«Такого уровня лидер ОУН еще не попадал к чекистам живым»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

 100 лет со дня рождения Василия Кука, последнего главнокомандующего Украинской повстанческой армии, исполняется 11 января.

 На фото вверху: Связные Василия Кука, слева направо: Владимир Килярський - «Демьян», Василий Кузив - «Пахарь», Василий Порплиця - «Байда», «Довбуш», «Петр», Михаил Заяц - «Зенко». Начало 1950х

 «Находился в тюрьмах КГБ в Киеве и Москве в полной изоляции к внешнему миру», — так коротко в автобиографии написал в середине 1990-х о своем многолетнем заключении генерал-хорунжий Василий Кук. После смерти Романа Шухевича в марте 1950 года он стал главнокомандующим Украинской повстанческой армии. Работники МГБ не могли его поймать почти 10 лет. О своем аресте Кук тоже отметил скупо: «23 мая 1954 года коварством, в лесу к северу от села Кругив Пидкаменецкого района, из-за провокаторов, при переходе на Волынь я был захвачен спецотделом КГБ в плен».

Он имел около 40 псевдонимов, наиболее известны два: в УПА — «Лемиш», среди оперативников советской госбезопасности — «Барсук». Его дело — четыре тома, 1028 страниц, до сих пор хранится в Отраслевом архиве СБУ. «Характерной чертой „Лемиша“ было то, что он никогда никому о себе ичего не говорил, — рассказывала о Куке его жена Ульяна на допросах в КГБ в июле 1954г. — Даже я, как жена, не знаю ни о его детстве, ни о юности. Конспиратором „Лемиш“ был большим. Я, как жена, никогда не знала, какой пост он занимал в организации, не говоря уже о другом».

За нарушение конспирации он не спускал и Роману Шухевичу. Зимой 1945 года, например, отказался от личной встречи с его связной Галиной Дидык, а отправил к ней своего связного. Еще и передал с ним командиру письмо с упреком, что тот нарушает правила пользования линиями связи. Кук не раз упрекал Шухевича и за его поездки в 1948 — 1949 годах в Одессу на лечение. Считал, что таким образом сам идет в руки к чекистам, ибо в то время спецслужбы собрали уже достаточно материала о нем, в том числе и фотографии. Поэтому Шухевича мог кто-то случайно узнать. Этим самым он ставил под угрозу не только свою жизнь, но и дальнейшую борьбу УПА.

В тему: Связная генерала Шухевича. Судьба и жизнь Галины Дидык

«Часто носит простую крестьянскую одежду, так же одеваются его боевики, — говорится в чекистской ориентировке на Василия Кука от 2 сентября 1949 года, распространенной среди оперативников. Составили это описание по показаниям пленных повстанцев. — При общении с населением и подпольщиками „Лемиш“ и его боевики ведут себя строго конспиративно, кличек и имен друг друга не называют, свое прошлое конспирируют, откуда пришли и куда будут направляться — тщательно скрывают. Говорит спокойно, уверенным голосом, не произносит букву „л“. Также страдает болезнью желудка, поэтому постоянно носит при себе фляжку с настойкой полыни, а на совещаниях руководящего состава личный повар готовит для него диетическую кашу».

На основе этих ориентировок провели несколько спецопераций по задержанию Василия Кука. Все — неудачные. «Барсук» имеет большой опыт подпольной, конспиративной деятельности против существующего социалистического строя, базируясь на преданные контрреволюционные националистические кадры, — после одной из них оправдывались чекисты перед руководством.

— Он, неоднократно находясь в критическом положении, применял методы ухищрения, уходил из­под удара органов и войск МГБ. В 1946 году «Барсук», оказавшись блокированным нашими войсками в одном из населенных пунктов, с целью ослабить бдительность поисковых групп, дал приказ выйти с повинной в этом населенном пункте 30 бандитам с оружием. В момент сдачи бандитов нашими войсками поиск в населенном пункте был временно прекращен, «Барсук», воспользовавшись этим, скрылся из района операции. В 1947 году «Барсук» во время проведения операции в течение нескольких часов находился под водой в пруду, дыша посредством тростниковой трубки«.

Захватить не удавалось — решили отравить. Весной 1951 года полковник Петр Федун, псевдо «Полтава», через курьеров передал Куку письмо, упакованное в тюбик зубной пасты. Его вместе с паролями о дате и месте встречи перехватили сотрудники МГБ. Письмо заменили, а тюбик начинили ядовитым горчичным газом. Встреча между курьером Кука и агентом МГБ состоялась во Львове на ул. Академической 16 апреля 1951 г. Обменялись письмами. Кук получил смертоносное послание в убежище. Когда взялись открывать тюбик, то ему сильно начало печь глаза. Сориентировавшись, в чем дело, быстро выскочил из укрытия. Спасся, но с тех пор хуже видел.

Василий Кук и работница референтуры пропаганды ОУН Филя Бзова. Краков, 1940 год. В то время Кук проходил здесь офицерскую военную подготовку, организовывал нелегальные переходы курьеров и связных ОУН через советско-немецкую границу, возникшую после разгрома Польши в сентябре 1939 года

Василий Кук и работница референтуры пропаганды ОУН Филя Бзова. Краков, 1940 год. В то время Кук проходил здесь офицерскую военную подготовку, организовывал нелегальные переходы курьеров и связных ОУН через советско-немецкую границу, возникшую после разгрома Польши в сентябре 1939 года

В августе 1951 года в поиске «Борсука» советские спецорганы задействовали 42 оперативника, 22 офицеров и 374 солдат внутренних войск. Непосредственным розыском Кука занимался 1-й отдел 4-го управления МГБ УССР во главе с Петром Свердловым и его заместителем Григорием Клименко. В конце концов вычислили, что он скрывается на стыке Львовской, Тернопольской и Станиславской — нынешняя Ивано-Франкивщина — областей.

«Место дислокации было выбрано не случайно, — пишет историк Владимир Вятрович. — Во-первых, из-за благоприятных природных условий (лес); во-вторых, быстрый и постоянный переход между областями создавал дополнительные трудности для чекистов, забюрократизированные структуры которых действовали в рамках конкретных территориальных единиц».

В Иваницком лесу на Львовщине узнали о криивке (схроне — «А»), где в 1947 — 1952 годах эпизодически находился Василий Кук. Получили информацию, что может прийти сюда снова. «Лемиш», как и большинство повстанческих командиров, не сидел в одном убежище, а иногда менял их. Имел несколько в разных районах, и о всех знал очень ограниченный круг людей. В курсе такой тактики повстанцев были и в МГБ. Поэтому в одном из вероятных укрытий Кука сделали засаду.

Операцию должен был выполнить перевербованный связной Кука «Юрко» с агентурно-боевой группой в составе спецагентов «Карпа» и «Богуна». Их направили ожидать его прихода в бункере. Чтобы «Лемиш» ничего не заподозрил, убежище разминировали, сырость высушили, побелили внутри, придавая ему обжитый вид. Ведь нежилой тайник обычно сразу вызывал подозрение у подпольщиков. За месяц до встречи со связным туда поселили агентурную группу.

Вечером 23 мая 1954 года к этому схрону из Рогатинского района пришел Василий Кук с женой Ульяной и двумя охранниками. Из агентов, которые их встретили, командир одного знал лично, поэтому ничего не заподозрил. Уже позже Кук рассказывал, что его несколько насторожило дрожание рук боевика и то, что другой парень, который их встретил, зашел в схрон, не сняв сапог. Также удивило, что в бункере было достаточно много хорошей еды и советских книг.

Как только Кук с женой заснули, завербованные боевики их обезоружили и связали.

— Сколько вам заплатили? — Спросил Кук.

Успокоился, начал предлагать агентам 20 тыс. руб и золото — чтобы развязали их и отпустили. Агенты вызвали оперативную группу. Прибыл и старший группы майор Григорий Клименко.

— Ну, вот, наконец, мы и встретились, Василий Степанович! — поздоровался он с Куком.

— Долго же вам пришлось за мной гоняться, — ответил тот.

Пленных обыскали и позволили привести себя в порядок. Ульяна попросила у агентов свитер, потому что замерзла. Почувствовав настороженность, поняла, в чем дело:

— Если вы боитесь, что приму яд, то он в пиджаке.

Василия Кука и его жену увезли машиной во Львов, оттуда самолетом доставили в Киев.

В тему: Гебисты против Шухевичей

Пленение главнокомандующего УПА держали в строжайшей тайне. Из тогдашнего украинского руководства об этом знали только трое: секретарь ЦК Компартии Украины, секретарь ЦК КПУ по пропаганде и генеральный прокурор УССР. В тюрьме КГБ на ул. Короленко, 33, неподалеку от собора Святой Софии в Киеве Кук по документам проходил под кодом «узник 300», его жена — «88».

«Расстрелять был слишком простым и оперативно неоправданным решением, — пишет в своих воспоминаниях „Большая охота. Разгром вооруженного подполья в Западной Украине“ бывший сотрудник КГБ Григорий Санников.

— Такого уровня лидера ОУН, который попал в руки чекистов живым, в госбезопасности еще не было. А вдруг „Лемиш“, убедившись в безвыходности своего положения, даст согласие и поможет в широком пропагандистском плане? Эффект был бы грандиозный: сам „Лемиш“ призывает к сотрудничеству с советской властью непокорных украинцев. Зарубежные центры ОУН сразу практически прекратили бы свое существование... Мертвый он превратится в мученика веры и идеи».

8 декабря 1954 года тогдашний председатель КГБ СССР Иван Серов поставил подпись под документом, который назывался «Соображения относительно использования арестованного Кука Василия в интересах Советского государства». Главнокомандующего УПА предусматривали использовать с «целью моральнополитичного разгрома националистических центров за рубежом и разложения оуновских элементов внутри страны, чтобы компрометировать руководителей зарубежных центров ОУН и их связях с иностранными разведками, обострить вражду между ними, и для демонстрации полной ликвидации подполья». Планировалось также с помощью Кука наладить контакты с Зарубежным руководством Украинского главного освободительного совета (УГВР — Української головної визвольної ради — «А»), чтобы внедрять туда свою агентуру и перехватывать каналы связи с подпольем, которое еще действовало в Украине.

Его игра с КГБ длилась несколько лет. Кук добился освобождения из-под ареста для себя и семьи. Цена: 19 сентября 1960 года он прочитал по радио открытое письмо руководителей ОУН и «ко всем украинцам, живущих за рубежом».

Заканчивалось оно так: «Друзья! Не связывайтесь ни с какой деятельностью против нашего народа, не позволяйте себя дальше обманывать и использовать в чужих для вас самих и вашего народа интересах. Всю свою деятельность в эмиграции направляйте на то, чтобы не закрывать себе путь на родину! С искренним приветом и уважением — Bасиль Кук». Обращение опубликовали в газете «Вісті з України» («Вести из Украины» — «А»), которую выдавали в Киеве для украинской диаспоры.

О привлечении Кука в оперативным играм с зарубежными центрами ОУН, которые вели советские спецслужбы, председатель КГБ УССР Виталий Федорчук писал в докладной Владимиру Щербицкому в ноябре 1974г: «Хотя он и дал согласие на участие в них, но под всякими предлогами сразу же стал избегать выполнения своих обещаний». Поэтому «проведение оперативных игр с использованием Кука вскоре было прекращено». Сетовал также, что Кук «от выполнения заданий КГБ уклонялся, никаких материалов, которые заслуживали бы оперативного внимания, не придавал... В последние годы связь с Куком как агентом прекращена, но по оперативным соображениям ему об этом не сообщалось».

В тему: Как КГБ «перевоспитывал» бывших повстанцев

Однажды, уже после провозглашения независимости Украины, Василия Кука спросили о том его обращении.

— Даже в 1954 мы могли бы, при желании, пополнить наши силы молодежью, преданной нам, — сказал тогда. — Однако в то время мы пытались уже не привлекать их в подполье, подвергая угрозе смерти, казни, а оставляли молодежь на легальном положении, чтобы они работали на будущее Украины. Это письмо было моим обращением к тем руководящим деятелям ОУН за границей, которые уже плохо себе представляли реальное положение в тогдашней Украине. Это новые ненужные жертвы, потому что подпольная работа уже себя исчерпала. Продолжать подпольную борьбу в тех условиях было нецелесообразно. И я об этом говорил.

«Становясь его женой, я не знала ни его фамилии, ни имени»

«Лемиша» я узнала, как человека сильной воли, энергичного, выносливого и большой конспирации, также, как человека простого нрава, — свидетельствовала о Василии Куке на допросах в июле 1954 года его жена Ульяна Крюченко, псевдо «Оксана». — Шумно общества не любит, оно его тяготит. Но дружескую беседу с отдельными людьми любил проводить. Шика не любит, но аккуратность его основная черта. С деньгами был всегда рачителен и учил бережливости подчиненных. К своим подчиненным относился с высокой требовательностью, но по-товарищески. Любил правдивость. Если увидит, что кто-то ему соврет, он никогда больше к нему не будет иметь полного доверия и чувствует отвращение«.

Они познакомились в начале Второй мировой войны на Днепропетровщине: Василий сюда прибыл с походными группами ОУН, а Ульяна из этих краев родом. Отношения же у них завязались, когда пересеклись вторично, — в 1944 году на Волыни. Ульяна там оказалась, когда перед наступлением советских войск должна была покинуть Днепропетровск. Обвенчались. «Становясь его женой, я не знала ни его фамилии, ни имени», — свидетельствовала Ульяна Крюченко. После женитьбы Кук добился, чтобы она вышла из подполья и осела на легальном положении.

В 1946 году Ульяна родила сына, которого назвали Юрой. 3 июля 1949-го на хуторе близ села Тростянец Золочевского района Львовской области «эмгебисты» задержали Ульяну. Требовали, чтобы уговорила мужа сотрудничать, взамен обещали помилование. В крестьянской избе, где она жила, устроили засаду. 4 августа Ульяна сумела сбежать и добраться до мужа.

Василий Кук с женой Ульяной Крюченко и сыном Юрием. Киев, 1971 год

Василий Кук с женой Ульяной Крюченко и сыном Юрием. Киев, 1971 год

Из мести за это чекисты отобрали сына, которого воспитывали дедушка и бабушка, и поместили в детский дом в Мариуполе Донецкой области как Юрия Чеботаря, уроженца города Сталино — нынешнего Донецка. С родителями он встретился 14-летним. Закончил факультет кибернетики Киевского университета, в 1974-м — аспирантуру. Но защитить диссертацию в 1990-м ему не давали. Наконец получил степень кандидата физико-математических наук. До 2010 года работал в Институте кибернетики НАН Украины. Сейчас на пенсии.

Ульяна Кук была машинисткой. Умерла в 1972 года от рака.

На похороны Кука пришли больше 100 тысяч человек

1913, 11 января — Василий Кук родился в селе Красное, ныне Бусский район Львовской области, в многодетной крестьянской семье. Среди восьми детей — две дочери и шесть сыновей — Василий был вторым. В 1923 −1932 годах учится в классической гимназии общества «Родная школа» в Золочеве — ныне райцентр на Львовщине. С 1927 года состоял в «Пласте», в 1929-м стал членом Юношества ОУН. После окончания гимназии учился на юридическом отделении Люблинского католического университета; учебу не завершил.

Перевозил нелегальную литературу, оружие. Его неоднократно арестовывает польская полиция. «В 1933-м меня уже второй раз заключали на полгода в Золочевскую тюрьму за распространение листовок ОУН, — пишет в автобиографии. — В сентябре уволили, а в октябре того же года поляки снова меня арестовали и в 1934-м вместе с братом Илярием осудили за саботаж и антипольские акции на два года тюрьмы».

1941, весна — организует и возглавляет Центральный штаб походных групп ОУН для перехода в восточные области Украины. В июне становится председателем Львовской передовой походной группы, которая 30 июня начинает Народное собрание во Львове — на них был провозглашен Акт восстановления Украинского государства. 31 августа в Василькове под Киевом арестован немецкой полицией. При транспортировке во Львов в Луцке бежит из-под стражи. Весной 1942-го возглавляет Провод ОУН на юго-восточных украинских землях. С 1947-го — заместитель Романа Шухевича на всех его должностях. 26 августа 1949 года Кук отмечен высшей наградой УПА — Золотым крестом заслуги. Приказ подписал главнокомандующий Роман Шухевич. За всю историю УПА эту награду получил 31 повстанец.

1950, 8 июля — журнал «Бюро информации Украинской главной освободительной рады» сообщает, что Василий Кук заменил убитого за четыре месяца перед этим Романа Шухевича и стал главнокомандующим УПА. 14 октября 1952 года постановлением УГВР присвоено воинское звание генерал-хорунжий. До ареста в мае 1954 года Кук руководит украинским повстанческим движением.

1960, 14 июля — Указом Президиума Верховного Совета СССР вместе с женой освобожден из тюрьмы. Супругам предоставили двухкомнатную квартиру в Дарнице в Киеве. Выдали 1000 руб для обзаведения хозяйством, а также выделили охрану «в целях недопущения возможности проведения со стороны националистических элементов провокационных действий».

Находятся под наблюдением КГБ. С 1961-го Василий Кук работает старшим научным сотрудником в отделах каталогизации и древних актов Центрального исторического архива Киева. В работе, кроме старославянского, пользуется латынью, английским, древнегреческим, польским и немецким языками, которые знал досконально. В 1964 году заканчивает заочно историко-философский факультет Киевского университета им. Шевченко. Сдает кандидатские экзамены, готовит диссертацию, но, по указанию ЦК КПУ, к защите Кука не допустили.

1969-1972 гг. — старший научный сотрудник отдела историографии и источниковедения Института истории АН УССР. Готовит ряд статей в «Украинской советской энциклопедии». Получает предложение написать историю ОУН в нужном для советской власти русле. Отказывается, из-за чего 17 октября 1972 уволен с работы с запрещением в дальнейшем работать в школах и научных учреждениях. В конце 1972 года устраивается рядовым работником в отдел снабжения «Укрпобутрекламы», откуда выходит на пенсию 8 мая 1986 года.

Василий Кук в 1990 - 2007 годах сотрудничал с редакцией "Летописи УПА". Был председателем научного отдела Всеукраинского братства ОУН и УПА. Писал воспоминания, выступал. 2002го отказался от звания Героя Украины. Объяснил это тем, что его собратьев сих пор на государственном уровне не признали участниками боевых действий и борьбы за независимость Украины. Жил в Киеве

Василий Кук в 1990 - 2007 годах сотрудничал с редакцией "Летописи УПА". Был председателем научного отдела Всеукраинского братства ОУН и УПА. Писал воспоминания, выступал. В 2002-м отказался от звания Героя Украины. Объяснил это тем, что его собратьев до сих пор на государственном уровне не признали участниками боевых действий и борьбы за независимость Украины. Жил в Киеве

2007, 9 сентября — в восемь утра Василий Кук умер. Похоронен в родном селе — как завещал. Церемония прощания состоялась в соборе Святого Юра во Львове. Проститься с «Лемишем» пришли более 100 тысяч человек.

Из докладной записки председателя КГБ УССР Виталия Федорчука первому секретарю ЦК Компартии Украины Владимиру Щербицкому, ноябрь 1974 года:

«Сразу после освобождения Кук отказался от написания каких-то статей против украинских националистов и при этом потребовал, чтобы органы КГБ освободили из мест заключения ряд участников бандоуновского подполья, вернули из спецпоселений всех его родственников и др.. Эти просьбы Кука были выполнены. Все это не произвело должного влияния на Кука, сотрудничать с органами КГБ он не стал. Будучи националистом-фанатиком и твердо оставаясь на предыдущих вражеских позициях, он предал предыдущие обещания. Никаких статей и других материалов против украинских националистов получить от него в течение более 10 лет так и не удалось.

В процессе наблюдения за Куком зафиксирован ряд фактов, которые дают основания считать, что он мог использовать освобождение от уголовной ответственности и последующее пребывание на свободе для продолжения антисоветской деятельности и совершения других преступлений».

Тогда «органы» зафиксировали, что Василий Кук контактирует с диссидентами.

«Документ имел четкую цель — добиться отмены помилования Кука и привлечение его к уголовной ответственности, — пишет историк Владимир Вятрович. — Но этого не произошло, ведь тогда отвечать пришлось бы не только старому подпольщику, но и десяткам или даже сотням чекистов, которые брались за его «перевоспитание» и «оперативное использование».

Владимир Гинда, кандидат исторических наук; фото: Центр исследований освободительного движения; опубликовано в журнале «Країна»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com