБ имеют значительную поддержку от государства, что ставит украинских производителей в неравные условия на собственном рынке. В то же время доступ нашего бизнеса к белорусскому рынку также ограничен. Как следствие, импорт товаров из Беларуси в разные годы в 2,5-3 раза превышал отечественные поставки на их рынок. Даже несмотря на то, что значительная часть последних на самом деле через Беларусь шла на рынок РФ.

Поэтому очевидно, что катализатором для белорусских ограничений стали именно украинские санкции в авиационной сфере. Ведь уже упомянутые ограничения на белорусские товары раньше не имели такого ответа. Вероятно, в Минске понимали явную диспропорцию двусторонней торговли и потенциально большие потери именно для нее в случае торговой войны. Зато запрет на авиасообщение наложился на фактическую авиационную блокаду Беларуси со стороны стран ЕС. Глава авиакомпании Игар Чергинец достаточно эмоционально отреагировал на такую «подлость», на которой решили «заработать соседи». Тем более, что в случае присоединения Украины к ограничениям европейских стран еще и на транзитные полеты белорусской авиации, она рискует сохранить полеты только в российские аэропорты. К тому же далеко не все. Ведь только в конце апреля тот же Чергинец в интервью российскому РБК сетовал на «абсолютно непонятные» принципы доступа компании к российским аэропортам. «Непонятно, почему можно осуществлять рейсы в Ростов и нельзя в Сочи. Почему можно в Питер привезти только раз в неделю, а не два. Или почему де-факто не действует межправительственное соглашение о воздушном сообщении, хотя его действие не прекращалась. Условия просто не выполняют в одностороннем порядке».

Что дальше?

Первый заместитель министра иностранных дел Беларуси Александр Гурьянов уже заявил, что «мы готовы полностью отменить все наши решения. Мы готовы вернуть в полном объеме режим свободной торговли. Но только тогда, когда Украина пересмотрит меры, принятые в отношении продукции белорусской стороны, которые де-факто были направлены на то, чтобы просто ограничить конкуренцию со стороны производителей РБ». Однако в Украине, похоже, отступать не собираются. Уже вечером 28 мая министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил, что МИД приложит все усилия, чтобы найти украинским компаниям, пострадавшим от санкций со стороны Минска, альтернативные рынки продажи товаров. «Мы, безусловно, предполагали, что Беларусь захочет сделать что-то в ответ, и были готовы к такому сценарию ... Любая украинская компания, которая пострадает от белорусских санкций, должна сразу обратиться в МИД, и мы вместе с торговым представителем Украины приложим все усилия, чтобы найти этой компании альтернативный рынок продажи ее товаров».

Украине действительно важно проявить последовательность и суметь использовать эту ситуацию для перебалансирования торгово-экономических отношений, сложившихся с Беларусью за последние десятилетия. Ведь пользуясь возможностями собственного двойного позиционирования в условиях противостояния Украины и РФ, Беларусь длительное время получала немалую экономическую выгоду, явно диспропорциональную той, которую имел от сотрудничества Киев. РБ имела возможность поставлять в Украину широкий перечень готовой продукции в больших объемах со значительной добавленной стоимостью (см. «Уязвимый противник»). И при этом почти не импортировала или потребляла в разы меньшие объемы готовой продукции из нашей страны. Субсидируемые государством техника и другая продукция машиностроения вытесняла с внутреннего рынка украинское производство аналогичных товаров. Хотя Украина не имела сопоставимых компенсаторов на белорусском рынке. Конечным источником белорусских нефтепродуктов, которые производили в стране из российской нефти, а также импорта электроэнергии прямо или косвенно были российские энергоресурсы. Формально это позволяло камуфлировать тотальную зависимость Украины от российских поставок.

В то же время их засилье фактически блокировало развитие украинской нефтепереработки. «Укртатнафта», которая осуществляет производство нефтепродуктов на Кременчугском НПЗ, еще в декабре 2018 года обращалась с жалобой в Минэкономики относительно субсидированного импорта белорусских бензинов. Но реакции не было - вероятно, из-за конфликта тогдашней украинской власти с Игорем Коломойским, структуры которого и контролируют компанию. В ответ на информацию о прекращении поставок белорусского бензина в Украину в «Укртатнафте» вновь заявили, что способны полностью компенсировать прекращение поставок белорусского бензина на внутренний рынок и более чем вдвое нарастить внутреннюю переработку нефти.

Попытки Беларуси шантажировать Украину прекращением поставок нефтепродуктов или расширением ограничений на поставки украинских товаров бесперспективны. Ведь как уже было упомянуто, речь идет о диспропорции двусторонней торговли и трехкратном преобладании поставок белорусских товаров на встречной продажей украинских. Наша страна не только остается крупнейшим после России рынком сбыта для готовых, в частности промышленных белорусских товаров, и именно с нашим государством Беларусь имела и до сих пор имеет отчетливое положительное сальдо торговли, зато с РФ - огромный дефицит. Кроме того, совокупный объем экспорта украинских товаров, попавших под лицензирование, в годовом измерении не превышает $150 млн, он охватывает почти весь перечень той отечественной продукции, по которой мы имеем существенный профицит в двусторонней торговле (см. «Пробный удар»). Кроме них, в первой десятке украинских товаров, которые поставляли в Беларусь, остаются соя, кукуруза, жмых и металлопрокат, то есть товары, которые можно легко перенаправить на другие рынки.

В то же время даже во второй-третьей десятке по объемам экспорта наших товаров в Беларуси осталось немного видов готовой продукции, по которой мы имеем положительное сальдо в двусторонней торговле. С годовыми объемами более $5 млн это только лекарства, мясо, подшипники, трансформаторы и части оборудования для железнодорожного транспорта. Попытки Минска и далее вводить ограничения на их поставку можно сдерживать угрозой украинских санкций на значительно больший перечень чувствительных белорусских готовых промышленных товаров. Такая же санкционная реакция Киева может быть и на попытки Беларуси идти по пути ограничений на любые свои сырьевые товары, которые являются критическим импортом для производства в Украине (что не выгодно и самим белорусским производителям).

На эту тему: Беларусь: IT-страна, “эскадроны смерти” и смертная казнь

Например, это может быть полная транспортная блокада Беларуси.

В раскрутке маховика взаимных ограничений и свертывании торгово-экономических отношений на самом деле не заинтересована ни одна из сторон. Однако в ситуации, которая уже сложилась, позиция Украины в переговорах с Беларусью должна заключаться в том, что в рамках нормализации отношений двусторонняя торговля все же должна бы стать более сбалансированной. Не только с точки зрения объемов, но и товарной структуры и взаимного доступа товаров с высокой добавленной стоимостью. Так производственный сектор экономик двух стран (в частности, промышленных секторов) находится на примерно одинаковом технологическом уровне, и потому резкие диспропорции в пользу Беларуси в торговле готовой продукцией могут быть лишь следствием искусственных искажений конкурентных условий. Поэтому важно настаивать и на полном снятии препятствий в доступе на белорусский рынок готовых украинских товаров, и не отступать в вопросе защиты продукции наших производителей в тех случаях, когда очевидно субсидирование белорусских аналогов государством. 

Александр Крамар,  опубликовано в издании Тиждень


На эту тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]