Резня в Буче. Кто и как документирует зверства «русского мира» в Украине?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Резня в Буче

За три дня с территории освобожденной Киевской области вывезли 410 тел убитых мирных жителей, прокуроры и судмедэксперты уже осмотрели 140 из них.

В их числе жертвы со страшных снимков и видеосюжетов, облетевших весь мир. Мужчины, женщины, дети… Погибшие от осколков снарядов и пуль, выпущенных оккупантами в упор, пишет ZN.ua.

Бучу назвали второй «Сребреницей», а загадочная руzzкая душа под песни Лепса проследовала прямиком в Ад. Самый лучший день, который теперь может наступить, — наказание военных преступников. Включая отдающих приказы российских генералов, стреляющих в мирных людей солдат, поющих и врущих в поддержку кровавого режима пропагандистов и артистов.

Но для того, чтобы это произошло, нужно выполнить два условия. С одной стороны, тщательно провести внутреннее национальное расследование. С другой — обратиться на его основе в Международный уголовный суд в Гааге. Чтобы надолго сели не только непосредственные убийцы и их командиры, но и каждый коц,  захарова и симоньян, цинично называющие геноцид украинцев инсценировкой, заплатили свободой за намеренное обеление действий режима.

Читайте також: Як брехлива москва редагує історію: початок традиції брехні

«Вся освобожденная от оккупантов территория Киевщины поделена на квадраты, — сказала вчера Генпрокурор Ирина Венедиктова. — Для проведения первоочередных следственных действий на территории только Бучанского района сейчас привлечены более 50 сотрудников Нацполиции и прокуроров. В бюро судмедэкспертизы постоянно дежурят прокуроры, следователи и судебные эксперты для проведения осмотров, разрезов и сбора образцов ДНК».

Три дня в Буче комендантский час. Сегодня в шесть утра город откроют.

СБУ и полиция начали работать с воскресенья. Процессуальный надзор осуществляет прокуратура Киевской области и заместитель генпрокурора Максим Якубовский, сменивший на посту главы «департамента войны» Гюндуза Мамедова. Эксперт по международному уголовному праву, хоть и создал с нуля департамент, по нашей информации, на сегодня не имеет доступа к процессу фиксации преступлений и сбора доказательств. Однако это тема отдельного разговора о взаимодействии правоохранителей и правозащитников, которые реально могут помочь расследованию и экспертизе. И мы надеемся, что правильный формат ради Гааги буде найден и прокуратура получит и учтет материалы, которые сейчас активно собирают созданные в соцсетях группы и общественные организации.

На сегодня, по словам собеседников издания, есть две категории проблем — это инфраструктурные повреждения городов Киевщины после обстрелов, которые на виду, и преступления против мирных жителей, символом чего и стала Буча. Сам город разрушен не так сильно, как тот же Ирпень, по которому более предметно работали российская авиация и артиллерия. В Буче «работали» по людям. Однако уже найденные тела — лишь верхний слой трагедии. Следующий — квартиры и подвалы домов, где обход только начинается, а также тайные захоронения.

На первом этапе, помимо тел, которые после осмотра правоохранителей, отправляют в морги Киевской области, специалисты фиксируют места, где были совершены преступления, а также проводят первоначальный опрос свидетелей. Эксперты определяют время и причину смерти, включая наличие пуль, гильз, осколков и пр., чтобы иметь доказательную базу для обвинения. «Мы сегодня ехали в сторону Стоянки — там очень большое количество расстрелянных машин с обгоревшими людьми, которые выпрыгивали из машин, пытаясь спастись. Очевидно, что русские стреляли зажигательными пулями, в результате чего и машины, и люди загорались…», — уточняет один из полицейских. 

На трассе по дороге в Ирпень...

На трассе по дороге в Ирпень...

Все убийства сразу квалифицируются по ст.438 УКУ как нарушения законов и обычаев войны. За убийство мирных граждан предусмотрено до 15 лет лишения свободы. В связи с тем, что работников СБУ не хватает — а это их прямая подследственность, — большую часть работы выполняют именно полицейские. В каждом из девяти квадратов Бучи работают по несколько следственно-оперативных групп. Действуют и опера, и прокуроры Киевской области. Силы на данный момент, по мнению правоохранителей, оптимальные для того, чтобы сохранить и обработать информацию, ничего не упустив. «Колонны следователей по Буче точно ходить не будут, — уточняет наш собеседник из генпрокуратуры. — Правоохранители реагируют на сообщения местных жителей, спасателей и всех, кто находится на месте»,

Однако по мере выявления новых фактов преступлений число оперативных групп может вырасти, впереди поквартирный обход. Помимо вопросов в отношении конкретных преступлений правоохранители интересуются любыми фактами, связанными с действиями оккупантов на территории городов, бывших под оккупацией. «Сегодня, к примеру, мы опрашивали человека и он сказал, что его заставляли закапывать людей. Пообещал показать, где они», — рассказывает наш собеседник из прокуратуры Киевской области. Есть свидетельство о захоронении беременной женщины, которое, однако, еще не подтверждено.

Читайте також: Ціна, яку платять росіяни за війну, котру розпочала їхня країна, не достатня

Что касается заявления мэра Бучи Анатолия Федорука о существовании братской могилы, где оккупанты закопали более 300 горожан, то по нашей информации, она тоже еще не найдена. Показанная же на шокировавшем всю страну видео, где захоронение производили наши медики и коммунальщики, — не идентифицирована. «Там могут быть люди, как погибшие от рук оккупантов, так и в результате естественных причин: инфарктов, инсультов и пр., произошедших на фоне военных действий, — уточняет собеседник. — Более того, не будем забывать, что идет война и стороны обстреливают позиции друг друга». 

Последняя дорога...

Последняя дорога... Getty Images

 

В этой связи ввиду сложности и беспрецедентности темы правоохранители просят журналистов не давать информацию со слов, а публиковать только подтвержденные фактами свидетельства очевидцев. «Я на самом деле сейчас скажу непопулярную вещь, — уточняет собеседник. — Мы должны скрупулезно доказать каждое преступление и только потом проводить параллели со Сребреницей, где погибло восемь тысяч человек».

Буча, действительно, по количеству убитых мирных граждан может оказаться меньше. И дай Бог, чтобы так и было, потому что ни один адекватный человек, ради всеми подхваченного образа, не будет расстраиваться, что число погибших в Буче не дотянет до восьми тысяч. Но это, однако, не исключает правомочности обвинений России в геноциде украинцев. Потому что есть другие города и поселки Киевщины, густонаселенные Мариуполь, Чернигов, Харьков, Николаев… масштаб преступлений в которых, может превзойти все наши самые страшные ожидания. О чем буквально вчера заявил в своем очередном видео из Ада заместитель командира «Азова».

С сегодняшнего дня по всем пабликам, группам и сетям будут распространяться контакты прокуроров, занимающихся расследованием. Номер полиции и так все знают. Правоохранители готовы принимать любую информацию. В Буче сейчас каждый местный житель может подойти к полицейскому и поделиться сведениями. Городскую прокуратуру вчера пытались открыть, но она пока заминирована.

Читайте також: Операция «Русская хромосома». Что делать с россией после

Проблем на самом деле много. С теми же стоянками: куда забирать все расстрелянные машины (вещественные доказательства)? Много брошенных автомобилей, рядом с которыми людей нет. Это еще одна задача — выяснить, чей автомобиль и что случилось с владельцем. Лесопосадки, куда люди могли убегать от обстрелов, заминированы. В этой связи правоохранители также ожидают большой поток обращений о пропавших без вести. После ухода россиян, к сожалению, участились случаи мародерства со стороны местных жителей. Фиксация и предотвращение этих фактов — тоже приоритет.

«Но главное сейчас терпение и доверие к правоохранителям, — продолжает наш собеседник. — Судмедэксперт не может в день сделать двадцать вскрытий — с ума сойдет. Опер не может оттоптать тридцать километров. Возможные свидетели не будут терпеть, если мы начнем стучать к ним в двери по ночам. Нам нужно дать возможность профессионально провести расследование. Мы в любом случае не успеем ни за журналистами, ни за телевидением. У вас один сюжет на десять минут, а у нас следственных действий по нему на несколько недель. Мы собираем документы и процессуальные вещи. Мы не собираем эмоции». 

И больше никогда не вернуться домой...

И больше никогда не вернуться домой... Getty Images

 

Что касается Бучи, то основная проблема в том, что оттуда почти нет пленных. О причинах все говорят по-разному. Начиная от того, что «русские как зашли сюда тихо, так и вышли — основные бои разворачивались в Ирпене» и, заканчивая «после увиденных зверств, живыми орков из Бучи никто не выпускал».

Правоохранители, безусловно, надеются на видеоматериалы, на камеры частного сектора, и на то, что в Буче на тот момент еще был свет. Вдруг так удастся кого-то идентифицировать. И потом кто-то узнает это лицо в России и сообщит об этом, на основании чего наши правоохранители смогут подать их в международный розыск. А потом и арестовать где-нибудь по прибытию на зарубежный курорт.

Второй момент, на который надеются правоохранители, так называемый «воздух» — записи телефонных разговоров, где могут прозвучать признания в убийствах. Как мы сейчас слышим эти дикие рассказы «спасителей» своим женам и матерям о мародерстве в наших домах. Тогда тоже можно приблизительно понять, кто это мог быть. Тем более что названия и номера дислокации частей и их командиров у спецслужб есть. Но это с технической точки зрения — очень непросто.

«Хотя, мы будем стараться, — продолжает прокурор. — Сейчас в Сумах по убийству семьи нам удалось идентифицировать преступника и даже взять его в плен. Это очень профессионально, интересно, важно, но очень трудно».

В отношении разрушений инфраструктуры и жилых домов такая работа тоже будет вестись: осмотр домов, изъятие остатков снарядов и бомб, экспертизы и пр. Но привлечены к ответственности, скорее всего, могут быть только взятые в плен летчики, в отношении которых мы можем небезосновательно предположить, что они бомбили инфраструктуру. Артиллеристов и прочих привлечь сложнее.

 Читайте також: Энн Эпплбаум: Украина должна победить

Противотанковые мины на мосту в Буче. Фото: Rodrigo Abd / AP / Scanpix / LETA

Противотанковые мины на мосту в Буче. Фото: Rodrigo Abd / AP / Scanpix / LETA

Что касается международного суда, то в этом случае фамилии рядовых сержантов-исполнителей — не ключевое. По всем международным нормам, если убийства носят массовый характер, основная ответственность лежит на верховном главнокомандующем — президенте и самых высоких армейских чинах.

Президент Владимир Зеленский вчера сделал ряд важных заявлений в связи с фактами, вскрывшимися в Буче, а также рассказал о создании специального механизма для расследования военных преступлений и преступлений против человечности с участием международных экспертов. Здесь важно напомнить, что для реализации такого механизма, а также создания реальных предпосылок для международного осуждения политической и пропагандисткой верхушки России, Владимиру Зеленского стоит в оперативном порядке подписать закон о ратификации Украиной Римского статута.

«Я слышала эту цитату Зеленского, — комментирует ситуацию глава инициативы Евромайдан SOS» и Центра гражданских свобод Александра Матвийчук. — Речь о совместной работе национальных и международных специалистов — следователей, прокуроров и судей. Скорее всего, президент имеет в виду идею создания международного гибридного трибунала, которая уже была презентована МИДом. В чем суть? Если мы говорим о международном криминальном суде, то он расследует преступления по Римскому статуту. Но по своей политике он действительно акцентирует основное внимание только на «большой рыбе». И он явно не сможет охватить все тысячи военных преступлений и установить тысячи исполнителей, которые своими руками совершали эти преступления. Более того, Международный уголовный суд сейчас не имеет юрисдикции по преступлениям агрессии. С чем мы на самом деле столкнулись вследствие вторжения России в Украину.

Поэтому создание международного гибридного трибунала было бы дополнительным механизмом для привлечения к ответственности виновных. В его рамках можно было бы объединить работу национальных и международных специалистов. Он бы объединял как расследования, так и суд, взяв на себя функцию расследования всех уголовных преступлений.

Конечно, в этом случае как раз еще более актуальным становится вопрос подписания президентом законопроекта №2689 о военных преступниках для того, чтобы гармонизировать национальное законодательство и установить в нем ответственность за военные преступления и преступления против человечности. Потому что то, что мы видели в Буче, Гостомеле, Ирпене, Макарове, Мотыжине и других городах и поселках Киевщины, можно квалифицировать как военные преступления и преступления против человечности. Тем более если мы хотим сделать акцент на системном характере этих преступлений», — заключила правозащитница.

Читайте также: И про «русских детей которых послали на войну хохлов убивать»…

Семья...

Семья...

 

В чем плюс международного гибридного трибунала?

Прежде всего в гибкости моделирования, что позволяет учитывать особенности национальной правовой системы, избежав угроз, обусловленных незнанием украинского контекста. Это всегда имеет позитивное влияние на развитие состоятельности национальной судебной системы. Важен, по мнению правозащитницы, и демонстративный эффект: это не виртуальный суд в Гааге, а живой процесс, который проходит внутри страны и который может видеть общество и жертвы преступлений. А это — легитимность в глазах общества, что важно в ситуации низкого доверия к правоохранительной системе Украины.

… Я старалась. Факты, без лишних эмоций. Но внутри медленно и спокойно все вытесняет ненависть. Что делать с этой ненавистью? Как регулировать уровень наполнения и градус возгорания? Чем сгребать ее внутри себя и куда складывать, чтобы не превратиться в нечто похожее на них? Чтобы, в итоге, выйти из этой войны собой.

Инна Ведерникова, опубликовано в издании ZN.UA


В тему: 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Підписка на канал

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]