Армия перестает быть «народной»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В украинской армии появились деньги и теперь туда возвращаются «старые» офицеры. А с ними — и армейский маразм.

Во время войны Армию реанимировали волонтеры и добровольцы. Сейчас в ВСУ появились деньги и туда массово возвращаются старые советские офицеры — те, которые и развалили армию. Вместе с ними возвращается дух той, старой, постсоветской украинской армии. С показухой, очковтирательством, пренебрежением к «нижним чинам» и низкопоклонством перед руководством, недостатком боевой учебы, бесконечными нарядами и использованием солдат как дешевой рабочей силы. Самостоятельные и ответственные люди бегут из этой системы.

Войну за независимость украинская армия встретила небоеспособной. Не только из-за неисправной техники, многолетнего сокращения и недостатка финансирования. «Негативный отбор», — вот настоящая причина. «Люди войны» из бутафорской армии уходили Оставались только те, кто не мог найти себя на гражданке, и поэтому терпел армейский идиотизм. А еще махинаторы, потому что маневр для краж еще оставался.

Мобилизация 2014-2015 годов вдохнула в украинскую армию жизнь.

Во-первых, в нее вернулись настоящие воины — те, кто чувствует жизнь как борьбу. Речь не только о военных. Многие из волонтеров, которые в начале войны взяли на себя бремя материально-технического обеспечения — тоже воины, для которых не существует слова «невозможно».

Во-вторых, туда попало много умных, внутренне свободных людей. Людей из бизнеса и среднего класса. Тех, кто привык брать на себя ответственность за результат и принимать нестандартные решения. И для кого звездочки на погонах штабного офицера — далеко не показатель его авторитета.

Армия на два года стала по настоящему народной, а война — Отечественной. Но главное, что принесли с собой все эти люди — желание защищать свою страну. И побеждать.

Иными словами, желание «ехать», а не «шашечек».

За год перемирия армия пришла в себя. Появились деньги, наладилась поставки. Заключены контракты с производителями техники, и уже можно спрогнозировать, чем мы будем воевать в ближайшие годы (и это иногда печально, но это тема другого разговора).

Зарплата у контрактников и офицеров достаточно конкурентоспособна, особенно в условиях не слишком здоровой экономики. Государство еще не объявило полный отказ от мобилизации или призыва, но с конца прошлого года подразделения комплектуются контрактниками. Для этого, случается, и дембелям делают «предложения, от которых невозможно отказаться».

В тему: Обретаем Армию заново

Совок возвращается

Однако, сегодня в армии происходит странный процесс. Те, кто пришел в армию добровольно, с целью защищать страну, не хотят идти на контракт. Даже офицеры запаса. Они ждут демобилизации, и уже планируют свою пост-армейское мирную жизнь.

Прекращают сотрудничество с армией и волонтеры, которые обеспечивают воинов различными необходимыми вещами. Некоторые считают, что благодаря им служба тыла Минобороны слишком расслабляется. Другие устали от бездонной бочки армейской неэффективности.

Размещение военных на полигоне Широкий Лан вызвал скандал и сомнения в том, что ВСУ пытается стать современной армией

А наполняется эта новая, контрактная украинская армия именно людьми, которые не могут или боятся найти себя в гражданской жизни. А также те, кто пришел в армию не столько воевать, сколько «служить», пришел за стабильностью и возможностью что-то где-то «намутить».

Контракты заключает также многие из тех, кто служил в армии все последние десятилетия, и, сознательно или своим бездействием довел ее до того состояния, в котором ее встретила война. О люстрации среднего звена речь не идет.

То есть, на глазах включается тот самый механизм негативного отбора, который уже однажды привел армию до обморочного состояния на начало 2014 года. Такая система способна лишь воспроизводить сама себя и выжимать нормальных людей.

Хуже всего, что вместе с этим контингентом в армию возвращается дух той, старой, постсоветской украинской армии. С показухой, очковтирательством, пренебрежением к «нижним чинам» и низкопоклонством перед руководством, недостатком боевой учебы, бесконечными нарядами и использованием солдат как дешевой рабочей силы.

Из армии никуда не делось огромное количество бумажных документов, журналов, отчетности, многие из которых нужно заполнять от руки. В штабах хаос, в котором теряются документы, и работники которых делают в этом виновными кого угодно, кроме себя. Никуда не делась традиция, которую метко сформулировал советский армейский фольклор: «авторитет выдается вместе со звездочками» и «я начальник — ты дурак».

Страх и имитация становятся главными мотивами службы. Если командир использует страх наказания как инструмент управления, то подчиненные «падают на мороз» и формально выполняют требования, не думая о внутреннем содержании. Вот и имеем многочисленные примеры грозных и страшных командиров, требующих военного приветствия и формы одежды от нижних чинов, но у которых тихо пьянствуют даже вооруженные автоматами наряды на КПП.

В частях все чаще говорится о том, что задача военного — не война, а служба. И хуже всего — такой подход рождает равнодушие у тех, кто ее несет. В результате имеем буквально дебильное выполнение указаний, без всякого желания сделать работу быстрее и лучше.

Система зарплат, или как говорят в армии — «денежного обеспечения», которую недавно презентовало Минобороны, также укладывается в эту логику. Она построена таким образом, что большая часть — фактически ⅚ от выплаты военнослужащего, является премией, о выплате которой должен ходатайствовать его командир. Таким образом, военный, фактически, зависит от хороших отношений с руководством. Вместе с невозможностью досрочного разрыва военного контракта эта система также будет способствовать формированию в армии атмосферы «чинопочитания».

Представьте, вы успешный человек, который пришел защищать свою страну, но желание продолжать эту историю у вас — ноль. Вы начинают чувствовать себя лишними в этом театре абсурда. Вы «на службе», а не на войне. Среди командиров встречаются такие, кто это подчеркивает: мол, на вас нельзя рассчитывать, потому что через несколько месяцев вас уже здесь не будет, и лучше бы вы не занимали место, на котором может служить потенциальный контрактник.

Что интересно, многие из демобилизующихся добровольцев четко и искренне заявляют, что в случае открытой агрессии они быстро появятся в военкоматах. А некоторые из опытных воинов, которые все же хотят служить, даже делают следующий финт ушами: они демобилизуються, немного отдыхают, и идут в военкомат сами. Но по мобилизации.

Они попадают в армию еще на год — этакой вахтовый метод. Есть даже такие, для которых это уже третья мобилизация: первая волна или добробат, потом четвертая волна, которую набирали под гром пушек Дебальцево и ДАПа, и, возможно, седьмая волна. Только не контракт!

Армия перестает быть «народной» и окончательно превращается в продолжение неэффективного украинского государства. Нежелающие идти на контракт иногда откровенно озвучивают следующую причину: «Мы готовы защищать украинскую землю, народ, страну, но не хотим поддерживать жизнь полумертвой системы».

Как набирают контрактников

Командование частей, которому велели набрать определенное количество профессионалов, часто начинает запугивать солдат сложной жизнью после дембеля: «на гражданке все равно работы нет, там вы никому не нужны, поэтому оставайтесь», а также «пока не будет достаточного количества контрактников — демобилизации четвертой волны не будет, поэтому заключайте контракт ради ваших товарищей», «лучше пусть ваши дети будут без вас, но с деньгами, чем с вами и без денег». И порой это срабатывает. Даже напряжение в семьях мобилизованных, которое часто возникает из-за неизвестной даты дембеля, срабатывают в пользу контракта: съездив домой и поссорившись с родными, некоторые принимают решение остаться в армии подальше от непонятной гражданки.

Но наполнение частей контрактниками все же идет не теми темпами, что хотелось бы. И государство задерживает демобилизацию. Замкнутый круг демотивации.

Поможет RAND?

Ошибки в армейском строительстве последних десятилетий не осмыслены. Армия не стала новой — это немного лучше обеспеченная старая постсоветская украинская армия. Это похоже на карго-культ — воспроизведение внешних признаков сложной системы без осознания его подлинной сути, назначения и законов, по которым она работает. То есть, армия в Украине будет. И корпорация RAND, которая разрабатывает новую армейскую сиcтему для Украины, даже может решить, что по внешним признакам ВСУ соответствуют определенным стандартам.

Но внутренне это будет слабо мотивированная и неэффективная система, которая может не выдержать мощного внешнего удара. Потому что пока все легенды о победе украинских воинов в сражениях последних лет основаны на личном героизме отдельных бойцов и небольших подразделений, которые часто действовали вопреки дебилизму командования.

Тогда свою землю вновь придется защищать волонтерам.

Виталий Кукса, журналист, служащий ВСУ; опубликовано в издании ТЕКСТИ

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при