Среди тех, кто реально пострадал от западных санкций, почти нет ни зачинщиков войны, ни тех, кто за нее голосовал

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото: Yuri Gripas / RS / MPI / Capital Pictures / Scanpix / LETA

С начала войны в Украине российских бизнесменов и публичных должностных лиц массово включают в международные санкционные списки. Если верить санкционной риторике, эти люди давно должны были всего лишиться — денег, недвижимости, бизнесов. Но на самом деле ничего такого не происходит...

...Российские госслужащие, которые имеют отношение к решению о войне, либо избавились от зарубежных активов, либо научились их хорошо прятать. Самые громкие случаи реального применения санкций связаны с бизнесменами, но и у них собственность только замораживают, а не отбирают: ни в ЕС, ни в США пока просто нет законодательства для легального изъятия таких активов, пишет издание  "Важные истории".

Как действуют санкции

В мире нет единого официального санкционного списка, каждая страна накладывает санкции по своему усмотрению и ведет свой список — США, Великобритания, Канада, Швейцария, Австралия, Япония, Украина, Новая Зеландия и Европейский союз (список последнего автоматически распространяется на все страны ЕС). Человек может быть, например, под санкциями США или Великобритании, но не быть под санкциями Европейского союза, и наоборот.  

По данным украинского портала «Война & санкции», созданного при поддержке Министерства иностранных дел Украины, в санкционных списках разных стран сегодня находится 2733 россиянина. Среди них депутаты, чиновники, силовики, судьи, бизнесмены и другие. 

Оценки стоимости замороженных активов разнятся от десятков миллиардов до полумифического триллиона евро (некоторые объекты можно посмотреть тут).

Санкции влекут за собой миграционные ограничения: закрытие визы, лишение вида на жительство, невозможность нахождения или въезда в страну. Человек под санкциями не может распоряжаться своими активами: банковскими счетами, акциями и долями в компаниях (другим компаниям запрещено заключать с ними сделки), яхтами и самолетами. 


«Наверное, мне стоит начать самостоятельно убираться в доме... Я не знаю, как жить дальше. Я не знаю. Я действительно не знаю». Михаил Фридман, бизнесмен

Больше всех от этих арестов страдают те, кто меньше всех прячется: бизнесмены. Так, основатели «Альфа-групп» Михаил Фридман и Петр Авен в интервью жаловались, что им заблокировали банковские карты и могут ограничить расходы 3300 евро в месяц.

Читайте также: Як Фрідман, якого радо вітали в Україні, кував зброю путінській армії вторгнення

«Наверное, мне стоит начать самостоятельно убираться в доме. Хорошо, что, когда я был студентом, я жил в общежитии и делил комнату с четырьмя соседями. И все же после 35 лет это неожиданный опыт. Я не знаю, как жить дальше. Я не знаю. Я действительно не знаю», — говорил Фридман. У другого российского бизнесмена, Виктора Вексельберга, арестовали больше 1,5 миллиарда долларов на счетах в американских и швейцарских банках. Фактически эти деньги для него потеряны: Вексельберг рассказывал, как вел переговоры и с американскими, и с европейскими властями, чтобы передать замороженные средства на благотворительность, но результата не добился.

Похожая ситуация с яхтами: в списке в основном российский бизнес — Алексей Мордашов, Геннадий Тимченко, Алишер Усманов, Виктор Вексельберг, Андрей Мельниченко, Дмитрий Пумпянский. Правда, благодаря усилиям команды Алексея Навального была арестована и предполагаемая яхта Владимира Путина.

Если с деньгами и яхтами арест де-факто означает, что пользоваться ими нельзя, то с недвижимостью ситуация неоднозначная.

Читайте також: Суд заарештував активи "Моршинської" Фрідмана, Авена та Хана на 50 мільйонів

Власти Франции, Испании и других стран отчитались о заморозке десятков люксовых объектов. Ни продать, ни подарить, ни сдавать их в любом случае не получится. Но пользоваться этими объектами в некоторых странах могут родственники, которые не подпали под санкции и им не запретили въезд в страну, утверждает эксперт по санкциям. В Соединенных Штатах, наоборот, даже пользоваться нельзя. Поэтому американская недвижимость Бориса Ротенберга зарастала паутиной.

Арест путинской яхты «Шахерезада» (на фото) доказывает, что иногда санкции бьют в цель Federico Scoppa / AFP / Scanpix / LETA

Арест путинской яхты «Шахерезада» (на фото) доказывает, что иногда санкции бьют в цель Federico Scoppa / AFP / Scanpix / LETA

Записать на родственников

В отличие от бизнесменов российские чиновники и депутаты оказались лучше готовы к санкциям. В России уже больше десяти лет, с президентства Дмитрия Медведева, де-факто взят курс на национализацию элит, который предусматривает запрет на владение иностранными счетами и бизнесами, постоянные антикоррупционные проверки и подачу деклараций. Поэтому политиков, чиновников и прочих государственников, которые записали свою зарубежную недвижимость на себя, осталось немного. 

По доступным данным, последний высокопоставленный член правительства России, министр энергетики Николай Шульгинов, избавился от дома в Испании еще в 2020 году, а в администрации президента зарубежная недвижимость официально осталась только у супруги начальника управления президента по общественным связям Александра Смирнова. 

Но это, разумеется, не значит, что недвижимость не записывают на взрослых детей, супруг, любовниц, родственников и просто на верных людей. 

Например, депутат Госдумы Алексей Чепа, который часто критикует страны ЕС и США, официально не владеет в них никакой недвижимостью. Зато ею владеют дети депутата, Анастасия и Даниил. В частности, Анастасии принадлежит квартира в Лондоне на Palace Street, а Даниилу — вилла в испанской Марбелье. До 2013 года Алексей Чепа владел квартирой во Флориде, а потом продал ее за 100 долларов некоей Вере Афанасьевой, которую в СМИ называют племянницей Чепы. 

Читайте також: 210 фамилий высших чиновников и богатейших россиян - Минфин США опубликовал «кремлевский доклад»

Вообще, когда у родственника другая фамилия, это надежнее. Так, депутат Госдумы Сергей Пахомов декларирует, что его супруга владеет половиной небольшой квартиры в Болгарии. «Важные истории» установили, что супругу зовут Юлия Сосина, а квартирой в болгарском городе Царево на побережье Черного моря она владеет вместе с матерью Ольгой Сосиной (площадь квартиры совпадает с той, что указана в декларации Пахомова). У тещи подпавшего под санкции депутата Госдумы есть еще одна квартира в другом болгарском городе Несебыр. 

«Даже ближайшие родственники санкционных лиц — супруги и дети, как правило, не подпадают под санкции автоматически. Чтобы арестовать их активы, в отношении каждого родственника нужно вводить персональные санкции или доказывать, что актив был приобретен на деньги санкционного лица и фактически им используется». 

Эксперт по санкциям

 

 

 

 

«Даже ближайшие родственники санкционных лиц — супруги и дети, как правило, не подпадают под санкции автоматически. Чтобы арестовать их активы, в отношении каждого родственника нужно вводить персональные санкции или доказывать, что актив был приобретен на деньги санкционного лица и фактически им используется», — разъясняет эксперт по санкциям. Другой эксперт отмечает, что санкционные режимы ЕС, Великобритании и США подразумевают одновременное включение родственников, но каждый случай рассматривается индивидуально в зависимости от количества и качества документов и доказательной базы. 

Но персональные санкции в отношении родственников российских публичных должностных лиц вводятся редко. Из наиболее известных случаев: под санкции Великобритании попала падчерица министра иностранных дел Сергея Лаврова — Полина Ковалева, а под санкции Евросоюза — дети пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова — Елизавета и Николай. Алину Кабаеву, которая считается подругой российского президента, внесли в санкционные списки и в ЕС, и в Великобритании (причем в последнем случае — вместе с бабушкой Анной Зацепиной).

И даже в этих случаях вовсе не факт, что санкционное лицо потеряет имущество. Так, Елизавета Пескова еще 29 апреля, больше чем за месяц до введения в отношении нее санкций, покинула французскую компанию Sirius, на которую записана элитная квартира в центре Парижа. Единственным владельцем компании (и квартиры) осталась ее мать, Екатерина Солоцинская. А бывшая супруга депутата Госдумы Александра Ярошука, Жанна Ярошук, в середине мая ликвидировала французскую компанию Montfleury, на которую долгое время был записан особняк в Каннах, где жила семья депутата. Почти одновременно экс-супруга депутата Госдумы Владислава Резника, Диана Гиндин, переписала квартиру на побережье Флориды с себя на свою компанию One Bal Harbour 1909 LLC. 

Читайте также: Як Швейцарія, Італія та Німеччиня допомагали Путіну виробляти сучасну зброю в обхід санкцій 

Арест еще не конфискация

Формально люди, подпавшие под санкции, не перестают быть собственниками своего арестованного имущества. Миллиарды на счетах Вексельберга или Фридмана по-прежнему принадлежат тем, кому и принадлежали. 

Фактически это даже не арест, который накладывает суд, а заморозка, которая происходит по директиве исполнительной власти, рассуждает эксперт по санкциям. Во всех странах власти столкнулись с отсутствием законодательной базы: невозможно изъять активы только потому, что политик причастен к войне в Украине. Необходимо доказывать, что активы были приобретены на незаконные деньги, заработанные коррупционным путем. Дальше предстоят долгие судебные разбирательства — санкционное лицо будет оспаривать санкции, его родственники, если актив записан на них, — доказывать, что санкционное лицо не имело и не имеет никакого отношения к активу. 

Но есть шанс, что процесс сильно ускорится. В Европе и США звучит все больше политических заявлений о необходимости конфискации активов российских компаний, чиновников и бизнесменов и направлении вырученных средств на восстановление Украины, чью инфраструктуру ежедневно разрушают российские войска. 

Читайте також: Как импортные чипы в российской военной технике убивают украинцев

ЕС, США и Канада готовят сейчас законодательство, которое позволит конфисковывать российские активы в таком же внесудебном порядке, как они были заморожены, — по решению органа исполнительной власти. 

Но и сейчас можно кое-что сделать. Так, суд Гибралтара уже выставил на аукцион 72-метровую яхту Axioma российского предпринимателя Дмитрия Пумпянского по иску банка JPMorgan. Вероятно, Пумпянский купил яхту в кредит и из-за санкций не может (или уже не хочет) обслуживать свой счет. Учитывая, что роскошная недвижимость, яхты и самолеты часто покупаются на заемные средства, изъятие таких активов через банки может стать популярным механизмом, пока ЕС и США не примут необходимое законодательство.

Опубликовано в издании "Важные истории"


В тему: 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]