Филарет: миллионы верующих Киевского патриархата уже никогда не захотят подчиняться Москве

|
Версия для печатиВерсия для печати
На фото: предстоятель УПЦ КП Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет на Су

Патриарх УПЦ КП - об украинской автокефалии, ветвях православия в Украине, создании единой поместной церкви и о властях.

На фото: предстоятель УПЦ КП Патриарх Киевский и всей Руси-Украины Филарет на Сумщине, в Недригайлове, освятил новопостроенный казацкий собор Святого Праведного Петра Многострадального Калнышевского и отслужил Божественную Литургию. Сентябрь 2011 года

- Ваше святейшество, почему вы в 1991 году решили воспользоваться поместным собором УПЦ для манифестации независимости Украинской православной церкви?

- В 1991 году, после ГКЧП, Верховный Совет провозгласил украинскую государственность. Учитывая это, на синоде я задал вопрос, что теперь нас уже не удовлетворяет только самостоятельность в управлении, а нам нужна полная каноническая независимость от Русской православной церкви. Но для того чтобы наше требование имело силу и было законным, мы созвали поместный собор. На этом соборе все епископы, духовенство, монастыри, учебные заведения, представители мирян единогласно приняли постановление о том, что Украинской церкви нужна автокефалия. И с этим решением мы обратились к Патриарху Московскому и епископату РПЦ, чтобы они ее приняли. Но согласия не получили.

- Но в XIX веке большинство национальных церквей стали автокефальными именно путем самопровозглашения. Причем тогда Московский патриархат поддерживал их в споре с Константинопольским...

- Действительно, все церкви, которые возникли на Балканах после распада Оттоманской империи, провозглашали свои автокефалии самостоятельно. И как теперь Москва, так и тогда Константинополь не соглашался до последнего с их самостоятельностью. Греческую, румынскую, сербскую, болгарскую церкви, которые когда-то были частями Константинопольского патриархата, не признавали как отдельные. Но время шло, и ничего не оставалось, как согласиться с их автокефалией. Теперь Вселенский престол говорит Москве, что вот, учитесь на нашем примере, мы не хотели, но были вынуждены их признать. Придет время, когда он будет вынужден признать автокефалию Украинской церкви.

- Каким образом УПЦ КП в 1990-х восстановила свое влияние на приходы, которые после объединительного собора 1992 года перешли под юрисдикцию Украинской автокефальной православной церкви?

- В последние годы существования СССР УГКЦ вышла из подполья, и советским властям оставалось признать этот факт. Но она имела и имеет свой центр в Риме (подчиняется Папе. - Ред.). Чтобы влияние греко-католиков не распространился на всю Украину, в Москве решили восстановить УАПЦ. Не с той целью, чтобы в нашем государстве была автокефальная церковь, а чтобы противодействовать УГКЦ, не допустить ее распространения за пределы Галичины. Тогда и началась борьба в западных областях между возрожденной Автокефальной церковью и греко-католиками.

Когда я поднял вопрос об автокефалии УПЦ, Москва организовала так называемый Харьковский собор. Но если бы это мероприятие организовывала только Московская патриархия, собор бы не состоялся. В его проведении активное участие приняли российские и украинские спецслужбы, которые заставили епископов туда ехать. И они поехали, потому что еще с советских времен привыкли больше подчиняться спецслужбам, чем церковному священноначалию.

К тому же это произошло без согласия предстоятеля церкви, митрополита Киевского, а соборы по канонам не могут созвать епархиальные архиереи, как-то харьковский митрополит Никодим. Но Москва, если надо, с канонами не считается, а топчет и нарушает их. Поэтому Харьковский собор, во-первых, незаконный, неканонический, а во-вторых - он расколол украинскую церковь. Поэтому когда сейчас отмечают его 20-летие, то это празднование разделения украинского православия и общества. Это не праздник, а позор!

После Харькова я решил объединиться с УАПЦ. Однако это получилось сделать лишь с частью епископата. 26 июня 1992 года состоялся объединительный собор. Это помогло части автокефалам избавиться от контроля КГБ, которое уже не могло ими тайно управлять. Сначала в Москве думали, что Киевский патриархат, созданный в результате этого союза, просуществует недолго. Патриарх Алексий II сказал так: «Поиграются в незалежность и вернутся».

Произошло по-другому. Киевский патриархат вырос быстрыми темпами. Когда в Москве увидели, что здесь становится больше епископов, открываются учебные заведения, монастыри, т.е. создается полноценная церковь, тогда снова через спецслужбы и некоторых народных депутатов отделили от Киевского патриархата часть епархий и образовали новую УАПЦ, которая есть и сегодня.

Она была возрождена как структура, которая должна бороться с Киевским патриархатом. Несмотря на это, сегодня УПЦ КП является крупнейшей в Украине церковью по количеству верующих, которых уже около 15 млн, тогда как у Московского патриархата - 9 млн. Приходов мы имеем до 5 тыс., а они - 11 тыс., то есть вдвое больше. Это потому, что украинская власть дала приказ создать их для Московского патриархата по всем городам и селам Украины. И этой церкви было передано большинство храмов, которые тогда существовали.

- Что сейчас происходит в отношениях между церквями Украины? Какие изменения произошли за последние два года?

- Состояние отечественного православия таково, что УПЦ КП окрепла, а УПЦ МП - в состоянии внутреннего разделения. Небольшая часть ее епископов хочет избавиться от независимости и самостоятельности в управлении и непосредственно подчиняться московскому патриарху. Большинство епископата и духовенства, наоборот, стремится сохранить привилегии (их называют «автокефалистами»). Добавлю, что часть МП, которая выступает за подчинение Москве и которую возглавляет митрополит Одесский Агафангел, мала, но агрессивна. Вторая - большая, но аморфная, она пока не борется. Может, со временем, отстаивая свои прямые интересы, она станет живее.

Перспектива в Украине остается за автокефальной церковью, т.е. за Киевским патриархатом, и всеми теми, кто хочет иметь в государстве свою церковь. С УГКЦ сегодня УПЦ КП имеет хорошие отношения. Если в 1990 году происходила жестокая борьба за имущество, то теперь повод для разногласий исчез. Нас объединяет общий интерес - Украинское государство. Мы вместе стоим на государственных позициях, молитвенно общаемся. Вполне нормально это происходит у нас и с римо-католиками и протестантскими церквами, вместе принадлежим к Всеукраинскому совету церквей и религиозным организациям. Мы не просто там сосуществуем, а сотрудничаем в направлении защиты общественной морали и христианских ценностей. В этом мы едины.

- В декабре 2011-го секретарь Священного синода УПЦ КП епископ Евстратий (Зоря) заявил, что «УАПЦ стала ретранслятором идей Москвы об уходе Патриарха Филарета. Сейчас в ее руководстве находятся люди, не имеющие отношения к идее автокефалии украинской церкви». Какова роль УАПЦ в нынешних условиях, и почему для нее таким принципиальным вопросом является ваш уход с патриаршего престола? Это исполнение заказов Патриарха Московского Кирилла (Гундяева) или просто совпадение позиций?

- Как я уже сказал, эта церковь возрождена по воле Кремля. До сих пор она подконтрольна Москве, которая всеми правдами и неправдами хочет отстранить меня от духовного руководства. Они надеются, что без меня Киевский патриархат распадется. Мы трижды начинали переговоры с автокефальной церковью об объединении, и трижды на завершающем этапе нам ставили условия, чтобы я отказался от предстоятельства в нашем патриархате. То же заявляли в 1992 году на Архиерейском соборе в Москве.

Тогда просили, чтобы я подал прошение об отставке с поста предстоятеля, и были готовы предложить любую кафедру в Украине или России, кроме митрополита Киевского. Это требование живо и поныне. Автокефалы говорят, если Филарета не будет, то мы объединяемся, а если он остается, то это невозможно.

Сторонники той идеи надеются, если это произойдет, расправиться с Киевским патриархатом, перессорить всех, как это умеет Москва. Но этого не будет. За нашим патриархатом - миллионы людей, которые уже никогда не захотят ей подчиняться. Этот фактор и молодое духовенство, воспитанное в наших школах, молодой епископат после моей смерти выберут Патриарха, и Киевский патриархат будет существовать.

- Возможно ли, на ваш взгляд, участие УГКЦ в создании единой поместной православной церкви в Украине? Готова ли будет она для этого выйти из подчинения Папе Римскому?

- Присоединение большой части греко-католиков может произойти после объединения всего украинского православия в одну поместную церковь и признание ее другими поместными церквами. Когда она станет такой, тогда УГКЦ не останется ничего иного, как начать диалог о вливании в ее структуру. Но для этого нужно отойти от Рима. Ибо невозможно быть православным и подчиняться Ватикану. Хотя я не думаю, что все украинские греко-католики согласились бы на уход от него.

- Почему вы отказались от возвращения УПЦ под власть Вселенского Патриарха? Ведь существует мнение, что его верховенство было бы чисто номинальным и одновременно значительно усилило бы ваши позиции в отношениях с Московским патриархатом, поскольку автоматически были бы устранены спекуляции вокруг вопроса о каноничности.

- Дело в том, что нас так называемая неканоничность не беспокоит. Церковь в нынешнем состоянии может существовать не только десятилетия, но и века. Мы отказались от подчинения Вселенскому Патриарху, от вхождения Украинской церкви в состав Константинопольского патриархата, ибо в таком случае теряли бы автокефалию, самостоятельность и независимость. Получалось бы, что мы освободились от московского ига и попали в другую зависимость. Нам, украинцам, подчинение Константинополю ничего не дает. Если бы мы хотели превыше всего быть каноническими, то не отходили бы от Москвы.

- Можно ли сегодня говорить о восстановлении позиций автономистского крыла УПЦ МП в связи с возвращением после лечения к своим обязанностям предстоятеля митрополита Владимира?

- Возвращение митрополита Владимира усилило ту часть УПЦ МП, которая выступает за независимость. Он отменил некоторые решения Синода, который был созван без него. Это дало надежду, что промосковские силы можно победить. Но митрополит Владимир очень осторожен относительно автокефалии, не желая вызвать нападок со стороны Москвы, и на создание единой автокефальной церкви в Украине не пойдет.

- Есть ли различия во взглядах на будущее УПЦ МП в среде ее пророссийского крыла, в частности, между митрополитами Агафангелом и Илларионом? Кто из них имеет больше шансов претендовать на роль выдвиженца промосковского крыла в случае ухода с поста митрополита Владимира?

- Это правда, что на должность предстоятеля УПЦ МП выдвинулись три митрополита. Одесский Агафангел, Донецкий Илларион и киевский наместник Лавры Павел. Все они бьют себя в грудь, что верны Москве. Кто бы из них ни стал митрополитом Киевским, УПЦ МП они добра не принесут. Агафангел - русский, который не хочет видеть ни украинской церкви, ни независимого государства. Митрополит Илларион - галичанин.

В Москве ему не очень доверяют, потому что он, мол, хоть и активно выступает за нее, может резко изменить позицию. А если представить, что предстоятелем станет митрополит Павел, это будут постоянные скандалы. Он будет делать вещи, которые будут дискредитировать и церковь, и его. Из трех не вижу ни одного достойного быть предстоятелем УПЦ МП. Наоборот, если бы случилось так, чтобы они каким-то образом пробились в лидеры, то это ускорит отделение значительной части МП и присоединение ее к Киевскому патриархату.

- Насколько вероятно согласие иерархов УПЦ МП на конфедерализацию этой церкви в Украине, к которой активно склоняются в Москве? Какие могут быть последствия?

- Патриарх Кирилл принял на соборе решение о создании так называемых митрополичьих округов. Это объединение нескольких епархий в общую единицу во главе с митрополитом. На такие округа сегодня разделена Русская церковь. Чтобы ликвидировать самостоятельность и независимость украинской, выдвигают идею, что и ей надо создавать округа, которые подчинялись бы не своему, а московскому Патриарху.

Сейчас митрополит Владимир открыто выступил на конференции, которую устроили по случаю 20-летия его предстоятельства, против приведения украинского устава в соответствие требованиям московского. Он достаточно четко заявил, что этого не будет. Но вопрос еще не решен, поскольку есть митрополиты Илларион и Агафангел, которые стоят на этих позициях и хотят изменить устав УПЦ МП. Сейчас идет борьба за то, произойдет это или нет.

- Еще год-два назад позиция украинской власти заключалась в поощрении и поддержке рейдерства со стороны УПЦ МП. Изменилась ли она по отношению к Киевскому патриархату? Как сегодня Вы бы обозначили позицию президентской администрации в церковных вопросах?

- Патриарх Кирилл очень хорошо знает, как большевики ликвидировали автокефальную церковь, обновленцев и т.д. - силой самой власти. Поэтому он благословил Виктора Януковича на президентство, и началась кампания по перетягиванию приходов Киевского патриархата в Московский.

Но эта рейдерская атака сейчас прекратилась. Во-первых, священники отказались от предложенных переходов, обострилась межконфессиональная ситуация, что было явно не в пользу государства. Поднялись общественные организации и политические партии против того, что происходило, заговорили Америка и Европа, тему начали активно освещать в СМИ. Наконец, власть решила, что лучше УПЦ КП не трогать, потому что из-за этого возникает больше проблем, чем пользы.

- Вы раньше признавали свое сотрудничество с КГБ и настаивали на том, что все церковные иерархи в советские времена имели с ним дело. Почему тогда столько времени так навязчиво муссируют тему «агента КГБ Филарета»? Тем более, ваша деятельность недвусмысленно показала, что она - вопреки интересам Москвы в пользу Украины и ее государственности.

- Это вопрос поднимают с целью, чтобы скомпрометировать, мол, смотрите, какой он, а вы хотите следовать за ним. Он сотрудничал с КГБ! Выберем кого-то другого, кто этого не делал. А таких нет, потому что в советские времена эта спецслужба контролировала не только церковь, но и всю деятельность культуры, науки, военной промышленности и т.д.. Статус особой подконтрольности имела церковь как идейная противница марксистской идеологии. Поэтому и присматривали за ней больше. Тогда существовало положение, что без КГБ невозможно было не только назначить епископа, а рукоположить священника, назначить его на приход.

Ныне не существует регистрации настоятелей, а тогда без подписи уполномоченного священник не имел права служить у себя в храме. Епископы должны были общаться с уполномоченными представителями, чтобы священников все же назначали. Вот таким было это сотрудничество. Хотя правда и то, что некоторые священники и епископы писали доносы друг на друга. Здесь тоже надо различать подчинение властям и Богу. Что зависело от власти, то надо было выполнять. Однако епископы знали: что касается церкви и ее интересов, веры - неприкосновенно. В вопросах святыни епископы не предавали, а шли даже в ссылку.

В тему: Я был связан как и все — Филарет о своей связи с КГБ

- На каких базовых принципах, на ваш взгляд, должна происходить консолидация нации? Какую роль должна играть церковь в отстаивании украинской идентичности и интересов?

- Консолидация должна происходить на основе сохранения государственности, интересов нации. Роль церкви - в том, что она может сплотить украинское общество от Запада до Востока. Ни одна политическая партия не может влиять по всей Украине одинаково, а церковь - может. Ее роль есть и в защите Украинского государства. А еще - в защите общественной морали, в борьбе против различных негативных явлений, таких как коррупция, несправедливое обогащение и тому подобное. Церковь это разоблачает в своих проповедях и выступлениях.

(Публикуется с сокращениями)

Полная версия  в журнале “Тиждень”


Время играет в пользу самостоятельности украинской церкви

Нынешнее состояние дел в отечественном православии таково, что мы имеем поместную, но не признанную Вселенским православием УПЦ КП, признанную, но поместную УПЦ МП и конфессию с древним патриотическим брендом, но чисто региональную и маловлиятельную - УАПЦ.

Два десятка лет своей независимости Украина прожила с разделенным православием. Разлом отчетливо заметен даже в юбилеях: на днях Украинская православная церковь Московского патриархата отметила 20-ю годовщину проведения Харьковского архиерейского собора, на котором был избран предстоятелем митрополит Владимир (Сабодан), а Украинская православная церковь Киевского патриархата - отмечает ту самую годовщину, однако собственного сотворения, когда объединились часть УПЦ во главе с тогдашним митрополитом Филаретом и УАПЦ.

Важно, что при этом в течение 20 лет в самом обществе существовал запрос на единство, а многочисленные социологические опросы неизменно фиксировали поддержку идеи создания единой поместной украинской православной церкви. А это, в свою очередь, заставляло всех четырех президентов - Кравчука, Кучму, Ющенко и Януковича - определяться в своем отношении к этому вопросу.

Украина в свое время пережила неудачную попытку государства противостоять разделению УПЦ при Леониде Кравчуке, трансформацию религиозных подходов у Леонида Кучмы (от однобокой поддержки УПЦ МП к выравниванию отношений с другими церквами), штурм, окрашенный политической эксплуатацией для собственных целей, идеи единой поместной Украинской православной церкви времен Виктора Ющенко. А теперь - неприкрытый протекционизм власти одной конфессии.

Нынешнее состояние дел в отечественном православии таково, что мы имеем поместную, но не признанную Вселенским православием УПЦ Киевского патриархата, признанную, но поместную УПЦ Московского патриархата и конфессию с древним патриотическим брендом, но чисто региональную и маловлиятельную - УАПЦ.

Как неоднократно отмечалось в СМИ, граждане Украины больше поддерживают УПЦ КП, но при этом храмов и приходов более у УПЦ МП. По разным соцопросам, верными Киевского патриархата называют себя почти 15 млн граждан, одновременно сторонниками УПЦ МП признают себя лишь 9 млн.

Без сомнения, за последние пять лет наиболее значительные и глубинные изменения произошли в среде Украинской православной церкви Московского патриархата. Там появилась и утвердилась группа архиереев, духовенства и верующих, которые сформировались как личности уже во времена независимости Украины.

Поэтому они не страдают церковным шовинизм, не имеют бремени советского прошлого (с обязательной подконтрольностью спецслужбам, власти, зависимости от Москвы) и поддерживают идею налаживания диалога с УПЦ КП и УАПЦ, понимая, что не может большая часть страны находится за бортом “канонического спасения». Лидером этой прогрессивной патриотической части является ближайший помощник главы УПЦ МП архиепископ Александр (Драбинко), который начал украиноцентричный диалог, наладил широкие прямые контакты с представителями вселенского православия, а потому попал в традиционную в таких случаях немилость Московского патриарха. В Белокаменной, как всегда, хотят видеть Украинскую церковь не только низкопоклонно-вассальной, а примитивно периферийной.

Важно, что за налаживание диалога с братьями по украинскому православию выступает и митрополит Владимир (Сабодан). В последнем докладе которого, посвященному 20-летию так называемого Харьковского епископского собора УПЦ, говорится: «Сама по себе идея автокефалии какой-либо поместной церкви не несет в себе ничего негативного. Автокефалия - это лишь способ организации церковной жизни.

Предоставление автокефалии той или иной поместной церкви является свидетельством ее способности к самостоятельному бытия». Это, по сути, перекликается с решениями собора от 1-3 ноября 1991 года, тогда еще единой УПЦ, который провел митрополит Филарет (Денисенко). Он весь построен в контексте «поиска путей к преодолению трагических разделений». Учитывая одержимость Патриарха Московского Кирилла (Гундяева) утопической и совершенно политической идеей «Русского мира», это достаточно мужественное и принципиальное заявление Киевского митрополита.

Конечно, такое изменение курса в УПЦ МП, направленное ​​на поиск компромиссов ради церковного единства (в духе христианской братской любви), не по душе промосковской партии в УПЦ МП. Ориентированной на полную зависимость от Московского Патриарха (ее лидерами являются митрополиты Одесский - Агафангел (Саввин) и Донецкий - Илларион (Шукало).

Это чуть не привело к смещению предстоятеля УПЦ МП митрополита Владимира (Сабодана). Борьба за власть выплеснулась в СМИ. По благословению Москвы и при поддержке донецкого бизнесмена Нусенкиса против митрополита Владимира и его ближайшего окружения провели целенаправленная кампания по дискредитации. Целью этих шагов была окончательная смена власти в УПЦ МП.

В тему: Митрополит УПЦ МП Владимир поставил Синод на место и признал раскол в церкви

В конце прошлого года под предлогом ухудшения состояния здоровья предстоятеля УПЦ Московского патриархата в церкви почти произошел переворот. Нарушая церковные каноны, устав УПЦ и даже элементарные нормы человеческой морали, власть попытался захватить одиозный митрополит Агафангел (Саввин), который провозгласил себя при живом главе «первенствующим», что, в свою очередь, чуть не привело к новейшему расколу церкви.

Тогдашний путч «черных митрополитов» провалился благодаря огромному авторитету митрополита Владимира в среде УПЦ МП и мировом православии, негативной реакции украинской общественности и масс-медиа. И даже, как ни странно, позиции УПЦ КП, ведь Филарет неоднократно публично высказывался в поддержку своего давнего оппонента - митрополита Владимира.

В тему: Церковное рейдерство: промосковский и донецкий иерархи захватили власть в УПЦ МП при еще живом митрополите

Поэтому сейчас, когда митрополитам Агафангелу (Саввину) и Иллариону (Шукало) не удалось рейдерски захватить предстоятельское кресло, значительную административную власть в УПЦ МП получил ректор Киевской духовной академии и семинарии, управляющий делами Киевской митрополии, первый викарий митрополита, достаточно взвешенный архиепископ Антоний (Поканич). По свидетельству экспертов, именно он может претендовать на роль преемника митрополита Владимира.

Киевский патриархат в свое 20-летие пришел в состоянии большей монолитности, чем две другие православные церкви. И для этого есть объективные причины. Во-первых, в среде этой церкви нет внутренних идеологических противоречий - епископат, духовенство и верующие ориентированные на патриотические проукраинские ценности. Во-вторых, УПЦ КП не находится под таким значительным давлением со стороны Москвы, как УПЦ МП, где, несмотря на задекларированный статус независимости в самоуправлении, много вожжей тянется в Москву.

Кроме того, Киевский патриархат имеет энергичного, волевого, опытного духовного лидера - Патриарха Филарета (Денисенко). Если и вспыхивают в УПЦ КП столкновения (как вот недавно с архиепископом Тернопольским Иовом), то они основаны на личностном факторе и не приводят к значительным изменениям.

Примечательно, что даже несмотря на то, что нынешняя власть дискриминировала УПЦ КП, эта церковь продолжает развиваться. Не зря Патриарх Филарет говорит, что время и независимость Украины работают на Киевский патриархат, ведь в независимом государстве обязательно должна быть самостоятельная поместная православная церковь.

Зато Украинская автокефальная православная церковь по своей структуре является, скорее, региональной религиозной группировкой, чем дисциплинированно-иерархической структурой. Ведь приходы УАПЦ (реально где-то около 500-600) сосредоточены в Галичине и не имеют четкого центра подчинения.

Перманентные конфликты между митрополитами Львовским Макарием (Мелетич) и Ивано-Франковским Андреем (Абрамчуком), в епархиях которых сосредоточено наибольшее количество общин, с одной стороны, и главой УАПЦ митрополитом Мефодием (Кудряковым) - с другой, гасятся тем, что епархии, а то и приходы в этой конфессии живут вполне автономной жизнью.

При таких условиях в украинском православии на повестку дня выходят две задачи. Во-первых, объединение УПЦ Киевского патриархата с УАПЦ, а во-вторых, налаживание подлинного диалога между УПЦ Московского патриархата и УПЦ Киевского патриархата.

В первом случае объединению двух национальных украинских православных церквей ничего не препятствует. Кроме, конечно, амбиций владык из УАПЦ. Ситуацию осложняет и то, что значительная часть епископата УАПЦ - это выходцы из УПЦ КП, которые по разным причинам не смогли там реализовать свои пастырские амбиции. Также этот процесс тормозит и Русская православная церковь, которая делает все, чтобы не допустить такого объединения. Москве выгодно иметь под рукой маловлиятельную УАПЦ как противовес Киевскому патриархату.

Относительно перспектив налаживания диалога с прогрессивной киевоцентричной частью в УПЦ МП, то все будет зависеть от того, как сможет утвердиться нынешняя линия, которую проводит митрополит Владимир со своими последователями. Так или иначе, но все развитие религиозной жизни за 20 лет доказало, что со временем, несмотря на противодействие внешних факторов, объединительные тенденции будут только усиливаться. К единству украинского православия стремятся верующие и все общество. А потому лидерам трех православных конфессий неизбежно придется и дальше искать для этого организационные и канонические возможности.

Юрий Дорошенко, опубликовано в журнале  “Тиждень”

Перевод: “Аргумент”


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть