Последний бой последнего командира УПА. Василий Кук. Часть 2

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Василий Кук

«...При выездах Кука в Ленинград в 1965 году и в Москву в 1969-м отмечено, что он вел себя подозрительно, применял различные хитрости... В обоих случаях ему удавалось убежать от внешнего наблюдения и бесконтрольно возвращаться в Киев...»

(Окончание. Начало читайте здесь: Поймать «Барсука». Арест Василия Кука. Часть 1).

«Почему тебя не убили?» — этот вопрос чаще прочих приходилось слышать Василию Куку в течение его долгой жизни. Он не мог дать на него ответа, потому что его не знал. Он просто делал все, чтобы победить. Даже после пленения.

Зато ответ знали те, кто его задерживал в 1954 году. Один из них, Георгий Санников, через полвека рассказал в мемуарах о мотивах чекистов:

«Расстрелять было слишком простым и оперативно неоправданным решением. Пока он был нужен живым, а там будет видно. Возможно, удастся склонить его к сотрудничеству, заставить поработать на советскую власть.

Такого уровня лидера ОУН, который попал в руки чекистов живым, в госбезопасности еще не было. А вдруг Лемиш, убедившись в безысходности своего положения, даст согласие и поможет в широком пропагандистском плане?

Эффект был бы грандиозный. Еще бы, сам Лемиш призывает к сотрудничеству с советской властью непокорных украинцев. Зарубежные центры ОУН сразу практически прекратили бы свое существование... Мертвый он превратится в мученика веры и идеи».

В тему: Как погиб Роман Шухевич и что могло произойти с его телом. «Мы не мстим за близких...»

Однако практический подход надо было согласовать на уровне руководства страны, а здесь существовали разные мнения: некоторые московские чиновники предлагали устроить громкое пропагандистское судилище над последним командиром УПА, По мнению самого Хрущева, Кука следовало расстрелять.

Василий Кук после выхода из тюрьмы, 1960 год. Архив Центра исследований освободительного движения

Василий Кук после выхода из тюрьмы, 1960 год. Архив Центра исследований освободительного движения

Трудно однозначно сказать, почему в споре победили чекисты. Возможно, потому, что после смерти Сталина позиции Компартии в стране несколько ослабли, а новый руководитель только начал закрепляться у руля.

Возможно, и потому, что, расстреляв задержанного руководителя подполья в 1954 году, ничего не теряли, ведь могли сделать это когда-либо позже. Тем более, что факт ареста Василия Кука был суровой тайной — участники операции дали подписку о неразглашении информации.

Из украинского руководства об аресте знали только три человека — секретарь ЦК Компартии Украины Кириченко, секретарь ЦК КПУ по пропаганде и генеральный прокурор УССР Руденко. Официально розыск «Лемиша» продолжался, в нем и в дальнейшем были задействованы тысячи людей.

В тему: УПА была более «рабоче-крестьянской», чем советские партизаны

Между тем объект розыска находился во внутренней тюрьме КГБ на Владимирской, 33, где его не только допрашивали, но и пытались идеологически обрабатывать. Георгий Санников, идеологический «воспитатель», вынужден был признать, что часто проигрывал в спорах с арестантом.

Иногда после завершения «дебатов» должен был просить девушек из оперативного персонала, которые осуществляли запись бесед, вытирать некоторые моменты, потому что «если бы глава КГБ, а докладывал именно ему, услышал кое-что из сказанного, то меня в лучшем случае отстранили бы от работы с Куком» .

Члены Провода ОУН Михаил Степаняк, Василий Кук и Петр Дужий после выхода из заключения (1960-е годы). Архив СБУ

Члены Провода ОУН Михаил Степаняк, Василий Кук и Петр Дужий после выхода из заключения (1960-е годы). Архив СБУ

На допросах Кук не молчал — рассказывал о своей борьбе и борьбе своих собратьев. Эта информация была не особенно полезной для КГБ, ведь большинство из тех, о ком идет речь, уже погибли, другие — находились в лагерях.

А Кук таким способом превратил свою немалое четырехтомное дело в чрезвычайно ценный источник для современных историков УПА, которое сохранилось до наших дней стараниями самих чекистов.

Уникальную информацию о последнем командире УПА можно найти не только в его деле, но и в материалах оперативно-розыскного дела «Блок», заведенного чекистами на украинских диссидентов. Здесь, среди других документов, находим докладную председателя КГБ УССР Федорчука от ноября 1974 года на имя руководителя Компартии УССР Щербицкого, целиком посвященную Василию Куку.

Через двадцать лет после ареста «Лемиша», когда главными противниками чекистов уже давно были диссиденты, а не повстанцы, руководитель КГБ Украины писал о нем как о «наиболее опасной личности в националистической среде».

Федорчук тщательно обосновывал свой тезис рядом фактов. Благодаря этому документу мы узнаем о наиболее длительном и самом тяжелом противостоянии Василия Кука с режимом — поединке в формате один против системы.

В тему: Как КГБ «перевоспитывал» бывших повстанцев

Итак, Кука оставили живым, чтобы использовать «в оперативных играх с американской и английской разведками и националистическими центрами для проникновения агентов КГБ в агентурную сеть спецслужб противника и зарубежные центры ОУН, перехвата каналов связи, ведущих к националистическим элементам в Украину, вывод в СССР шпионов и эмиссаров, их захват, передачу за границу дезинформационных данных и решения других оперативных задач».

Перечисленные выше цели, но уже как обвинение, Василий Кук неоднократно слышал от своих недругов после провозглашения независимости Украины. Попробуем по словам главного украинского чекиста — лица, далеко не заинтересованной в отбеливании врага — воссоздать то, как «сотрудничал» с органами Главный командир УПА.

Окончательное решение об «использовании» Василия Кука было принято КГБ СССР в конце 1957 года. После этого «с ним проводились соответствующие беседы, на которых он выдвигал свои условия, добиваясь освобождения из-под стражи. Куку было указано на несоответствие выдвигаемых им требований, поскольку он практически ничего не сделал для помощи органам госбезопасности».

Семья Куков вместе после долгих скитаний — Василий и Светлана, их сын Юрий, начало 1960-х. Архив ЦДВР

Семья Куков вместе после долгих скитаний — Василий и Светлана, их сын Юрий, начало 1960-х. Архив ЦДВР

Поэтому чекисты опасались освобождать Василия Кука, и он был привлечен к оперативным мероприятиям, оставаясь в заключении.

«Хотя он и дал согласие на участие в них, — жаловались гебисты, — но под всякими предлогами сразу же стал избегать выполнения своих обещаний, не открыл имеющихся у него договоренностей по связи с зарубежными центрами ОУН, стал вносить сомнительные предложения». Очевидно, такие предложения должны были не только помешать чекистам реализовать их планы, но и предупредить друзей за рубежом о пребывании под арестом.

Полностью разоблачить замыслы Кука в КГБ не могли, однако так же не могли ему доверить продолжить его деятельность. «По этим причинам, — читаем далее в документе, — проведение оперативных игр с использованием Кука вскоре было прекращено, и КГБ принял решение о его использовании в пропагандистских мероприятиях, которые проводили органы госбезопасности против антисоветских организаций украинских националистов».

Пропагандистский эффект раскаяние последнего руководителя подполья существенно усиливался таким элементом, как милосердие советской власти. Поэтому 14 июня 1960 года постановлением Президиума Верховного Совета СССР Василий Кук и его жена Ульяна Крюченко были помилованы.

В тему: Последний бой УПА. 1960 год

О том, что происходило за кулисами этого помилования, пишет Федорчук в своем письме руководителю партии: «При освобождении Кука из-под стражи и проведении с ним работы по его идейному переубеждению предполагалось организовать его выступление на пресс-конференции перед зарубежными и советскими журналистами, в прессе и на радио, подготовить с его участием обращение к оуновским группировкам за рубежом, выпустить от имени Кука брошюру для распространения среди эмиграции, в которых показать антинародную сущность украинского национализма».

Однако из этих масштабных мероприятий реализован был только один: «подготовлено от имени Кука открытое письмо под заголовком „К Стецько, Лебедю, Ленкавскому, Ребету и всем украинцам, проживающим за рубежом“, под машинописным текстом которого он 22 августа поставил свою подпись».

Письмо впоследствии было распространено через подконтрольное КГБ «Общество культурных связей с украинцами за рубежом» в диаспоре и в газетах западноукраинских областей.

Василий Кук все-таки дожил до победы своей идеи — независимой Украины, начало 1990-х гг. Архив ЦДВР

«8 сентября того же года, — читаем далее в документе, — Кук был завербован Комитетом государственной безопасности Украины в качестве агента с целью использования в мероприятиях по компрометации руководителей зарубежных националистических центров».

Для тех, кто более всего желает обвинить последнего командира в измене, этих слов главного чекиста могло бы вполне хватать. И на горе им, Федорчук на этом не остановился и откровенно писал далее: «Однако от выполнения заданий КГБ от уклонялся, никаких материалов, которые бы заслуживали оперативного внимания, не предоставлял (работа с ним проводилась руководящим составом КГБ УССР). В последние годы связь с Куком как агентом прекращена, но по оперативным соображениям ему об этом не сообщалось».

Поэтому руководитель КГБ УССР вынужден был признать, что даже руководящий состав его структуры не сумел сделать из Кука, который полностью был в их руках, агента.

«Сразу после освобождения Кук, — сетовал дальше на дерзкого „подопечного“ Федорчук, — отказался от написания каких-либо статей против украинских националистов и при этом потребовал, чтобы органы КГБ освободили из мест заключения ряд участников бандоуновского подполья, вернули из спецпоселений всех его родственников и пр.. Эти просьбы Кука были выполнены».

Среди освобожденных тогда были не только родственники Василия Кука, но и члены Провода ОУН Михаил Степаняк и Петр Дужий, свое время приговоренные к расстрелу, который потом заменили 25 годами лагерей.

В тему: Правила жизни Евгения Стахива. К 94-летию

Кроме того, Кука поселили пусть в небольшую, но отдельную квартиру в Дарнице (Киев — «А»), не помешали поступить на учебу на исторический факультет, затем на работу в Центральный исторический архив и Институт истории. «Это плата за измену», — будут говорить потом его недруги. На самом же гебисты, понимая неэффективность «кнута», упорно работали «пряником». Но «неблагодарный» Кук не менялся.

«Все это, — писал Федорчук о стараниях КГБ, — не произвело должного влияния на Кука, сотрудничать с органами КГБ он не стал. Будучи националистом-фанатиком и твердо оставаясь на предыдущих вражеских позициях, он предал предыдущие обещания. Никаких статей и других материалов против украинских националистов получить от него в течение более десяти лет так и не удалось».

Последний командир УПА выступает перед студентами, 2005 год. Его борьба за правду продолжалась до последних дней жизни. Фото Дмитрия Стойкова, газета «24»

Но Василий Кук не просто оставался бездеятельным для «благодетелей». Он продолжал свою тихую борьбу с ними, давая чекистам мастер-классы украинского подпольщика.

«В процессе наблюдения за Куком, — писали они, — зафиксирован ряд фактов, которые дают основания считать, что он мог использовать освобождение от уголовной ответственности и последующее пребывание на свободе для продолжения антисоветской деятельности и совершения других преступлений.

При его выездах в Ленинград в 1965 году и в Москву в 1969-м отмечено, что он вел себя подозрительно, применял различные хитрости с целью выявления преследования. В обоих случаях ему удавалось убежать от внешнего наблюдения и бесконтрольно возвращаться в Киев».

Документ, написанный Федорчуком в ноябре 1974 года, то есть через год после большого разгрома украинского диссидентского движения, фиксирует контакт последнего командира УПА с этой средой. В частности, здесь отмечается, что Кук неоднократно посещал Оксану Мешко, сын которой, Александр Сергиенко, также находился в заключении как диссидент.

В тему: Десять отважных. Все основатели Украинской Хельсинской группы

Мешко была объектом дела «Блок», поддерживала связи с другими фигурантами этого же дела, на тот момент арестованными Иваном Дзюбой, Иваном Светличным, Вячеславом Чорновилом, Евгением Сверстюком, Валентином Морозом, Василием Стусом.

Руководитель КГБ УССР Федорчук, который писал докладную Щербицкому, не просто решил потревожить руководителя компартии Украины, перечислив грехи Василия Кука. Документ имел цель — добиться отмены помилования Кука и привлечение его к уголовной ответственности.

Василий Кук, конец двухтысячных

Василий Кук, конец двухтысячных

Но этого не произошло, ведь тогда отвечать пришлось бы не только старому подпольщику, но и десяткам или даже сотням чекистов, которые брались за его «перевоспитание» и «оперативное использование». А многие из них за двадцать лет, прошедших после ареста Кука, высоко поднялись по служебной лестнице, стали генералами и руководителями важных подразделений в структуре безопасности.

Поэтому предложение Федорчука застряло где-то в коридорах власти, и шестидесятилетний подпольщик не вернулся в тюрьму.

В тему: Непокоренные. Почему украинские повстанцы не стали нацистскими и советскими пособниками

Хотя гебисты не забывали о нем до последних дней существования СССР. Один из них в разговоре с Георгием Санниковым сказал:

«Знаешь, до конца своей жизни он будет в кругу нашего зрения, наш вечный объект разработки... Он так и не пошел на сотрудничество с нами, остался на своих позициях убежденного борца за „независимую, свободную“ Украину... Мы же знаем его хорошо — смелый человек... Мы сейчас контролируем каждый его шаг, проводим по нему весь комплекс агентурно-оперативных и оперативно-технических мероприятий. Слушать его мы будем всегда».

Но их «всегда» закончилось, а Василий Кук дожил до независимости Украины, до своей победы над КГБ и СССР в последнем долгом бою, который длился почти полжизни.

В тему: «Кто такие бандеровцы и за что они борются»

P.S.: В 2002-м последний командир Армии отказался от звания Героя Украины, которое ему хотел вручить тогдашний президент Леонид Кучма. Василий Кук умер 9 сентября 2007 года в Киеве. Свое последнее интервью он дал нынешнему редактору «Исторической Правды» Павлу Солодько. В нем он сказал о борьбе УПА: «Вместе с гитлеровским империализмом следует побеждать и империализм коммунистический».

Владимир Вятрович, опубликовано в издании  «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com