Сила забитых животных

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Причисление мяса к канцерогенам вызвало большой переполох: «зеленые» ликуют, мясники протестуют, диетологи сохраняют спокойствие. Так или иначе, но плотоядность укоренилась в нашей культуре.

На фото: Вяленые мясные деликатесы и другие прошедшие обработку мясные продукты могут, по мнению ВОЗ, вызвать рак кишечника. Фото: ROPI/ZUMAPRESS.com/ТАСС

В Германии на вокзалах в дополнение к зонам для курения надо открыть специальные места для поедания сосисок — так местные сатирики отреагировали на новость о решении ВОЗ поставить мясо и мясопродукты в один ряд с табаком и облучением радиацией.

В тему: Колбасы и сосиски отнесли к канцерогенам 1-й группы, — ВОЗ

Эксперты же полагают, что оно вряд ли заметно скажется на потреблении мяса в стране и в мире в целом. В среднем каждый немец съедает в год около 60 кг мяса и мясопродуктов, и все прошлые подобные скандалы, начиная с коровьего бешенства и заканчивая протухшим мясом, на объемы мясной торговли почти никак не влияли.

Борцы за права животных из организации PETA («Люди за этичное обращение с животными») ликовали. «Можем предложить каждому, кто готов сказать «нет» раку и целому ряду других проблем со здоровьем, бесплатный пакет для начинающего вегана», – заявили активисты. Зато один гамбургский мясник на страницах газеты Bild дал волю негодованию: «С моим мясом вы получаете не рак, а исключительно гормоны счастья».

Социальные сети наводнили посты о том, как связаны пристрастие к мясу и онкозаболеваемость. По страничкам Facebook курсировали фотоколлажи с сосисками, выглядывающими из сигаретных пачек. Сатирики предложили выделить на вокзалах зоны для поедания сосисок – в дополнение к зонам для курения. Виновниками этого переполоха стали 22 эксперта из 10 стран, которые поставили потребление мяса в один ряд с курением и облучением радиацией.

Пищевая промышленность негодовала. «ВОЗ – это не мировой гастрономический полицейский, который вправе советовать, как нам питаться», – заявил Кристоф Минхофф из неизменно агрессивного лоббистского «Союза продуктового права и нутрициологии». Дескать, всякий, кто при отсутствии конкретных научных доказательств дискриминирует отдельные продукты питания, дезориентирует потребителя: «Мы требуем, чтобы правительство Германии внесло ясность в основные цели деятельности ВОЗ».

И только диетологи демонстративно сохраняют спокойствие. «О наличии взаимосвязи между потреблением мяса и раком известно давно, – говорит Хайнер Беинг из Немецкого института диетологии в Потсдаме. – Но с точки зрения практической релевантности это не та информация, которая должна заставить людей забыть дорогу к ларькам с сосисками».

Как именно колбаса и красное мясо могут провоцировать рак кишечника, науке пока досконально неизвестно. Похоже, сомнений не вызывает следующее: при жарке на сковороде и на гриле в мясе образуются канцерогенные вещества. Кроме того, присутствующий в больших количествах в красном мясе (но не в белом мясе птицы) железосодержащий компонент крови (гемоглобин), по всей видимости, может способствовать образованию канцерогенных веществ в кишечнике. Но, возможно, в процессе задействованы и другие факторы. Так, немецкий лауреат Нобелевской премии и бывший руководитель Немецкого центра исследований рака Харальд цур Хаузен полагает, что важную роль в возникновении рака играют встречающиеся в говядине возбудители инфекций.

Поэтому специалисты в области здравоохранения уже давно рекомендуют ограничивать в разумных пределах потребление мяса. Немецкое общество питания советует потреблять не больше 300–600 г мяса и колбасных изделий в неделю, при этом отдавая предпочтение белому мясу, например, мясу птицы. Если человек при этом еще и не курит, много двигается и умеренно употребляет спиртное, то, очевидно, он действительно имеет шанс наслаждаться этим миром дольше других. «Здоровый образ жизни позволяет в среднем добавить себе больше 10 лет жизни», – радуется ученый-диетолог Бёинг.

Но, несмотря на все увещевания, человечество едва ли откажется от потребления мяса – слишком уж глубоко плотоядность укоренилась в нашей культуре. В среднем каждый немец съедает около 60 кг мяса и мясопродуктов в год (см. диаграмму). Все продовольственные скандалы прошлого, начиная с коровьего бешенства и заканчивая протухшим мясом, разве что на время приводили к сокращению потребления мясных продуктов.

Культуролог Мануэль Труммер из Регенсбурга задался вопросом, как изменилось значение мясной пищи со времен Средневековья. «Мясо веками служило символом статуса, пищей богатых, атрибутом праздничного стола», – говорит он. В Германии мясо стало общедоступным только в 50‑е годы XX века, «и тогда-то люди набросились на этот продукт». Его высокая культурная ценность сохранилась даже тогда, когда с ростом благосостояния мясо превратилось в массовый товар – наперекор всем моделям питания и предупреждениям о рисках для здоровья. «В еде мы очень консервативны, – говорит Труммер. – Вкусовые предпочтения мало зависят от моды, они формируются с детства под воздействием воспитания и культурных традиций». Даже в современном секулярном обществе потребление мяса сохраняет квазирелигиозную роль, отмечает Труммер: «Без жаркого на Рождество, без доброго куска мяса на Пасху многие люди не мыслят праздника в кругу семьи».

С этим согласен и исследователь пищевых трендов Штефан Грюневальд. «Мы едим мясо, потому что хотим получить своего рода архаическую энергетическую подпитку», – говорит психолог из кёльнского Райнгольд-института. Конечно, отношение к мясу отчасти противоречиво, поскольку большинство потребителей очень хорошо осведомлены об аспектах убоя и массового содержания животных. «И тем не менее мы надеемся, что сила убитых животных перейдет к нам».

Успех таких журналов, как Beef!, а также оборудования для гриля класса люкс, которое устанавливается в загородном доме прямо на террасе, свидетельствует, по убеждению Труммера, что мясоедство для многих мужчин является чуть ли не элементом самоидентификации: «Мясо на огне – это еще и символ мужественности, в этом есть что-то ностальгическое». Некоторые ученые и вовсе считают потребление приготовленного мяса одним из тех культурных достижений, которые сделали человека человеком. «Есть мясо иначе, чем животные, – это попытка сделать мир культуры отличным от мира природы», – пишет берлинский социолог Клаус Эдлер.

Для многих людей потребление мяса имеет большое значение не только в культурном, но и в психологическом плане. Труммер напоминает: «Питание всегда связано с наслаждением. Ведь мы едим шоколад, хотя он и не всегда нам полезен, просто потому, что он дарит нам хорошее самочувствие».

Вероника Хаккенброх, Юлия Кох, Сузанне Аманн; опубликовано в издании Профиль


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]