Церковь столь же больна, сколь и все постсоветское общество

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Церковь столь же больна, сколь и все постсоветское общество

«Пока существует Российская Федерация в ее нынешнем состоянии, Кремль сделает все возможное, чтобы никакой Поместной церкви в Украине не было. Подрывная работа со стороны России будет вестись очень активно, чтобы не потерять контроль над духовно-идеологическим жизнью Украины».

Игорь Лосев, кандидат философских наук, доцент Национального университета «Киево-Могилянская академия»

— То, что сказал в 19 веке Тютчев о лютеранской кирхе, — «дом ее уж пуст и гол стоит», — остается ли справедливым и актуальным по отношению к современному состоянию христианской церкви в целом? И переживает ли современная Церковь кризис?

— Можно и так сказать. Ведь церковь является столь же больной, насколько и все общество. Потому что церковь вышла из многолетнего периода социума, который пережил тоталитаризм, геноцид, колониальную зависимость; и все это, конечно, сказалось на церкви, как и на всем украинском обществе.

— Получается, что церковь теряет свой авторитет в обществе?

— Я бы сказал, что авторитет в церкви значительно выше, чем можно было ожидать, учитывая все эти обстоятельства. Но другое дело, что церковь может стремительно этот авторитет потерять, если будет слишком активно участвовать в политических распрях.

Если будет выполнять какое-то политическое задание вместо пастырской деятельности.

Это касается, прежде всего, русской православной церкви, и ее филиалов в Украине. Там такие тенденции есть, но они типичны для русского православия, для России. Такое себе огосударствление церкви.

И именно такие тенденции могут привести к резко негативной реакции, к отчуждению миллионов людей, прежде всего в Украине, от русской православной церкви.

Но такие опасности существуют и для других церквей. Важно найти золотую середину между тем, что церковь существует в обществе и государстве, и тем, что она призвана решать определенные надвременные задачи.

— Выдержит ли сегодняшняя христианская церковь испытания конкуренцией?

— Христианская церковь — это такое понятие, знаете, как можно говорить о самом христианстве — это множество церквей. Выдержит ли она конкуренцию с другими религиями, с исламом, например, — хотелось бы верить, что да. В противном случае европейская цивилизация прекратит свое существование.

Потому что христианство, нравится это кому-то или нет, является основой европейской цивилизации.

— Трансформируется ли религия в современную эпоху, и отличается ли прихожанин ХIX века существенно от прихожанина ХХI века?

— Конечно, тем, что у прихожан ХIX века не было многих сомнений, множества вопросов к догматам многим. Сейчас такие вопросы и сомнения, бесспорно, есть, потому что человек XXI века — это человек больших сомнений. Это человек, который не является абсолютно уверенным ни в чем. Вот этим и отличается, и церковь должна это учитывать.

А вот трансформировалась ли религия — я бы сказал, что она пытается трансформироваться, но это весьма сложный и противоречивый внутренний процесс, потому что можно так трансформироваться, что у нас не останется ничего от традиционной церкви. А можно вообще не трансформироваться и безнадежно отстать от времени.

В общем, сам по себе процесс очень противоречив, и здесь трудно сказать однозначно.

— Какие, на ваш взгляд, отношения украинского государства, общества и СМИ, с одной стороны, и церкви, с другой?

— Отношения с обществом разные. Известно по многим социологическим опросам, что церковь относится к наиболее уважаемым институтам в Украине. Что касается отношений со средствами массовой информации — опять же, здесь с разными по-разному.

Конечно, есть церкви, которые заинтересованы в том, чтобы иметь близкие к ним СМИ. Но я не думаю, что создание православных или католических журналов является правильным путем. Мне кажется, что лучше просто наладить диалог между церквями и информационным сообществом.

Относительно отношений с государством. Видите, нынешняя власть не может пойти по пути России, где фактически существует одна государственная церковь, потому что украинское общество гораздо более плюралистическое, в том числе, и в религиозном отношении.

Хотя попытки такие есть, и мы видим, что власть, так сказать, патронирует деятельность московской церкви в Украине, но это путь, который не имеет перспектив. Фактически это путь к самоизоляции, ибо известно уже сейчас, что количество сторонников Киевского Патриархата заметно превышает число сторонников Московского. Я думаю, что эта цифра и дальше будет увеличиваться. Следовательно, властям следует найти свое позитивное место в отношениях с церквями и однозначно патронировать одну из них. Хотя понятно, что некоторые церкви более мощные. Речь идет прежде всего о православии.

— Считаете ли вы, что церковь остается ключевым элементом уклада украинского общества?

— Я бы не сказал, что это ключевой элемент. Это очень важный элемент, но говорить о нем как о ключевом, мне кажется, рановато. И я вообще не знаю, можно ли будет в будущем об этом говорить. Нынешнее общество достаточно секулярное (свободное от церковного влияния — «А»), и секулярное в сознании миллионов людей. И в этом смысле для церкви очень важно не вступать в принципиальный спор с этой секулярностью.

Например, когда церковь пытается диктовать основы семейной жизни и не только верующим, но и всем гражданам Украины. Вот идея, так сказать, предстоятеля греко-католической церкви о запрете абортов — даже римо-католическая церковь не может себе такого позволить без большого риска, поскольку это вызывает очень большое сопротивление в традиционно католических странах. А в православных странах это вообще подвергает церковь серьезной опасности, опасности непонимания.

То есть церковь христианская, любой конфессии, может и должна бороться против абортов, агитировать против абортов, но побуждать государственную власть на репрессивные меры, на официальный законодательный запрет — мне кажется, это ложный путь для церкви.

— В Украине церковь способствует консолидации общества?

— В нынешнем состоянии безусловно нет. Потому что не может объединить других тот, кто сам не является объединенным.

Мы должны сначала сами найти какие-то модели, равновесие в отношениях между собой. И в Украине должна быть украинская церковь — без этой противоестественной связи с Москвой. Ибо эта РПЦ, которая все более политизируется, превращается фактически в мощную политическую партию. Все это вредит религиозной ситуации в Украине.

— Каковы место и роль религии в нынешней Украине?

— Я думаю, что роль значительная, но далеко не решающая.

— Оглядываясь на пройденный двадцатилетний рубеж, эксперты отмечают определенную пассивность церкви в социально-политических процессах, происходящих в государстве и обществе. Чем объясняется пассивность церкви?

— Вы понимаете, активность или пассивность церкви в значительной мере коррелирует с активностью или пассивностью общества. У нас общество очень пассивно и, во-первых, оно само по себе пассивное, а во-вторых, такая пассивность является следствием чрезвычайно несовершенной элиты, чрезвычайно несовершенной интеллигенции, которая также является слабой, пассивной и не выполняет свои функции лидера нации. Поэтому широкие слои общества также пребывают в таком состоянии.

— Вопрос о создании единой Поместной церкви в Украине как-то отошел на второй план; остается ли он актуальным, или куда актуальнее вопрос об автокефалии Украинской православной церкви?

— Идея создания единой поместной церкви правильная, но сегодня, на ближайшую перспективу, она вряд ли реальна. Потому этот вопрос даже не столько религиозный, этот вопрос остро политический. И пока существует Российская Федерация в ее нынешнем состоянии, Кремль сделает все возможное, чтобы никакой Поместной церкви в Украине не было. Подрывная работа со стороны России будет вестись очень активно, чтобы не потерять контроль над духовно-идеологическим жизнью Украины.

— Возможно, маленькие общины-церкви сейчас нужнее, чем большая централизованная иерархия?

— Понимаете, маленькие общины для православной церкви однозначно не возможны. Она всегда была централизованной, как римско-католическая. Маленькие общины характерны только для протестантских деноминаций, но там это традиция.

У нас же, я думаю, это невозможно. Если православные пойдут таким путем — они достаточно быстро приобретут определенные протестантские черты, и это будет некое своеобразное протестантское движение в рамках православия.

Беседовала Евгения Сизонтова, опубликовано в издании  «Диалоги»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]