Генерал Николай Арсенич: жизнь и борьба шефа Службы безопасности ОУН

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как нужно любить Родину.

На основе архивных документов, воспоминаний и литературы сделана попытка реконструкции фигуры Николая Арсенича — руководителя Службы безопасности ОУН (бандеровцев). Проанализирована его причастность к репрессиям в повстанческой среде; выяснены обстоятельства его гибели в схроне в 1947 году.

Книга историков Александра Ищука и Валерия Огородника «Генерал Микола Арсенич: життя та діяльність шефа СБ ОУН» (издательско-полиграфическое предприятие «Вiк», Коломыя, 2010г.). Издание заполняет пустоту неизвестности вокруг человека, который в 1941-1947 годах возглавлял внутреннюю контрразведку украинских националистов и повстанцев.

Что интересного? Семейные корни будущего руководителя Службы безопасности ОУН идут из села Нижний Березов Косовского района Ивано-Франковской области. В 1929 г. польские власти провели кампанию по ополячиванию украинского населения Галиции и заставляли принимать новые фамилии — чаще всего, от названия территории. Арсенич поступили хитро — не отказавшись от родового имени, добавили немного видоизмененное название села и стали Арсенич-Березовскими.

Николай Арсенич родился 27 сентября 1910 г. в семье крестьянина-бедняка. Отец дал всем детям хотя бы среднее образование, что для тех времен было, скорее, исключением. Уже во время учебы в Коломыйской гимназии Николай участвует в антигосударственных выступлениях — срывал государственные гербы со стен заведения. В 1928 г. его отчислили из гимназии, и он возвращается в свое село и с головой окунается в деятельность Украинской военной организации, а впоследствии — и ОУН (еще не имея двадцати лет, становится Коломыйским уездным проводником).

В 1930 году поступает на юридический факультет Львовского университета. Является активистом легального Союза Украинских Студенческих Организаций в Польше. Вместе с обучением работает на должности ответственного администратора газеты «Новое Село».

В 37-м — первый арест. У Арсенича было найдено много националистической литературы и листовок. На суде признал себя принадлежащим к организации, поскольку «только ОУН может освободить народ из неволи». Получил по приговору 3 года тюрьмы и 6 лет ограничения гражданских прав. Из заключения вышел через год. Почему не досидел срок, неизвестно.

Весной 39-го его вновь арестовывают за антипольскую деятельность и он сидит в тюрьме «Бригидки» до капитуляции Львова, то есть до 20-21 сентября.

При «первых советах» находится в подполье. Позже переходит советско-немецкую границу и поселяется в Кракове, где действовал провод Революционной ОУН под руководством Степана Бандеры.

Шеф СБ Николай Арсенич - "Михаил" (слева) и Ростислав Волошин - "Горбенко"

Арсеничу поручают создать военную разведку ОУН, а в апреле 41-го Бандера назначает его руководителем этой структуры. По свидетельству брата Степана, арестованного в то время НКВД, Николай активно изучал опыт и методы агентурной деятельности советской спецслужбы, «особых отделов».

Через неделю после провозглашения Акта восстановления Украинского Государства (30 июня 1941 г.) нацисты арестовывают Бандеру, а затем и премьер-министра УД Ярослава Стецько. Руководящим проводником ОУН становится Николай Лебидь, а тридцатилетнего Николая Арсенича назначают главой Службы безопасности ОУН. Его псевдоним — «Михайло».

Задачи СБ были такими: противодействие деятельности агентов НКВД и гестапо, охрана видных членов ОУН, контроль за соблюдением конспирации, поддержание внутренней безопасности, разведка и контрразведка, организация диверсий, расследование уголовных преступлений, совершенных членами бандеровской ОУН, а также «разработка мельниковцев и других националистических формирований».

Благодаря настойчивой работе Арсенича, СБ стала «государством в государстве», одной из самых действенных структур ОУН. Каждое подразделение состояло из председателя (референта), 2-3 следователей, 10-20 боевиков и даже архивариуса.

На почве централизации СБ у «Михайла» возник конфликт с Шухевичем, который выступал за подчинение эсбистов территориальным проводам ОУН, а глава ВБ считал главнокомандующего «нетвердым, неустойчивым руководителем, который не умеет быстро и хорошо ориентироваться в оперативной ситуации».

В 44-м он отказывается выезжать в Германию, хотя такая возможность была. Он писал, что в крае должны работать люди, которые хорошо владеют ситуацией.

Он постоянно курсирует между Галичиной и Волынью, для него устраивают множество укрытий, где он и останавливался с небольшой охраной и женой Анной Гунько (несколькими годами ранее она при минусовой температуре вплавь пересекла границу через реку Сян, что принесло ей не только уважение ОУН, но и болезни, в результате которых она не смогла иметь детей).

Важным является выяснение вопроса масштабов «чисток», которые осуществлялись СБ ОУН в 1943-м и последующих годах.

Авторы определяют, что целью репрессий, так сказать, «против своих» была «борьба с вражеской агентурой, устранение чужого элемента (восточников, которые не были агентами, но потенциально могли таковыми стать)». Под проверку попали члены ОУН (б), воины УПА и гражданские лица-сторонники, которые активно контактировали с «лесом».

Приказ на осуществление «чисток» исходил от Бандеры, который писал — «Под влиянием большевистской действительности менее стойкие элементы, безусловно, в абсолютном большинстве перейдут на сторону большевиков. А потому необходимо немедленно и как можно более тайно, во имя великого национального дела, вышеуказанный элемент ОУН-УПА ликвидировать».

Это была реакция на провокационную работу советских спецслужб, которые не просто насыщали подполье своими агентами, включая перевербованных партизан, но и нагнетали атмосферу подозрений, инициировали трения внутри ОУН.

Для этого эсбисты подбрасывали фальшивые советские агентурные списки, делались фотомонтажи, где повстанцы находились в компании сотрудников НКВД-МГБ, и тому подобное.

«Чистки» не прекращались несколько лет. Массовая, по словам исследователей, кампания репрессий имела место на Волыни, в УПА-«Север», которой руководил Дмитрий Клячкивский — «Клим Савур».

Шпиономания обескровливала подполье. Уничтожили также бывшего члена провода ОУН (р) Ростислава Волошина, которого скомпрометировали чекисты — арестовали и... выпустили. Дошло и до раскола — Степан Янишевский-«Далекий» даже создал альтернативный бандеровцам краевой провод, за что был заочно приговорен судом ОУН к «смертной казни без права реабилитации» (исполнили его, правда, в МГБ — в 1951 г.).

Арсенич не ставил задачу перед подчиненными ликвидировать как можно больше врагов — потребность была, прежде всего, в выявлении «слабых мест». «Основная цель агентуры (органов госбезопасности) — не прекращать чистку, скомпрометировать как саму чистку, так и людей, которые ее осуществляют, расширить агитацию, что уничтожают невинных людей».

Часто расконспирированных людей просто исключали из ОУН или отправляли в УПА, чтобы, как говорили красные политруки — «кровью смыть вину».

Общие масштабы потерь от внутреннего террора неизвестны, но только в январе-октябре 1945 г. и только на Волыни Николай Козак, руководитель местной СБ «Смок» (другие псевдо — «Кучма», «Пастух»), ликвидировал 889 человек из 938,попавших под проверку. В частности, и полсотни функционеров ОУН. В некоторых районах сто процентов подозреваемых были казнены «на горло».

«...За столом сидел допрашивающий, а перед ним допрашиваемый, которому предварительно был накинут на шею короткий шнурок с деревянной удавкой, которую держал в руке эсбист. После допроса по знаку допрашивающего этот эсбист, который держал шнурок, моментально его закручивал, разрывая горло допрашиваемого. Тогда его тащили в соседнюю комнату, где в одну кучу сбрасывали голых допрашиваемых, а на вторую кучу одежду и вещи... На вторую ночь их вывозили и тайно в лесу или в поле закапывали».

Василий Кук, член провода и будущий главнокомандующий УПА, упрекал «Смока» за часто неоправданные поспешность и жестокость — «не считаю доказательствами вынужденные признания на „станке“, если они необоснованны, логически не связаны, противоречивы в сопоставлении с фактами».

Сам шеф СБ Арсенич без тени юмора признавал — «если ты будешь бить мужчину, то он признается, что он император абиссинский».

За время войны жертвами междоусобной вражды между двумя фракциями ОУН — бандеровцами и мельниковцами — стали около 4 тысяч националистов из фракции Андрея Мельника. Последней жертвой стал Онуфрик, псевдо «Кузнечик», которого ликвидировали по приказу Арсенича в конце 45-го.

Исследователи Дмитрий Веденеев и Геннадий Быструхин подсчитали по архивным документам СБУ, что осенью 1946 г. агентурный аппарат МГБ на западе Украины насчитывал 644 резидента, 2 249 агентов и 18 165 информаторов.

И, само собой, существовали чекистские агентурно-боевые группы и легендированные «краевые проводы» (например, киевский, которому подчинялись сотни людей), которые действовали под видом подразделений ОУН и УПА.

По состоянию на 1 июля 1945 г. действовало 156 спецгрупп НКВД численностью 1783 человека, больше всего — на Ровенщине (заметьте, именно там, где и «чистка» была сильнейшей). Следовательно, выяснение, сколько жизней унесли переодетые советские подразделения, еще впереди.

11 января 1947 года руководитель СБ пишет последнее известное письмо главному командиру УПА Роману Шухевичу, где преподает основы новой тактики ОУН.

Он признает, что «на ближайшее время перспектив нет и вряд ли будут в течение ближайших нескольких десятков, а может и сотен лет». Вместо постоянных столкновений, в ходе которых гибнут люди, предлагает «переключить низы на подпольную работу» и «правильно управлять людьми». «Михайло» считает, что где можно — надо выходить из леса, легализироваться и работать с людьми, завоевывать их своим авторитетом.

23 января 1947 года при поиске «большого бандглаваря» близ села Жуков Бережанского района Тернопольской области был обнаружен бункер, в котором скрывался Арсенич с женой, одним охранником и С. Галушкой — связной Шухевича, перевербованной чекистами. Перед угрозой быть схваченным шеф СБ сжег все документы, застрелил обеих женщин, а затем пустил себе пулю в висок.

Фраза. «Трудолюбие вплоть до самоотречения, всесторонность ума и глубина мысли, скромность, решимость и безоглядность в борьбе с врагом — вот главные приметы его характера. На поле славы в тяжелой борьбе за УССГ [Украинское Самостийное Соборное Государство] погиб геройской смертью наш Наивысший Деловой Руководитель — проводник Михайло».

 

Вахтанг Кипиани, опубликовано на сайте tsn.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Последние новости

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При л