Абромавичус подробно рассказал, что подвигло его к решению уйти

|
Версия для печатиВерсия для печати

О том, что предшествовало сегодняшнему громкому заявлению об отставке, спустя два часа, министр Минэкономразвития Айварас Авромавичус рассказал журналисту издания "Новое время" Кристине Бердинских.

Приводим основные тезысы министра из интервью, опубликованного изданием.

  • По словам министра, он ожидал, что будут какие-то старые интересы, а не новые. "Я ожидал красных директоров, регионалов в стиле [Виктора] Бондика в Укртрансхимамиаке. Для меня большим сюрпризом стало то, что некоторые из новых политиков полезли в госкомпании", - заявил Абромавичус, уточнив, что речь идет  о тех, кого он сегодня назвал и тех, кто недавно ушел в отставку.
  • ...Мы продолжали делать реформу госкомпаний, при этом понимая, что государство плохой собственник и только приватизация спасет от всего этого дерибана и политической коррупции. ...Мы придумали обязательный аудит, публиковать финансовую отчетность – этого же ничего не было. Можно было красть, как хочешь, и никто этого не видел. Мы все это поставили. Создали номинационный комитет [для отбора руководителей госкомпаний], который сначала встретил сопротивление со стороны олигархов, потом судами сбивали разного вида конкурсы, и это все действовало и действовало. Мы постоянно эти процессы пытались улучшить. Но это не работало. Был саботаж по назначению людей на руководящие должности в госкомпаниях.
  • Чтобы исключить подачу "мутных" кандидатов, за которыми стояли коррупционные интересы, в министерстве инициировали и приняли постановление №777. "Мы убрали возможность инициирования конкурса линейным министерством по топ-60 компаниям и забрали эту функцию под министерство экономики. И, конечно же, привлекательность должности министра экономики сразу же выросла. Туда еще НАК Нафтогаз добавили в управление. Это же не так, что НАК Нафтогаз решили из Министерства топлива и энергетики передать кому попало. Впереди реформы в НАК Нафтогаз идет EБРР [Европейский банк реконструкции и развития], который дал большущий кредит. Поэтому EБРР, который знает кто здесь и чем занимается, сказал [передать НАК Нафтогаз в управление] только в Министерство экономики. После чего привлекательность и важность должности министра экономики выросла до поднебесья. Это вылилось в начале этого года в желание порулить этими потоками. Давление сумасшедшее. Я решил в этом не участвовать", - объясняет Абромавичус.
  • С премьером у нас чисто деловые отношения. Какого-то достаточного доступа к нему у меня нет. Я с ним обсуждал тематику проблемы руководства Электротяжмаша. Я с ним обсуждал проблему руководства ОГХК [Объединенной горно-химической компании], где все продается через фирмы-прокладки. Я сделал представление на увольнение Руслана Журила с должности главы ОГХК в конце прошлого года. (журналист уточняет, стоит ли за Электротяжмашем и ОГХК Николай Мартыненко [бывший нардеп фракции Народный фронт, соратник премьер-министра Арсения Яценюка]). Товарищ из Электротяжмаша зацепился за кресло и путем подкупа судов и других пытается там восстановиться. Если бы он получил команду от более влиятельных людей, чем я, его бы давно там уже и близко не было.
  • Сейчас нужны совсем другие подходы и моральные принципы. К сожалению, у нас кризис ценностей, и когда видишь список людей, которые ничего общего не имеют с нормальными моральными ценностями, тогда ты понимаешь, что все-таки мы ближе к провалу.
  • Мы столько всего сделали все вместе. И по энергетическому сектору, и по банковскому сектору, и по дерегуляции вместе с Министерством транспорта и Министерством аграрной политики. Чего стоит только наша инициатива по госзакупкам. Сэкономили на куче коррупционных схем от Укрэкоресурсов до разного вида сертификации.
  • Кононенко влияет на Укртрансхимамиак, Госвнешинформ, предприятия порошковой металлургии, Нацагентство по аккредитации Украины. Не везде влияет, но везде пытается влиять. Сюда ходит товарищ от БПП, подконтрольный Кононенко. Товарищ [нардеп БПП Геннадий] Чекита. Например, по порошковой металлургии, ходит, лоббирует своих людей.
  •  Есть люди, которые на самом деле чаще ходят в министерство (куда их не приглашают), нежели в Верховную раду. Приходит и сидит. Настоятельно рекомендует каких-то старых людей из министерства. Например, по поводу этого аккредитационного бюро. Мы их [старых людей] прогнали, а он пытается их поставить. Причем у самого есть какая-то компания по сертификации, и он пытается тему сертификации двигать. Я вообще не понимаю, как депутат может пытаться влиять на государственные компании. У него же есть какие-то полномочия. Мы – исполняющая власть. У нас есть подконтрольные предприятия. Мы там формируем какую-то политику. Причем здесь депутаты и государственные компании? Мне это непонятно.
  • У меня сейчас есть одна вакансия. Вакансия заместителя. В понедельник с пакетом документов пришел товарищ. Я сказал ему, что так быстро не принимаю решения, давайте посмотрим, что будет с правительством. А он говорит: «Нет, нет, все согласовано наверху, я из команды Кононенко, готов приступать к должности». Я ему отвечаю: я вас хорошо не знаю. А он: «Так вот документы, больше и узнаете». Называть фамилию Абромавичус отказался, - ред. Или приходит человек 1960-го года рождения, в два раза чуть ли не старше, чем у меня средний возраст заместителей. В резюме – ни одной работы на руководящей должности, несмотря на возраст, только «консультант» и «советник». Человек сам в интервью, которое проводили мои HR-специалисты, признает, что даже не хочет работать, но говорит «мне сказали» [идти работать].
  • Но ненормально, когда тебе говорят, что у тебя нет другого выхода и ты только этого человека должен брать. В итоге я сказал: освободите меня от всего этого дела, я не хочу быть частью всего этого.
  • На вопрос: "Если Рада провалит голосование за вашу отставку, вы останетесь министром?", Абромавичус сказал: Я частью этой системы не хотел бы быть. Это не только Кононенко. Он только одно из действующих лиц. Есть какой-то конкретный алгоритм вещей, которые нужно было бы сделать. Мы же не побороли коррупцию не только в госкомпаниях. Мы не побороли беспредел в судах, в прокуратуре. Там же все остались те же самые. А ГФС чего стоит! Самое простое требование – бизнес хочет получить свои деньги обратно, дайте вовремя, в полном объеме возвращать НДС и без отката. Это самые базовые вещи.
  • Я хотел бы, чтобы [моя отставка] стала холодным душем для руководителей страны и чтобы страна двигалась дальше.

В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения