Правила жизни Евгения Стахива. К 94-летию

|
Версия для печатиВерсия для печати
 Фото: Руслана Канюки («День»)

Сейчас говорят об «ОУН-УПА», и это большевистская провокация. Была ОУН и была УПА. Кто объединяет ОУН и УПА, тот провокатор ... Донбасс не всегда был таким. Мы, подпольщики, в 1942-1943 годах имели там больше влияния, чем сейчас имеет киевская власть ... Красно-черный флаг — это фашизм. 

Тем приключениям, которые пережил этот человек, может позавидовать любой супергерой. (На фото Евгений Стахив. Фото: Руслана Канюки («День»))

Начав с организации армии Карпатской Украины, в 1942-1943 гг оуновец Евгений Стахив возглавлял украинское националистическое подполье на Донбассе. Он причастен к созданию Украинской Главной Освободительной Рады (УГВР) — многопартийного предпарламента и правительства воюющей Украины. Он причастен к превращению ОУН из тоталитарной организации в демократическую.

В эмиграции Стахив стал одним из активистов «двийкарив» — демократического крыла в ОУН, которое успешно осуществляло идеологическую борьбу против СССР. Его брат был министром в правительстве Ярослава Стецько, его сын — лауреат Нобелевской премии.

Сейчас трудно поверить, чтобы украинские националистические силы действовали в Донецкой области и пользовались там немалой поддержкой, или в том, что именно «схидняки» повлияли на кардинальную смену идеологии руководством ОУН. Действительно, незнание собственной истории способствует порождению мифов, которые уводят нас далеко от правды о самих себе.

Последний из руководящего звена ОУН, Евгений Стахив все еще лихо отвечает на вопросы, любит пошутить, позволяет слезы только когда декламирует стихи Шевченко, и сегодня празднует свой 94-й день рождения в Нью-Йорке, где живет уже 69 лет.

Он председатель президиума диаспоры УГВР за рубежом, кавалер 3-х орденов: «За заслуги перед Украиной» (который получил еще от Леонида Кучмы) и Ярослава Мудрого IV и V степеней (которые получил из рук Виктора Ющенко).

Еще недавно Стахив лично руководил собственным двадцатилетним «Бьюиком». Его старший сын — директор по международным проектам Института водных ресурсов Корпуса инженеров армии США, лауреат Нобелевской премии Евгений-Зенон Стахив, не любит ездить с отцом, кстати, также инженером по специальности. Дело в достаточно экстремальной манере вождения.

По случаю дня рождения Евгения Стахива — подборка цитат оуновца.

----

Мое основное правило — быть оптимистом. Только благодаря этому — а также умению пошутить — я живу так долго. Поэтому и судьба любила меня, не чуралась.

Пытаюсь донести до всех правдивую историю украинских националистов. Верю, что надо писать правду об этих событиях — без оглядки на то, нравится это кому-то или нет. Правда поможет разобраться историкам в событиях, происходивших на украинских землях, и кто был героем, а кто лишь хочет жить за счет других.

Ежедневно провожу два часа за чтением интернета. Читаю статьи New York Times, «Украинской Правды», «Зеркала Недели» — чтобы знать, что происходит в мире, что происходит в Украине.

Я горжусь Перемышлем — он упоминается уже в «Повести временных лет», когда князь Владимир покорил Червенские города. Я родился в одном из древнейших городов Руси.

Отец был офицером Украинской Галицкой Армии. Поэтому само время и воспитание определили судьбу всех членов нашей семьи. Нас было шестеро детей, и все мы входили в ОУН.

Из-за преследования польской властью мы были вынуждены эмигрировать в Чехословакию. И в тех лагерных условиях шла довольно оживленная культурная, общественная жизнь, которая формировала мое сознание, в первую очередь — национальное. Но наибольшее влияние имел на меня отец. Он много рассказывал мне о своем роде, о себе, я видел его в отношениях с людьми, невольно перенимал его убеждения. Отец рассказывал мне о своем родном селе, о своем отце — Николае Федоровиче Стахиве (1850 г.р.). Дед был женат на Параскевии Наливайко — из дома Наливайко, старого казацкого рода.

Моему выбору вступить в ОУН способствовало и то, что мой старший брат Владимир уже был активным участником ОУН. Он стал министром иностранных дел Украинской Республики. Он, собственно, стоял рядом с другими проводниками ОУН на том балкончике, с которого во Львове в 1941 году было провозглашено восстановление украинского государства.

В тему: Национальная борьба в Западной Украине — краткий курс ОУН-УПА. Часть 1: до Первой мировой

В 7-м классе меня избрали председателем межклассной школьной общины. У нас был обычай, что председателем выбирали ученика 7-го класса раз в год. И это был, так сказать, большой человек на всю гимназию. Он имел дело с директором, выступал с речью на празднике Шевченко ... Я много цитировал Шевченко. Вообще, многое его знаю наизусть.

Я много путешествовал (мы называли это прогулки) по Карпатам.

19 ноября (1938 года) на студенческих гуляниях в Народном доме случилась странная неожиданность. Ко мне подошел незнакомый мужчина и спросил: «Вас зовут Евгений Стахив?» «Да». «Я Роман Шухевич. Хочу вас предупредить, что из Перемышля во Львов приехала полиция. Арестовывают некоторых людей, спрашивали о вас. Советую не идти домой ночевать и вообще убежать». Я поблагодарил и воспользовался его советом. Многие бежали в Карпатскую Украину, я пошел к Ивану Равлику, чтобы помог.

В те времена, когда я жил в Карпатской Украине, русинские тенденции распространялись достаточно сильно. Я считаю, что Августин Волошин [премьер-министр и президент Карпатской Украины — ІП] вел правильную политику, лучше все же пряником, чем кнутом.

Еще нет правдивой истории Карпатской Украины, возможно, никогда и не будет.

Должен сказать, что таких добрых людей, как в Словакии, я мало встречал.

В Германии я стал работником Украинской пресс-службы, администратором, множа на немецком и украинском языках все бюллетени, подписывал адреса и носил на авиационную почту — чтобы скорее шло в Южную Америку и Канаду. Что-то разносил лично по разным бюро в Берлине. Так прожил до взрыва германо-польской войны.

Учился ездить на автомобиле, 1 сентября 1939 года как раз сдавал экзамен по вождению. Кстати, до сих пор здесь, в Америке, пользуюсь тем свидетельством.

Осенью 1940 года в Берлин должен был прибыть Молотов подписывать новый договор — продолжение предыдущего. Мой брат предвидел — и предупредил нас о том — что существует опасность ареста. Так и произошло.

В тему: Национальная борьба в Западной Украине — краткий курс ОУН-УПА. Часть 2: 1914 — 1940

В одно ноябрьское утро (в семь часов) неожиданно позвонили в двери Украинской пресс-службы, где я жил. Открыв, я увидел двух незнакомых мужчин в штатском. «Вы Евгений Стахив?» Я сразу вспомнил разговор с Владимиром. «А что, уже приехал Молотов?» — спрашиваю. Они смущенно переглянулись: «Откуда вы знаете, что мы к вам по делу Молотова?» Я промолчал.

Меня позвали к телефону. Я взял трубку, не зная, с кем буду говорить. А это звонил комиссар гестапо, который сообщил, что дело с моими экзаменами согласовано, факультет металлургии согласился мне их отсрочить, и я могу спокойно сидеть в тюрьме пару дней.

Евгений Стахив. Фото 1940-х годов

Евгений Стахив. Фото 1940-х годов

Донбасс — земля, которую открыл душой. После провозглашения Украинской Республики в июне 1941-го немцы арестовали основное руководство ОУН. Поэтому было принято решение провести пропагандистско-просветительскую акцию за независимую Украину. Тогда, в 1942 году я получил задание от «Лемиша» (Василия Кука — впоследствии Главного Командира УПА, умершего в Киеве в 2007 году) вместе с походными группами ОУН развернуть подпольную сеть в Донбассе.

Донбасс не всегда был таким. Мы, подпольщики, в 1942-1943 годах имели там больше влияния, чем сейчас имеет киевская власть. Несмотря на то, что два десятилетия жили под большевиками, люди остались там демократами!

Я очень благодарен жителям Донбасса. Два года нас прятали и кормили, рискуя жизнью. Еще раз повторяю, что это были не только украинцы. Украинский подпольщик на Донбассе нуждался в помощи греков, евреев, русских, татар.

В то время на Донбассе было больше украинских школ и газет, чем при независимой Украине.

Мы боролись за независимую Украину, за демократическую Украину с социальной справедливостью, равенством, где бы все граждане были равны. Мы знали, что в Украине есть национальные меньшинства. Сначала у нас был лозунг «Украина для украинцев», но я воевал на Донбассе и мои коллеги говорили, что этот лозунг нехороший, и мы это лозунг отвергли и боролись за демократическую страну с равными правами для всех.

До войны ОУН была маленькой галицкой организацией, при том пронемецкой, поскольку особых вариантов не существовало. Мы распространили националистические идеи от Донбасса аж до Крыма. Именно то, что члены ОУН побывали в городах Восточной Украины, заставило III-й Сбор ОУН отступиться от крайнего донцовского национализма. Для бандеровского национализма места нет, он должен измениться.

Бандера хотел возврата к тоталитаризму, что было плохо для украинского народа. Так что тот, кто хочет строить памятник Бандере, он желает вернуться к тоталитаризму. Бандере, который не знал, что здесь делается — памятники, а тем, кто здесь воевал, что?.. Шухевичу должны быть памятники, а не Бандере. Это несправедливость для тех, кто воевал и погибал, потому что они погибали не за Бандеру, а за Украину.

Когда мы воевали против немцев, то многие из Донбасса говорили — мы «русские украинцы». Но должен сказать, что против немцев там было легко воевать. Против коммунистов тяжелее.

Еще помню, как возмущался, когда речь заходила об отношениях галичан и «схиднякив». Нам неоднократно говорили, что мы, галичане, должны измениться. Говорили, что мы хорошие организаторы, а вот управлять страной нас не пустят, потому что Украина — это не только Галичина, это нечто более широкое, а мы слишком узко мыслим ... Но если сейчас посмотреть на то, кто при власти, то действительно, где там галичане?

После войны я уехал в Америку. Именно там в 1953-м впервые увидел фильм «Молодая гвардия». Хуже того, моим именем назвали предателя молодогвардейцев — Евгения Стаховича. Я был зол, как черт. Я знал, что имя перекрутили. Большевики как пришли, то хватали все немецкие документы. А в тех документах значился такой человек, как Евгений Стахив. Ведь немцы искали меня целый год. Эти документы и были предоставлены Фадееву, когда тот писал свой роман.

Я категорически отрицаю существование «Молодой Гвардии»! То подполье, которое описал в своем романе Фадеев, буквально скопировали с национально-освободительного движения. Фадеев просто «перекрасил» его в красный цвет и добавил ведущую роль партии.

Красно-черный флаг — это фашизм. Ибо только большевики, нацисты и итальянские фашисты Муссолини сделали партийные флаги государственными. Кстати, у УПА не было ни одного красно-черного знака! Только сине-желтые и желто-синие флаги, поскольку это были бандеровцы и мельниковцы. Армейцы бандеровского направления выступали под сине-желтым флагом, а мельниковцы — под желто-синим.

Сотрудничество ОУН с немцами было давним. Задолго до Второй мировой войны, еще до прихода к власти Гитлера. Германия в то время была республиканско-демократической. Украинцы вместе с немцами осуществляли саботаж против Польши.

Версальский договор поделил Украину пополам, оставив часть под Польшей. Германия воевала за ревизию этого договора. Мы все, патриоты, также стояли за ревизию этого договора, чтобы снова объединить Украину. Итак, мы стояли с немцами на одинаковых позициях по ревизии этого договора. Мы надеялись, что будем объединенной страной в новой Европе, хотя и понимали, что так называемая «Новая Европа» — это будет гитлеровский СССР! Мы готовы были ради объединения Украины стать немецким вассалом.

Мои коллеги хвастаются, что мы начали воевать против немцев. Нет. Это немцы нас заставили с ними воевать. Я был такой же германофил, как и все другие, но когда уже начали немцы искать меня, то и я стал с ними воевать. И сейчас я говорю, что немцы хорошо сделали, что нас тогда разогнали, потому что мы бы никогда не имели самостоятельной Украины. Нас мир проклял бы, что мы прислужники немецкие!

В тему: Дивизия «Галичина»: ошибка, оплаченная дважды

Но подождите. Если Сталин заключил договор с Гитлером, то что, это было хорошо? А как мы заключили договор с Гитлером, то это уже плохо?

УПА не виновна ни в чем, потому что тогда УПА не было! Армия появилось в 1943 году на базе борьбы с гитлеровцами. Это было восстание против немцев.

Сейчас говорят об «ОУН-УПА», и это большевистская провокация. Была ОУН и была УПА. Кто объединяет ОУН и УПА, то провокатор.

Я не раз говорил за рубежом с теми дивизионниками, кто действительно был в немецких дивизиях, и они говорят, что воевали за Украину. Какую? Под немцами? А когда я говорю, что вы, мол, воевали за Германию, то они неистовствуют.

ОУН отдала приказ не вступать в дивизию «Галичина».

В тему: Национальная борьба в Западной Украине — краткий курс ОУН-УПА. Часть 3: война с СССР

Есть два национализма: экстремистский из эмиграции, искусственно привезенный обратно в Киев, и новый народный национализм, представленный Майданом. На Майдане царил истинный исторический украинский дух — казацкий.

Идея украинской самостийности была популяризована Оранжевой революцией.

Долгое время американская историография базировалась на российских заготовках, что Киев — это мама России. До частично так и осталось, и в этом я тоже вижу вину Киева. Это не я и не Шевченко должны заботиться, а украинская наука. А кто возглавляет до сих пор украинскую науку?

Паспорт Стахива 1946 года

Паспорт Стахива 1946 года

Новое тысячелетие в этой части мира будет зависеть от дружественного сотрудничества народов Центральной Европы. В 1938 году я воевал против венгров за свободную Карпатскую Украину и сидел в их тюрьме. А теперь другие времена.

То изменилось, уже нет войны, никаких ОУН-УПА. Только сотрудничеством с соседями мы можем что-то сделать для Украины, сегодня дружба и лояльность значат больше, чем сопротивление.

Я возглавлял Общество украинско-еврейского сотрудничества. Украинский антисемитизм был вредным и преступным идиотизмом.

Не так те враги, а как свои люди. Русские здесь ни к чему. Они только радуются, что хохлы здесь друг друга едят. Так было в Украине после Хмельницкого, так было после Мазепы, и после 1918 года, так есть сейчас.

УПА я оценивал и оцениваю очень высоко. Это была моя армия, я вербовал в нее добровольцев. А ОУН? Это была моя партия, а Бандера и Лебедь были моими проводниками. Но я мыслил иначе, чем они, дискутировал с националистами. Только вот военные годы не способствовали дискуссиям.

Сейчас мы должны быть все вместе. Мы можем иметь разные взгляды, но если хотим иметь демократическую прочную Украину — надо объединяться!

----

Эта статья скомпилирована из высказываний Евгения Стахива, которые были опубликованы в книгах, интервью, сказаны во время личной беседы.

Больше о белых пятнах в украинской истории от непосредственного ее создателя — в автобиографической книге Евгения Стахива «Сквозь тюрьмы, подполье и границы. Повесть моей жизни», которую составитель этого текста готовит к переизданию.

Олеся Едынак (Олеся Єдинак), руководящий партнер «Майстерні соціальних проектів «Єдинка»; «Історична правда»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com