Дальневосточная миссия. Борьба ОУН за Зеленый Клин

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Борьба ОУН за Зеленый Клин

Восемьдесят лет назад члены ОУН при поддержке японского правительства строили украинскую жизнь на Дальнем Востоке и планировали создание «Зеленой Украины».

«Пойдем отдельными путями, но к общей цели. Может, вы дойдете до Киева из Варшавы, а я через Одессу, а может, и через Токио и Сибирь, но мы имеем общую цель», - вспоминал слова Евгения Коновальца президент Украинской Народной Республики в изгнании Андрей Левицкий. Последний жил и работал в Варшаве, находясь в тесном контакте с польским политикумом. А вот Токио среди названных географических мест вызывает вопросы. Впрочем, только на первый взгляд, ведь Организация украинских националистов и непосредственно Коновалец поддерживали тесный контакт с японскими правительственными кругами, а затем при поддержке официального Токио строили свою сеть на Дальнем Востоке.

Первые связи с японцами ОУН наладит уже в начале 1930-х - в то время довольно громкой акцией, которую рассматривала Лига Наций, была пацификация, которую поляки проводили на Галичине. В отдельный комитет, созданный в этом деле, входил и японский представитель. С тех пор националисты будут иметь доступ к японским дипломатам, а через несколько лет попытаются наладить близкий контакт.

«В 1934 году был составлен обширный доклад на тему «Украина как фактор развала России» и переведен на английский язык. Его предложили японцам, и представитель ОУН имелл с послом Японии в Варшаве обстоятельный разговор. Почему японцы хотели говорить об украинских делах именно в Варшаве, невозможно сказать, но можно догадываться, что именно там находились самые опытные в украинской проблематике люди», - вспоминал руководитель политической референтуры ОУН Дмитрий Андриевский.

К варшавской встрече был подготовлен и отдельный пакет предложений, одно из которых предполагало помощь японцев акциям ОУН в Маньчжурии. Эту китайскую территорию японские войска захватили в начале 1930-х и провозгласили марионеточное государство Маньчжоу-Го. Здесь, в частности в городе Харбине, была довольно многочисленная украинская община, и отсюда было удобно формировать базу для влияния на Красную армию и украинское население приграничных областей. В этом позиции ОУН и Японии совпадали, ведь на Дальнем Востоке, в частности - в Приамурье, украинцы составляли огромную группу, а отдельную территорию, известную как Зеленый Клин, еще в начале ХХ века заселяли преимущественно они.

В тему: Гибель «украинской Атлантиды». Наши земляки на берегах Тихого океана: хроника трагедии

Секретарь Коновальца Михаил Селешко в января 1935 года писал руководителям украинской общины в Харбине: «Можно выслать на Дальний Восток несколько молодых ребят, сознательных, для работы в какой угодно области, до военной включительно».

На это письмо ответ так и не был получен, однако член Украинского политического центра в Харбине Иван Свит в воспоминаниях заметил: «Можно сказать, что заинтересуванность японских военных кругов Организацией украинских националистов имело более практический, чем политический характер. Японцам нужно то, чего они по разным причинам не могли получить от украинцев на Дальнем Востоке. Ведь ОУН имела свои вышколенные кадры ко всякому делу, «вплоть до армейско-военного».

Поэтому в середине 1930-х в Харбин были переброшены нескольких членов ОУН, которые сразу заняли заметные роли в Украинской национальной колонии, в частности в Союзе украинской молодежи (СУМ), и начали издавать журнал «Далекий Схід».

В 1937 году в Берлине проходят переговоры Коновальца и генерала Николая Капустянского с представителями японского посольства и генерального штаба. Как результат - еще в том году группа из трех ОУНовцев отправится на лайнере из Италии в Японию. Все они будут непосредственно связаны с самой неудачной акцией в истории ОУН, а именно нападением на почту в Городке в 1932-м. Тогда организация потеряла погибшими и казненными четырех боевиков. Двое непосредственных участников нападения - Гриць Купецький та Григорій Файда, а также проводник дрогобычской вооруженной группы УВО-ОУН Михайло Гнатів нелегально покинут пределы Польши и окажутся на Западе. Вместе с другими подпольщиками, которых постигла та же участь, эти трое националистов в середине 1930-х примут участие в подготовках хорватских подпольщиков-«усташей» в Италии, а в 1937-м отправятся на Дальний Восток.

«Вы будете работать подпольно. Будете жить под русскими фамилиями и не будете участвовать в жизни украинской эмиграции в Харбине», - заявил оуновцам полковник Акикуза, который сначала занимался националистами.

В тему: «Зеленый клин»: Украина на Дальнем Востоке России

Поэтому парни придумали себе жизненные легенды и имена. Представителям ОУН дали время на изучение русского языка, а дальше началось системное обучение под контролем японской разведки: прослушивание лекций, проработка соответствующих коммунистических работ и тщательное чтение советской прессы.

«Каждый день была по крайней мере одна лекция одного из лекторов на различные темы, как, например, организация войск пограничной охраны, организация ГПУ-НКВД, организация Красной Армии, биографии всех членов Политбюро и всех выдающихся современных большевиков и небольшевиков, генералов и т. д., отличия различных подразделений армии, флота, авиации, НКВД, войск Пограничной охраны, - вспоминал руководитель оуновской группы Купецький (Марков). - Нам читали лекции о сети концлагерей, точные данные о них, о новых достижениях социалистического строительства или на такие темы, как национальный вопрос в СССР, экономическое положение, организация колхозов и совхозов и многое другое, в том числе и о советском шпионаже и коммунистических организациях за пределами Советского Союза».

Следующей фазой была подготовка националистами брошюр и листовок, и здесь возник первый серьезный конфликт с японцами, которые требовали прекратить печатать проукраинские лозунги, бороться с русскими и начать сотрудничество с белой эмиграцией. Последний вопрос был острым, поэтому в Вену была послана телеграмма: «Поссорилась с тетей. Оля». Здесь слово «тетя» обозначало японцев, «Оля» - руководителя националистической группы.

Прекратив сотрудничество с японцами, оуновцы интегрируются в украинскую жизнь Харбина. Гриць Купецький (Борис Марков) возглавит «Українську Далекосхідну Січ» - переименованный СУМ, а Михайло Гнатів решит нелегально перейти советскую границу. Подобная выходка его предшественника Николая Митлюка стоила ему жизни. Гнативу это не удастся: во время нелегального перехода границы его арестуют японцы. Позже он переедет в Шанхай, где возглавит украинское общество.

Во время Второй мировой войны японцы снова обратятся к националистам с предложением сотрудничества. Когда его восстановят, украинцы возьмутся за подготовку идеологических и пропагандистских материалов. В то же время они будут готовиться к японско-советской войне. «Одно, что было положительным в наших планах в широком масштабе, это была идея создания независимой от России Зеленой Украины. Мы даже было приготовили состав первого правительства Зеленой Украины, состоящиего из наиболее известных украинцев на Дальнем Востоке за пределами СССР», - вспоминал Купецький.

Вскоре националистическая группа получила новое задание - работать с советскими беглецами-украинцами, которых содержали в концлагере неподалеку Харбина. Разговоры на национальные темы, а также договоренность с японцами о перемещении украинцев в отдельный барак сплотили эту группу, а затем привели к прямому противостоянию с заключенными-русскими.

Националистам еще удалось выпустить четыре номера подпольного журнала «Сурма». Впрочем, катастрофа Японии казалась все более очевидной. Несмотря на непростые взаимоотношения между украинцами и японскими военными чинами, Грицю Купецькому  предложат выехать в Шанхай последним поездом из Харбина. Это был шанс спастись перед красной оккупацией.

В то время в Шанхае небольшая группа националистов имела довольно существенное влияние: здесь Корда-Федорів издавал англоязычный журнал Call of Ukraine, а Михайло Гнатів возглавлял украинское общество. С помощью американцев остатки общины вывезут на Филиппины, а оттуда в другие страны мира, в основном к Аргентину и Австралию. Так заканчивалась эпопея ОУН в сотрудничестве с японцами на Дальнем Востоке. За те годы Организация в Украине и Европе пережила бурные события. Когда же запоздалые новости доходили на Дальний Восток, то и здесь они оставляли отпечаток. Самые активные деятели украинского движения в Харбине - Михайло Затинайко (Роман Корда), Гриць Купецький и Михайло Гнатів (Чорний) - после очередного раскола ОУН разойдутся своими дорогами. Корда займет позицию мельниковцев, Купецький - бандеровцев, а Чорний - среды Украинского главной освободительной Рады (УГВР).

В тему: Степан Бандера: реальная личность и миф

Несмотря на то, что шесть членов ОУН, которые в 1930-е годы прибыли в Харбин, смогли активизировать украинскую жизнь, их миссия имела посредственный эффект. Во многом это объяснил Іван Світ, когда утверждал: «Только через несколько лет, где-то в 1939-1940 годах, члены ОУН в Харбине убедились, что японская политика руководствуется в основном японскими интересами, а не симпатиями к тому или иному народу, поэтому она переменчива и неопределенная».

В то же время часть вины лежала и на руководстве украинских националистов. По крайней мере, такой вывод можно сделать из анализа Гриця Купецького: «Много способных людей шаталось по Европе, а на ответственную и важную работу на Дальнем Востоке послали людей, которые, может, и хорошо умели пользоваться оружием против врага, но не признавались в дипломатии, политике, журналистике или в глубокой общественной жизни. Очевидно, что такой состав посланных людей заранее был обречен на неудачу в своем задании».

Святослав Липовецкий, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма