Василь Вышиванный. Военный деятель, политик, дипломат и ... разведчик

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Василь Вышиванный

Все больше проявляется интерес к неординарным колоритным фигурам украинской истории, имена которых подверглись забвению в советское время. Среди них – австрийский эрцгерцог Вильгельм Франц фон Габсбург-Лотринген, известный как Василь Вышиванный, сыгравший заметную роль в украинском национально-освободительном движении.

Рассекреченные документы из архива Службы внешней разведки Украины позволяют уточнить и дополнить имеющиеся сведения о нем как военном деятеле, политике, дипломате и, в определенной степени, еще и как разведчике.

Учитывая большинство документов, собранных в небольшом по объему деле, оно формировалось Министерством государственной безопасности УССР в 1947 году. В это время, после завершения Второй мировой войны, перед органами МГБ была поставлена ​​задача активизировать деятельность против зарубежных центров украинской эмиграции и ее влиятельных деятелей. По ряду известных еще с довоенного периода лидеров ОУН, УНР, гетманского движения и других течений и организаций выносили постановления об объявлении в розыск. Следовательно, по отработанной схеме применяли для этого все агентурно-оперативные и технические мероприятия, а также возможности временного присутствия военной советской администрации и групп советских войск на территории Германии, Австрии и других стран Европы.

Среди других в поле зрения советских спецслужб попал Василь Вышиванный, проживавший в то время в Вене, в английской зоне оккупации. На него начали активно собирать информацию. Причем ряд из приобщенных к делу документов датирован еще 1920–1930-ми годами – это выдержки из справок, агентурных сообщений, а также некоторые оригиналы спецсообщений. Для того чтобы составить целостную картину так называемой антисоветской контрреволюционной деятельности Вышиванного, чекисты прибегли к тщательному изучению архивных литернных (секретных - А.) дел за прошлые годы. Из разрозненных материалов перед ними предстал образ убежденного, последовательного, ярого, с большими влиятельными связями борца за украинские интересы.

На эту тему: Президент УНР Андрей Левицкий: объект разработки МГБ УССР «Зубр»

Вильгельм Габсбург-Лотринген был представителем одной из монарших династий Европы, которая в начале ХХ века стояла во главе Австро-Венгрии. Его отец и старший брат претендовали на польский монарший престол в случае распада империи. Вильгельм еще раньше сделал выбор в пользу украинцев и украинства.

В 1915 году он окончил военную академию, стал лейтенантом Вооруженных сил Австро-Венгерской империи и получил назначение в уланский полк, большинство воинов которого были украинцами. В результате общения с ними, а также еще юношеских путешествий по гуцульским селам он полюбил украинскую культуру, обычаи, песни. Вскоре выучил украинский язык и даже писал стихи на украинском. В 1916 году он как депутат австро-венгерского парламента познакомился с рядом украинских политиков и начал лоббировать украинские интересы на высоком политическом уровне.

Во время заключения Берестейского соглашения 1918 года Вильгельм Габсбург благодаря своим связям в австрийских правительственных кругах оказывал существенную помощь украинской делегации. А затем, согласно подписанному соглашению, оказался в Украине в составе немецко-австрийского военного контингента. Во главе одного из формирований состоял в Херсоне и Александровске. Там приобретал авторитет у местных жителей, сотрудничал с «Просвітою», посещал знаковые места казацкой славы, а также сблизился с некоторыми командирами Армии УНР, которые предлагали ему приобщиться к свержению гетмана Павла Скоропадского и даже стать во главе Украинского Государства. Но это предложение он категорически отверг. 

От своих воинов он неоднократно получал в дар вышиванки, которые охотно одевал. От них получил и прозвище – Василь Вышиванный, которое всю жизнь носил с честью.

Эти и другие биографические сведения в материалах дела упоминаются неоднократно и вообще не отличаются от того, что уже известно исследователям. Наряду с этим встречается информация, возможно, сохранившаяся только в архивных документах разведки. На протяжении десятилетий она сохранялась под грифом «совершенно секретно».

Да, о том, кто и как прививал Василию Вышиванному любовь ко всему украинскому и учил украинскому языку, есть нередкие упоминания. В архиве же разведки сохранились показания агента МГБ СССР «Чабана» от 7 июля 1945 г. о том, как к этому приобщался Мирон Луцкий (в других документах Луцкий упоминается с именем Остап), после революции 1917 года в Российской империи перешедший на службу в легион Украинских сечевых стрельцов и вскоре назначенний адъютантом Василя Вышиванного.

«Великого князя Вильгельма Габсбурга – Василя Вышиванного, – отмечается в документе, – Мирон Луцкий учил украинскому языку, знакомил его с украинской историей и культурой, учил его украинским песням, танцам, знакомил его с украинской жизнью, бытом, обычаями, с украинским самогоном и девушками. Он сопровождал его от Збруча до Елисаветграда, а затем – в Александровск на Днепре. Показывал ему развалины Запорожской Сечи, куда приходили и стояли постоем УСС. Он возил его с собой и знакомил с разными украинскими деятелями, агитировал за этого Габсбурга, создавал ему популярность в украинских кругах и среди украинского населения» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944. – Т. 1. – Л. 87).

В документе также отмечается, что вскоре Василь Вышиванный по ряду причин уволил этого адъютанта. Поэтому к этим и другим агентурным показаниям следует относиться осторожно, поскольку они могут с определенной долей субъективизма отражать события того времени. Как и к заявлению другого адъютанта – Рудеж Ларишенко (также упоминается как Эдуард Лариченко) в Народный комиссариат иностранных дел УССР по поводу контактов с Вышиванным. Документ датирован 17 июня 1932 г., когда Ларишенко уже вернулся из-за границы в Украину с намерением, как он отмечал, «работать в рядах украинского пролетариата».

В заявлении он писал, что с Вильгельмом Габсбург-Лотринген познакомился в начале 1915 года, когда эрцгерцог прибыл во Львов для дальнейшего прохождения службы в 4-й кавалерийской дивизии, где Ларишенко уже находился в офицерском чине. Якобы они сразу подружились и в дальнейшем поддерживали тесные контакты. В период национально-освободительной борьбы Ларишенко воевал в рядах Украинской галицкой армии (УГА). А Василь Вышиванный, по его словам, тогда по настоянию руководства правительства ЗУНР временно находился в монастыре святых Василиан в Бучаче, чтобы своим присутствием не вызвать недовольства со стороны стран Антанты к тому, что происходило на западноукраинских землях. То есть он отдавал себе отчет, что в тот период из-за него ЗУНР может иметь определенные проблемы, поэтому уехал в добровольное интернирование.

Последующие несколько месяцев жизни Василия Вышиванного весной и летом 1919 года исследователями описываются по-разному. В частности, есть упоминание, что после полугодового проживания в монастыре его в июне во время путешествия по Карпатам арестовали румыны, продержали три месяца в плену и отпустили. И этому якобы посодействовало руководство Украинской Народной Республики.

В архивных документах разведки это «путешествие» по Карпатам описывается по-другому. Сам Василь Вышиванный в протоколе допроса следователем МГБ УССР от 14 апреля 1948 года объяснил, что намеревался добраться до Австрии через румынскую территорию, но на границе был арестован румынами. После освобождения якобы попросил, чтобы его вернули в Украину.

В другом архивном документе неназванный источник излагает такую ​​версию: «Когда Восточную Галицию оккупировала Польша в 1919 г., Вышиванный перешел в Румынию в надежде, что румынская королева, тоже его своячка, даст ему какую-то опеку и помощь, но румынский генеральный штаб отнесся враждебно к Василю Вышиванному из-за его сношений с украинцами. Он был интернирован, а после ему было разрешено приехать в Каменец-Подольский. Здесь Петлюра сделал его полковником при генеральном штабе» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944. – Т. 1. – Л. 87).

А в свидетельствах адъютанта Ларишенко говорится, что в марте 1919 года Василь Вышиванный заручился разрешением диктатора ЗУНР Евгения Петрушевича на своего рода разведывательно-диверсионный поход в тыл румынских войск, которые в то время заняли Гуцульщину. Целью этой вылазки, как говорится в документе, была организация восстания местного населения в случае активизации военных действий.

«Мы перешли ночью румынские рубежи, – свидетельствовал Ларишенко, – спрятав предварительно автомобиль, и, продвигаясь все время ночью, прибыли на окраину Жабье. Там мы переоделись в крестьянскую одежду и в течение 5 недель ходили из дома в дом. В связи с тем, что к тому времени нашли автомобиль, везде развесили приказ румынского командования о нашем аресте и награде тому, кто нас выдаст.

Когда так прошло 5 недель, нам уже надоело, и мы пришли в Жабье, где на дверях церкви прочитали приказ о нашем аресте. На другой день зеленых праздников нас опознал управляющий имениями графа Скарбка и выдал нас румынской команде. Мы ночевали тогда в доме священника. Около трех часов утра две румынские сотни с восемью пулеметами оцепили дом и захватили нас.

Под значительной охраной нас отвели в Кальдурушаны, где держали под арестом три месяца. Затем под стражей нас вернули в Украину» (ГДА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944. – Т. 1. – Л. 11).

Адъютант Ларишенко был рядом с Вышиванныым еще более десяти лет, вплоть до начала 1930-х. Все это время эрцгерцог всячески доверял ему. В частности, адъютант, по его письменным свидетельствам, еще в конце 1919 года раздобылл Вышиванному разрешение на выезд в Австрию, когда тот находился в Будапеште и тяжело болел. Тогда же он с риском для жизни пробрался через Румынию в Вену и вручил Владимиру Винниченко письмо от Вышиванного с информацией о планах польского наступления. Он вместе с Вышиванным принимал непосредственное участие в переговорах с новым венгерским руководством, «чтобы включить в состав армии Венгрии, которую как раз создавали, около 30 000 украинцев, как отдельное формирование, для препятствования тому, чтобы Галичина и Волынь снова стали польскими». Но из этого ничего не вышло. Также он якобы небезуспешно ездил к тогдашнему министру обороны Польши Юзефу Пилсудскому, чтобы тот ходатайствовал перед отцом Вышиванного, проживавшего в польской Живке, о материальной помощи сыну.

В справке НКВД «О Василии Вышиванном» от 25 июля 1934 года отмечается, что Вышиванный во время приезда из Парижа в Вену и пребывания в гостях у своего знакомого барона Визнера «ругал своего бывшего адъютанта Эдуарда Лариченко, объясняя, что он вынужден был его уволить, поскольку парижская префектура предоставила доказательства, что Лариченко работает на Советы».

Документы, собранные в архиве разведки, отражают не весь жизненный путь Василя Вышиванного, а в основном его пребывание за пределами Украины в 1920–1930-е годы. Чекистов больше интересовало то, будет ли он и дальше отстаивать идею существования Украины как самостоятельного государственного образования, будет ли иметь амбиции, чтобы выставлять свою кандидатуру во главе украинской эмиграции и какие усилия будет прилагать для этого, имея широкий круг влиятельных знакомых в Европе, будет ли планировать какие-то акции против СССР. То есть в отслеживании его действий принималось во внимание все, что подпадало под понятие «антисоветская контрреволюционная деятельность».

«После разгрома петлюровской армии, – отмечается в одной из справок, – Вышиванный переехал в Вену, где в 1921–1922 гг. основал комитет для проведения разведывательно-подрывной работы, направленной против Советского Союза. В комитет вошли известные украинские националисты Полтавец-Остряница, Бутенко Петр, Биберович, кроме того, были привлечены многие лица для сотрудничества по военным, политическим и редакционным делам» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944.– Т 1. – Л. 98). Это было так называемое Украинское национальное вольноказацкое общество (Українське національне вільнокозацьке товариство - укр.). Упоминается, что на эту деятельность он получал значительные субсидии от венгерских и немецких кругов, на которые начал издавать газету «Соборна Україна», организовывать другие мероприятия. Но вскоре из-за противоречий комитет пришлось ликвидировать.

О тех событиях в некоторых исследованиях отмечается, что Вышиванный плохо ориентировался в политических интригах украинской эмиграции, но через некоторое время якобы разобрался, что его просто используют, поэтому с 1922 года практически не вел никакой политической деятельности.

Однако документы из архива разведки свидетельствуют о другом – о том, что он никогда не прекращал заниматься украинскими делами. В одной из справок, датированных 1926 годом, отмечается, что Вышиванный прилагает определенные усилия «среди королевских дворов Испании, Англии и Италии для получения поддержки в своих планах создания королевства в Украине. Как бы к этому ни относились, но факт тот, что Вышиванный вместе с бывшим послом УНР Полетыкой и своим адъютантом Ларошенко выезжал в Мадрид, Лондон и Рим в вышеупомянутых делах» (ГДА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944.– Т. 1. – Л. 2).

В другом документе говорится об участии Вышиванного в гетманском съезде сторонников Павла Скоропадского в Мюнхене в 1927 году. Это копия письма консула УНР в Мюнхене Василия Оренчука от 20 октября 1927 года в адрес министра иностранных дел УНР, перехваченного чекистами. В нем говорится, что на съезде украинский вопрос был главным. Во время обсуждения гетманцы много говорили о возможной федерации с Россией. «Только один Василь Вышиванный, – говорится в письме, – отстаивал самостийность Украины. Вышиванный предложил также тезис соборности украинских земель, принятый съездом…» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944.– Т. 1. – Л. 3).

О разногласиях во взглядах Василия Вышиванного и Павла Скоропадского говорится и в ряде других архивных документов. При этом в справках ГПУ-НКВД отмечается, что эрцгерцог якобы подвергал критике гетмана в английских и итальянских правительственных кругах, доказывая, что в Украине он не популярен и что выступления гетманских сторонников против советской власти обречены на провал, потому что не будут поддержаны украинцами. Кроме того, акцентируется внимание на том, что Вышиванный активизировал деятельность в Англии и Италии, откуда рассчитывает получить средства для организации переворота в Украине. «Место его пребывания, – сообщается, – сейчас Париж и его окрестности. Под Парижем приобретена вилла, являющаяся местом явки для всех его агентов».

В документах, датированных 1930-ми годами, также говорится об активизации деятельности Вышиванного. Так, в письме из Харькова в адрес Иностранного отдела ОГПУ СССР в Москве от 9 апреля 1933 года отмечается: «Наш зарубежный источник в Румынии, известный Вам «Теплов», сообщает, что румынская разведка получила письмо от Василия Вышиванного (бывший принц Габсбургский – претендент на гетманат Украины), в котором тот предлагает свои услуги Румынии и просит разрешения перебрасывать через рум. границу свою агентуру для работы в Украине. Вышиванный обещает предоставлять румразведке военную информацию этой агентуры. Румыны от этого предложения не отказались, и Бухарест переслал письмо Вышиваемого Черновицкому Центру «А» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944.– Т. 1. – Л. 15).

В материалах архивного дела есть сообщения о связях Вышиванного с болгарской разведкой и о том, что в проведении разведывательной работы против СССР он пользовался поддержкой польских военных кругов.

По этим сообщениям ГПУ может показаться, что Вышиванный в тот период то и делал, что постоянно засылал агентуру на советскую территорию, занимался разведывательной деятельностью, имел для этого собственную разветвленную сеть. На самом деле чекисты умышленно преувеличивали в своих выводах, как это делали неоднократно, чтобы продемонстрировать рост угрозы из-за границы и оправдать усиление репрессивных мер внутри страны.

Между тем беспокойство чекистов относительно контактов Вышиванного с лидерами ОУН имело реальную подоплеку. В одной из справок отмечается, что на 1933 год зафиксированы его связи с ОУН и лично Евгением Коновальцем, а также Николаем Сциборским, Виктором Курмановичем, Николаем Капустянским, Петром Кожевниковым. В другой говорится, что во время общения с Коновальцем Вышиванный увлекался работой генерала Александра Удовиченко и настаивал на привлечении его к работе.

О таком сотрудничестве упоминается и в архивном деле на Е. Коновальца. В спецсообщении Иностранного отдела УГБ НКВД УССР от 23 июня 1935 г. «Организация украинских националистов» отмечается: «Постановлением июльской конференции 1933 г. при «вожде» создан военный штаб ОУН… Во главе штаба стоит Коновалец. Членами штаба являются генерал-хорунжий Виктор Курманович, Антон Краус, Василий Вышиванный…» (ГДА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6964. – Т. 1. – Л. 57).

О контактах Василия Вышиванного с Евгением Коновальцем больше идет речь в архивном деле-формуляре на представителя ОУН в Лондоне Евгения Ляховича. В нем есть документ, датированный июлем 1936 года, свидетельствующий о том, что чекисты специально давали одному из агентов в украинских эмигрантских кругах задачу: «узнать, поддерживают ли они сейчас связь друг с другом и какие между ними существуют отношения».

Во исполнение этой задачи, как свидетельствует архивный документ, агент дважды встречался с Вышиванным и узнал, что тот знаком с Коновальцем еще со времен Первой мировой войны. «Несколько лет назад, – говорится в сообщении, – Коновалец неоднократно посещал его в Париже. Коновалец просил Василия Вышиванного сконтактировать его (Коновальца) с японцами, что Василий Вышиванный и сделал, причем он познакомил Коновальца с тогдашним японским советником посольства в Париже бароном Ито» (ГДА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 9860.– Т 2. – Л. 172).

Поэтому есть определенные основания полагать, что у Вышиванного была причастность к проведению тайной, отчасти разведывательной деятельности в интересах украинских зарубежных организаций. А еще, как ему инкриминировались в материалах следствия, – в интересах французской и английской разведок. Следовательно, в тех условиях, в которых находился эрцгерцог, и в тех ситуациях, к которым по велению судьбы имел отношение, он просто обречен был действовать еще и как разведчик. 

Есть упоминание о Василии Вашивинном и в деле на выдающегося художника Николая Глущенко, который в 1930-е годы действовал во Франции как агент советской внешней разведки. В этих материалах отмечается, что перед возвращением Глущенко в СССР ему в октябре 1934 давали задачу возобновить контакты с ведущими деятелями украинской эмиграции. Среди других говорилось о Василии Вышиванном, с которым тот был знаком. Но при этом рекомендовали не навязывать себя, чтобы не вызывать излишних подозрений. О ходе встречи, если она и прошла, информации в материалах дела нет. В то же время в одном из документов Иностранного отдела НКВД СССР встречается следующая фраза: «План резидентуры про подставу «Художника» Вышиванному мы санкционировали».

Эти отрывочные сведения могли свидетельствовать о том, что парижская резидентура советской разведки разрабатывала ряд мер, в которых Вышиванный был как объектом, так и субъектом оперативной заинтересованности. Разгадку этой истории находим непосредственно в одном из документов от 20 сентября 1947 года под названием «Справка на Вышиванного Василия». В ней говорится: «В 1935 году парижской резидентурой ГУГБ НКВД СССР Вышиванный разрабатывался на вербовку». Но, очевидно, разные меры по изучению, идеологической обработке и основаниям с привлечением имеющейся агентуры в его окружении, о чем в архивных документах информации нет, не дали ожидаемого результата. Поэтому вывод сделан такой: «От вербовки и последующего использования Вышиванного решено было отказаться» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944. – Т. 1. – Л. 100).      

Слежка, которую развернули за Василием Вышиванным советские спецслужбы после Второй мировой войны, в том числе при активном участии СМЕРШ – военной контрразведки, свидетельствовали о том, что речь уже шла о нейтрализации и прекращении его антисоветской деятельности. Хотя он публично против политики СССР особо не выступал. Но его контактов с руководителями ОУН было достаточно, чтобы считать врагом советской власти.

В итоговой справке по архивному делу отмечается: «По последним зарубежным сведениям известно, что в 1946 г. Вышиванный находился в Баварии под покровительством американских властей, продолжая поддерживать тесную связь с руководящими деятелями ОУН, в частности, с руководителем политической референтуры Провода Закордонных частей ОУН-бандеровцев Прокопом Мирославом. Это дает основания полагать, что Василий Вышиванный и сейчас имеет большие связи среди руководства ОУН и сам лично проводит активную антисоветскую деятельность» (ГГА СВР Украины. – Ф. 1. – Д. № 6944. – Т. 1. – Л. 100).

На основании этих выводов, как свидетельствуют архивные документы, 18 сентября 1947 года МГБ УССР подняло перед Первым главным управлением (внешняя разведка) МГБ СССР вопрос об аресте Вышиванного и его этапировании в Киев для проведения следствия и осуждения. Почему эта дата фигурирует в деле, неизвестно, потому что еще 26 августа 1947 года Вышиванного похитили работники СМЕРШ в английской зоне оккупации Вены и доставили в Карлсбадскую тюрьму, где велось предварительное следствие. Наверное, таким образом хотели определенным образом нормировать процессуальные действия. Поэтому в следственных документах дата ареста — 22 сентября.

На эту тему: Как эмигрантский парламент УНР боролся за украинскую государственность

За два месяца до этого советские спецслужбы также тайно похитили украинца Романа Новосада, студента Венской музыкальной академии, из-за которого Вышиванный пытался возобновить контакты с ОУН. Вскоре обоих доставили в Киев, в Лукьяновскую тюрьму. Согласно материалам следствия, которые находятся в других государственных архивах, Василь Вышиванный был обвинен в связях с ОУН, сотрудничестве с французским и английским разведками.

МГБ УССР закончило следствие в мае 1948 года. Василию Вышиваному вынесли приговор – 25 лет заключения во Владимирской тюрьме в Москве. Но в место отбывания наказания он не попал. 18 августа 1948 года после резкого ухудшения здоровья умер в больнице Лукьяновской тюрьмы. Место его захоронения до сих пор неизвестно. Так драматично завершился жизненный путь австрийского эрцгерцога Вильгельма Франца фон Габсбург-Лотринген на его духовной Родине – Украине.

Источник: Служба зовнішньої розвідки України


На эту тему:

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важливо

ЯК ВЕСТИ ПАРТИЗАНСЬКУ ВІЙНУ НА ТИМЧАСОВО ОКУПОВАНИХ ТЕРИТОРІЯХ

Міністр оборони Олексій Резніков закликав громадян вести партизанську боротьбу і спалювати тилові колони забезпечення з продовольством і боєприпасами на тимчасово окупованих російськими військами територіях. .

Як вести партизанську війну на тимчасово окупованих територіях

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]