Исповедь «бота» в соцсетях: у меня есть три ника, под которыми я работаю

|
Версия для печатиВерсия для печати

Я не тролль, я социальный комментатор, — журналисту удалось пообщаться с «бойцом невидимого фронта» от КПУ. «Все, что я знаю: работаю с КПУ, и деньги мне платит КПУ. Человек представился Всеволодом».

Об этом рассказала Леся Ганжа на Редакторском портале, сообщает Цензор.НЕТ.

"Вот что рассказал Всеволод. «Раньше я работал троллем. Нанимали меня так: стучали в скайп и просили поддержать определенный проект. Мы согласовали время, смету, качество комментариев. Как правило, заказ делают политические партии или какие-то общественные движения. Его могут сформулировать следующим образом: «надо начать отрицательный троллинг на таком и таком издании», например, потому что это издание о них плохо пишет. Комментарии среднего уровня стоят 400 долларов в месяц для одного комментатора. В среднем один человек пишет 50-60 комментариев в день. Высочайшее качество вам обойдется дороже — 700 — 800 долларов. Ибо комментируют политологи, социологи, писатели, журналисты. Да, не от своего имени, но тем не менее у них хорошая речь, они хорошо формулируют мысли, поэтому придают высокую культуру дискуссии. Первую неделю кампании заказчик читает все комментарии, дает свои рекомендации: здесь лексика не такая, здесь грубости добавить... После того, как все согласовалось, люди начинают работать. Еженедельно клиент получает отчет — табличку с ссылками и таймингом. Затем производится анализ посещаемости: выросла — не выросла. Так это работает.

Все, что я знаю: работаю с КПУ, и деньги мне платит КПУ. Мы работаем не заказушно: пишем не политические комментарии, а социальные. Не троллим, а высказываем свое мнение. Среди нас есть те, для кого это один из немногих вариантов заработка. Например, у нас работает много молодых мамочек, которым есть что-то надо, а их нигде не берут. Люди с проблемами опорно-двигательного аппарата. А есть те, которые подрабатывают и самоутверждаются. В основном, это люди, разочарованные в системе, таким образом они изливают душу. С коллегами общаемся постоянно. В скайпе. Делимся рецептами и полезными ссылками. Знаем, у кого какие дети, сколько лет, как их зовут, но друг друга знаем только по никам.

У меня есть три ника, под которыми я работаю, они за мной ходят из проекта в проект. Из всех моих коллег знают, как меня зовут на самом деле, только пара человек. Анонимность является залогом безопасности. Много агрессивных неадекватов, которые готовы не только угрожать в комментах, но и голову настучать. Зачем это надо? За каждым закреплен определенный регион. Если в твоем регионе получается интересная новость, тебе сбрасывают на нее ссылку. Например, нам сбрасывают новость, что перед 9 мая в селе под Львовом состоялось перезахоронение бойцов Советской Армии, со времен войны там покоились в санитарных могилах. Перезахоронение происходило с чествованием павших. Это резонансная новость для региона, где коммунистическая символика объявлена вне закона.

После того, как мы начали комментировать на львовских ресурсах ЗИК, zaxid.net, 24tv.ua, новость поднялась в поисковой выдаче, появилась на tsn.ua и других центральных сайтах. Таким образом мы раскручиваем те новости, которые считаем важными. Это может быть закрытие школы в каком-то селе или недостроенная канализация. Кстати, были случаи, что благодаря нашему активному комментированию, информация становилась резонансной, к озвученной проблеме подключались представители КПУ на местах и ​​проблема решалась. Например, нам так удалось отвоевать одну районную больницу. Каждый из нас имеет ставку и тот минимум, который необходимо выполнить за смену. Норма является не только по количеству, но и по качеству комментариев. Грубо говоря, комментарии «Ты дурак, потому что ты за Яценюка», «Юля — воровка», «Кацапы, валите в свою Московию» у нас не оплачиваются. Мы должны вступить с человеком в дискуссию, завязать разговор, поделиться личным опытом. В конце каждого дня у нас проходит разбор полетов. Плюс к комментированию новостей мы должны вести аккаунты в социальных сетях, зарегистрированные на тот ник, под которым работаем. Соцсети в общую ставку не учитываются, нам проплачивают только комментирования на новостных сайтах. Однако рекомендуется писать хотя бы один комментарий в ЖЖ в неделю. Это доказывает, что мы живые люди, а не боты. За этим внимательно следит руководство.

Я не первый год работаю в сфере. КПУ за платные комментарии платит около 60 — 65% того, что платят другие. Отсев жесткий. Матами, грубо или поверхностно ответил — все, иди в тролли. Запрещено признаваться, что ты платный комментатор. Упоминать, на кого работаешь. С кем работаешь. Давать интервью. Все, о чем мы с вами говорим, все запрещено. Вычислят сразу и дай бог, чтобы здоровым пошел. В этой сфере крутятся солидные деньги, и люди, которые много лет с этого живут, не хотят лишнего внимания. В социальном комментировании таких запретов нет, поэтому я с вами говорю свободно. 

Там, где я работаю, нет четкого деления на смены. Пиши себе, когда есть время и вдохновение. В других проектах, например, у меня было такое: в 8.00 ты должен появиться онлайн и быть безотлучно до 15.00. Вторая смена 15.00 — 22.00. Постоянно проверяли, на месте ли ты. Там ты мог написать три слова, главное, чтобы кого-то обгадил. Старший говорил: тема этой недели — опускать такую ​​политсилу и этакого деятеля, хвалить тех-то и такой-то законопроект. И это надо сделать по 40 раз: 40 раз опустить, 40 раз похвалить, да еще и на разных ресурсах. В конце смены каждый заполняет табличку («учетчик»). Это все довольно цинично, я понимаю. Но жизнь вообще цинична. Хорошо, что я человек закаленный — когда-то был врачом, не такое видел. Так что справляюсь."

«Аргумент»

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть