«Мы ковид вылечили, идите куда хотите»

|
Версия для печатиВерсия для печати
 Фото:  AP/Evgeniy Maloletka

Почему люди с осложнениями от коронавируса умирают дома.

В начале апреля Виктория Стахова из Харькова похоронила своего 89-летнего свекра — Александра Манича. Он вместе с женой Надеждой больше двух недель лечился от COVID-19 в стационаре, а потом их выписали домой. Через несколько дней мужчина скончался, пишет Hromadske. По словам Виктории, ему было трудно дышать, и даже концентратор, который семья приобрела после выписки из больницы, не помог.

В марте в некоторых областях Украины показатель госпитализаций больных с коронавирусом доходил до максимума, и из-за загруженности больниц таких пациентов выписывали долечиваться домой под наблюдением семейных врачей. Отлаженной процедуры постковидной реабилитации в Украине до сих пор нет — соответствующий протокол Министерство здравоохранения утвердило только 20 апреля.

На эту тему: Уже пандемия. "Мы в палате дышали кислородом по очереди»

«Вышел из отделения и упал»

«Мы заболели всей семьей еще в конце февраля. У меня и сына была температура, но нам нужно было помогать родителям мужа, которые чувствовали себя значительно хуже. Через несколько дней у них начала падать сатурация до 80%. Врач, с которым я консультировалась по телефону, сказал, что это показатель для госпитализации», — рассказывает Виктория.

Через неделю лечения дома ее свекра Александра вместе с женой Надеждой госпитализировали в Чернобыльскую больницу в Харькове. По телефону супруги рассказывали Виктории, что все равно чувствуют себя плохо.

«Через неделю в больнице сказали, что у свекра показатели улучшились, и его будут выписывать. Когда я приехала за ним, он сидел возле отделения с медсестрой. Сказал, что вышел из отделения, почувствовал слабость, не мог спуститься по лестнице и упал», — рассказывает Виктория Стахова.

На следующий день дома у Александра поднялась температура до 39, а пульсоксиметр показывал 70%. Виктория вызвала «скорую» и просила забрать его в больницу. Ей ответили, что госпитализировать больного не могут, поскольку больницы переполнены.

«Я позвонила знакомому врачу, он позвонил в ту же больницу, и свекра все же приняли. Потом они с женой еще где-то две недели лежали в больнице с кислородом», — говорит Виктория.

Виктория Стахова вместе со свекром Александром

Виктория Стахова вместе со свекром Александром. Фото: предоставлено hromadske

На эту тему: Здесь Pfizer вволю. Скоро в развитых странах будет больше вакцин, чем желающих привиться

«Надо просто открывать форточку, чтобы они дышали»

Второй раз из больницы их выписывали уже вдвоем. В выписке свекра, которую Виктория предоставила hromadske, указано, что выписали его под надзор семейного врача, а в дотации кислорода он не нуждается.

«Хотя он говорил, что еще утром у него была кислородная маска, а затем ее забрали и принесли выписку. Я просила их не выписывать, но меня заверили, что показатели в норме, и дома надо просто открывать форточку, чтобы они дышали», — рассказывает Виктория.

«Никто не сказал мне, что они не могут даже сами сидеть, стоять или двигаться, настолько у них было тяжелое состояние. Мне пришлось заказывать специальный транспорт для тяжелых больных за собственные деньги», — добавляет она.

После выписки у супругов снова ухудшилось состояние. Виктория приобрела для них кислородный концентратор, еще один взяли у знакомых.

Когда у Александра сатурация упала до 70%, Виктория позвонила в «скорую». Врачи бригады сказали, что у больного дыхательная недостаточность, к которой еще добавилась сердечная. Посоветовали препараты, поддерживающие сердце.

Также Виктория позвонила в частную лабораторию, там сделали ПЦР-тест, который у обоих оказался положительным.

«Я начала колоть ему препараты, которые поддерживают сердце. Но это не нормальное медицинское обслуживание, он не может в таком состоянии находиться дома», — говорит Виктория.

Но даже с концентратором, говорит Виктория Стахова, дышать ее свекру было трудно:

«Он не мог даже ничего сказать, только кивал. Тогда я еще раз вызвала “скорую”, а пока она ехала, у него начали синеть руки. Я послушала пульс — его уже не было».

В свидетельстве о смерти написано, что человек умер из-за коронавируса.

«Не отправляем домой, если у больного пневмония»

Ирина Пирогова, главный врач Чернобыльской больницы, в которой лечили Александра и Надежду, этот конкретный случай нам не прокомментировала. Сказала, что пациентов выписывают, если они не нуждаются в дотациях кислорода, а пневмония у них вылечена. Однако на фоне болезни у них часто образуется фиброз (рубцы на легких) и дыхательная недостаточность, которая требует длительной реабилитации.

«Мы не отправляем домой, если у больного пневмония. Но если это осложнение после болезни, например фиброз, то выписываем. Лечить таких больных в переполненных ковидных отделениях, куда постоянно поступают новые пациенты, мы не имеем возможности. Ими должны заниматься постковидные отделения», — говорит врач.

Специальных постковидных больниц в Украине пока нет. Но больные с осложнениями после коронавируса могут продолжить лечиться в стационарах других, нековидных, больниц или проходить реабилитацию в санаториях.

На эту тему: Сколько людей убила пандемия в Украине в 2020 году

В Харьковском департаменте здравоохранения тоже уверяют — пациентов с недолеченным коронавирусом никто не выписывает. Заместитель директора департамента Игорь Волченко говорит, что за после выписки за больными наблюдает семейный врач. Именно он, по словам Волченко, должен давать рекомендации по реабилитации и госпитализации в другую больницу.

«У нас есть путевки в санатории для реабилитации, которые также выписывают семейные врачи. А пациента, который не может перемещаться и имеет низкие показатели (сатурации и анализов), ни один врач не выпишет из стационара. Сейчас разрабатывается программа создания реабилитационных центров. Когда пройдет напряжение с ковидом, на базе больниц, ориентированных на ковид, будут созданы реабилитационные центры», — говорит Игорь Волченко.

Дезинфекция перед входом в отделение, где расположены палаты с инфицированными коронавирусом, Харьков

Дезинфекция перед входом в отделение, где расположены палаты с инфицированными коронавирусом, Харьков. Фото: Макс Левин/hromadske

«Мы ковид вылечили, идите куда хотите»

В стандарте Минздрава по медицинской помощи при COVID-19 указано: если коронавирусное отделение заполнено более чем на 50%, то пациенты, которые более 10 дней находятся на лечении и которым необходимо оставаться в стационаре, должны быть переведены в другое отделение.

«Врачи вынуждены выписывать пациентов, потому что постоянно поступают новые. Мы можем выписать из стационара человека, у которого уже нет вируса в организме, но его не должны отправлять домой, если пациент или его родственники сами этого не хотят», — объясняет врач-анестезиолог из Одессы Иван Черненко, который тоже работает с больными коронавирусом.

По его словам, после 10-15 суток у больного вируса в организме уже нет, но может оставаться дыхательная недостаточность.

«Если у человека поражен большой процент легких, он нуждается в кислороде, терапии. Позиция: “Мы ковид вылечили, идите куда хотите” — неправильная. Но обычно таких пациентов выписывают с бумажкой, где записаны номера волонтеров, которые помогают больным и выдают концентраторы на дом», — рассказывает врач.

По его словам, пациентов с низкой сатурацией должны переводить в другое, нековидное, отделение, где есть кислород — иначе дома такой пациент умрет или получит инвалидность.

На эту тему: "Не хочу AstraZeneca". Какие вакцины предпочитают немцы

«Фактически, человек не умер от ковида, он умер от осложнений, но мог бы жить. Зачем тратить на пациента столько средств, чтобы потом убить его и сказать, что виноват семейный врач? Ведь он должен лечить пациента с сатурацией выше 94%. Если она ниже, больной должен быть в стационаре», — говорит Черненко.

Из Раздельнянской центральной районной больницы, в которой работает Иван Черненко, за все время эпидемии коронавируса выписали 2-3 пациентов, которые сами этого хотели.

«Других мы переводим в терапевтическое отделение в нашей больнице, там лечим дыхательную недостаточность. Переводим, если они согласны продолжать лечение в отделении терапии», — рассказывает Черненко.

По словам врача, заниматься переводом пациента в другое отделение или медицинское учреждение должен не врач, а администрация больницы. Врач должен только сообщить о таком пациенте.

Мужчина, больной коронавирусом, сидит на кровати в инфекционном отделении больницы в городе Яремче Ивано-Франковской области

Мужчина, больной коронавирусом, сидит на кровати в инфекционном отделении больницы в городе Яремче Ивано-Франковской области. Фото: Анастасия Власова/hromadske

«С кем договоримся, туда и положат»

После смерти Александра Виктория Стахова продолжала заниматься лечением его жены Надежды. У нее тоже были низкая сатурация, повышенная температура и низкий гемоглобин. 

Когда ПЦР-тест в конце концов показал отрицательный результат, ее госпитализировали в хирургическое отделение Харьковской областной больницы. Однако, по словам Виктории, после нескольких дней обследований ее выписали домой. Отметили, что ее случай — не их профиль, и посоветовали обратиться к семейному врачу.

«Врач сказала, что даст направление на госпитализацию, а там с кем мы договоримся, туда мать и положат. Она болеет уже два месяца. Мне страшно от того, что мы попали в такую ситуацию. Люди беззащитны перед этой системой», — говорит Виктория.

Решить проблему с подобными выписками, объясняет Иван Черненко, мог бы протокол, в котором указан маршрут пациента после лечения в ковидном стационаре.

«Пока он не появится, будут отговорки: “А почему мы должны заниматься этим пациентом?”», — говорит Иван Черненко.

Такой протокол о предоставлении реабилитационной помощи пациентам с COVID-19 в Минздраве разработали в марте 2021-го — через год после начала эпидемии в Украине. А утвердили его только 20 апреля.

Протокол предусматривает создание мультидисциплинарных реабилитационных команд, которые должны работать при отделениях интенсивной терапии, палатах или других учреждениях, где оказывают помощь больным с постковидом. Такие команды должны возглавлять врачи физической и реабилитационной медицины. Реабилитация должна начинаться в отделениях интенсивной терапии и продолжаться до того момента, когда пациента будет безопасно выписать домой.

На эту тему: Парадокс Чили: почему самая быстрая в Америке вакцинация не сбила вторую волну COVID-19

«Начнется волна судебных процессов»

«Я наблюдаю за такими ситуациями длительное время, и уверен, что когда это все пройдет (напряженная ситуация с коронавирусом, — ред.), начнется волна судебных процессов. Самое печальное, что виноват будет именно врач, и никто кроме него не понесет ответственности», — говорит Иван Черненко.

Впрочем, по словам Виктории Стаховой, для иска им надо иметь документы, которые могли бы подтвердить тяжесть состояния больного. Однако выписку о сатурации Александра или его кардиограмму врачи «скорой» им не дали, а в выписке из больницы указано, что состояние больного улучшилось.

«Кого в таком случае мы можем привлечь к ответственности, если в больнице с документами все нормально? Если даже при госпитализации пульсоксиметр “скорой” показывал, что у свекра сатурация 60%, а в выписке написано, что при его поступлении в больницу она была 90%», — говорит Виктория.

Ксюша Савоскина,  опубликовано в издании Hromadske


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]