4 аномалии в потерях российских захватчиков

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

У войны есть свои страшные правила: соотношение людских потерь в наступлении и в обороне, безвозвратных (200-е) и санитарных (300-е) потерь, соотношение раненых, вернувшихся в строй, получивших тяжелую инвалидность и не выживших в госпиталях.

Все эти показатели колеблются в зависимости от многих факторов – уровня подготовки военнослужащих, эффективности применяемого вооружения, организации системы медицинской эвакуации, своевременности и качества оказания медицинской помощи и много другого.

Потери российской армии с началом нового этапа военной агрессии россии против нашей страны, начавшегося 24 февраля, как по масштабам, так и по структуре, стали аномальными. Исходя из многих признаков, регулярно публикуемые сводки нашего Генштаба по безвозвратным потерям врага отражают лишь число убитых и умерших от ран на поле боя, да и то явно не завышенное.

Читайте також: Левобережная Киевщина: «азовцы», засады, бои с русскими орками

Первая аномалия – соотношение безвозвратных потерь наступающего врага и защитников Украины достигло показателя 7:1 – 8:1, что значительно превышает устоявшуюся статистику военных конфликтов. Обычно этот показатель является отражением качества подготовки солдат, их мотивации и боевой эффективности применяемого оружия.

Возвращение в строй ветеранов российско-украинской войны и военно-техническая помощь запада в значительной степени помогли нивелировать изъяны последних пяти лет в комплектовании войск, профессиональной подготовке контрактников и обеспечении армии вооружением, военной техникой и боеприпасами.

Фото:

Но даже все это не привело бы к таким катастрофическим для врага безвозвратным потерям, если бы не система медицинской эвакуации российской армии, кое-как работающая на спасение старших офицеров и лишь имитирующая усилия, когда речь идет о «расходном материале», навербованном или призванном на необъятных просторах россии. Значительная часть тяжело раненых умирает, не доехав до места оказания квалифицированной медицинской помощи. Их украинская статистика учесть просто не может.

Читайте також: Чого потребує українська армія для того, щоб ефективніше знищувати окупантів

К этому добавляются многочисленные подтвержденные факты оставления россиянами на поле боя своих тяжело раненых, которые умирают, не дождавшись пленения и медицинской помощи. Далеко не одиночны случаи, когда не только «кадыровцы», но и кадровые офицеры российской армии добивают своих же тяжело раненых солдат.

Эти выводы лишний раз подкрепляются второй аномалией – соотношением убитых и раненых вражеских солдат на уровне 1:1,5. Этот показатель вдвое сдвигает кровавый баланс в сторону убитых по сравнению с устоявшейся статистикой вооруженных конфликтов. И не потому, что они бились насмерть. Их просто не собирались спасать.

Фото:

Третья аномалия, а точнее российская традиция, – показатель выживаемости раненых. Он в российской армии сохранился практически на уровне второй мировой войны. От ран в мучениях умирает в четыре раза больше российских солдат, чем США теряли в Ираке. При всей несравнимости материальной базы медицины в США и Украине, мы в этой печальной статистике значительно ближе к Штатам, чем к российским реалиям.

Раненые солдаты армии агрессора поступают на территорию беларуси, россии, оккупированного Крыма и ОРДЛО.

Читайте також: Коли любителів легких «спецоперацій» очікує поразка

Ежедневно на симферопольском кладбище Абдал КАМАЗами отпевают российских солдат, умерших от ран. И таких кладбищ сотни. По информации местных жителей, крымские санатории забиты российскими военными, получившими ранения легкой и средней степени тяжести. Имитация оказания медицинской помощи и «усиленное питание» просроченными продуктами лишь ухудшают статистику выживаемости.

Еще один аномальный показатель – уровень инвалидизации раненых. Оружие, применяемое в современных войнах, ведет к большому числу травматических ампутаций и ранений с устойчивыми тяжелыми последствиями. Но речь о другом. Отсутствие квалифицированной и специализированной медицинской помощи, приближенной к полю боя, длительность транспортировки раненых и недостаточный уровень последующей медицинской помощи резко увеличивают показатели инвалидизации. Ампутированные руки-ноги заботливо сжигают в передвижных крематориях и закапывают в «братских могилах», а никому не нужные обрубки российских солдат выбрасывают на улицы российских городов. Масштабы этого явления россии еще предстоит ощутить.

В целом сложившаяся ситуация позволяет сделать вывод, что кремль не просто просчитался с блицкригом и не подтянул тылы. Они в принципе не собирались бороться за жизнь своих солдат. На это амбиции путина не распространяются.

Andriy Senchenko, опубликовано на странице автора в Фейсбук


В тему: 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]