«Беркут» избивал не нарушителей, а всех подряд и с особым цинизмом

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   «Беркут» избивал не нарушителей, а всех подряд и с особым цинизмом

Спецподразделение милиции не ловило провокаторов и хулиганов во время беспорядков: они избивали всех киевлян, а журналистов намеренно калечили. Когда-то элитное подразделение превратилось в банду моральных уродов и садистов. Воскресные события у Администрации Президента глазами случайных свидетелей и медиков.

В восресенье на Майдане, впервые с 2004 года, собрались сотни тысяч людей. Называют цифру от 500 тысяч до одного миллиона. Акция на главной площади страны прошла спокойно, а вот чуть выше — у здания Администрации Президента Украины, развернулась настоящая война, рассказывают очевидцы.

Молодые люди в масках и с дубинками, цепями и камнями в руках вступили в схватку с «Беркутом». На Банковой в обе стороны летела брусчатка, шумовые и световые гранаты, взрывные пакеты. К этим радикально настроенным лицам присоединились и некоторые из митингующих, находившиеся рядом.

Фото: Макс Левин /  lb.ua

Фото: Макс Левин /  lb.ua

Другие пытались быстрее покинуть опасную зону. Удалось это не всем. Когда атаковал «Беркут», рассказывают свидетели происшествия, досталось всем, кого смогли догнать. Были люди, которые пытались прекратить драку. Вследствие жестоких столкновений пострадали несколько десятков человек. Преимущественно имели переломы рук, ног и ребер, и разбитые головы.

Фото: Александр Ратушняк

Фото: Александр Ратушняк

Первую помощь им оказывали мобильные медицинские группы, а уже потом доставляли их к каретам скорой помощи. Поскольку медикам-волонтерам приходилось работать просто в эпицентре столкновения, некоторые из них тоже получил ранения.

Сейчас известно о более трех десятках пострадавших журналистов. Они рассказывают, что бойцы «Беркута» не обращали внимания на журналистские удостоверения и били или еще сильнее после этого, или ломали аппаратуру... Медиа-тренер и журналист из Одессы Зоя Казанжи составляет онлайн-список пострадавших журналистов. Сейчас в нем — 36 человек.

В тему: «Беркут» с животным удовольствием избивал журналистов на Банковой (список пострадавших)

Журналисты газеты «День» пообщались с очевидцами событий под АП — мирными митингующими, которые случайно туда попали, и медиками.

«КОГДА „БЕРКУТ“ БЬЕТ ПО ЩИТАМ ДУБИНКАМИ — ЭТО ОЧЕНЬ СТРАШНО»

Кристина КОЛЯДА, редактор программы «Репортер» на Новом канале. На Майдан пришла как гражданин, а не по редакционному заданию:

Кристина КОЛЯДА, редактор программы «Репортер» на Новом канале. На Майдан пришла как гражданин, а не по редакционному заданию:

— Мы просто гуляли с друзьями и коллегами по Майдану, прошли колонной от университета, замерзли, решили выпить кофе. Пока ждали горячий кофе, успели прочитать в соцсетях, что на Банковой — какой-то хаос. А мы — журналисты, а там еще и наши коллеги были, которые приехали сюда с редакционным заданием. Мы побежали туда, а там как раз начали бросать шумовые гранаты и распылять слезоточивый газ...

На улице Институтской, прямо на углу с Банковой, какой-то неразумный водитель оставил припаркованным свой джип — за ним мы и прятались. Потому что таких отбегов было несколько. Народ выгнали с Банковой, но он остался на Институтской... И только мы выходим из-за машины, как люди снова начинают бежать, вырывать деревья из земли. К нам чудом едва не долетела вырванная из тротуара брусчатка. Это была жесть. Никогда не думала, что буду участвовать в чем-то подобном. Люди проходили мимо с разбитыми головами, с палками, битами, цепями в руках.

Еще и мобильная связь пропала: нам никто не мог дозвониться, мы никому тоже. Мы всем хотели сказать, чтобы не шли туда, а у нас все хотели узнать, живы ли мы, целы ли... В общем, мы к счастью не пострадали, только надышались газом. Вообще этот газ — странная штука: печет главным образом нос, хотя мы дышали через маски, но они не очень помогают.

Я думаю, это была провокация. Люди были подготовлены: в шлемах, с битами в рюкзаках, провокаторы не называли журналистам — кто они и откуда. Провокаторы организовано бросали камни в «зеленых», совсем юных курсантов, (думаю, человек 50 ранили), к тому же лупили журналистов и людей, которые пытались защитить этих курсантов.

На некоторых были куртки с символикой конкретной партии, у других — на рукавах другая национал-радикальная символика. Они же и стащили Порошенко с трактора и собирались этим трактором давить курсантов. Люди ложились под трактор, чтобы провокаторов не задавили курсантов. Те, кто был просто злым и пытался драться с «Беркутом», спонтанно проявляя свою злость, вырывали деревья, ломали скамейки, брали камни с мостовой, а эти были готовы заранее.

Журналисты, которые там были, как один говорят — это спланированная провокация. Журналистам там было несладко. На то, что это журналист, не обращали никакого внимания, особенно били операторов... А мы еще наивно держали все время в руках наши пресс-карты! Ха! Сейчас это просто смешно...

И когда «Беркут» бьет по щитам дубинками — это очень страшно. Черные каски беркута и то, как они бьют дубинками по щитам, когда идут на людей — будет сниться мне в кошмарах.

«ДО СИХ ПОР САМОЕ СТРАШНОЕ ОРУЖИЕ — ПАНИКА»

Кристина КОЛЯДА, редактор программы «Репортер» на Новом канале. На Майдан пришла как гражданин, а не по редакционному заданию:

Татьяна МУХОМОРОВА, журналистка:

— Пришла на Майдан. Вскоре мне позвонили и сказали, что на Банковой драки с провокаторами. Оставила телефон друзьям у забора и полезла с фотоаппаратом в толпу. Там были молодые люди, сами не могли даже шеренги держать, бестолковые. Только разбрызгивали газ — они вместо того, чтобы присесть, бежали! Едва не сбивая журналистов и не слыша криков «стоять». То есть, те, кто сегодня воевали (провоцировали) под АП, были очень дезорганизованными. Хотя была группа профессионалов, которая часто кричала им, что надо делать, те не слышали и бежали.

Когда пошел газ, то сначала пахло чем-то даже сладеньким, но противным. Я приседала и пряталась, пробиралась вперед. Далее внезапно пошли в ход шумовые и световые гранаты. Это просто абзац! Вот когда страх сковал, потому что, правда, было впечатление, словно это были боевые гранаты.

Файеры летали как со стороны «Беркута», так и у них. Но было ясно, что им просто не давали команды начать штурм. Далее последовала новая волна газа, тут меня и накрыло: сразу море слез, ничего вообще не видела, все пекло дико.

Пробралась назад, отошла к стене и тут бойцы вышли, выстроились, и в одну секунду вдруг сорвались и помчались на нас! Мужчине, который просто развернулся с поднятыми руками, пробили шлемом лоб. Помчались дальше, подруга упала и ее чуть не затоптали, едва успели вырвать ее. Мы выбили шлагбаум, понеслись через двор в Кабмин. «Беркут» бил всех, кто только попадался. Под Кабмином уже перевели дыхание и начали ловить воздух. А вот после газа до сих пор пекут нос и глаза.

Думаю, начали все это провокаторы, а к ним уже присоединились те, кто были злые и жаждали крови. До сих пор самое страшное оружие — паника. Когда «Беркут» понесся, то страшнее всего были молодые ребята, которые сносили всех и вся. Сейчас (по состоянию на час ночи) под АП построили границу из щитов, создав чистое расстояние до «Беркута» — наконец, мирно. Но надолго ли?

«КОГДА „БЕРКУТ“ ПОШЕЛ В АТАКУ, ОН БИЛ ВСЕХ БЕЗ РАЗБОРА»

Геннадий ДРУЗЕНКО, юрист, специалист по европейскому и конституционному праву, руководитель практики «Право ЕС»

Геннадий ДРУЗЕНКО, юрист, специалист по европейскому и конституционному праву, руководитель практики «Право ЕС»

Я не медик — я юрист. Но моей инициативой было создание мобильных медицинских групп. Мы дали объявление в соцсети Facebook, купили белые футболки, на которых нарисовали красные кресты. И уже на следующий день вообще набралось около 50 мобильных медиков.

Были сформированы группы по три человека, среди которых обязательно должен быть практикующий врач, то есть человек с высшим медицинским образованием. Второй человек — самое меньшее с неполным высшим в качестве санитара или сильный мужчина, способный выносить пострадавших.

До Майдана мы дошли практически без приключений. В здании КГГА нам удалось спасти несколько окон, ведь бить человека в белой майке с красным крестом у этих молодчиков рука все-таки не поднималась. Когда мы уже стояли на Майдане, то получили сообщение с Банковой, что там срочно нужна наша помощь.

Мне удалось привести туда несколько групп. Одна из них расположилась в здании по адресу: ул. Банковая, 6-8. Я при случае хочу поблагодарить Службу государственной охраны, которая открыла дверь и разрешила там создать фактически походный госпиталь. Они проявили понимание и человечность.

Вторая мобильная группа медиков расположилась в начале Банковой, во дворике. Сразу после того я помогал своему другу Александру Солонтаю останавливать бульдозер, который ехал прямо на внутренние войска. И нам удалось его остановить. Я увидел цвет нашей нации, в том числе и Сашка Положинского, который повел себя как герой. Затем туда уже пришел и Петр Порошенко.

В тему: Провокаторы (?) у здания Администрации Президента на Банковой. Обновлено

Я увидел, что там не было проплаченных «титушек». Там были просто люди — глупые, радикальные и молодежи — которым нужна революция. Условно говоря — это было стадо без пастыря. У этих людей есть своя правда: что режим Януковича нельзя сбросить дискотеками. Оппозиция людям не предложила четкий план действиям, не скоординировала людей, в том числе и радикально настроенную часть общества, которая хотела результатов немедленно. Поэтому такие события под АП стали прямым следствием этого.

Кроме тех, кто пострадал от слезоточивого газа, было много раненых, некоторые — тяжело. С разбитыми головами от дубинок «Беркута», окровавленными ногами — от осколков шумовых и световых гранат. Медики оказывали первую помощь, а также выводили или выносили тяжелораненых людей к каретам скорой помощи. Но хуже стало, когда «Беркут» пошел в атаку. Одним из первых наших пациентов был журналист Мустафа Найем, который не только надышался газом, но и получил от бойцов дубинкой по голове.

Еще один человек кричала бойцам «Не бейте — я из Крыма, я корреспондент», но его побили, и очень жестоко. К нам он попал практически весь истекая кровью. Были люди с переломами рук и ног, ребер. Но больше — с травмами головы. Когда «Беркут» пошел в атаку, он бил всех без разбора. Попал к нам и один бездомный, который, наверное, уже никогда не будет видеть одним глазом — ему проломили череп. За что его избили?

Мне кажется, мы выполнили свою миссию весьма успешно. Мы имели четкий план действий. Сегодня мобильные санитарные группы продолжают свою работу в городе. Вы их легко узнаете по белым футболками с красным крестом.

— 

Мария Семенченко, опубликовано в газете «День»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com