Последний бой УПА. 1960 год

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Они перепечатывали ОУНовские агитки, датируя их разными датами, чтобы создать впечатление массовости. Они грабили магазины и убили офицера КГБ. Эти люди были последними, кто сознательно оказывал сопротивление советской власти с оружием в руках. И не отступил от своих убеждений до последнего.

В 1960 году в СССР была успешно испытана первая межконтинентальная баллистическая ракета. Страна выиграла чемпионат Европы по футболу и объявила о поддержке социалистической Кубы. Хрущев, подавив антисоветские беспорядки в Венгрии, стучал ботинком по трибуне ООН.

В Казахстане готовились к запуску Гагарина, в Москве - последней в СССР денежной реформы, в Киеве открывали первую линию метро. В молдавском селе Драгонешты родился еще никому не известный Сергей Тигипко. В Кремле готовился взять в руки власть уже достаточно известный Леонид Брежнев.

Прошло 10 лет со дня смерти Романа Шухевича и шесть лет ареста последнего главнокомандующего Армии Василия Кука. Походные группы ушли на Запад, а кто не погиб - легализировался в СССР. "Воюющей Украины" фактически уже не было.

Заканчивалась непродолжительная хрущевская "оттепель". Мировой авторитет и государственная мощь Советского Союза казались столь непоколебимыми, чтобы  против них с оружием в руках мог кто-нибудь выступить, не убоясь за жизнь.

Такие люди нашлись. Повстанческая боевка несколько лет скрывалась на границе Ивано-Франковской и Тернопольской областей, бережно сохраняя уже неработающую рацию, исправное оружие и печатную машинку, на которой они перепечатывали повстанческие листовки, подписывая их различными датами, чтобы создать впечатление массовости. И все ради кратковременной огневой стычки и самоубийства. Так же, как и 10 лет назад Шухевич…

Последний бой подполья Украины с советским войсками. Как известно, он состоялся в Подгаецком районе Тернопольской области 14 апреля 1960 года - в лесу возле хутора Лозы, расположенного между селами Шумляны и Божиковым.

В результате боя с опергруппой Тернопольского управления КГБ с приданным к ней 12-м Рымникским ордена Богдана Хмельницкого отрядом внутренней охраны МВД СССР (ранее, кстати, эта часть охраняла тылы Особого корпуса, который подавлял Венгерское восстание 1956 года) была окружена и разгромлена последняя группа украинских повстанцев.

По результатам сражения двое мужчин, участников группы, были ранены и они застрелились, а третий участник - женщина - последним патроном совершила неудачную попытку самоубийства.

Как удалось документально убедиться автору, большую часть своего времени в подполье в 1950-х годах эта повстанческая группа провела на хуторе Кубань села Цюцькив в Рогатинском районе Станиславской (ныне Ивано-Франковская - ИП) области. Об этом я неоднократно слышал раньше от старожилов села.

Чекисты управления КГБ по Ивано-Франковской области с жителями села Верхняя Липица Рогатинского района (центр сельского совета, к которому принадлежал и Цюцькив) после обнаружения бункера группы "Петра". 1960 год. Фото из архива Центра исследований освободительного движения

Чекисты управления КГБ по Ивано-Франковской области с жителями села Верхняя Липица Рогатинского района (центр сельского совета, к которому принадлежал и Цюцькив) после обнаружения бункера группы "Петра". 1960 год. Фото из архива Центра исследований освободительного движения

Группа повстанцев, о которой мы ведем речь, действовала с лета 1952 года - сначала в составе Пальчак Марии Ивановны, псевдо "Стефа" (22.07.1922г. - 03.01.1998г.) и члена Подольского окружного провода ОУН Пасечного Петра, с 1948 г. венчанного мужа Марии, клички "Черный", "Петр" (1925 г.р., с. Среднее Войниловского района Ивано-Франковской области - 14.04.1960г.), а с 1955 года к группе присоединился Цетнарский Олег из с. Боков Подгаецкого района (1938 - 14.04.1960г.).

Из напечатанных воспоминаний Марии Пальчак (которая после того, как была осуждена, полностью отбыв свой срок наказания, вышла на свободу 14 апреля 1975 года и дожила до независимости Украины) знаем, что повстанцам помогал узкий круг доверенных лиц из сел Шумляны, Боков Подгаецкого района, села Тростянец, Славитин, хутор Дубрава Славитинская Бережанского района Тернопольской области, сел Зеленов, Свистильники и, естественно, Цюцьков Станиславской области.

В своих воспоминаниях Пальчак произносит таинственную фразу: "У одних хозяев мы пробыли три зимы в тайнике, и никто не знает об этом из посторонних еще и сегодня".

Теперь, кроме карательных органов советской власти, об этом знаем и мы, "посторонние" - этими людьми были супруги Клюбы с хутора Кубань на Ивано-Франковщине!

Хутор Кубань - маленькое поселение тогда еще села Цюцькова (с 1968 года советская власть переименовала его в Малиновку), на пять-шесть домов. После Второй Мировой войны кое-кто из хозяев переселился в сам Цюцьков, а на хуторе остались обжитыми только четыре дома. Сейчас обжитой осталась только одна хата.

Хутор, как и само село, окружен лесом и находится на грани Рогатинского и Бережанского районов Ивано-Франковской области. А если перейти через лес "Кизлыкы", оказываешься в Подгаецком районе Тернопольской области.

Зиму 1952-1953 годов Пальчак и "Петр" зимовали в укрытиях, расположенных в Тростянецком лесу, что в Тернопольской области, но из-за трудностей и неудобства длительного пребывания вдали от населенных пунктов решили оборудовать тайник в каком-нибудь населенном пункте.

К 1954 организованное сопротивление украинских повстанцев на территории Подгаецкого, Бережанского районов Тернопольской области и Рогатинского района Станиславской области было подавлено. И с этого времени, как поняли Мария и Петр, их непосредственными поисками карательные органы советской власти активно не занимались.

Поэтому осенью 1954 года по предложению Петра Пасечного и с согласия жителя хутора Кубань Мирона Клюба и его жены Михайлины Нижник (фамилия по первому мужу - так ее и звали в деревне) в недостроенной части их дома был вырыт тайник. Он был небольшим и рассчитан на двух человек.

Сначала убежище планировалось построить у двоюродного брата Мирона Клюба - Ярослава, об этом автору рассказал Ярослав Клюба лично. Однако от этой идеи отказались, поскольку дом Ярослава стояла на песке, и близко к поверхности подходила вода.

Мирон Клюба и его двоюродный брат Ярослав - родом из соседнего хутора Дубрава Славитинская Подгаецкого района Тернопольской области и перешли жить в Цюцьков лишь в начале 1950-х годов.

Хозяйство Мирона было выбрано для оборудования тайника не случайно. Хозяев и их соседей Петр Пасечный знал давно, поэтому прятаться здесь, по мнению подпольщиков, было безопасно.

К хозяевам эта группа повстанцев постоянно заходила на протяжении 1952-1954 годов вместе с Михаилом Перегинцем "Белым", порой скрываясь здесь и получая помощь продуктами.

«Крыивка» (схрон – «А») была вырыта за пять дней с помощью хозяев и их родственников - Ярослава Клюба и его жены Каськи. Во время копания тайника подпольщики были вынуждены с помощью хозяев и их соседей извлекать большой камень, который оказался в том месте. В дальнейшем этот тайник использовалась подпольщиками в зимнее время вплоть до 1959 года, а когда была такая необходимость из-за опасности, то и в летнее время.

Сам тайник, как уже указывалось, был мал по размерам, и воздуха для пребывания там трех человек (после присоединения к ним в 1955 году Олега Цетнарского) не хватало, поэтому скрываться в нем было трудно. Поэтому подпольщики пытались больше быть на поверхности, соблюдая правила конспирации.

То, что на Кубани скрываются подпольщики, жители Цюцькова знали, но молчали - в основном из-за страха быть наказанными, потому что действительно верили, что где-то в "Кизлыках" есть еще другие, которые могут отомстить за этих подпольщиков. Относились к этому нейтрально, но и связей с группой не искали.

Кстати, в настоящее время этот дом разобран родственниками жены Мирона Клюбы на строительные материалы. Остался только фундамент, а само место зарастает лесом. А на этом месте целесообразно было бы поставить, например, памятный знак…

Учитывая пассивность советских карательных органов, в течение 1955-1958 годов подпольщики большую часть времени проводили на чердаке или в доме, а не в тайнике, поскольку из-за того, что хутор Кубань находится среди леса, к нему редко наведывались представители советской власти.

Повстанцам помогали дети Мирона Клюбы, которые информировали о положении на хуторе и о чужаках или представителях органов власти, если они появлялись. Тогда группа пряталась в убежище.

Со временем подпольщики начали чувствовать себя настолько свободно, что - по воспоминаниям жителей Малиновки - даже обращались за медицинской помощью в медпункт в центре сельсовета - Верхний Липицы, а также ходили на танцы в клуб в том же селе.

Интересно, что для Мирона Клюба и его соседей, которые знали, что в его доме скрываются повстанцы, Олег Цетнарский и Петр Пасечный были соответственно "Иваном молодым" и "Иваном".

В течение всего описываемого времени в летний период повстанцы отходили на территорию Тернопольщины и в окрестные села Рогатинского района, иногда наведываясь к своему постоянному месту пребывания на хуторе Кубань.

На вооружении группа имела автоматическую винтовку и пистолеты. Имели они также печатную машинку и уже неисправен передатчик (Пасечный был радистом, закончив соответствующий обучение УПА в Карпатах).

Кроме этого, у подпольщиков был определенный запас старой националистической литературы, которую Цетнарский регулярно перепечатывал, датируя более поздним временем, чем она была создана - таким образом подпольщики убеждали население, что кроме них, есть еще другие подпольщики, а повстанческая борьба продолжается.

Со временем о том, что они скрываются на хуторе, стало известно родственникам жены Мирона Клюбы, с которым повстанцы даже сфотографировались - в дальнейшем это фото сыграло роковую роль в их повстанческой судьбе.

Фото, которое помогло карательным органам вычислить одну из последних боевых групп УПА. "Петр" стоит справа, Мария Пальчак сидит справаФото, которое помогло карательным органам вычислить одну из последних боевых групп УПА. "Петр" стоит справа, Мария Пальчак сидит справа

Зиму 1959-1960 года группа Марии Пальчак пережидала в тайнике, выкопанном в хозяйстве жителя села Шумляны Подгаецкого района Петра Пидгородецкого.
Во время беседы с работниками Тернопольского областного КГБ сразу после захвата, 15 апреля 1960 года, Мария не сказала спецслужбам об этом, сообщив, что единственный их тайник находится в доме Мирона Клюбы на хуторе, как неправильно записано в справке, "Тютьки", т.е. Цюцькиве.

Причины, почему группа не пряталась в убежище зимой 1959-1960 годов, Мария Пальчак объяснила тем, что летом 1959 года им стало известно о том, что якобы КГБ располагает фото, на котором изображены "Петр", сама Мария Пальчак, женщина из семьи Мирона Клюбы и еще один мужчина, и органы пытаются установить личности сфотографированных.

Повстанцы знали, что это фото было сделано на хуторе Кубань у Ярослава Клюба, и решили с лета 1959 года более здесь не базироваться. Но перед уходом они предупредили Мирона, чтобы он тайники не засыпал, потому что он может им еще пригодиться.

Позже повстанцам стало известно, что зимой 1958-1959 лет к Мирославу Клюбу на Кубань наведывались сотрудники КГБ и милиции, пытаясь узнать, не скрывается ли кто-то у него.

Брат Мирона Клюба Ярослав, непосредственный участник этих событий, проживает в Херсонской области, и автору удалось пообщаться с ним лично в мае 2010 года.

Он вспоминает, что одной из причин, почему повстанцы прекратили скрываться в этом тайнике, мог быть также личный конфликт между Мироном Клюбой и "Петром". При уходе от Мирона повстанцы якобы пригрозили ему.

Однако похоже, что карательные органы начали непосредственно заниматься этой группой лишь после того, как 12 октября 1959 года Петр Пасечный застрелил - скорее волей случая - лейтенанта КГБ В. Стороженко, который шел на встречу с информатором из с. Тростянец в Тростянецкий лес.

Лейтенант Стороженко стал последней боевой жертвой со стороны советской власти в ее войне с националистическим подпольем.

По показаниям Марии Пальчак, это убийство произошло, когда группа шла на ужин к кому-то из села Тростянец. На опушке Тростянецкого леса на них вышел какой-то человек, который крикнул: "Стой! Кто идет!".

Группа бросилась бежать, а "Петр" подумал, что это засада на них. В. Стороженко начал преследовать подпольщиков с пистолетом в руках. Когда стало ясно, что он один, "Петр" убил КГБиста из охотничьего ружья. Документы и оружие партизаны забрали.

К тому времени группа уже фактически не вела никакой организационно-пропагандистской работы, но совершила 11 вооруженных ограблений магазинов и колхозных складов в окрестных селах для обеспечения своей жизнедеятельности, а также занималась запугиванием сельских активистов.

Награбленные товары реализовывались через магазины потребительской кооперации в других селах.

По воспоминаниям Ярослава Клюба, "Петр" обосновывал ему действия повстанцев при ограблении сельпо, в частности, и как одну из форм борьбы с советской властью, и правомерностью таких действий в отношении власти, эксплуатирующей украинев.

Постепенно круг поисков сужался. В окрестных селах появились воззвания к партизанам, чтобы они сдавались. В это время, зимой 1960 группа находилась в тайнике у Петра Пидгородецкого в с. Шумляны, который, кажется, был родственником Марии Пальчак.

Ярослав Клюба - двоюродный брат Мирона, в доме которого был тайник. Сейчас живет на ХерсонщинеЯрослав Клюба - двоюродный брат Мирона, в доме которого был тайник. Сейчас живет на Херсонщине

Однако вскоре в состоянии алкогольного опьянения Подгородецкий перед кем-то похвастался, что у него скрываются партизаны, поэтому дальше пребывать у него стало опасно.

Группа вышла из укрытия 4 марта 1960 года, т.е. слишком рано - в лесу еще лежал снег, на улице было довольно холодно.

В дальнейшем подпольщикам находились в лесу было опасно, поскольку это повышало вероятность быть обнаруженными. А 14 апреля 1960 года, в Страстный Четверг, наступила развязка - в Божикивский, Тростянецкий и Славятинский леса наехало много войска.

Вот как об этом рассказывает сама М. Пальчак в интервью Д. Нискоклону ("Освободительный путь" в кн. № 3 (588) за 1997 год - с.316; думаю, что этот рассказ существенно отредактирован интервьюером):

 

"Нас или выследили, или донесли сексоты. Это стало ясно в одно мгновение. Увидев, что мы окружены, мы решили вместе бежать и в случае смертельной опасности застрелиться, чтобы не сдаться врагу живыми. Мы услышали крики с требованием сдаться живыми.

Вдруг я споткнулась за ветки и упала. Солдаты стали подбегать ко мне, а я была ранена и в правую руку. Последними усилиями приложила пистолет П-38 (нем. производства) к голове, выстрелила и упала. Рукой владела плохо, поэтому пуля попала в голову в 7 миллиметрах от мозга, и я себя не смогла смертельно ранить.
Когда фотографировали место происшествия, то солдат услышал, что я дышу. Мне на месте санитары сделали перевязку и на машине отправили в Подгайцы. Этого я уже не помню".

Вероятно, состояние Марии был не столь тяжелым, как она утверждает, поскольку уже 15 апреля 1960 года она была опрошена сотрудниками УКГБ Тернопольской области.

Во время кратковременного боя Петр Пасечный получил несколько пулевых ранений в грудь, а Олегу Цетнарскому перебили ноги. Чтобы не попасть в руки кагебистов ранеными, они застрелились.

Их тела доставили в Подгайцы для опознания.

Так закончилось организованное сопротивление советской власти. Однако еще оставались одинокие нелегалы. Некоторые из разыскиваемых повстанцев скрывались до независимости Украины, в том числе и на Тернопольщине.

За укрывательство повстанцев, а также соучастие в некоторых эпизодах грабежей, Мирон и Ярослав Клюбы были приговорены к различным срокам заключения и отбыли наказание. Однако, например, жена Мирона, Михайлинка Нижник как многодетная мать наказания избежала - в этом, безусловно, проявились новые веяния в репрессивной политике советской власти.

Как указано в приговоре Тернопольского областного суда от 16 ноября 1960 года, по которому был осужден, в том числе и Пальчак М.,

"...Зная, что остатки бандитов ОУН ликвидированы органами советской власти, (подпольщики - Автор) стали с 1952 года прятаться и действовать на территории Подгаецкого и Бережанского районов Тернопольской области, а также Рогатинского района Станиславской области и путем запугивания населения, терроризировании отдельных граждан, перепечатывания старой националистической литературы и распространения ее среди населения, путем привлечения к разбойным нападениям отдельных, неустойчивых граждан создавали видимость, что кроме них действуют другие банды ОУН и таким образом добывали себе жилье и еду..." .

Такие действия, на первый взгляд, не свидетельствуют в пользу повстанцев, героизированных образ которых сложился после независимости Украины.

Однако известно, что все подпольные организации были вынуждены поддерживать материально свою жизнедеятельность за счет экспроприации у государств, против которых они боролись - здесь можно вспомнить и большевистских боевиков, нападавших на почту и банки в царской России (этим непосредственно, в частности, занимался будущий глава ВКПб и Советского государства - И. Джугашвили, более известный под своим партийным псевдонимом "Сталин"), и ОУН в межвоенный время, занимавшаяся экспроприациями средств Польского государства.

Кроме того, необходимо принять во внимание, что в тот период большинство людей уже боялись помогать повстанцам продуктами, поэтому фактически у этой группе, чтобы выжить, другого выхода, возможно, и не было.

Эти люди были последними, кто сознательно оказывал сопротивление советской власти с оружием в руках. И не отступил от своих убеждений до последнего.

Нам следует помнить и о них - не как забронзовевших образах, а как живых людях со своими героическими чертами и недостатками.

Роман Москаль, адвокат (Харьков); интересуется краеведением Ивано-Франковской области, опубликовано в издании  «Iсторична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материало