Август 2014-го. Иловайск. Часть 3: Попытка деблокады «котла» 27-28 августа

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

... Штабы сработали позорно. Марш обеих групп был неорганизованным. Украинские части потеряли много времени и не смогли с ходу вступить в бой. Противник заранее обнаружил обе группы и уничтожил. Тем не менее, много солдат 92-й бригады и 42-го батальона пытались, как умели и могли, выполнить свой долг.

Тела некоторых из них до сих пор не идентифицированы ...

(Начало: Август 2014-го. Иловайск. Часть 1; Август 2014-го. Иловайск. Часть 2)

В последние дни в прессе появилось немало материалов и интервью об иловайских событиях, в которых освещается позиция преимущественно руководителей и представителей Вооруженных Сил Украины. Основной лейтмотив этих публикаций: Иловайская операция проводилась прежде всего руководством МВД и еще какими-то политиками-«энтузиастами», и Вооруженные Силы в ней были задействованы «постольку-поскольку». Кроме того, из этих публикаций складывается впечатление, что привлечение военных частей на помощь добровольческим батальонам было чуть ли не частной инициативой командующего Сектора Б генерала Руслана Хомчака.

Начальник Генерального штаба ВСУ генерал-полковник Виктор Муженко в одном из интервью утверждал, что на 1-2 сентября готовилась операция по деблокаде «иловайского котла» силами 79-й, 95-й аэромобильных бригад. Точнее — отрядом общей численностью полтора батальона. Это — в лучшем случае — 1000 солдат. Однако при этом почему-то ни Муженко, ни другие почему-то не вспомнили о героической попытке деблокировать окруженных под Иловайском бойцов силами ротно-тактической группы 92-й бригады и сводного отряда 42-го батальона территориальной обороны.

Сделаем предположение: почему замалчивается эта история? Два вышеупомянутых подразделения находились в резерве штаба Антитеррористической операции. И отправились в сторону Иловайска именно по приказу штаба АТО. Этот факт в значительной степени ставит под сомнение утверждения некоторых генералов, будто Иловайская операция и последующая попытка деблокады окруженных — едва ли не частная инициатива руководства МВД и штаба сектора Б.

Фактически, еще 26-го августа руководством АТО начались приниматься меры для прорыва кольца окружения группы украинских войск, которая сосредоточилась между Иловайском и Многопольем. С этой целью с Харьковщины перебрасывалась целая бригада — 92-я, а из Краматорска — штурмовая группа 42-го батальона «Рух Опору». Некоторые военные и журналисты также утверждают, что в этой операции должна была быть задействована батальонно-тактическая группа 1-й отдельной танковой бригады (пгт. Гончаровское Черниговской области). Однако весь боевой состав бригады в то время находился на луганском направлении. Какое-то небольшое подразделение 1-й танковой действительно отправилось в район Иловайска, но оно вряд ли могло существенно повлиять на ситуацию.

По факту в ротно-тактической группе 92-й отдельной механизированной бригады было 276 бойцов, в отряде от 42-го батальона — 90. Всего — 366. Добавим к этому, что солдаты обеих частей, за некоторыми исключениями, еще ни разу не участвовали в боевых действиях. И они должны были вступить в бой с несколькими полнокровными батальонно-тактическими группами российских войск и диверсионно-разведывательными отрядами сепаратистов и террористов, количество которых исчислялась, очевидно, тысячами.

92-я отдельная механизированная бригада — это типичное для Вооруженных Сил Украины соединение, в котором еще в конце 2013 года находилось на службе менее 600 человек (включая женщин). Из них половина — на штабных и хозяйственных должностях. Большинство военнослужащих бригады — уроженцы Харьковской, Луганской и Донецкой областей, но случались также ребята из Сумщины и Полтавщины.

Крыло самоходно-артиллерийской установки с нанесенным на ней советским символом «Гвардия». Перед выездом в зону АТО символ пытались затереть, но до конца не смогли это сделать. САУ принадлежала 92-й механизированной бригаде и погибла во время обстрелов возле с. Войково (фото поисковика Павла Нетесова)

В марте 2014 года бригада, точнее — несколько сотен юношей-контрактников с несколькими офицерами — впервые была поднята по боевой тревоге. Охраняли гигантский арсенал оружия в Харьковской области. Затем бригаде поручили охранять границу с Россией. Опорные пункты были устроены вблизи населенных пунктов, но недели через две бригаду «выбросили» в чернозем — закапывать в полный профиль БМП и охранять мосты. Настроения среди военнослужащих бригады стремительно менялись: сначала на фоне крымских событий был патриотический подъем, затем, из-за отсутствия нормального снабжения и ливней — подавленность. Когда началась война в Донбассе, большинство ребят из Донецкой и Луганской областей прямо сказали своим товарищам, что в случае, когда бригаду отправят туда — они пойдут домой.

Возможно, наличие большого количества военнослужащих из Донбасса стало причиной того, что 92-я бригада была последней из всех соединений Вооруженных сил Украины, которая попала на войну. В зону АТО ее перебросили из Харьковщины лишь 24 августа.

Состав бригады — это отдельная тема. В течение лета в нее прибыло немало мобилизованных, но большинство из них, конечно — не хотело идти и войну. Контрактники также писали рапорты, в которых отказывались участвовать в боевых действиях на Донбассе. Что и не удивительно, учитывая происхождение солдат (из Харьковской области и Донбасса). Когда в середине августа встал вопрос о создании в бригаде сборного боевого отряда — батальонно-тактической группы, оказалось, что тех, кто пойдет в АТО, набирается чуть больше роты, но — меньше батальона. Всего 276 бойцов. Следовательно, из бригады была создана усиленная ротно-тактическая группа: четыре танка Т-64, три САУ, более десятка БМП и грузовики с горючим и боезапасом.

24 августа ротно-тактическая группа отправилась с места расположения бригады — из села Башкировка Чугуевского района Харьковской области, в сторону Днепропетровска. Большинство солдат — призваны по мобилизации 30-45-летние гражданские люди. Среди них было немало таких, кто не знал элементарных правил безопасности обращения с оружием. Ехали с патронами в патроннике автоматов, со снятыми предохранителями, с направленными друг на друга дулами. Контрактников в ротно-тактической группе было немного: несколько десятков пехотинцев, члены экипажей танков и САУ, бригадная разведка.

Лишь 27-го колонна добралась села Комсомольское Старобешевского района Донецкой области. По дороге систематически ломалась техника. Вечером того же дня ротно-тактическая группа остановилась на грунтовой дороге Новозаровка-Войково. На поле у дороги были видны воронки, что свидетельствовало о пристрилянности местности. Военнослужащие 92-й бригады не имели представления о задании, которое было поставлено их части, и удивлялись извилистому и сложному направлению маршрута: колонна все время кружила вокруг сел окольными путями. В местоположение ротно-тактической группы приехал УАЗ со штабными офицерами, в котором даже не выключали двигатель. Они о чем-то поговорили с командирами ротно-тактической группы и сразу поехали обратно.

Сгоревшая колонна ротно-тактической группы 92-й отдельной механизированной бригады между селами Новозаровка и Войково (фото поисковика Павла Нетесова)

Очевидно, ротно-тактическая группа 92-й бригады направлялась штабом АТО на прорыв линию фронта противника и освобождения войск, находившихся в районе села Многополье. Несмотря на то, что в нескольких километрах от места ночевки колонны — в селе Колоски, она должна была встретиться с группой 42-го батальона «Руха спротива», можно предположить, что конечной целью наступления было Кутейниково.

Несколько солдат-контрактников начали оборудовать окопы вдоль дороги, которые затем спасли жизнь многим ребятам, в частности — раненым. Когда наступили сумерки, в небе начал кружить беспилотник. Вслед за ним над полем повисла осветительная ракета. Примерно в 19-45 по колонне начали стрелять из минометов. Обстрел продолжался полчаса.

Появились первые убитые и раненые. Среди большинства солдат началась паника. Еще через 40 минут противник ударил ракетами — из артиллерийских систем залпового огня «Град». С лесопосадки бойцов начали расстреливать из пулеметов, а откуда-то с севера — из орудий. Стреляли с трех сторон начиная с 23-00 и до 5 утра 28-го августа.

Уничтоженный танк Т-64 и другая техника со склада 92-й механизированной бригады (фото поисковика Павла Нетесова)

Подавляющее большинство солдат 92-й бригады под время обстрелов побежала в поле — чтобы укрыться от минометов. Все они были деморализованы, некоторые — ранены и контужены. Голова колонны пыталась прорваться из огненного кольца в район Комсомольского. Очевидно, оно еще не было плотно занято противником. Один из военных журналистов позже описал этот прорыв следующим образом:

«Танки под командованием командира танкового взвода (лейтенант Ярослав Яровой, командиры танков — ст. С-т Николаев и старшина Банковский) подавили несколько огневых точек противника, уничтожили 1 БМД (взрыв БК) и подбили ещё один БМД противника. Танк под командованием лейтенанта Ярового выдержал три попадания, затем остановился, загорелся, после четвертого попадания взорвался БК, экипаж в полном составе успел эвакуироваться до взрыва, вышел к своим в г. Мариуполь.

САУ вышли на работу „прямой наводкой“, отработали по нескольким огневым точкам, были подбиты, экипажи эвакуировались (в госпитале). Командир батареи подполковник Игорь Метенко, старший офицер капитан Владимир Царев, замполит майор Федор Шевченко, командиры орудий Иван Гузенко, Артем Звоненко вели огонь до конца, и стреляли, пока противник не подбил машины. Офицеры и сержанты получили серьезные ранения, Артем Звоненко с экипажем пропал без вести».

Осколочные гранаты (ОГ-9), которые использовались диверсионно-разведывательными группами противника. Выстрел осуществлялся из ручного гранатомета (фото поисковика Павла Нетесова)

К этому эпизоду мы еще вернемся; но прорывались не танки, а только один танк и три САУ. Другие три танка были брошены на дороге, на которой расстреляли колонну.

Фактически, в течение ночи ротно-тактическая группа 92-й механизированной бригады была уничтожена. Большинство техники было сожжено или просто брошено прямо на поле своими водителями и экипажами. В конце концов из ловушки в направлении Комсомольского вырвались только два БТР с несколькими офицерами и разведчиками бригады. Утром 28-го августа начальник штаба бригады на двух БТР вернулся на место расстрела ребят и под огнем диверсионно-разведывательных групп смог эвакуировать всех раненых (один из них умер в пути — так и не доехав до медиков). Тела восьми погибших остались на месте боя.

На помощь группировке, окруженной в Иловайске, была также отправлена штурмовая группа из 90 военнослужащих 42-го батальона территориальной обороны «Рух спротив». Этот батальон был сформирован в течение июня-июля 2014 года в Кировограде. Большое количество мобилизованных в батальоне составляли сержанты запаса, бывшие контрактники, участники миротворческих операций. С 4-го августа 2014 батальон нес охрану базового лагеря штаба АТО в г. Краматорске. Когда ситуация на всех участках фронта ухудшилась, командование начало формировать из военнослужащих батальона отдельные группы, одна из которых принимала участие в боях под Дебальцево, а другая — была отправлена ​​в Иловайск.

Ночь накануне ребятам пришлось спать на цементном полу краматорского аэропорта — выходить на улицу запрещалось, ибо вот-вот должен был поступить приказ о выступлении в поход. В 9 утра 27-го августа группа 42-го батальона загрузилась в три вертолета Ми-8 и прибыла в село Березовое Марьинского района Донецкой области. Здесь располагался базовый лагерь батальонно-тактической группы 51-й механизированной бригады. Штурмовой группе добавили 2 БМП и несколько грузовиков из состава 51-й механизированной бригады. Колонна отправилась на Докучаевск, а оттуда — полями в направлении сел Колоски и Шевченко, где, очевидно, должна была встретиться с ротно-тактической группой 92-й отдельной механизированной бригады.

Колонна шла окольными путями целый день под периодическим обстрелом диверсионно-разведывательных групп противника из автоматов и минометов. Ночь с 27 на 28 августа наостигла группу на подсолнечном поле неподалеку от дороги с. Новокатериновка — с. Колоски. Один из бойцов батальона, Владимир Донос, позже подробно описал произошедшее ночью и утром:

«Ехали на „Урале“, впереди и сзади БМП, но первый БМП заглох еще в пути. Пробовали ремонтировать, где-то около часа стояли. Пока чинили, начался прицельный обстрел из минометов ... Надо было бежать, а кому-то неисправный БМП оставлять не хотелось, так мы его взорвали. Катались потом полночи, такое впечатление, что нашим врагам сообщали, где мы находимся. Хотя телефоны были выключены, а аккумуляторы выняты.

Когда мы сделали круг и начали петлять, преследование прекратилось. Поздно вечером мы заехали в подсолнечное поле и там стояли часов до четырех. И тогда минометный обстрел возобновился. У нас было двое раненых, ни у кого не было аптечек. У одного осколок в локте, а у второго было перебито бедро и венозное кровотечение. Еще когда мы собирались в дорогу, я подошел к нашему начмеду и сказал, что у нас нет ни сумки, ничего ... Правда и неправдами сам выменял индивидуальные перевязочные пакеты — натыкал их себе в разгрузку вместо патронов.

Этими материалами и обмотал ребят. Тому бойцу с ногой потребовалось шина, но ее не было. Попросил других выломали палку и накрыл его плащ-палаткой».

У санитара не было ни одного обезболивающего, поэтому ребята постоянно кричали от боли: «У одного из бойцов был тюбик с обезболивающим. Выменял за день до этого у другой группы в обмен на гранату. Мы вкололи тому парню, у которого кости из бедра торчали».

Бойцам сообщили, что машина с ранеными больше не поедет. Всех перегрузили в другой автомобиль. Все, кто остался, — сели на последний БМП. Только вскочили, а колонну начали обстреливать из минометов из засады. Все выскочили на открытый участок и попали под открытый огонь с обеих сторон.

«Я потом с нашими ребятами общался, они говорили, что мы в такую ​​передрягу попали, что капец ... Машины веером пошли в разные стороны, чтобы хоть немного спастись. Начали стрелять и сами в обе стороны, когда видели что-то подозрительное».

Колонну 42-го батальона обстреливали примерно в 4-00 — 5-00, затем — около 7-00 — 8-00, и, наконец, финальный обстрел, в результате которого Владимир Донос был ранен, произошел примерно в 9-00 — 9-30 28-го августа.

Подавляющее большинство бойцов из батальона было деморализовано. Но — не все. К месту расстрела группы из района села Новозаровка (а это — всего несколько километров полями) добрался один из солдат-разведчиков 92-й механизированной бригады — Владимир Усенко. Наверное, он хотел привести солдат из 42-го батальона на помощь части. По крайней мере, какая-то небольшая группа бойцов 42-го батальона осуществила попытку пробиться в сторону Новозаровки. К сожалению, сам Владимир Усенко и еще трое бойцов 42-го батальона погибли от очередного взрыва мины там, где был ранен Владимира Донос.

«Урал», рядом с которым погибли 4 бойца 42-го территориального батальона (фото Павла Нетесова)

По меньшей мере, две грузовые машины «Урал» с бойцами двигались в сторону расстрелянной колонны 92-й бригады. Вдогонку машинам бросились вражеские броневики (очевидно, это были боевые машины десанта — БМД). Один из грузовиков был подбит. Ребята успели выскочить из «Урала».

Четверо были тяжело ранены. К сожалению, они все остались на том поле и умерли от потери крови. Второй «Урал» бронемашина противника догнала через несколько сотен метров и расстреляла из пушки. Двое бойцов, которые были в кабине водителя, сгорели. Один из них предварительно идентифицирован. Однако семья категорически отказывается верить в то, что он погиб. Второй, увы — до сих пор не установлен.

29 августа 2014 года до Волновахи, где находились украинские войска, добрались лишь 12 бойцов из 42-го батальона. Остальные попала в плен или погибли. Большинство из пленных составляли раненые.

Судьба подавляющего большинства бойцов 92-й механизированной бригады длительное время оставалась неизвестной. 28-го августа из района разгрома колонны 92-й бригады вырвалась группа бойцов на двух БМП с ранеными — не более 60 человек. Буквально вслед за ними шли отряды кадыровцев и российские регулярные войска. Значительная часть украинских солдат пошла на Новокатериновку — и это была их роковая ошибка. В Новокатеринивке противники захватил 180 пленных из разбитых колонн. Позже почти всех их отпустили домой.

По состоянию на середину сентября 2014 года оставалась неизвестной судьба 30 бойцов из 92-й бригады. Другие вырвались из окружения, были вывезены ранеными или вернулись из плена. Большинство из этих 30-ти, в конце концов, нашлось. По состоянию на сейчас точно известно о гибели 11 военнослужащих. Судьба еще двоих неизвестна. В 42-м батальоне — девять погибших и еще один считается пропавшим без вести, хотя предварительно он установлен по тестам ДНК (как уже отмечалось, семья не верит в утрату).

Грузовик, расстрелянный вражеской бронемашиной. В нем поисковики нашли двух погибших: один не идентифицирован, а в смерть другого семья не верит (фото Павла Нетесова)

28-го августа в села Новозаровка и Войково прибыли российские «специалисты» и сепаратисты. Села как подменили: местные начали выдумывать небылицы, будто в колонне ехали «то ли поляки, то ли румыны», которых «по ошибке» расстреляли добровольческие батальоны. Рассказывали также, будто расстрел произошел для того, чтобы «забрать внутренние органы».

Эти глупости поддерживали не только простые люди, но и председатель одного из поселковых советов ... Но второй председатель поселкового совета (уже немолодая женщина) собрала местную интеллигенцию — завуча школы, врача, еще нескольких неравнодушных людей, и через несколько дней после боя голыми руками похоронила восемь погибших бойцов в выкопанных прямо рядом со сгоревшей техникой могилах. Этот поступок стоил женщине сердечного приступа. Искренне надеемся, что этот человек жив и здоров.

В тему: Иловайск. Эксгумация. Итоги

Солдат хоронили уже после того, как их, а также истерзанную технику ограбили местные жители. Особенно — дети. 1 сентября на «первый звонок» несколько детей пришли с мужскими золотыми украшениями и ... гранатами. Учителям школы пришлось обратиться к российским военным, которые в то время находились в селе — чтобы они забрали у детей смертоносное оружие (сторонники сепаратистов вели себя не совсем адекватно, а потому помощи от них ждать было нечего).

В сентябре 2014 года на местах гибели военнослужащих 92-й бригады и 42-го батальона работали поисковики из миссии «Эвакуация-200» («Черный тюльпан»). Местные жители показали могилы 8-х погибших военнослужащих, а также передали видео, записанное на мобильный телефон, на котором заснята колонна ротно-тактической группы 92-й бригады через день после разгрома. Как оказалось, несколько единиц техники, фигурирующих на видео, сепаратистам удалось починить и забрать для своих целей ... Очевидно, эта техника затем воевала против наших же солдат. Не исключено — с той же 92-й бригадой, солдаты которой неоднократно отметились в боях осени-зимы 2014 года, а также — в 2015 году.

Поисковики воочию видели 7 БТР, танк Т-64 и 5 грузовиков — сожженных противником. Еще 2 БТР, 2 танка и 5 грузовиков, которое фигурирует на видео местных жителей, попали в руки сепаратистов. Остается только удивляться тому, что при таких потерях в технике было только 8 погибших.

Схема с расположением на дороге между селами Новазаровка и Войково разбитой техники 92-й бригады, которую видели воочию поисковики (без техники, которая была отремонтирована и забрана сепаратистами. Схема Павла Нетесова)

Разыскивая останки погибших, поисковики побывали также на поле, на котором, с одной стороны — были взорванные танк Т-64, САУ и валялись остатки беспилотника израильского производства, а с другой — два сожженных «Урала». Рядом с САУ были найдены фрагменты погибшего, идентифицировать которого пока не удалось.

Рядом с «Уралом» — шесть тел, четыре из которых уже давно идентифицированы и захоронены. Это были те же грузовики, на которых бойцы 42-го батальона пытались прорваться в сторону колонны 92-й бригады.

Фрагменты танка Т-64 и САУ после взрыва боекомплекта (фото поисковика Павла Нетесова)

Очевидно, Т-64 и САУ принадлежали к взводу Я. Ярового, показания о бое которого уже были приведены. Что касается беспилотника израильского производства, то он, скорее всего — принадлежал российским военным. Именно такие беспилотники находятся на вооружении вооруженных сил Российской Федерации. На соседнем поле была найдена еще одна взорванная САУ 92-й бригады. Но, к счастью, останков погибших там не было.

Обломки беспилотника израильского производства (фото поисковика Павла Нетесова)

Судьба колонн ротно-тактической группы 92-й бригады и 42-го тербатальона оставалась несколько дней неизвестной не только для родственников, но — и для штаба АТО. На эти войска украинское командование продолжало рассчитывать даже 29-го августа. Так, бойцы батальона «Донбасс», которые вели в тот день бой в окружении в селе Червоносельское, несколько раз звонили Семену Семенченко, который говорил, что им на помощь идет ... 92-я бригада!

В истории с разгромом ротно-тактической группы 92-й бригады и отряда 42-го тербатальйону повторились те же ошибки, предполагалось украинское руководство (политическое и военное) с первых дней АТО: необученным и неопытным резервистам дали смертоносное оружие, которым они даже не умели пользоваться. И прислали прямо в ад ... В общем, задачи, которые должны были выполнить эти две части, были непосильными для них. Такие задачи могут выполнять только хорошо обученные профессиональные войска. Тем более, когда врага — вдвое больше.

Читайте также: Иловайск. Эксгумация. Итоги

Если оценивать деятельность штабов — то они сработали позорно. Марш обеих групп был неорганизованным. Они двигались в район сосредоточения для контрнаступления у села Колоски (к югу от Кутейниково) различными путями. Вместо считанных часов, каждая из групп потратила на марш целый световой день 27-го августа.

За это время обе колонны, непрестанно петляя по сельским дорогам Донетчины, не могли не заметить разве что слепые. Конечно, можно называть и другие причины провала операции. Но главная из них — украинские части потеряли много времени и не смогли с ходу вступить в бой. Противник заранее обнаружил обе группы, и затем комбинированными ударами — действиями диверсионно-разведывательных отрядов и артиллерийским огнем — их уничтожил.

Несмотря на все вышесказанное, много солдат 92-й бригады и 42-го батальона пытались, как умели и могли, выполнить свой долг. Тела некоторых из них до сих пор окончательно не идентифицированы.

Ярослав Тынченко, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электрон