Профессор Лев Ребет: «более опасен для СССР, чем Бандера»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

45-летний профессор Лев Ребет был убит утром в субботу 12 октября 1957 года на лестнице дома на Карлплатц в Мюнхене, где располагалась редакция «Українського Самостійника». Убийцей был агент КГБ Богдан Сташинский. Орудиями убийства стало устройство, которое выстреливало струей синильной кислоты. Оно было изготовлено в московской лаборатории. В настоящий момент, говорят, она называется «лабораторией Х».

 45-летний профессор Лев Ребет был убит утром в субботу 12 октября 1957 года на лестнице дома на Карлплатц в Мюнхене, где располагалась редакция «Українського Самостійника». Убийцей был агент КГБ Богдан Сташинский, он же Йозеф Леман, он же Зигфрид Дрегер, он же Ханс-Йоахим Будайт, он же Александр Крылов. Орудиями убийства стало устройство, которое выстреливало струей синильной кислоты. Оно было изготовлено в московской лаборатории, которая во время ЧК называлась «специальным кабинетом», во время НКВД — «камерой», а во времена КГБ — «спецлабораторией №12». В настоящий момент, говорят, она называется «лабораторией Х».

В тему: Служба внешней разведки Украины рассекретила «дело» убийцы Степана Бандеры

Через два года Богдан Сташинский похожим образом убил Степана Бандеру.

А еще через два года Сташинский убежал в Западный Берлин и добровольно предстал перед судом, признав себя виновным в этих двух убийствах. Убийца Ребета и Бандеры сказал, что КГБ приказал ему ликвидировать Ребета, потому что тот был «ведущим теоретиком украинцев в экзиле» и этим очень вредил Москве. А на вопрос: «Почему вы убили первым Ребета, а не Бандеру?» — он ответил: «Потому что Лев Ребет был более опасен для СССР, чем Бандера».

Кем же был Лев Ребет, который получил такую оценку от советских спецслужб (разумеется, Сташинский лишь повторял то, что ему сказали в Москве)?

Родился он 3 марта 1912 года в городе Стрый на Прикарпатье, получил образование на юридическом факультете Львовского университета. В 1927 году Ребет поступил в Украинскую Военную Организацию, впоследствии — в Организацию Украинских Националистов. После заключения Степана Бандеры в 1934-1938 годах стал руководителем Краевой Экзекутивы ОУН в Западной Украине. Ему удалось возобновить подпольную сеть и активизировать работу организации. Как писал последний главный командир УПА Василий Кук, Ребет был «исключительно интеллигентный человек, который имел собственную концепцию действий на период, когда сеть ОУН была во многих местах разорвана, приближалась новая мировая война и необходимо было готовить будущих солдат быстрее, чем полиция их арестовывала.

Главное внимание уделялось тренировкам, протестные акции, которые могли бы привести к массовым арестам, были приостановлены». Эта тактика дала свои результаты: с началом войны и разделением Польши между СССР и Германией ОУН оказалась единственной украинской организацией, которая смогла сохранить свою подпольную сеть. Однако часть радикалов, неудовлетворенная тактикой эволюционного развития организации и тщательной выучки ее кадров, рвалась в бой; Ребета обвинили в измене, и он даже попал в «ликвидационные списки». Но все прошло: в 1938 году Ребета лишь отстранили от должности руководителя Краевой Экзекутивы…

В тему: Бандеровцы в Аушвице: выжить и победить

В 1940 году, когда в ОУН состоялся раскол, Лев Ребет однозначно стал на сторону Степана Бандеры, как и подавляющее большинство ОУНовской молодой генерации. Но в команде этого националистического движения он сразу занял особое место. Как вспоминал его соратник Богдан Левицкий, «была создана т. н. Политическая комиссия, к которой принадлежали Степан Ленковский как председатель, Митринга [чьи взгляды были по содержанию социал-демократическими. — С.Г.], Ривак, Ребет и я.

Здесь рождались проекты программ и разных изданий... На т. н. Краковском конгрессе среда Митринги сумела не допустить принятия разных прогитлеровских постановлений, а были такие позорные попытки!.. Чтобы программа ОУН была «идентичной с программой немецких национал-социалистов». Консервативные позиции в Комиссии занимал единственный Ребет, однако во имя исторической правды должен как свидетель тех событий сказать, что Ребет постоянно и доказательно защищал тезис, что будущее наше общество должно быть плюралистическим, что система многопартийная более прогрессивная, чем однопартийная диктатура».

В начале июля 1941 года, после провозглашения ОУН (р) возобновления Украинского государства, Ребета назначают заместителем председателя правительства. 12 июля он арестован гестапо, два месяца допросов в Берлине — и с осени 1941 до декабря 1944 года Лев Ребет — один из узников концлагеря Освенцим.

В 1945—1954 годах Ребет был одним из руководителей Зарубежных частей ОУН (р). У него было немало работы, прежде всего по организации масштабных идеологических кампаний по разоблачению «прелестей» сталинского режима, в «достижения» которого тогда верило немало западного люда. Еще в 1945—1948 годах профессиональный юрист Ребет был главным судьей Зарубежных частей ОУН. Дело непростое: ведь МГБ пыталось заслать туда своих многочисленных агентов с целью не только достать информацию о намерениях украинского освободительного движения, но и спровоцировать его на безрассудные действия.

В 1954 году, после окончательного раскола ОУН (р), он вместе с Зиновием Матлой возглавил альтернативную организацию ЗЧ ОУН (р), с 1956 года стал лидером ОУН (за рубежом) и главным редактором журнала «Український самостійник».

А параллельно с политической деятельностью он в 1949 году защитил докторскую диссертацию на тему «Государство и нация», выпустил в печать книги «Формирование украинской нации» (1951), «Свет и тени ОУН» (1954), «Теория нации» (1956). В 1954 году Ребет стал профессором права Украинского свободного университета в Мюнхене, сотрудничал в газетах «Українська трибуна», «Час», «Сучасна Україна», разрабатывало теорию народного суверенитета.

Из этих фактов вырисовывается действительно нестандартная фигура: с одной стороны, человек, очевидно, академического склад ума, тексты которого меньше всего похожи на митинговые лозунги или сборник афоризмов — это неторопливый, научно взвешенные размышления, предназначенные для вдумчивого читателя. С другой стороны, умелый организатор-подпольщик, стоический и несокрушимый политзаключенный (три года в польских тюрьмах, три с лишним — в Освенциме), умелый оппонент в острых политических дискуссиях. А в придачу — еще и счастливый муж такой незаурядной женщины, как Дария Ребет, в девичестве — Цисик.

На это, кстати, немногие из исследователей обращают внимание; между тем жены выдающихся деятелей украинского освободительного движения и сами являлись серьезными фигурами. Дария Ребет — магистр права Люблинского университета, член Краевой Экзекутивы ОУН на Западной Украине в довоенное время, участница ІІІ Чрезвычайного сбора ОУН (р), который отказался от авторитарной идеологии и принял демократическую программу, член президиума Украинского Главного Освободительного Совета, один из руководителей ОУН (за рубежом), журналистка и активистка международных женских организаций, в конце концов мать рожденного во львовской тюрьме гестапо в 1942 году Андрея Ребета — впоследствии многолетнего работника Радио Свобода».

Какими же были взгляды сначала одного из главных соратников, а затем одного из главных оппонентов Степана Бандеры? В чем проявились основные идейные расхождения между этими двумя деятелями освободительного движения? Сам Лев Ребет писал об этом так: «По линии оспаривания политики и программы ОУН на родине и пошло формирование эмигрантской группы вокруг Степана Бандеры. (...) Они отчуждались от организации и застряли на довоенных формах, искривив идеологию в сторону (...) автократизма, внутренней нетерпимости и исключительного мелкого, циничного макиавеллизма».

Собственно, первый, еще не окончательный раскол 1948 года в ОУН (р) как раз случился на почве того, что Лев Ребет и ряд других политиков, представлявших УГВР и УПА, выступили против авторитарных для вождя идей, исповедуемых Бандерой, Стецьком и их окружением. В 1954 году этот раскол стал окончательным, в 1956 г. он был оформлен организационно.

Бандера и Стецько предложили вернуться к идеологии действующего национализма с его лозунгом «Украина для украинцев», а Лев Ребет считал это глупостью. Бандера и Стецько пропагандировали авторитарный стиль, зато Лев Ребет и его единомышленники отстаивали принятую в 1943 году новую программу ОУН, главным лозунгом которой был: «Свободу народам, свободу человеку!» и которая, собственно, дублировала лозунги Атлантической хартии, с ней союзники воевали против нацизма. Это была программа либерального или гражданского национализма, и именно она была принята Украинской Повстанческой Армией.

В тему: Украинская Повстанческая Армия (УПА): что нужно знать

Вот как об этом говорит только что упомянутый сын Льва Ребета Андрей: «Отец пропагандировал эволюцию, а не революцию, то есть постепенные изменения, а Бандера утверждал — без революции не будет Украины. А какая тогда могла быть революция? Отец считал, что люди, жившие тогда в Украине, иногда становились партийцами, потому что не имели выбора. Иначе они не могли бы заниматься своим делом. Например, писатели или научные работники. Они не только спасались, но и спасали все, что могли — культуру, язык, науку, детей своих... А для Бандеры все, кто работали с государством, с СССР, становились врагами. Отец был юристом по государственному праву, это его лозунг: «Украина порабощенное, но суверенное государство, член ООН»... Отец разрабатывал историческую, политическую и правовую почву для становления свободной независимой Украины».

Это действительно было опасно для Кремля: вокруг Ребета консолидировались, с ним сотрудничали лучшие интеллектуальные силы эмиграции. И прозвучал приказ...

Целый ряд идей Льва Ребета сегодня приобрел новую актуальность. Это, в частности, идея формирования украинской нации на политической, культурной, психологической, а не сугубо этнической основе. Это тезис о консолидации общества на базе национальной идеи. Это и акцент на зависимости развития нации от обеспечения ею прав личности. Но во время глобализации, очевидно, особенно интересными являются размышления научного работника относительно того, является ли нация и национальное государство пережитком.

Ребет детально проанализировал трактовку национального вопроса в разных идеологиях и пришел к выводу, что в мире конкурируют две силы, которые соревнуются за доминирование, и обоим вариантам стремления к господству «мешает явление нации, и обе теории, большевицкая и суперкапиталистическая, относятся к ней неблагосклонно».

Поэтому, из умозаключений Ребета, явление нации — вовсе не пережиток; любое сверхгосударственное образование, даже в масштабах мира, эффективно только как свободный союз свободных народов, «среди которых ни один не получил бы преимущества от порабощения других народов и не приобрел бы желания порабощать других, убеждая их, что этого требует эпоха».

И еще одно небудничное мнение Льва Ребета: «Все народы стали нациями, когда почувствовали в себе силу реформировать человечество».

Сергей Грабовский, опубликовано в издании День


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.